Диана Шпоркина

СТРАНИЦЫ   1 ..... 2 ..... 3 ..... 4 ..... 5

НОСТАЛЬГИЯ

 

Зимою скучно, серо и уныло…

Природу бесполезно умолять –

Всё, что замерзло и уже остыло,

Периною пушистой укрывать.

 

А раньше снега было – до окошек,

И крыши как мостки, что на реке,

В сугробах белых утопали кошки,

Потом сушили хвост на ветерке.

 

И с горок от саней дробились звуки,

И смеха искры множились вокруг...

Бывало, замерзали ноги, руки,

Но горевать нам было недосуг.

 

И мы летали с этих самых горок,

Порой ныряли головой в сугроб,

Чертили острыми полозьями узоры,

Взметая за собой метельный сноп.

 

Сейчас площадки детские пустые,

Здесь не услышишь смеха и игры –

Все по домам – хранят, как часовые,

Свои смешные виртуальные миры.

 

Мы жизнь обозреваем из окошка,

Где только окна темные видны,

И я себе завидую немножко –

Той девочке из сказочной зимы.

 

 

*** 

Какие нежные слова…

С чего бы это…

Как будто новая глава:

«Вернулось лето».

Но и природу обмануть

никто не в силах –

Нам не найти тот прежний путь,

где не случилось.

И если даже реки вспять,

и небо с градом,

Мы всё равно не сможем встать

сегодня рядом.

Какие грустные слова,

где нет исхода…

Природа, видимо, права,

сменив погоду.

И всё, что солнце нам пошлет,

а лето сможет,

Метель усердно заметет

и уничтожит.

 

 

 ЛЮБИМЫЕ НЕ ИСЧЕЗАЮТ

 

Запоминаю все детали,

Как будто код беру навечно,

Чтоб в никуда не исчезали

Слова любви и радость встречи.

 

Код может помнить то, что было –

Восторг прикосновения рук,

Магнит страстей, желаний силу,

И страх отчаянных разлук.

 

Когда захочется проститься,

Он чувства оживит внутри –

Душа влетит знакомой птицей

И всё, что было, повторит.

 

Любимые не исчезают,

А продолжаются в других…

И каждый день душа страдает,

Как будто любит за двоих.

 

Каким-то божьим провидением

Хранится память тех следов,

Что возвращают нам значение

Любимых рук, и глаз, и слов…

 

 

ОСТОРОЖНОСТЬ

 

Как мы порой бываем осторожны –

Ступаем тихо, чтобы не будить

Единственную яркую возможность

Достойно наше время пережить.

 

Но не всегда с закрытыми глазами

Мы сможем мир спокойно принимать,

Потом он нам докажет со слезами –

Ценнее то, что следует отдать.

 

И что бы ни случилось, нужно жить –

Немым, больным, голодным и незрячим,

Иначе мир сумеет отплатить

Холодной, безразличной, вялой сдачей.

 

А осторожность с трусостью лишь схожа,

Когда как страус – головой в песок,

А мир обозревает лишь задок,

Который ничего понять не сможет.

 

 

ВЕРНОСТЬ

 

Ах, если бы мне снова два крыла

И заново пройти судьбу с начала –

Я так же бы любила и страдала,

И никого отвергнуть не смогла.

 

Пусть ничего уже не повторится,

Ни день осенний, ни желание встреч,

Но есть надежда прошлое сберечь,

Переложив в стихи слова и лица.

 

А то, что помогало мне понять,

Что обещало райское блаженство,

Манило непонятным совершенством –

Все заново сегодня открывать.

 

И что бы мне звезда ни предсказала,

Я прошлому не в силах изменить…

Я сберегла бы жизни этой нить

И ничего в судьбе не поменяла. 

 

 

МЕТЕЛЬ НЕ РАЗВЕСТИ РУКАМИ…

 

Что бы хотелось удалить

Из этих дней под снегопадом,

Так то, что мне забыть бы надо,

И то, что не могу забыть…

 

Трепещут белые полотна

Снегов метельных по дворам,

Где так сегодня трудно нам,

А им, без прошлого, вольготно…

 

Снега приходят каждый год

И тротуары застилают,

И ничего о нас не знают,

В них страх потери не живет…

 

Я не хочу мириться с этим

И исключаю белый цвет,

Что как фантом – то есть, то нет,

Но он слепит холодным светом…

 

Слова слышны все реже, тише –

Метель не развести руками…

Я чувствую, как под снегами

Любовь моя почти не дышит…

 

РАЗГОВОР О ПОЭЗИИ

 

Она сказала, твердо в это веря:

«Поэты и стихия – неразлучны…» –

И будто ветром распахнула двери,

Где стало видно грозовые тучи.

 

Луна светила чисто иллюзорно,

Как будто вторила ее словам…

А мне казалось аксиома спорной,

Считала – не понять сегодня нам.

 

Стихия – это то, что всё сметает,

Уносит, разбивает, жжет и бьет.

Стихия – если сердце замирает,

Когда беда или разлука ждет,

 

Когда уносит мысли в бесконечность,

А на земле осколки лишь живут…

Стихия – то, что жизни нам калечит

И отбирает теплый наш уют.

 

Так неужели всё это похоже

На мир Поэзии, на взгляд ее святой?

Возможно … – если ощущаешь кожей

И если надрываешься душой?

 

Когда глаза слепит и голос гаснет,

Не в силах даже слово повторить –

Поэт бывает ко всему причастен,

Поскольку не умеет не любить.

 

Горит огонь – и он его заметит,

Пусть даже пламя сердце опалит –

Потом он эту рану сам залечит,

Она его стихами отболит.

 

В стихии музыки – поэзии в избытке –

Природа звука к ней благоволит…

Поэт в оркестре, как смычок у скрипки –

Чуть тронул – отзовется, зазвучит.

