Диана Шпоркина

СТРАНИЦЫ   1 ..... 2 ..... 3 ..... 4 ..... 5

ОДА ЛЮБВИ

 

Когда-то я весну любила, 

Она мне прибавляла силы, 

Вселяла ясную надежду, 

Что скинем зимние одежды... 

 

Будила страсть в крови, как пламя,

Несла Любовь в руках, как знамя,

И мир казался безупречным, 

Заманчивым и бесконечным! 

 

С годами, мудрая природа 

Являла разную погоду, 

Но вечно, как глоток озона, 

Жила Любовь в ее сезонах... 

 

Когда погодные явления 

В мой дом вносили изменения, 

Любовь всегда дышала рядом, 

Была опорой и наградой... 

 

И, как бы жизнь меня не била, 

Я все прощала и... любила. 

Благодарю судьбу за это! 

За то, что видела рассветы, 

 

Что я любовь в себе хранила, 

Что все, о чем мечтала, было... 

За эти страсти, обещания, 

За губы, ласки и прощания, 

 

За то, что жизнь не стала скукой,

Спасибо даже за разлуки... 

И если б мне любовь не встретить, 

Я б не жила на этом свете...

 

 

*** 

Сегодня алый выдался восход,

Он холода кольцо сильней сжимает.

Все ближе теплого периода исход

И иней на траве уже не тает...

 

Но здесь, на даче, осени объятия

Милее все же городских красот,

Где мир, одетый в каменное платье,

Дымами подпирает небосвод.

 

Где мчат машин шальные вереницы,

То тормозя, то вновь давя на газ,

Бежит толпа, не замечая лица,

Не поднимая от асфальта глаз...

 

А здесь душа природою согрета,

В печи поленья весело горят,

Здесь с нами рядом доживает лето,

Все больше погружаясь в листопад.

 

А кошки местные – они аборигены,

И, принося очередной приплод,

Наглядно подтверждают в генах

Неистребимый свой природный Код...

 

И Коду этому прогресс – излишек,

Ему комфортом жизнь не сохранить,

Природы Код – естественностью дышит,

И за внимание – благодарит.

 

Кто понял это, тот спешит к истокам:

Увидеть, отогреться, отлюбить...

Ведь мы не знаем сил своих и сроков,

Когда нам поздно будет просто...жить...

 

 

ПОЭТ

 

Поэзия – нервы под током,

В шрамах сердце и чувства...

Трудно ответить толком,

Болезнь это или искусство.

 

Поэт – это тот, кто может

Видеть, даже слепой,

Тот, кто чувствует кожей,

Кто, говорит душой.

 

Поэт – это тот, кто слово

Кровью готов оплатить,

А умирая, снова

В нем продолжает жить...

 

Верно живет, не верно –

С этого не свернуть...

Поэт – это тот, кто первым

Идет, освещая путь.

 

Ран от войны и мира

Поэту не сосчитать.

Ведь душу волнует лира

Колоколам подстать...

 

Доли не хочет лучшей,

И, как им судьба велит,

Поэты – болеют сочувствием

К ранам своей земли. 

 

 

***

Как хочется верить,

Как хочется ждать!

Как хочется сердца случайно коснуться!

Ведь все, что ты можешь отдать или взять –

Все может однажды когда-то вернуться...

И каждый, кто послан тебе на пути,

Он послан не зря, а во имя чего-то,

А ты проглядел, не узнал, не простил,

А ты не открыл нараспашку ворота…

Как хочется верить,

что все впереди,

Что то, что случилось –

имеет значение:

Слова и глаза, и цветы, и дожди,

И даже нежданное прикосновение...

Однажды, быть может,

надеюсь и жду,

И верю, конечно, ну, как же не верить,

Я, может быть, тоже к тебе подойду

И тихо открою...прикрытые двери...

 

 

КАК ЭТО ПРОСТО...

 

Осенняя муха бьется в стекло,

Как часто мы с нею схожи...

Так притягательны свет и тепло,

Что их ощущаешь кожей...

 

Вроде, так просто – руку подать,

Но сложно бывает заметить.

Так беспокойно о чем-то узнать,

И страшно бывает ответить...

 

Так упоительны чьи-то слова.

И так согревает участие,

Словно открытая нами глава

Нового чувства и счастья...

 

Мы неохотно сверяем часы,

Прошлого опыта главы,

Хлопотно жечь за собою мосты

И наводить переправы.

 

Бьемся, как муха, порой о стекло,

Чтобы влететь и погреться,

Смотришь, а пламя уже унесло,

Так и не тронув нам сердца...

 

Время решительный оппонент –

Чуть зазевался – разрушит!

Но, Боже, как скучно без перемен!

И как ненавистно бездушие!

 

 

ОТЧАЯНИЕ

 

О, Господи, как скучно!

Тоскливей нету дня!

Наверно, небо рухнет

Сегодня на меня!

 

Никчемные проблемы,

Больная голова,

Извечная дилемма,

Слова, слова, слова...

 

Я помню, как пытались

Мы что-то доказать,

Как будто бы боялись

Друг-друга не узнать...

 

Как верилось, что это

Судьба узор плела,

Как грезилось, что лето,

Хотя метель мела...

 

Как чутко боль пронзала,

Любовно и слегка,

Как трепетно дрожала,

Неловкая рука...

 

Глаза казались небом,

Далеким и большим...

Ты был тогда, и не был

То грешным, то святым...

 

Как обещал несмело,

Что, что-то может быть,

Как я тогда хотела

Понять, отнять, забыть...

 

Все чувства перепутав,

Металась, как в огне,

Твою искала руку

Не поданную мне...

 

Но ты решил, что лучше

Спокойствие для нас...

О, Господи, как скучно!

Как будто мир погас!

 

 

***

У наших ног покорно лег костер,

Подобострастно облизав поленья...

Он неопасен, кажется, нескор,

С доверчивой, наивной точки зрения.

 

Но, стоит руку поднести к огню,

Чтобы дотронуться и приласкаться –

Он живо вам напомнит, что ему

Не стоит безоглядно доверяться.

 

Но так не хочется все отрицать!

Смотреть в глаза горящие, не веря,

Хотя порой достаточно узнать,

Чтобы потом как следует отрезать...

 

И все-таки мы рубим сгоряча,

Скорей стараясь пересечь пороги,

Чтобы пока еще горит свеча.

Наш мир не стал холодным и убогим...

 

Мы, ошибаясь, по Земле идем.

В огонь кидаясь, падая и руша,

Простая истина: «Не любим – не живем!»

Нам будоражит ум и ранит души...

 

 

***

От обиды я, как под наркозом,

Цепенею, в шаге от борьбы!

Не хочу я быть апофеозом

Лет твоих немалых и судьбы...

 

Просто отключилась на мгновенье,

Будто отсчитала новый срок...

Но не буду я менять значенье

Наших дней, прожитых бок о бок.

 

Кажется, в потоке нервной дрожи

Бесполезно к разуму взывать,

Но не стану я, жалея, может,

Раны наши солью посыпать...

 

Самый близкий – он сильнее ранит,

Буду мудрой, лучше отмолю!

Не хочу, не буду и не стану!

Потому что все-таки люблю!

 

 

***

Село Никольское – в снегах...

Окошки теплые – в слезах,

И на березах, к вечеру,

Горят сосульки-свечи...

А снег на старой пашне

Хрустит, как хлеб домашний...