 

Права провидица, сама ведь поэтесса,

Пожалуй, что стихия их конёк –

Ничьи не соблюдая интересы,

О многом могут преподать урок…

 

Читаешь, и душа им часто вторит,

Отбросив неприглядный сор и муть…

Пожалуй, я не буду больше спорить,

С поэтом продолжая этот путь.

 

 

ЕСЛИ ОНА – ЛЮБОВЬ…

 

Мчится по перегонам чувств моих суета,

Снова душа бездонна, но как вагон пуста.

Снятся опять обрывы прошлой моей судьбы,

Будто еще мы живы, но на краю беды.

Все замело порошей – глаз не открыть уже,

Всё, что сегодня, с прошлым борется на меже.

Шаткое состояние, дышит в лицо вопрос:

Сколько их, расставаний? Долго ли под откос?

Сможем ли, словно птицы, страхи преодолеть,

В небо однажды взвиться, что-то еще пропеть

И высоты напиться, и убедится вновь – 

Нет у любви границы...если она – любовь.

 

 

ПРОЩАНИЕ С ПРОШЛЫМ

 

Когда мне прошлое увидится понятным,

и увлекает, и наводит грусть…

Я не напрасно этого боюсь,

когда вернуть его хочу обратно.

Как просто, вроде, жизнь перечеркнуть

и заново ступить в ручей знакомый,

Где нет ни бликов, ни камней, ни грома,

и даже воды изменили суть.

Но хочется, как прежде, наклониться,

увидеть то же небо, тот же цвет,

А видишь только собственный портрет

и чьи-то проступающие лица.

Терять надежду – худшее из зол,

но время, как всегда, необратимо

Уносит вихрем всё, что было, мимо.

Удачлив тот, кто что-то в нем нашел.

Но стоит ли? Спросить еще посмею…

У каждого свой груз и лет, и сил…

И если случай в прошлом всё решил,

                То видно Бог признал его затею.

 

 

***

Сегодня грустно, даже без причины,

Хотя все на поверхности лежит –

Кто чувством женщины не дорожит,

Тот не достоин звания мужчины.

Он много, много будет говорить

И обволакивать тебя словами,

Но мы же взрослые сегодня с вами,

Нам есть с чем это марево сравнить.

 

И трудно мне – я поняла причину,

Хотя ответ давно во мне болит –

Коль женщина любовью дорожит,

Должна стараться оценить мужчину.

Мы по уму встречаем, как известно,

А провожаем по поступкам все же –

И тот, кто любит, он всегда поможет,

Не потому что благодарность лестна.

 

Прозрела я и, видимо, напрасно:

Мы ждем поступков от своих мужчин –

Они же знают тысячи причин,

Не видеть то, что кажется нам ясным. 

 

 

***

 

Когда захочет Бог нас наказать,

Он возвращает то, что не забыто,

Что может лишь страдания отдать,

Как будто рана старая открыта…

 

Чья в том вина, что это не случилось?

Уверены ли вы, что так и быть должно?

Где было взять неведомые силы,

Чтобы навстречу не открыть окно!?

 

Чтобы простить и выдохнуть спокойно,

Без боли в сердце рану исцелить…

Не поздно ли ответить вам достойно,

Поверить ровно так, как полюбить?

 

Когда любовь уже не может слышать,

То равнодушие посылает нам,

А ваши строки новой силой дышат,

Назло всем недотрогам и ханжам.

 

Нет, я открою окна, что бы ни сказали,

И небо опалю мольбою страстной –

Пусть снится сон, в котором нет печалей

О том, что мы не связаны опасно…

 

 

РАЗГОВОР С ПОЭТОМ

 

Слова, слова… И в чем их назначение?

Красиво кружева из рифм плести?

А аура любви, её свечение,

Что может прямо к Богу унести?

 

Но может и убить, я это знаю,

И небо разорвать напополам…

Мы с ними радуемся и страдаем,

И, как поэту, все известно вам.

 

Душа и слово связаны в едино,

И каждый вздох, как новая глава,

Как вышитая чувствами картина,

Как истина, которая права.

 

Нельзя их разделить и «вышить» снова,

Душа немая – будто не живет,

Она как воздух для любого слова,

Как крылья, что поднимут их в полет.

 

Но помню и ожоги слов жестоких,

Когда они как ястребы клюют…

Слова порой имеют силу тока,

Когда по строкам трепетным бегут…

 

Слова, слова…всего лишь только слово,

И, согласитесь, их нелегкий путь.

Я много знала слов, их страшную основу,

И их всепобеждающую суть. 

 

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ НОВОГО ГОДА

 

Год начинался от туманов,

С потухших окон и дорог,

Как будто насулив обманов,

Их оправдать пока не мог…

 

Стелилась тишина по крышам,

Усталый день еще дремал –

Он ничего еще не слышал

И ничего не предвещал.

 

Игрушки с елок издавали

При ветре нежный перезвон,

И будто древние скрижали

Хранили памятки времен.

 

Два Года оказались рядом,

Держали жизни нашей нить,

Чтобы невинным снегопадом

Всё, что чернело, отбелить…

 

Я не спала – я точно знала,

Что будет заново светло…

И всё прошедшее прощала,

Чтоб чистым снегом замело…

 

 

ПУСТЬ ПОЖАЛЕЮТ ОБО МНЕ…

 

Умеют женщины жалеть,

с тоской-печалью, со слезами,

Как песню нежную пропеть

простыми русскими словами.

И споры вовсе ни при чем

о том, что жалость унижает –

Не может зваться палачом,

кто, пожалев, и сам страдает.

А жалость родилась давно,

 её в России чтили свято –

Любовь и жалость, как одно,

нам были выданы когда-то.

Жалеть умели осторожно,

чтоб не обидеть, а помочь –

Жалеет, стало быть, не может

                          любовной боли превозмочь.

Жила в нас издавна примета:

                           что пожалел, то сохранил –

Семью, любимых, дом, заветы…

                            Жалел, а значит, умным был.

Вот и великий Ломоносов,

                           жизнь для России не щадя,

Не для себя имел запросы,

                           а для страны, её любя.

Но говорил слова простые

                           в той благородной старине:

«Когда умру, сыны России

                           пусть пожалеют обо мне».

 

 

***

Ушли дни праздников толпой,

Как табор яркий и веселый,

Остались снова мы с тобой

В дверях судьбы, как новоселы.

 

А там, в пространстве впереди,

Что уготовила природа?

Что за окном? Снега? Дожди?

Или желанная погода?

 

Чтоб ни было, но дни сегодня

Мы принимаем как подарки –

И этот вечер нежный, звездный,

И серп луны, и свет неяркий…

 

И тишину… Ну, наконец-то!

Мы погрузились в тишину…

Нас Новый год, кумир из детства,

Вчера настроил на волну,

 

Когда все было так возможно…

Когда поверили беспечно,

Что жизнь прожить совсем не сложно,

И что дорога бесконечна… 

 

 

НЕ УХОДИ…

 

Не уходи сегодня, не прощаясь –

Шаги твои я слышу и во сне…

Они во мне грохочут словно сваи,

Что дом возводят, чаще по весне.

 

Не умолкай, пожалуйста, не надо –

Мне неуютно в этот снегопад…

Давно не дышит Волга – с листопада

Там рыбаки над лунками сидят.

 

А каждая снежинка прилетает,

Чтобы стереть прошедшего следы –

Они напоминают птичью стаю,

Что осенью присела у воды.

 

Побудь со мной, и я тебе поверю,

Что есть любовь, и что она для нас…

Не уходи, закрой входные двери,

Чтобы огонь в лампадке не погас.

 

 

***

Молчать и не любить – жестоко,

Уж лучше пропасть и обрыв,

Чтобы сорвались всюду сроки

И охладили наш порыв.

 

Взлетишь… и прямо в ноги кручи –

Ни тягостных минут, ни дня…

Такой расклад, пожалуй, лучше,

По крайней мере, для меня.

 

Ответа ждать еще опасней –

Уж лучше сразу все забыть,

Чем боль предвидеть ежечасно

И будто облако любить.

 

Оно, известно, то растает,

То тучей станет грозовой,

То рядом низко полетает,

То вдруг нависнет над тобой…

 

С улыбкой, раз – другой, умчится,

Оставив запах летних гроз…

Как это всё могло случиться

Со мной и с нами – вот вопрос!?

 

 

***

Ханжество процветает,

                    души вокруг калечит,

Как сделать лучше – знает,

                          ставит рубцы, как в сече.

Можно, нельзя, терпимо –

              все это их стихия,

«Скромных» людей личина –

                  их словеса пустые.

Кто запретит смеяться,

Если смешное рядом?

Кто запретит подраться,

Видя косые взгляды?

Кто это смеет править,

рот затыкать с обидой,

Сердце другому ранить,

боли чужой не видеть?

Ханжество, как явление –

это порок развития,

Слабых изобретение,

зависти злой открытие.

Те, кто не смог, не смеет

маску сегодня снять,

Словно двуликий Янус,

силятся поучать.

 

 

ОЧАРОВАНИЕ

 

Сопротивление бесполезно,

Когда огни любви видны…

Перед восторгом этой бездны

Все наши доводы бледны.

 

Хватаешь воздух, понимая,

Что новый вдох уже не твой,

А через миг – ты птица в стае,

И жизнь становится иной –

 

Одно мгновение свободы –

И сладкий плен любимых рук,

Где растворяются невзгоды,

И нам считать их недосуг.

 

Поток судьбы опять торопит,

Грохочут годы по камням,

Но мы же птицы, и в полете

Так хорошо и вольно нам.

 

Забыто всё, что нас терзало,

Что предрекала нам природа…

Мы верим – всё в любви начало,

И нет печального исхода.

 

 

ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА

 

Нет, я его не понимаю!

И чувства видятся обманом…

Спешу открыться… и ступаю

На те же грабли, как ни странно.

 

Ещё виток по жизни пройден,

И новый пережит урок,

Но словно дань безумной моде –

Я снова там, где мой порок.

 

Страдаю,а меня не слышат!

И в глубине растет протест –

Зачем душа тревогой дышит,

Зачем несет тяжелый крест?

 

А может, отойти в сторонку,

Поставить ношу, отдохнуть,

Забыться памятью ребенка

И сократить нелегкий путь?

 

Но так любима и желанна

Идея – все же докричаться,

Чтобы сейчас не ныли раны…

А завтра… может и расстаться. 

 

 

АХ, ЛЕТО...

 

Холодными и темными ночами

Мы станем вспоминать о теплых днях,

О бликах рядом с первыми лучами

На розовых предутренних волнах…

 

Как луч зарю приманивал на землю,

Дремали цапли в соснах на гнезде,

И ветер чуть дышал, рассвету внемля,

Покачивая лодки на воде…

 

Нам росы собирали по крупицам

Алмазных переливов редкий дар,

А травы торопились им умыться,

Пока не вспыхнул солнечный пожар…

 

Мир оживлялся музыкой и смехом,

Дремота вяло таяла в лесах,

А по дорогам разносилось эхо

И повторяло чьи-то голоса…

 

 

***

Казнит себя обычно тот,

Кто всё о жизни понимает,

Кто каждой вещи цену знает

И чувствам спуску не дает.