Белы и небо, и холмы –

Мы в центре белой кутерьмы,

Нам под ноги, наверняка,

Упали с неба облака...

А тишина такая,

Что сердце замирает...

И в этом есть какой-то знак,

Что, может, мы живем не так?

Привыкли суетиться,

Смотреть в чужие лица,

Ловить чужие взгляды,

Надеясь на награды?

А мудрость – в этой тишине,

И в этом плачущем окне,

И в этих белых облаках,

Что и на небе и в снегах.

Здесь мы одни со всей Землей,

И каждый вздох – он только мой!

И я дышу, я тороплюсь,

Как будто снегом стать боюсь –

Холодным, хрупким, белым

Приду к тебе несмело.

Застыну, не узнаю...

Заплачу... и растаю...

 

 

ОСЕННЕЕ

 

Я в осени люблю давно

Заиндевевшее окно,

И первые морозы,

И на березах слезы...

 

Я в осени еще люблю

Из листьев пламенный салют,

Их тихую усталость:

Мол – Сколько нам осталось?..

 

Бываю недовольна днем,

Когда пылает все кругом,

Когда лучи в зените

Пожарами залиты...

 

И эта ярость мне претит,

Она тревожит и кричит,

И я опять тоскую,

Страдаю и ревную...

 

Ревную эту ярость дня,

Что может в ней не быть меня,

И тот, кто всех дороже,

Уйдет, быть может, тоже...

 

Поэтому люблю давно,

Когда туман плывет в окно,

И тишину...ту малость,

Что в осени осталась...

 

 

НАДЕЮСЬ, МЫ СТАНОВИМСЯ МУДРЕЕ...

 

Надеюсь, мы становимся мудрее,

Мы знаем многое, что молодость не знает,

Но почему, чем больше мы стареем,

Тем чаще нового не принимаем.

 

По-прежнему стремимся хоть немного

Приобрести, добиться, захватить...

Отсюда, тяжкой кажется дорога,

И так неловко в этой гонке жить

 

Не понимая вечности земного,

Забыв, что отработана стезя,

Пытаемся порой добиться снова

Того, что получить уже нельзя...

 

А может, стоит вдруг остановиться,

Взглянуть на мир и удивиться вновь,

Что ниже облаков летают птицы,

А выше облаков царит любовь...

 

Понять, что высота уже не с нами,

Важнее на земле оставить след,

Поверить в то, что там, за облаками,

Нам все труднее получить ответ.

 

И думать медленно, и жить неторопливо,

Смакуя каждый миг и каждый час,

Чтоб все казалось незнакомым дивом,

Открывшимся сегодня лишь для нас.

 

Наш многолетний опыт много может,

И сложное доступно нам понять,

Но день сегодняшний для нас уже дороже –

Не стоит, догоняя, проживать!

 

 

***

Я перепутала кувшины:

В одном – вода, в другом – вино...

Мне так хотелось этот, винный,

Мне было так не все равно.

 

С водой кувшин разлить решилась,

Мне так мерещилось вино,

Что я не сразу согласилась,

Что нету там его давно...

 

Сначала все казалось ясным –

Неважно, что вода течет,

Пусть холодна и пусть бесстрастна,

Но все же в чувство приведет.

 

Она же, больно остужала,

Лавиною сбивала пыл,

Вода совсем не вдохновляла –

Напился, вроде, и забыл...

 

А я, наверно, так считала,

Вина пытаясь пригубить,

Что, может быть, отпить сначала,

Что можно плакать, но любить?

 

Но вскоре поняла: «Все ясно!»

И «зарубила» на века –

Вода в сосуде, пусть прекрасном,

Вином не станет... Никогда!

 

 

ПРОЩАНИЕ

 

Не спится что-то при луне,

Она слепит монетой яркой...

А вечер выдался с подарком:

Ты снова вспомнил обо мне.

 

Хотя тебя я отпустила,

Тоской укрывшись с головой...

Была не мертвой, не живой,

Но, слава Богу, отлюбила...

 

Сегодня, осень за окном,

В стекле холодном город стынет.

Он стал без нас таким пустынным,

Но разве мы кого-то ждем?

 

А завтра на краю беды

Захочешь поиграть словами,

Но все утонет под снегами,

Похоронив твои следы...

Случайно брошенное слово…

 

Я вспоминала, как могла,

То слово, брошенное в ссоре…

Тогда его я подняла

Почти без страха и без боли.

 

В те дни не знала сожаления,

Забыть пыталась и простить,

Но не смогли ни слух, ни зрение

На волю слово отпустить.

 

Мелькали годы, как вагоны,

И рельсы убегали вспять…

Все удлинялись перегоны,

Старались прошлое стирать…

 

А я судьбе сопротивлялась,

Искала сходства и ждала,

Но если слово повторялось,

Любовь замены не брала…

 

Нам, видно, свыше путь отмерен,

Земных условностей клише,

И только тот, кто слову верен,

Живет с прощением в душе.

 

Я не отчаялась, но все же

Забыть, как прежде, не могу.

Случайно брошенное слово

Как капли крови на снегу.

 

 

Любимые

 

Сегодня меньше говорим,

И прошлое не беспокоит…

Но тот, кто был тогда любим,

Однажды нашу дверь откроет.

 

Напомнит прошлые грехи,

И попытается, как прежде,

Ворваться в память и стихи,

Искать в прощении надежду…

 

Мы постараемся понять –

За что, когда, кто эти лица?

Возьмем просматривать тетрадь

И пожелтевшие страницы…

 

Не все доверишь и стихам,

Не обо всем расскажешь просто,

По многим бродят городам

Слова и дни, считая версты…

 

Мы попытаемся вернуть

Все то, что раньше было с нами,

И заново пройдем тот путь

С восторгом, счастьем и слезами…

 

Их время унесло как дым,

Но наших чувств оно не скроет,

И тот, кто раньше был любим,

Однажды эту дверь откроет.

 

 

 Вдохновение

 

Туманы нежного рассвета

И цвет осеннего заката,

И звук, какой-то виноватый,

И луч, упавший прямо в Лету…

 

Узор из листьев, свет зарницы

И рос хрустальная пора…

Земля прекрасна и щедра,

Такие написав страницы.

 

Безмерно это притяжение,

Но сердце просится в полет,

И так заманчив поворот,

Где ветер требует движения.

 

Он нас ведет и гонит к цели,

Как листья в молодом лесу…

Мы держим крылья навесу,

И жажда жизни зреет в теле…

 

Страдаем, помним о былом,

Но многого еще не знаем,

Без страха счастье проживаем,

Сильнее любим, страстно ждем…

 

Мы не волнуемся о хлебе,

Горит в отчаяние душа –

Ей нужно верить, чтоб решать,

Как выжить на Земле без Неба.

 

Земному изменяя лону,

Не помня прожитых страниц,

Тоскуя, рвемся в стаю птиц,

Чтоб ощутить тепло ладоней…

 

Вдруг понимаем – крылья бьются,

Они готовы жить и рваться,

Лететь… летать, но возвращаться,

Чтоб утром на Земле проснуться

 

 

Роман с Булгаковым

 

Полумрак и полутени,

Луч неяркий и седой…

Я, наверное, не с теми,

И они не те со мной…

 

Так тревожно и опасно –

Не свернуть, не обойти…

Снова – рельсы, снова масло

Как преграда на пути.