 

Кто жизнь свою уже отмерил,

И можно, вроде, отдохнуть,

А он, оглядывая путь,

Считает горькие потери.

 

Их не исправить, не вернуться

И никого не победить…

И все же надо дальше жить,

Искать реке другое русло

 

И отпускать поток на волю –

Пусть волны катятся вперед,

Ведь время никогда не ждет,

А вот наказывает больно.

 

Кто понял суть вещей – всё знает,

И не предаст, и не пройдет…

Себя казнит за многих тот,

Кто все о жизни понимает.

 

 

***

Прости меня, моя любовь,

За то, что ты всегда со мною,

Что нитью связана живою,

За эту преданность и новь.

 

Прости, хоть нет моей вины,

Что были и шипы, и розы…

За все стихи прости и прозу,

За то, что были мы равны.

 

Прости, что не могла напиться

Твоей божественной весны,

Что рамки были мне тесны,

И я рвалась освободиться…

 

Прости меня, но по судьбе,

Я наш союз не предавала –

Ждала как многие, страдала.

И страстно верила тебе.

 

Все меньше я тебя тревожу,

Все чаще нитка стала рваться…

Я знаю – скоро ты не сможешь

Такой же трепетной остаться.

 

 

БЫЛО УЖЕ ТАКОЕ...

 

Зима навязала кружев,

Развесила просушить…

Вьюга деревья крУжит –

Дайте, мол, пофорсить.

 

Тянется день белесый

Вертится в нем Зима –

СнЕга уже за лесом,

Будто гора сама.

 

В белое всё оденет,

В самый любимый цвет,

С ветром заглянет в сени –

Иней за нею вслед.

 

Месяц едва покажет,

Будто заворожит…

Гроздья рябин уважит,

Реки посеребрит…

 

Жаром пахнёт от печек,

Вишенкою – в вине,

Талым огарком свечным,

В темном еще окне.

 

Ветки нагнет над крышей,

Будто укроет дом,

Окна узором вышьет,

Воду заменит льдом.

 

Что-то совсем родное

Вдруг зазвучит в душе –

Знала ведь я такое,

Будто жила уже…

 

Может, вернулась сказка?

В детство открыт полет?

Вот и Зима салазки

С крыльями подает…

 

 

ВОЗРАСТ ЖЕНЩИНЫ

                            Елене Ивановой

 

Женщине – не может быть «за двадцать»,

Если рядом есть любимый друг…

Если можешь солнцу улыбаться –

Значит, и грустить нам недосуг.

Даже в декабре, зимой холодной,

Нужно быть беспечно-молодой,

Той же сногсшибательной и модной –

Женщиной-загадкой и мечтой.

 

Не бывает женщине «за двадцать» –

Этой даты нет в календаре.

Если мы готовы рассмеяться –

Значит, мы – в прекраснейшей поре!

А когда подует ветер зимний

И тропинку к счастью заметет,

Женщина тихонечко обнимет

И любовь в ладонях принесет.

 

Ей природа отдала немало –

Сохранять и верить, и понять…

Чтобы все осилить, для начала

Женщине любимой нужно стать…

А с годами можно не считаться

И не принимать смущенный вид –

Даже если чуточку «за двадцать»,

Пусть об этом сердце не болит.

 

 

СИЛА ЛЮБВИ

 

Бывают люди словно стены –

Не обойти, не проломить.

Их наказание любить.

Но иногда им нет замены.

 

Они-то нам необходимы –

То с ними мается душа…

И жизнь то снова хороша,

То, как вагон, проходит мимо.

 

А страсти стену не тревожат –

Она надежности оплот…

Но плющ, что в трещине растет,

Легко ее разрушить может.

 

Тихонько, нежно, невесомо

Подставит листики дождю…

А вот и солнце – дежавю…

А вот и луч уже в проёме…

 

Стена упала с клубом пыли,

Открылся мир вокруг большой,

И все, что было за стеной,

Без сожаления растащили.

 

P.S. Стена – все та же кабала,

Опора страха и привычки…

А для любви хватает спички,

Чтобы сгорело все дотла.

 

 

***

Нужно ли во вселенной

Чей-то сигнал ловить,

Строки писать нетленные,

Рифмою говорить?

 

Можно ли равнодушно

Мимо любви пройти,

Правила не нарушить,

Беды не обойти?

 

Станем ли мы счастливее,

Если закроем дом,

Спрячем свое бессилие,

Чью-то судьбу спасем?

 

Трудно ли расставаться,

Заново начинать,

Где обижают – драться,

Где обнимают – ждать?

 

Сколько вопросов всюду,

Словно река бежит…

Были они и будут,

Сколько мы будем жить.

 

 

ЗИМНИЙ ВАРИАНТ

 

Ни йоты солнечного света,

Зима туманом серым дышит,

И ветер снова песни пишет,

Срывая ноты с парапета.

 

Поля пусты необратимо –

Леса, их обнаженный вид,

О запустении говорит,

Зимы сканируя картину.

 

Закат еще горит немного,

Звезда за облаком дрожит,

Постелью белой снег лежит,

Там, где забытая дорога…

 

Но тишине еще не спится,

Она тревожит пыль веков

В портретах спящих городов

И оседает на ресницах…

 

Я не люблю период зимний,

Как в саване, домов ряды,

И ощущение беды…

И в свете окон иней синий... 

 

 

ПОЭТЫ НЕ БЫВАЮТ СТАРИКАМИ

 

Поэты не бывают стариками –

Мы их словами о любви поем,

Сегодня, завтра, долгими веками

Мы этими признаниями живем.

 

Не устают поэты восхищаться,

Их труд нелегкий надрывает грудь –

Поэты могут падать и срываться,

Прокладывая нежностями путь.

 

Пусть на Земле они не одиноки –

Их Муза и спасает, и бодрит,

Но шрам на сердце, даже неглубокий,

Не зарастает, ноет и болит –

 

Напоминает яркий миг удачи

И страх падения, и ветер перемен…

Но невозможно мир переиначить

И сердце новое потребовать взамен.

 

Живут поэзией, хранят ее как воду,

Стихами наполняют водоем…

А мы их пьем в любое время года

И их словами о любви поем.

 

 

ПРОСТАЯ ВЕРОЯТНОСТЬ

 

Об Осени Тургенев произнес:

«Ещё не смерть – но суть мечты, неясность…»,

Невольно обозначив тот вопрос,

Что в жизни существует вероятность:

 

Когда не вечер, но смешались тени,

Ещё не утро, но алеет свет,

Ещё страдаем, но грядет замена,

Ещё не верим, а даем ответ.

 

И эти несогласия тревожат,

А вероятность вновь несет виток –

И снова поздно, но ещё возможно…

Еще начало, но окончен срок…

 

А новый – он приходит как подарок,

Но Жизнь уже нам видится иной –

Ещё не старостью, хотя полет неярок,

Ещё не Осенью, но только лишь мечтой.

 

 

ВСТРЕЧА С ДЕТСТВОМ

Моей подруге Ирене

 

Какое счастье с детством повстречаться,

Ведь время нас давно его лишило…

В нем много было истинного счастья,

А все деревья виделись большими.

 

Беда была всего лишь неудачей,

А дружба составляла целый свет…

Я в детстве знала – если и заплачу,

То ты поможешь или дашь совет.

 

Сейчас ты рядом – говоришь, волнуясь,

А я, внимая через эту бездну лет,

Стараюсь постигать былую мудрость –

Давать прямой, как линия, ответ.

 

Жизнь накидала каждому с избытком,

И нам сегодня видно все острей,

Что наша память – милая открытка

Из тех наивных и счастливых дней.

 

Какая радость снова повидаться,

Чтобы понять и больше не забыть,

Что лучше ссориться, чем расставаться,

И лучше не смириться, чем забыть.

 

 

РАЗГОВОР С ДРУГОМ

 

Я вспоминаю все былое:

Фонтаны, горы, «пятачок»…

Сейчас там все уже другое –

Стучит отчаянно висок.

 

А скалы, ямки и уступы,

Что мы стремились покорить?

Остались, видимо, но глупо,

Когда пожар, огонь любить…

 

Все потихоньку исчезает

За пеленой далеких лет,

Но мысль без устали терзает

И снова требует ответ –

 

Зачем тогда таким счастливым

Был нам представлен этот мир?

Мы так и не привыкли к сливам,

Из детства помня про зефир…

 

Не потому, что это детство,

А просто жизнь была такой,

Таким чудесным было место,

Где жили-были мы с тобой.

 

Как в благодатную теплицу

Нас поместили небеса…

Но время поменяло лица,

Перечеркнуло чудеса.

 

Мы не умеем отбиваться,

Нам не понятен злобы спам,

Но нам знакомо слово «братство»

И преданность своим мечтам.

 

Пусть не во всем мы состоялись,

И не вошли в «богатый» мир –

Мы детству верными остались,

Не поменяв свой ориентир. 

 

 

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ

 

С прощением, возможно, легче жить –

Его так добиваются отважно,

Как будто собираются вступить

В одну и ту же реку дважды.

 

Как будто можно все перечеркнуть

И швы изъять повсюду осторожно –

Еще немножечко, еще чуть-чуть…

И все опять становится возможным.

 

Возможно – только явно не во всём,

Возможно – но труднее станет вдвое –

Палач давно уже взмахнул мечом

Над нашей непокорной головою.

 

И не вернуть уже, и страх не отмолить,

И груз не снять, чтоб думать, не страдая…

С прощением, возможно, легче жить,

Но только это жизнь совсем другая.

 

 

*** 

Зачем мы прошлое тревожим?

Зачем пытаемся вернуть?

Коня былого не стреножить,

Не отвести на прежний путь.

 

Нам ночью холодно, не спится –

Тревожит прошлая любовь,

Касаясь крыльями, как птица,

Нас увлекает в небо вновь…

 

К чему нам наказание божье

И эти сильных два крыла?

Чтоб испытать порыв, похожий

На тот, что молодость дала?

 

И небо грустно отозвалось:

«Жизнь хороша и без прикрас,

Но чтобы медом не казалась,

Любовь придумана для вас»

 

 

***

Казалось, ничего не удивит –

Кого и где я только ни встречала…

Случилось то, чего не ожидала,

И эта встреча – небольшой кредит.

 

Магнит влияния лежал в Его руках,

Они играли, обнимая струны,

Ссыпали звуки, как песок из дюны,

И смерч рождали в желтых облаках.

 

Кем я могла быть для его страстей,

Что извлекал он сильно и азартно?

Одной из тех порядочных гостей,

Без привилегий на ответ приватный?

 

Я верила – все это отболит,

И не хотела ввязываться в «драку»,

Я разыграла жалкий свой гамбит,

Собой пожертвовав, без права на атаку.

 

Но время отомстило мне сполна,

И память что-то сделала с глазами –

Я часто вижу, как дрожит струна,

Послушно прогибаясь под руками… 

 

 

ЖАРА

 

И дольше века длится день,

А ночь, быть может, не начнется,

Прохлада утром не очнётся,

И полдень не отбросит тень…

 

Все небо в пепельном забвении –

В нем нет ни капли, ни луча…

Быть может, это наваждение,

Но воздух тает как свеча…

 

Дремота пышет жаркой печью,

А ветер с пылью водяной

Пары гоняет над волной

И обещает банный вечер…

 

И ни на что здесь нет ответа,

Томится вялая пора –

Её величество Жара

Повсюду властвует над Летом.