 

Шепчет Воланд что-то жарко,

Еле светятся огни,

Звезды гаснут как огарки

В мертвых отблесках луны…

 

Этой ночью, в бальном зале,

Я кружилась, как могла,

А меня с бедой венчали,

И метель снега вела…

 

Я глаза открыть не смела,

До озноба, в море слез,

Тьма тонула и гудела...

А меня терзал вопрос.

 

Он мелькал и всюду виснул,

До безумия простой –

Полетать, хотя бы в мыслях,

С Маргаритой над Москвой.

 

 

Что наша жизнь?

 

Что наша жизнь? Сосуд с «живой» водой,

Которую мы пьем, не замечая…

То отхлебнем напополам с бедой,

То мусор попадет в нее случайно.

 

Мы дозы в юности не соблюдаем,

Сосуд не бережем, с размаху льем –

То трещины пойдут, с чего – не знаем,

То краешек случайно отобьем…

 

А время не стоит – оно торопит,

Как горные потоки мчат года,

Бывает, так обдаст на повороте,

Что остается метка навсегда.

 

Но чем мудрее человек и старше,

Тем бережливее становится душа –

Нам каплю потерять безумно страшно,

Теперь мы наливаем, не спеша…

 

Как драгоценный груз сосуд поставим,

Молиться будем, верить и любить,

И сколько бы в нем капель не осталось,

Мыбудем, все-таки, стремиться жить…

 

 

Мои стихи

 

Поверить трудно, что исчезнет ветер,

Не слышно рядом птичьих голосов,

А жизнь без неба разве есть на свете,

Без этих волн, рассветов и лесов?

 

Я – малая частица мироздания,

Меня не видят миллионы глаз,

Но есть во мне запас любви и знаний,

Чтобы продолжить начатый рассказ.

 

Увидеть то, что, может, проглядели,

Не встретили, не вняли, не смогли,

Что, может, по несчастью, не допели,

Не досмотрели и не довели…

 

Я открываю позабытый всеми,

Привычный и прекрасный этот мир,

Весенним днем и летним, и осенним –

Пронизанный значением эфир.

 

Любовь поможет полотно раскрасить,

Преобразит, добавив колорит,

Чтоб завтра нам казалось не напрасным,

Что ныне так тревожит и болит…

 

 

Голоса любви

 

О том, кого ждала, кого любила,

Не создана последняя глава…

Но пеплом серым или серой пылью

Присыпаны признания и слова.

 

Остыли страсти, и забыли руки

Прикосновений нежные шелка,

Но голосов чарующие звуки

Забыть еще минута не пришла.

 

Я слышу эту музыку под вечер,

Когда коснется глаз неловкий свет,

И снова ночь, свидетельница встречи,

Садится черной птицей на насест…

 

Я снова вижу между нотных строчек

Знакомых лиц забытые черты,

И звуки, как живительный источник,

И памяти измятые листы.

 

Под утро голоса, стихая, тают,

Как на окне огарком тело свеч,

И что-то безрассудно обещают,

Пытаясь наше прошлое сберечь…

 

 

Клин - клином

 

Ты вспоминаешь бесконечно

И помнишь каждую деталь…

Пойми, они седая вечность,

И ничего уже не жаль –

Ни этой улицы движение,

Ни рельсов медленный изгиб,

Домов кривое отражение,

И волн прибой, и ветра всхлип…

Не возвращается объятие,

Но можно новым заменить,

И старое закинуть платье,

Чтобы опять нарядной быть.

Пройти по улице знакомой,

Вбирая зависти волну,

Чтоб ощутить, вдыхая снова,

Любовь, надежду и весну.

Лучей потоки, небо, звезды…

Ведь никогда не поздно жить!

Да и любить, поверь, не поздно,

Чтобы не помнить и простить.

 

 

Линия жизни

 

Как не люблю я откровенность,

Что схожа с полной наготой...

Ведь разве в этом Жизни ценность,

Чтоб быть как линия прямой?

 

Пусть искажают путь преграды –

В них есть урок преодоления,

Как после бури – солнце в радость,

А для слепого – миг прозрения.

 

Сейчас споткнулся, сдали нервы,

Но завтра новый день придет,

И тот, кто падал, будет первым,

Кто эту стену разобьет.

 

Так раз за разом мы взрослеем,

И понимаем, с рядом лет,

Что жизнь идет чуть-чуть кривее,

И не всегда в ней есть ответ.

 

Но если выиграно сражение

На личном фронте, а не книжном,

Оно и будет откровением,

И даже, может – смыслом Жизни.

 

 

***

Что ангелы зовут небес отрадой

И поощряют, сидя в изголовье,

А черти – бесконечной мукой Ада –

Давно зовется на Земле – Любовью.

 

Так разум Гейне все определил,

И он был прав – поэт бывает правым.

Любовь, как птица – может окрылить,

А может и оставить след кровавый.

 

Земного дня отпущено немного,

Мгновение, если мерить от начала,

А свет Любви – тот луч и та дорога,

Что приведет к желанному причалу.

 

 

На краю разрыва

 

Стекает зной расплавленным свинцом,

И в нас зияют раны и ожоги,

И волны с перевернутым лицом

Стыдливо обнимают наши ноги…

Холодный ветер воет и страдает,

А наши души стынут понемногу,

И мы с тобой еще не понимаем,

Что в ад уже намечена дорога,

Что я уйду, и ты откроешь двери –

Проем беды и гибели начало,

А я прибавлю шагу и… поверю,

Что за спиной

разрушены причалы.

 

 

***

Оглянись! И я забуду

Это лезвие ножа…

И когда березу рубят,

По стволу бежит слеза.

Но от ран бывает худо

Только тем, кто их не ждет.

Оглянись… и я забуду,

Как на кошке заживет.

 

 

***

Нет, не страсти, а страстёнки

И пустые словеса…

Пусть их лечит, как зеленкой,

Утра вешнего роса.

Я беру подол в охапку,

Травы всюду по колени…

Где моя былая хватка?

Эта жажда перемены?

Здравствуй, солнечное братство!

Жизнь до боли хороша!

Значит, следует расстаться,

Чтоб очистилась душа.

 

 

***

Луны холодной вялая небрежность,

Запоры стен и окон пустота,

И снова мы, без права на надежду,

И наших чувств безвольных суета…

Забрезжит свет, остынет наковальня,

Где ты для Счастья два крыла куешь…

Но в клетке, что считалась нашей спальней,

Ты больше эту птицу не найдешь.

 

 

***

Как страшный сон, придуманы разлуки –

Они корнями прямо в Ад уходят,

Оттуда тянут ласковые руки,

И ты уже и не страдаешь, вроде…

И не живешь, а только отголоски

Доносятся еще с Большой земли,

Где воду пьют божественные росы,

И небо окликают журавли…

Горит огонь в разлуке-преисподней,

Но ты не ощущаешь до конца,

Что ты, безумный, от Любви свободен,

И что не бьются мертвые сердца.

Что наши сны…

 

Есть третий мир сомнительных основ,

Где сказанное и не слышно, вроде –

Субстанция манящих, тихих снов,

Знакомая – по сути и природе.

 

И в этом мире полубытия,

Как листья в воду, опадают мысли,

На глубине скрываются, маня,

Хотя уже ослабли и поникли…

 

Мы напрягаем зрение и слух,

Пытаемся их шорохи услышать,

Но немота бессильная вокруг,

Их делает естественным излишком…

 

И страх, и боль заходят в этот дом,

Круги расходятся от каждого падения,

Мы чувствуем, хотя и не живем –

Что только сны имеют тут значение…

 

Здесь нам не нужно спорить, говорить –

Господствует простая вероятность…

И только мозг пытается открыть

Привычное и трепетное – Завтра.