 

 

ДУША И ТЕЛО

 

Живет ли тело без души?

Бывает ли душа без тела?

И где здесь истина лежит,

И в чем познание предела?

 

Что означает перевес,

И в чем причина неуспеха,

Когда душа – дремучий лес,

А тело – временная веха?

 

Не помнит тело без души

О боли, холоде, и зное,

И вновь штурмует виражи,

Не понимая слов покоя.

 

Душа без тела улетает,

Любви не зная, не щадя…

И слов горячих не прощает,

Не узнавая в них себя.

 

Пока живем, они в нас слиты

И по-хорошему дружны,

Так тонко скроены и сшиты,

Что одинаково нужны.

 

Надолго ли? Судьба не знает…

Но если маятник качнется –

Душа нас все же покидает,

А тело с нами остается…

 

 

СЕДОЕ НЕБО

 

Когда уходят те, кого мы знали,

С кем не хотели вечно расставаться,

То сединой, отметиной печали,

Их именам позволено остаться…

 

И не закрасить, не прикрыть платочком,

И не вернуть, и в церкви не отпеть –

Они, как сердцем выбитые строчки,

На памяти останутся белеть.

 

Когда устанут от работы руки,

И Мир покажется бессовестно чужим,

Нам время вновь напомнит о разлуке

И приведет нас на свидание к ним.

 

Душа с душой на миг соединится,

И в недоступном, неземном портале

Проявятся знакомые нам лица –

Тех, кто любим, кого не забывали.

 

Мы им поведаем о страхах и печалях,

А может, просто рядом помолчим…

Они нас слышат, даже отвечают –

Недаром небо кажется седым…

 

 

БЕЛАЯ ПТИЦА

М. Цветаевой

 

Ах, Марина, как сердце вы рвете

Вашим дерзким и нежным стихом…

Вы не пишите их, а поете,

Словно душу пронзая пером.

 

Эта близость с поэтом не внове,

Ваши строки доступны и нам,

Ваше страстью рожденное слово –

Чистый воздух любым временам.

 

В этом мире, где чувства оглохли

И не слышат о том, что болит,

Так понятен ваш выбор нелегкий

И поэзии чуткий магнит.

 

Вы рискнули со смертью сродниться,

Чтобы в небо уйти высоко,

Но не пеной морскою, а птицей,

Белой птицей взлетели легко,

 

А вернулись на землю дождями,

Днем осенним, чьи ветры лихи,

Чтобы вечно страдать вместе с нами

За великие ваши стихи.

 

 

***

Земное - это то, что на Земле

Нам кажется принижено обычным,

Все то, что мы стремимся обезличить,

Копаясь в догорающей золе.

 

Оно опасно, кажется греховным,

Хотя лишь здесь рождается Любовь…

Но мы торопимся преобразиться вновь,

Уже возвышено, придумано, условно…

 

И вот земные чувства оживают,

И восхищают, словно изумруд,

И чистота, и благородство тут - 

Поэзия наш мир обожествляет.

 

А страсть стоит немного позади,

Земная и наказанная Богом,

Забытая, пока что у порога,

В тревожном ожидании Любви.

 

 

УХОДИТ ИЗ РОССИИ КРАСОТА

 

Не верю, что коллапс непобедим,

Не верю, что исчезли чувства наши - 

Кто землю любит, тот её и пашет,

А кто не предал, тот ещё любим.

 

И Красота не станет нам помехой,

Я вижу, как горят костры Любви, 

А если стало холодно в груди,

То это только временная веха.

 

Вы сами "истопник" и "садовод",

И чтобы сохранить былые чувства,

Пускай в саду у вас не будет пусто,

Ну, а в печи огонь всегда живёт.

 

Тогда не страшен ни мороз, ни ветер,

И красота не сгинет ни на шаг…

Но не хочу вас мнения лишать - 

За всю Россию не берусь ответить.

 

 

 «НЕ ВОЗВРАЩАЙТЕ МНЕ...МЕНЯ»…

 

А мне вот хочется вернуться,

Чтобы ещё раз испытать

Безудержное это чувство - 

И удивиться, и познать.

 

Увидеть всё глазами окон,

Устами выпитых дворов,

Чтоб без свидетелей и сроков,

Среди уснувших городов.

 

Вернуться, чтобы удивиться,

Но никого не обвинить…

Забыть о датах, страхах, лицах…

И всё в стихи переложить.

 

 

КОГДА МЕНЯ ЛЮБОВЬ ОСТАВИТ…

 

Любовь поэта не оставит,

Ведь без неё он - не Поэт.

Он может Жизнь и Небо славить,

Но без Любви - поэта нет.

 

Любовь - печать его и тайна,

Любовь - и боль его, и крик…

Поэт - любимый изначально,

Пока душа его горит. 

 

С Любовью он рассвет встречает,

И ясный день, и тьму ночей…

Он только с ней, её желает,

Пусть рана с нею и больней.

 

А если Жизнь Поэт поправит - 

Спокойно, сыто заживёт,

Любовь Поэта не оставит,

А просто вместе с ним… умрёт. 

 

 

СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ

 

Я, пожалуй, не буду стараться

Воскрешать позабытую страсть…

Я, пожалуй, не буду пытаться

В вашем сердце любовь отыскать.

 

И каким бы не выпало время,

И о чём не попросите вы,

Я не стану вынашивать бремя

Этой странной, ненужной судьбы.