 

 

Душа поэта

 

Слова любви не стоят сожаления,

Они нужны поэту как полет,

Как тайная мечта и вдохновение,

Как золота сверкающий налет.

 

Ранимы те, кто пишет, кто читает –

Душа открыта – их легко убить…

А слово эту душу поднимает

И заставляет птицею парить…

 

И можно слушать, даже восхищаться,

И каждой строчки смысл понимать,

Но в одиночестве поэт несчастен,

И эту боль не вырвать, не унять.

 

И сколько бы вокруг ни говорили:

«Поэзия нас делает сильней» –

Один поэт, как ласточка без крыльев,

И каждого счастливого слабей…

 

Душа с душой должна объединиться,

Поверить, что на свете не одна,

Вдвоем взлететь, быть может, и разбиться,

Но налетаться в облаках сполна. 

 

 

Весенняя картинка

 

Капли бьют, как барабаны –

Много шуму – мало дел,

А кругом зимы изъяны –

Снег лежал, лежал… и сел…

Всюду запахи земные

И ожившая трава,

Пусть пока и небольшие,

Но чернеют острова.

Плачет лед и отползает –

Солнце рвется на порог…

Я другой поры не знаю,

 Чтобы был такой восторг!

Так и хочется простора

В небесах, полях, домах…

А в словах сплошного вздора

И улыбок на губах!

 

 

Другим наука

 

Не с каждым стоит речи заводить,

Тем более, дружить или влюбляться,

Но сердце бьется – значит надо жить

И с миром окружающим общаться.

 

Пустые словеса порой незримы,

Как на рыбалке тоненький крючок,

И часто тот, кто кажется любимым,

И есть тот самый бравый рыбачок.

 

Глотаешь воздух с раною сердечной,

А он доволен – славненький улов!

И эта мука длится бесконечно,

И ты, как рыба, не находишь слов…

 

И бьешь хвостом, пытаясь изловчиться,

Освободиться от жестоких рук,

Но видишь только радостные лица

Таких же бравых рыбачков вокруг.

 

Но ты же не карась, а в настоящем

Ты рыбка золотая – оглянись!

Блесни на солнце чешуей блестящей

Да наконец с удилища сорвись.

 

И в глубину, где воля и удача,

Где можно, не оглядываясь, плыть,

А рыбачок пусть от досады плачет

И зарекается подобное ловить. 

 

 

МИР В КРАСКАХ

 

И дождь, и снег, туман и ветер –

Все это знаки с высоты…

А звезды – лунные цветы –

Они дорогу ночью метят.

 

Есть у природы кладовые,

Где прячутся гроза и гром,

Где тучи свой находят дом,

И светятся лучи живые.

 

Как будто снегири в снегу,

Горит закат в вечернем небе…

Под тон зари, краснее меди,

Оттенки волн на берегу…

 

А сколько на полях «ковров»,

Какое буйство их расцветок…

Особенно звенящим летом

Щедра палитра всех цветов.

 

Природа гениально может

Воображение поразить…

Каким отважным должен быть,

Ей подражающий, художник…

 

 

***

Ветер рвется в окна грозно,

Удивляет и тревожит –

Может, все еще не поздно,

Может, все еще возможно?

 

Память словно там осталась,

В этом времени далеком,

Где неведома усталость,

Где душа – не одинока…

 

Ощущений первозданность,

Предсказуемость желаний,

Непохожесть, даже странность,

Без привычек и названий…

 

Полузнак, полуулыбка,

Полуслово, зной и мгла…

И прелюдия, как скрипка,

Что пронзительно светла…

 

Верьте, если так тревожно,

А душа как птица рвется –

Значит, все еще возможно,

Значит, многое вернется…

 

 

ЗНАТЬ – НЕ ДАНО…

 

А капли падают и, падая, стекают…

Теснятся мысли, словно западня…

Что будет завтра? А никто не знает –

И это главная интрига дня.

 

Мы так стремимся заглянуть вперед,

Как будто день уже погас и прожит,

И от него никто из нас не ждет,

Что он еще порадует, поможет…

 

Надежда крепко держит за рукав

Пустыми обещаниями удачи –

Мы верим слепо, так и не поняв,

Что ожидания ничего не значат.

 

Так просто нас судьба не одарит,

Пока мы не приложим труд и нервы,

Мы утром снова начинаем жить,

И слово, что Сегодня – будет первым.

 

Но как понять среди пустых затей,

Что жизнь не может сразу измениться,

И то, что есть сейчас – всего ценней,

Что этот миг уже не повторится?..

 

Быть может, не терять часов и лет,

А каждый день воспринимать наградой…

Что будет Завтра? Нужен ли ответ?

Знать – не дано. А может, и не надо…

 

 

В ЗАЩИТУ ЛЮБИМОГО ПОЭТА

 

Любил ли Пушкин – вот цена вопроса.

Он ждет ответа на моем листе…

И многим видится довольно просто –

Мол, Пушкин – он такой же, как и все.

 

Соседа огорошил колкой фразой

И дань любви не каждому принес,

Вы удивитесь, может, он ни разу

Жену не радовал букетом роз…

 

Откуда же рождаются шедевры?

Ведь я их не придумала сама…

И слезы, и страдания, наверное,

Идут от сердца…или от ума?

 

А как же страсть, которая кипела?

Вы скажете – инстинкты подвели,

Не на свидание ходил – на «дело»,

Страдал цинизмом, а не от любви.

 

Не стоит верить даже очевидцам,

Завистникам, любителям солгать –

Всегда с талантом проживают лица,

Готовые поддакнуть и …продать.

 

Не будем им сейчас уподобляться,

Вставляя «лыко» в строчки, как вину …

Он высоко – не стоит и стараться

Вердикт сегодня выносить ему.

 

И чтоб ни сделал, верно иль неверно,

Для нас он – Пушкин, с самых малых лет…

А судя по стихам – любил безмерно,

Как только любит Гений и Поэт. 

 

 

СВИДАНИЕ

 

Я помню этот старый дом

И окон узкие глазницы,

И на картинах чьи-то лица,

И руки веток за окном…

 

Что так влекло меня туда?

Что не давало мне покоя?

Быть может, звуки за стеною,

Как будто плакала беда…

 

И смятых простыней небрежность,

Горячий шепот, разговор,

И чей-то головной убор

Как наказаний неизбежность…

 

Знакомое лицо чужое,

Немой укор убитых фраз,

И недописанный рассказ

Как чье-то счастье под рукою –

 

Везде следы от ворожбы…

И снова след ночной дороги,

И свет внезапный на пороге

Как возвращение судьбы…

 

 

ЛЮБОВЬ И ВДОХНОВЕНИЕ

С. Ботову

 

Не нужен стимул для души живой,

Ей лучше с небом ближе пообщаться –

Понять, поверить, даже попрощаться,

Поговорить наедине с собой…

 

Поэта мысль витает в облаках,

Стремится за пределы испариться,

Туда, где не достанут чьи-то лица –

Помощники в обыденных делах…

 

Летит душа, страдает, как всегда,

От суеты, вмешательства людского…

От них сникает мысль и гаснет слово,

До лучика надежды иногда.

 

Но этот луч способен мир зажечь,

Когда с любовью он объединится,

Тогда и невозможное случится –

Вернутся звуки, пламенная речь…

 

А вдохновение будет как награда,

Любовь поддержит, сделает сильней.

Тот, кто творит – идет об руку с ней,

Другого стимула, поверь, не надо.

 

 

«НЕРВЫ, ЧТО ЛИ, ОБОЖЖЕННЫ?»

поэту А. Вознесенскому

 

Утро дремлет в домах на сваях.

Ах, как хочется тишины…

Вы когда-то предполагали –

«Нервы, что ли, обожжены?»

 

«Муравейники» городские

Нам разрушили иммунитет –

Сотни окон, но все чужие,

Как ловушки для наших бед.

 

Да и время сейчас другое –

Агрессивнее, без идей…

И без вас тяжелее вдвое,

Ведь поддержка – она верней.

 

К вам дорога была далекой –

От любви – до большой любви…

Знаю, было вам одиноко

Жить со Временем – визави.

 

Всё в поэзии от полета –

Крылья птицы и звуки слов…

Вы летали, и было что-то

От крушения всех основ.

 

Как играло воображение,

Как душа этот миг ждала…

Но не выиграли мы сражение,

И духовность не помогла.

 

А когда компьютерным «шумом»

Нас накрыло и замело –

Мозг еще напрягался, думал,

А вот чувствам – не повезло.

 

Книги ваши, стихи, страницы –

Не прочитаны, не видны…

Больно… хочется извиниться…

Нервы, что ли, обожжены?

 

 

***

К прошлому не стоит возвращаться,

Старые конверты открывать,

Чтоб увидеть «проданное» счастье

И стихов забытую тетрадь.

 

Невозможно склеить, что разбилось,

В жизни нет такого вещества –

Ведь любовь оказывает милость

Редкого, «высокого» родства.

 

Не ходите в комнаты пустые,

Не кляните пыль и старину,

Стрелки здесь часы остановили,

Чтобы не отсчитывать вину.

 

Свет из окон гаснет за портьерой,

На посуде – времени следы,

Тени по картинам в интерьере,

И букет в графине без воды…

 

Что о той любви напоминает?

Где ее живой и теплый след?

Фотографий черно-белых стая,

Преданных свидетелей побед?

 

В них счастливых лиц живет немало,

И разлук не видно впереди –

Вот, пожалуй, все, что нам осталось,

Как осколок времени в груди.

 

Нет, любовь не станет возвращаться –

Здесь на всем предательства печать.

Лучше умирать, но расставаться…

А стихи другие написать.

 

 

ЗИМНЕЕ НАСТРОЕНИЕ

 

Снега посыпались – дороги забелили…

Мороз и солнце – вот вам и «алмаз»…

Ах, как мне хочется в таком же стиле

Продолжить поэтический экстаз!

 

Но что-то мне мешает восхищаться,

Тоска и холод за душу берет,

И не волнует призрачное счастье,

Не действует волшебный приворот…

 

Зима прекрасна в белом одеянии,

Но мне напоминает цвет зимы –

Бездушный саван – символ нежелания

И недоступности любимой новизны.

 

Не чувствую в домах тепла каминов,

Не радуют деревья в «кружевах»,

Однообразная и скучная рутина

В квартирах наших, встречах и делах.

 

И рада бы как Феникс возродиться –

Из пепла появиться, чтобы жить,

Но женщина – не сказочная птица,

Ей хочется живое сохранить.

 

И я стремлюсь, я руки подставляю,

Теплом ладоней разбиваю лед…

Снежинки глупые, поверив, тихо тают,

И, кажется – весна уже идет…

 

 

НАЕДИНЕ СО ВСЕМИ

 

Я начала писать рассказы,

Стихи отставила в сторонку…

Душа ответила мне сразу

Тоской забытого ребенка.

 

Я не теряла интереса,

Жила, как прежде, день за днем –

Ну просто меньше стало места

Стихам в сознании моем.

 

Они молчали терпеливо,

Когда я прозою жила,

И были верными, на диво,

Сложив послушно два крыла.

 

Я верила в мои рассказы

О ярких днях и о добре…

Но чувства были в них и фразы,

Как будто фрукты в кожуре.

 

Нет в прозе силы для полета,

Свободы, легкости любви…

А вот в стихах всегда есть что-то,

Что разжигает страсть в крови.

 

Стихи способны раствориться

В душе, в глазах, в добре и горе,

В снегах, в дождях, в любимых лицах…

Помогут пережить, поспорить…

 

Они – огонь и холод млечный,

И жизнь, и смерть – повсюду в теме…

Поэт не пишет – души лечит,

Беседуя наедине со всеми.

 

 

***

Н.П.

 

Наткнулась на эссе поэта…

И стало душно, даже больно,

Как будто не хватает света,

Глаза потерла я невольно.

 

Как жизнь бывает к нам сурова…

За что коверкает и бьет?

То озарит великим словом,

То криком сердце разорвет.

 

И тем, кто дышит на разрыве,

Ничто не мило кроме бед…

Они уверены, что сила,

Она лишь в правде прошлых лет.

 

И разве нужно всем услышать,

Чтобы опять не нагрешить?

Ведь многие спокойно дышат,

Читая этот «крик души».

 

А молодым и недоступна

Риторика ушедших лет.

Насколько все это преступно,

Что описал сейчас поэт?

 

Я вспомнила, отбросив «чтиво»,

Того поэта в «Наше» время –

Бунтарь «российского разлива»,

Почти «есенинское» племя.

 

Земля в его стихах дышала,

А жизнь так яростно звала,

Что наша «лодка у причала»

Всегда была ему мала.

 

Скорее буря, чем ненастье.

Скорее битва, чем покой.

И всюду личное участие –

Не просто грохот за стеной.

 

Как мало нужно, чтоб разбиться –

Всего лишь спрыгнуть с высоты…

А для чего? Чтоб в новых лицах

Искать сочувствия черты?

 

Но, видно, время нам не верит,

Раз, изменив судьбе самой,

Он предпочел захлопнуть двери

Перед талантом и душой.

 

 

ВЫБОР

 

Что выбрать, каждый сам решает,

Хотя дается выбор кровью.

Одни, всю жизнь во сне летают,

Другие, спят лишь для здоровья.

 

Одни не любят, просто – надо,

Другим, любовь как стимул выжить.

Одним судьба – небес награда,

Другим, комфорт теплей и ближе.

 

Одни, работают в пол силы,

Другие, видят смысл в этом.

Одни, хранят все то, что было,

Другим, что снег, что дождь, что лето.

 

И так во всем, и так должно быть,

Когда простое бытие…

Но кто из них подняться сможет,

Когда слетится «воронье»?

 

Когда опасно и обидно,

Когда пожар, когда в грозу,

Когда от дыма слез не видно,

Пусть даже и одну слезу?

 

Я думаю, что те, кто любит,

Чья жизнь – судьба, мечты, работа.

Они за все сражаться будут –

Им свыше выделена «квота».

 

И верю – это им по силе,

Страну и время не кляня,

Не у камина жить в квартире,

А в свете Вечного огня.

 

 

ВДВОЕМ С ЛЮБОВЬЮ

 

Любовь – это все же ливень,

С радугой красок в основе…

Разве мы не всесильны

Рядом с великим словом?