 

И о чём бы мы с вами не стали

Говорить в теплый вечер весны,

Наши чувства заметно устали,

Их одежды для страсти тесны…

 

Нам знакомый камин в этом зале

Вдруг напомнил тот вечер обид

И слова, что тогда вы сказали

Об огне, что сейчас догорит…

 

 

***

Запомнилась осенняя картина:

Машина наша набирает ход,

А по обочинам виднеются куртины,

Да редкий опускается снежок…

Вокруг все одиноко и печально…

И вдруг я вижу там, где поворот –

Колечком золотым, как обручальным,

Стоит берёз веселый хоровод.

Откуда в этой серенькой природе

Такая яркость солнечных ветвей?

Такая роскошь у плохой погоды

Среди почти раздетых тополей?

Берёзы так отчаянно желтели

И, возвращая солнечные дни,

Мне кажется, нисколько не жалели,

Что не похожи на других они.

Мне захотелось пробежать по полю,

Чтоб оказаться тоже «золотой»,

Хранимой светом утренним и волей,

А не холодной, ветреной Зимой.

Потом пройти, не опасаясь мнений,

Чтоб кто-то улыбнулся и сказал:

«Каким теплом повеяло весенним!

Ах, что за женщина! Почти что идеал!» 

 

 

ЗОЛОТЫЕ ЛЕСА

 

Эта Осень пришла как обычно,

Поменяла порядок в жилье,

И оставила, каждому лично,

Золотое для грусти колье,

 

Перешла по дорожке до леса,

Окунула все кисти, и враз –

Каждый листик тотчас загорелся,

Всю палитру представив для нас –

 

Золотой, и бордо, и багряный,

Голубой и зеленый кусты

Опьяняли загадочно-пряным,

Терпким запахом трав и листвы.

 

Мы насытились этим богатством,

Так что больно усталым глазам –

До свидания, осеннее царство,

Был прекрасен прощальный ваш бал…

 

Скоро лужи предстанут помехой

И застынут, морозом звеня –

Так последняя осени веха

Станет первой в ряду декабря.

 

Новый год подытожит, что было,

Подсчитает все «за» голоса,

Но пока нас Зима не пленила,

Золотые запомним леса.

 

 

ДАЧНЫЙ РОМАНС

 

Мне не хочется знать о разлуке,

Словно помнить о звоне оков,

И пишу я, скорее, от скуки,

Понимая бессмысленность слов.

 

Не подходят мне осени нравы –

Мысли с листьями быстро летят,

И поэтому всюду вы прАвы,

Как и этот шальной листопад.

 

Ни к чему бесполезные чувства,

Что мешают покою и сну…

Мне сегодня отчаянно грустно,

Оттого что прожили Весну,

Мне не хочется верить в начало

И пытаться к вам двери открыть…

Мой корабль уже у причала,

Чтобы утром холодным отплыть.

 

 

***

Осень золото открыла,

Но не тратит ни гроша,

Только листья легкокрыло

Приземляются, шурша.

 

Это царство позолоты

На заре в туманах спит –

Не кипит нигде работа,

Не стрекочет, не жужжит…

 

Не звенят в округе пилы,

Не стучат и топоры –

Ведь не в золоте же сила,

А в погоде, до поры.

 

Летним утром, как бывало,

Луч нырнет в мое окно,

Зашуршит по сеновалам

Наше местное зверье,

 

Ветерок пройдет по крыше,

Заскрипит колодца трос,

Чуть поодаль, еле слышно,

Зажурчит водой насос,

 

Голоса проснутся где-то,

Запоет магнитофон –

И пойдет гулять по свету

Теплый, солнечный сезон.

 

Осень – лета побогаче,

Урожай ее могуч,

Только светится иначе

На заре холодный луч…

 

В желтом мире, за окошком,

День к зиме уже готов…

Это чует даже кошка,

Прижимаясь к куче дров.

 

 

***

Нет, я не буду опять горевать –

В плен захватила нега...

Стоит мне верить и стоит ждать

Первого самого снега.

 

«Золото» стало уже ни к чему,

Сколько бы ни сверкало –

Снегу поверю, ему одному,

В зимнее это начало.

 

Месяца три проживем, и в Весну

Снова Земля ворвется,

Снова Зима, словно рыба, блесну

Так и не взяв, сорвется.

 

Всюду ручьи побегут опять,

В реки нырнут с разбега…

Нет, мне не хочется горевать,

С этим предчувствием снега… 

ЭЛЕГИЯ

 

«Элегию сегодня напиши», –

Ты мне сказал, совсем не представляя

Того, что эта музыка иная –

Мелодия израненной души.

 

Мы так торопимся и подгоняем время,

Что не по силам бег остановить,

Мы привыкаем скорости любить,

Влача событий и поступков бремя.

 

А мир стремится рушиться и рваться,

Испытывает волю и судьбу,

Мельчают наши мысли, на беду,

Пытаясь за минутами угнаться.

 

Элегия не хочет торопиться –

Задумчива и склонна размышлять,

Ей не попутчик, кто хотел познать,

С ней чувства вправе подружиться.

 

Те, что как небо с нами – визави,

И часто с ветром утренним уносят

Туда, где поэтическая осень

Из нежности, печали и любви…

 

И эти чувства вовсе не подвластны

Ни времени, ни моде, ни уму –

Они близки лишь сердцу самому

И могут растревожить нас опасно.

 

Элегия всех прочих ближе к Музе –

Возвышена, что нынче не в чести…

Так что, любимый, ты меня прости,

Коль нет в моих стихах ее иллюзий.

 

 

ЗАБЫТАЯ МУЗЫКА

 

Помню этот зал старинный,

Как тогда меня встречали –

Чей-то голос из гостиной,

Шелест нотный на рояле,

 

Стук знакомой старой двери

И шаги чуть-чуть со скрипом –

В эту музыку я верю,

Как в икону с божьим ликом.