Все это неподвластное

Чувствую все сильней –

Что-то горит опасно

Страстью в душе моей…

Предки во мне бунтуют,

Молятся, шкуры стелют,

С «ведьмой» опять воюют,

В чары ее не верят…

Слово, такое хорошее,

Было тяжелой карой…

Разве оно из прошлого?

Разве пришло к нам даром?

К счастью вернулась милость –

Снова душа ранима…

Снова Любовь растворилась

В веснах моих и зимах…

Хочется видеть в цвете

Небо, дома и лица,

Где вдохновения ветер,

Вместе с дождем струится…

Снова Любовь – Мессия,

Даже с тоской и болью…

Разве мы не всесильны,

Если вдвоем с Любовью?

 

 

СЛЕПАЯ НАДЕЖДА…

 

Когда уходят люди, те, что были

Свидетелями счастья и беды,

Которые однажды разделили

На «до» и «после» логику судьбы,

Уходят просто, как обычный день,

Как ночь, пришедшая ему на смену,

Мы в этот миг не замечаем тень –

Она встает меж нами неизменно…

Потом тревожит душу и манит

Туда, где не доказано и спорно,

Как будто чип она, или магнит –

Притягивает прошлое упорно.

Мы вспоминаем… Хочется понять –

Где не случилось, что все это значит,

И для чего сегодня нужно знать,

Как дальше жить, и где ответ к задаче…

Но, люди, те, что рядом с нами были,

Уже не в силах дать такой ответ –

Они давно другую дверь открыли,

Другой предел возможности и лет…

А мы все ждем и напрягаем зрение,

И ворошим вчерашние слова,

С глухой надеждой в чудо возвращения

И в ту любовь, что, может быть, жива…

 

 

***

Снега опадали, в сугробы ложились,

Кружили метели, и было морозно…

И вы мне не снились,

А если и снились,

То все это было весьма несерьезно…

И ветры шумели, с деревьями бились,

И тучи луну охраняли как стража,

И мне так хотелось, чтоб вы появились,

И вы появились

В тот вечер, однажды…

И лампа горела, светила неброско,

И двери скрипели, и блики смещались…

И было не просто,

Нам было не просто

Поверить, что мы, обнимая, прощались…

Дороги бежали, огни разрезали,

Стучали колеса, и рельсы скользили…

И мы не сказали,

Увы, не сказали

Ни слова о том, как друг друга любили…

 

 

***

Когда я вдруг не напишу

Ни строчки, ни стихотворения,

Или расстаться вдруг решу

С полетом рифм и вдохновения – 

 

Каким я мир тогда увижу

Сквозь это пыльное окно?

Кого прощу? Кого обижу?

И будет ли окном окно…

 

Что я найду в проеме этом

Без поэтических очков – 

Одни вопросы без ответов,

И несвободу без оков.

 

Не дай мне, бог, не написать

Ни строчки, ни стихотворения – 

Тогда мне незачем дышать,

Утратит жизнь свое значение…

 

Нет, я сумею отказаться

От безразличного причала,

Верну стихов лихое братство

И все опять начну с начала.

 

 

 *** 

Как прав был Пушкин, говоря о лете – 

Жара, жужжание мух и комаров – 

Все это так печалило поэта,

Что было иногда не до стихов.

 

И я на даче, сим кошмаром мучаясь,

Порою все-таки берусь за карандаш

И, несмотря на насекомых тучи,

Сажусь описывать чарующий пейзаж.

 

Про то, что солнце входит прямо в воду,

А из воды горящий замок восстает,

И все вокруг мерцает и плывет,

И исчезает волшебству в угоду.

 

А на заливе воды так темны,

Круги от рыб – погасшие окошки,

На берегу костры уже видны

И не мигают, как глаза у кошки…

 

В лесу еще прохладней и темнее,

Просветы неба, словно в чердаке,

А я с любимым – мы рука в руке,

И так дорога кажется светлее.

 

Но вот и двор… и здесь уже не страшно,

Мы дома, все тревоги позади…

Остановись мгновение! Ты прекрасно!

И так неважно, что там впереди…

 

 

***

Ну, вот и осень… и хандра

Порою часто посещает,

А день стремительно сникает,

Не добежав и до двора…

 

Все чувства стынут, люди гаснут,

Уходят в спячку до весны…

Но иногда свежо и ясно

Потянет ветерком лесным – 

 

Тогда на дачу – в дальний путь,

Надеемся, еще успеем,

Захватим осени чуть-чуть,

Увидим что-нибудь, согреем.

 

Какое небо – словно вата,

Все в клочьях, залитых дождем…

И мы как будто виноваты,

Что и не мокнем, и живем.

 

О! Сколько золота и слез – 

Они всегда неразделимы,

А стволики нагих берез

Так одиноки и ранимы…

 

Но осень все-таки прекрасна,

Хоть все и движется к концу,

И видно, прав великий классик,

Что увядание ей к лицу.

 

И мы на встречу с ней, с природой,

Погожие деньки застать…

А уж потом на непогоду

Ворчать, болеть и снега ждать.

 

 

Я все придумала сама

 

А я была в вас влюблена,

Глазами встретившись случайно…

Вы передали мне сполна

Свою тревогу и отчаяние.

 

В глазах мне виделась слеза,

И с нею боль моя смешалась,

Во всем мне чудилась гроза,

И будто лето начиналось.

 

Но осень страсти остудила,

Покрыла холодом зима,

А я ждала, о вас молила

И все придумала сама.

 

Придумала себе надежду,

Придумала свидания час,

Но было холодно, как прежде,

И в доме не хватало вас…

 

А я была так влюблена…

И сочиняла все напрасно.

Моя любовь ждала одна

И в одиночестве угасла…

 

 

 Время настало

 

По-моему, время настало

Низвергнуть его с пьедестала!

Сама же его водрузила,

Думала – полюбила…

 

Решила, что он, убогий,

Разделит мои тревоги…

Но, видно, не тут-то было,

Я снова закон забыла.

 

Тот, кто творит и лепит,

Тот и за все в ответе.

Творение – оно прекрасно,

Вот только мечты напрасны – 

 

Страсть не вдохнешь в полено,

Будь ты хоть всей вселенной!

Думать, как ты, не станет,

Взглядами не поманит,

 

Ну, а любить, тем паче, 

Какое полено – Мачо!

Сердца у дерева нету,

Его не волнуют рассветы,

 

Его не тревожит ветер –

Оно ж не живет на свете…

А я так любви хотела,

Что все это не разглядела, 

 

Так я рвалась к удаче,

Что видела все иначе…

Полено – поленом осталось,

Вот и любовь рассосалась.

Слишком поздно

 

Ну как же здесь не заработать стресс,

Когда тоска лихая мучит…

И я пишу – отчаянный прогресс,

Клинический, похоже, случай.

 

Мой день рождения отшумел уже,

Хотя он ничего теперь не значит,

Бывает иногда – на «вираже»

Нога болит или давление скачет.

 

Не это страшно – душит суета!

Ты в деле вся, а толку никакого,

Не манит взгляд, не ранит красота,

Чтоб загореться? – Ничего такого!

 

А вот и люди на одно лицо,

Спешат, несутся мимо, словно листья…

И мир, похоже, создан из глупцов,

И ты не тот… и мне уж не влюбиться…

 

Уходит страсть и волочит с собой

Все, что мы любим, что всего дороже.

Что нам казалось создано судьбой,

Что думали и потерять не сможем.

 

Уводит страсть забытую любовь,

Ей тоже надоело ждать подачек…

Ах, в это время оглянуться вновь,

А может и окликнуть наудачу.

 

Ах, если б раньше все это понять,

Как будет больно, страшно и обидно!

А если б думать, если бы догнать…

Ау! Любовь! – Ее уже не видно.

 

Ну, вот и пуст печальный этот дом,

Хотя мы в нем живем благочестиво – 

Не изменяем, не сорим, не пьем,

Но что прошло, уже не будет…мило.

 

 

Ты не изменился

 

Вот так встреча! Долгий срок – много изменилось.

Помню, помню твой урок! Или мне приснилось?

Помню холод в животе –«бабочки» скончались…

И глаза совсем не те, что со мной встречались.

Помню тот нежданный шок, что сильней разлуки…

Помню – жизнь на волосок от смертельной муки…

Расставание как побег, как ожог от зноя…

И надежда, как на грех, не дает покоя…

А сегодня ты какой?Ничего не мучит?

Отчего почти седой? Вновь тяжелый случай!

Не сказался долгий срок – ты не изменился…

Что ж, спасибо за урок! Вижу – не приснился.

 

 

Стрелец – огненный знак

 

Я у воды не чувствую блаженства,

Не плаваю, поэтому боюсь…

И это водное, по сути, совершенство,

Сканирует в меня глухую грусть.

 

Я отвергаю то, что не понятно –

Вода мне часто кажется бедой…

А волны шепчут что-то так невнятно,

Что я кажусь сама себе глухой.

 

И сила берегов мне не подвластна,

Не каждый может так удар держать –

То рассыпаться вроде ежечасно,

То вновь скалой незыблемой стоять.

 

С восторгом принимаю смелый ветер,

Когда он по волне большой бежит,

Ломает луч полуденного света,

Разбрасывает всюду и слепит,

 

А у воды не чувствую движения,

Она как люди с холодом в крови…

Огонь мне все же ближе в отражении

Живой природы Солнца и Любви.

 

 

Романс

 

Я все пытаюсь отыскать

Все те слова, что мы сказали,

Но вместо этого опять

Я в тупике или в начале…

 

Я все стараюсь выносить

Поступкам нашим оправдание,

Но не хочу тебя забыть

 Или придумать наказание.

 

Я все хочу найти окно,

Но в доме нашем чьи-то лица…

И ветер времени давно

Перелистнул уже страницу…

 

Как ни хотелось бы вернуть

Все то, что мы тогда любили,

Но мы прошли уже тот путь

И как смогли его прожили. 

 

 

Мне нравится

 

Мне нравится, когда вы говорите

И наблюдать за вашими глазами…

Я знаю, что любовь сегодня с нами

И мы летим на заданной орбите…

 

Мне нравится касаться вас рукой

И ощущать ожог прикосновения…

Я знаю, что всего одно мгновение

Мы можем снова встретиться с судьбой

 

Мне нравится не думать и не знать,

Что вы уходите, в отчаянии волнуясь,

И горевать, что нет конца у улиц,

Они бессовестно отнимут вас опять…

 

И кто сказал, что можно не любить,

Что все должно само собой случиться?

Пусть целый день вокруг мелькают  лица –

Я не могу всего одно забыть…

 

 

Поздняя мелодия

 

Струны наших аккордов

Почти не подвижны,

Голос скрипки не гордый

И как будто обижен…

Но мелодия длится,

Поет осторожно –

«От любви не укрыться,

Все возможно, возможно…»

Это было возможно, но только

Чуть раньше…

Когда не было горько

На пороге реванша…

Были силы прожить,

Даже если страдая…

Но, а можно любить

От любви умирая?

Струны плачут безбожно,

Все о том, чтоб любили,

Но уже невозможно –

Мы любовь отпустили…

 

 

Потерянное слово

 

Нет вдохновения сегодня – ни строчки…

Все онемело внутри, не болит…

Бьют как горошины в окна листочки,

Осень тревожится и говорит –

«Что ты тоскуешь? Что знаешь такого,

Что я не знаю, о чем не молю?»

Мне-то понятно – потеряно слово,

Яркое слово исчезло – люблю…

Так оно вкусно лежит за губами,

Так оно сладко тревожит язык,

Слово забытое, вроде бы, с нами,

Только привык к нему каждый, привык…

Не восхищаются, не удивляют,

И не волнуются – вот в чем беда…

Слушает осень, и слезы стекают

Белой сосулькой на провода.

Листья трепещут, окликнуть стараясь –

Боль равнодушия сводят к нулю…

Редкий снежок до земли долетает,

Ищет забытое слово – люблю…

Как бы хотелось, чтобы вернулось,

Стало второй половинкой моей,

Чтобы душа как снегирь встрепенулась

Алыми каплями с белых ветвей.

 

 

Подснежники осенью

 

Подснежники осенью разве бывают? –

Только как чудо и наваждение…

Подснежники осенью нас удивляют

Именно временем появления…

Словно лучи среди будничных красок,

Нежность подснежника так нарочита…

Вся красота – без помады и масок,

Будто душа нараспашку открыта…

Так и стихи мои – воздух осенний,

Радость нежданная, «зимняя вишня»…

Как я боюсь их обидеть сомнением,

Что не под силу мне это и лишнее…

С ними легко, интересно, надежно,

Преданы, рядом всегда неизменно…

С ними все ясно, и все так возможно –

Воспоминания и перемены.

Как хорошо, что они удивляют,

Как и подснежники, смелостью, новью –

Осенью всходят и жить помогают,

Мир наполняя весной и любовью.

 

 

Подпорченный "рай"

 

Беспокойный дождь по свету

Холодит и промывает…

Ах, карету мне! Карету!

Я хочу бежать из "рая"!

 

Этот "рай" хорош весною,

Когда первые листочки,

Когда полон красотою

Каждый кустик и пенечек.

 

Этот "рай" прекрасен летом,

Когда солнца всюду право,

Когда яркие рассветы

В алых отблесках дубравы. 

 

Этот "рай" приятен в осень,

Когда листья землю скроют,

Когда туч туманных проседь

Утром, с белою росою.

 

Дачный "рай", лишенный света,

Грязный, мокрый – я не знаю!

Ах, карету мне! Карету!

Не хочу такого "рая"!

 

 

Вопросы и ответы

 

Какие жесткие уроки

Мне жизнь порою преподносит -

Не сократить, не выждать сроки…

И кто, кого об этом спросит?

 

Какие странные порывы

Страстей, успехов, обещаний –

Не удержать, не вырвать силой…

А часто мы стремимся сами?

 

Какие жалкие попытки

Переиначить равнодушных –

Не обогреть, не растопить их…

А это, может быть, и лучше?

 

Какая горькая потеря

Доверия, надежды, дружбы –

Не убедить, не разуверить…

А разве это делать нужно?

 

Какое глупое смирение -

Гасить огонь в своей крови,

Опаснее лишь только Время…

А есть ли время без любви? 

 

Вопросы, мысли и ответы…

Судьба учить меня старалась…

Я благодарна ей за это,

Что тест прошла, что состоялась.

 

 

***

Осень диктует, напоминает,

Может, ревнует, может, пытает -

Холодом веет утром и ночью,

Но почему-то страшно не очень…

 

Треск от поленьев яблонь душистых,

Кот на коленях, мягкий, пушистый,

Чай обжигает горло приятно –

Все это русским очень понятно.