 

Верю в руки, что ложились

Мне на плечи осторожно,

Сны сбывались, словно жили

Обещанием возможным…

 

И сегодня – все как было…

Память скупо возвращает

То, что может я забыла,

То, что дом и сам не знает –

 

Наши руки, звуки, ноты

Вижу в этом страстном танце,

Как нашептывали что-то

И сжимали нежно пальцы…

 

Но ушло, о чем мечталось,

Не напомнит, не вернется…

Только музыка осталась

И как птица в окна бьется.

 

 

***

Я знала, ты воскликнешь: «Сколько лет!»

Надеялась – не удивишься встрече…

Я верила, что время нас не лечит,

Меняет только ракурсы и свет.

 

Я вспомнила, я знала обо всем –

И сколько лет, и сколько весен было…

Я думала, ты спросишь: «Ты любила?»,

А я отвечу: «Стоит ли о том?»

 

И стоит ли, вообще, о нас с тобой,

Когда снега нам чувства охладили,

Но мы не бунтовали – рядом жили

Совсем чужие, с разною судьбой.

 

Я чувствовала – важен этот вечер,

Была уверена, что не приму ответ…

Но я услышала «О, Боже, сколько лет,

А время нас с тобой, увы, не лечит!»

 

 

ВЧЕРАШНЯЯ ЛЮБОВЬ

 

Шагаем, силясь одолеть маршрут,

Но что-то нас волнует непонятно,

И это «что-то», как билет обратный,

Где бывшие любимые живут.

 

Там негасимый зажигают свет,

Не нужный в нашем понимании,

НО он тревожит прежние страдания,

Как юности нечаянный привет.

 

И даже те, кто суть любви познает,

Кому от жизни многое дано,

На склоне лет признают все равно –

Любви прошедшей просто не бывает.

 

А та, что обрела у нас немилость,

Напомнит о себе, и мы опять

С тоской и болью станем вспоминать

Все, что могло, но так и не случилось. 

 

В ПОЛНОЛУНИЕ

 

В полнолуние часто не спится,

И любой у судьбы поворот

В «колесе», словно пятая спица,

Мне покоя в душе не дает.

 

Отчего-то до боли обидно

Слышать бывших друзей голоса,

И во мне проступает чуть видно

Чьей – то новой беды полоса…

 

И холодные лунные блики

Привидением виснут в окне –

Мир невидимый и невеликий,

Он опасно подходит ко мне,

 

Ослепляет сиянием неба,

Так, что больно усталым глазам,

И проводит по комнатам, следом

Чьи-то души, пришедшие к нам.

 

Я за ними иду осторожно,

Ощущая с дыханием свечей,

Всё, что было когда-то возможно,

Всё, что стало сегодня больней.

 

 

***

Во мне все глухо,как в любой машине,

Которой перекрыли нужный ряд–

На тормозе изношенные шины,

И фары беспокойно не горят.

 

Томительно такое состояние,

Неясен продвижения исход,

Тревожит бессознательно и ранит

Неведомый, быть может, поворот.

 

Я не готова к объездным дорогам,

Привыкла напрямую проезжать,

Но вынуждена сдаться, и немного

К бездейственности стала привыкать.

 

Смирилась, что не крутятся колёса,

И с тем, что затянулся перерыв…

Как будто в ожидании откоса,

Где встретит неминуемый обрыв…

 

 

ПИЛОТЫ

П. Сироткину

 

Здесь хозяева – птицы –

Небо отдано им безвозвратно,

Чтобы с ветром кружиться,

Чтобы с Богом общаться приватно,

 

Но живут на Земле

Люди схожей судьбы с этой стаей –

Им просторы милей,

Где свободные птицы летают…

 

Рвутся в небо за ними,

Порой, обгоняя их резво,

Чтобы мир этот синий,

Доступен стал «птице железной».

 

Есть безумное что-то

В отчаянном счастье пилота –

Слишком малая «квота»

От посадки до нового взлета,

 

Слишком это опасно –

Быть в полете похожим на птицу,

И с судьбой не согласным

В том, что можно однажды разбиться…

 

И парят смельчаки,

Твердо веря в высокое братство,

Словно им не с руки

На Земле безопасной остаться…

 

 

ЭХ, ДОРОГИ…

 

У нас буксовала машина,

В грязи утопив колесо,

И виделась эта трясина

Страшнее дремучих лесов.

Мы рвали мотор и дыхание,

Пытаясь свободу вернуть,

А дождь горевал вместе с нами,

Водой омывая наш путь.

И ветер гудел и кружился,

И сосны стонали в ответ,

Но чавкала липкая жижа,

Стирая колеса на нет…

В тоске, сожалея о доле,

Что выпала здесь мне прожить,

Я взвыла волчицей: «Доколе?

Мы будем трясину месить?

Доколе дорогам стремиться

По рытвинам раной зиять,

А нам с этим тупо мириться

И веру в Россию терять?» 

СТРАНИЦЫ   1 ..... 2 ..... 3 ..... 4 ..... 5

Comments: 4
  • #4

    Анатолий (Thursday, 11 January 2018)

    Хороший стих-душе отрада,
    Она всегда чего то ждёт,
    Бокал вина и шоколада,
    И вот она уже поёт.
    И рифмы вдруг ко мне приходят,
    Летают в голове по кругу,
    В конце строки себя находят,
    Спешу стихи послать я другу. Вам Диана.

  • #3

    Диана (Friday, 03 November 2017 06:53)

    Спасибо, Анна и Юлия. Поэзия обязывает быть откровенной и хорошо, что есть люди ,понимающие это.

  • #2

    Юлия (Wednesday, 25 October 2017 14:24)

    Ах, Диана, как сердце Вы рвете...!

  • #1

    Анна (Thursday, 19 October 2017 13:27)

    Великолепные стихи!