 

Тех, кто здесь вырос – не напугаешь,

Не уничтожишь, и не узнаешь…

Нужно родиться рядом с березой,

Чтобы казались сказкой морозы,

 

Чтобы сегодня в чудо поверить,

Чтоб не смириться с горькой потерей,

Чтобы увидеть сердце «большое» -

Нужно родиться с русской душою!

 

 

Верить и жить

 

Плачут березы как-то по-русски -

Слезы роняют вместе с листвой…

Время осеннее, склонное к грусти

Строчки выводит вместе со мной.

 

Солнце нелепое в тучах мохнатых

И бесполезно, и ни к чему,

Чавкают лужи мокрою ватой,

Землю готовят к зимнему сну.

 

Клен облетел, обнажаясь изрядно,

Снега не видно, и нечем прикрыть…

Только сосенка, как прежде, нарядна,

Хочется тронуть и лето продлить.

 

Чайка у берега плачет, кружится

Между лучами и стылой водой,

Что-то мешает птице укрыться,

Холодом веет, и пахнет бедой…

 

Хочется крикнуть, помочь ей услышать –

Держит волна, не пускает песок…

Осень все круче проходит и выше,

Рядом со мною на волосок…

 

Душу терзают сомнения опасно –

Что с этим делать? И как с этим быть…

Падают листья, и слышится ясно –

«Следует верить, и следует жить» 

 

 

Говорят, что грибы - живые существа 

                                      Мужу Валентину

 

Мы будто два гриба в грибнице,

Нас даже сравнивать не стоит,

Нам одинаково не спится,

Когда луна нас беспокоит…

 

Мы любим разные лукошки –

Ты, чтобы еле донесли,

А я согласна и немножко,

Но только с запахом лесным…

 

Я выберу, что веселее,

Ты - что спокойнее, мудрей…

Я от попсы и джаза млею,

Ты – от шедевров прошлых дней…

 

Мы будто два гриба, но все же

Сегодня разный спрос у нас –

Я с теми, кто меня моложе,

Ты – больше с теми, кто в запас…

 

И я тянусь к твоим победам,

Ты опускаешься к моим,

Нам компромисс почти не ведом,

Но иногда мы дружим с ним.

 

Всегда на стыке несогласия,

Всегда вокруг взрывной волны,

Нам друг без друга мало счастья,

Мы им хронически больны…

 

Страшней всего – сидеть на печке,

Не покидая теплый дом –

Ведь мы грибы, а не овечки,

Нам хорошо в лесу своем.

 

 

***

Давно мое так не болело сердце,

Когда поэтов молодых читала,

И никуда от этих строк не деться,

Уже не переделаешь с начала.

 

Пустые словеса, несовершенство ритма,

Бывает мысль, а может и не  быть,

Как будто все извилины поникли

И не дают разумно говорить.

 

Ведь есть же Пушкин, и доступно это -

Учись, сверяй с ним слово и язык.

Его труды - источник для поэта,

Живой, неиссякаемый родник…

 

Когда поэму Пушкина читаешь,

Стихи соединяются с тобой …

Где рифма, где размер -  не замечаешь,

Поскольку им подвластен стиль любой.

 

Его слова  – они как в храме  свечи,

И он о жизни с нами говорит…

Читаешь Пушкина и словно душу лечишь,

Когда она страдает и болит.

 

Возможно, в век компьютерных историй

Поэтам вирус в головы проник –

Кого–то просто с разумом рассорил,

Ну, а кому–то дал плохой язык.

 

Как много странного поэзией зовется,

В поэты метит каждый пустозвон…

Опасно то, что может быть  найдется

Тот, для кого кумиром станет он. 

 

 

***

Как я завидую той женщине с вуалью,

Ее наряду, сборкам, кружевам…

Ее затянутой осиной талии,

Французским, mon ami, словам…

 

Мне кажется, я тоже так смогла бы,

Возможно, так и было в прошлой жизни…

А может, я была крестьянской бабой –

Без зонтика, без шляпки и без книжек?

 

В платке по брови, в кофте, в сарафане,

С серпом на жатве, с вилами, косой…

Зимою с коромыслом и санями –

И не жалею, что была такой.

 

Быть женщиной, какой бы ни случилось…

Она способна этот мир обнять,

Ведь только ей дала природа силу,

И только с ней покой и благодать.

 

Подвластно все! И кто бы ни старался

Над ней подняться, обойти, изгнать,

Как ни боролся, как ни обжигался –

Не в силах победить или понять.

 

Кто вы без женщины? – Далекая звезда,

Где жизнь, в основе, будет недоступна –

Холодный дом, пустые города,

А мысли о любви почти преступны.

 

Но мир людей, что счастьем дорожит,

Где смена грез и дат неумолима –

Он женщине давно принадлежит,

Той женщине, которая любима.

 

 

ЗНАКОМЫЙ СЮЖЕТ

В.Высоцкому

 

Поэт влюблен…Она в Париже…

Знакомый, в общем-то, сюжет…

Сейчас понятнее и ближе,

В любовной драме русский след.

 

Легки, изящны парижанки,

Но русских сложно им понять –

Все чувства словно наизнанку,

Без страха сердце разорвать…

 

Поэт совсем другой породы,

Но песням с русскою душой

Внимал Париж без перевода,

Дыша поэзией самой.

 

А он назад, опять в Россию…

Быть может, здесь не тот уют,

Но для России он – Мессия,

Его здесь, несомненно, ждут.

 

И глаз знакомое влечение,

И нежность рук родных людей,

Всегда снимали наваждение

Безумной страсти и идей.

 

Поэт напишет, как все было…

И напоет на много лет –

Как он любил… Она любила …

До боли близкий нам сюжет.

 

 

ДОЖДЬ ЗИМОЙ

 

Снег – то ручей, то – ком, то – вата,

Холодный, мокрый, белый, маркий…

Земля повсюду полосата,

Как зебра в каждом зоопарке.

Кто наблюдает за погодой,

И где зима на этот час?

Не дружит, видимо, с природой,

Не хочет даже видеть нас.

Во мне протест растет и зреет –

Я не любитель холодов,

Но каждый день свой вид имеет

И независимость основ.

Вот раньше зимы по России

Ссыпали «серебро» рекой

И даже сумерки гасили

Столь безупречной белизной.

Поэты в сани запрягали

Кобылок, резвых и гнедых,

«Бразды пушистые вздымали»,

Стихи писали нам о них.

 

Наш шар земной не сбился с курса?

Не возгордился до небес?

А может, исчерпав ресурсы,

Он к Солнцу с просьбами полез?

Так непривычен снег дождливый,

Как черно-белое кино –

Все безотрадно, некрасиво,

А изменить нам – не дано.

 

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

 

Совсем неслышно, как в пинетках,

Снежок прошел – неловкий, чистый…

И не сугробы, только метки

Остались на домах и листьях.

И даже страшно прикоснуться

К его наивной белизне…

И не понять, не дотянуться

До этих символов извне…

Что он сулит? К Зиме движение?

Чтобы остыло все, молчало?

А это дивное свечение –

Тот самый чистый лист? Начало?

И может, новые там лица,

Другие строки на листе…

И руки тянутся умыться,

Чтобы сравняться в чистоте.

 

 

***

Внуку Стасу

 

Мой внук уехал в Петербург –

Мы не встречаемся как прежде,

Но этот город мной любим

Уж потому, что рядом с ним

И ощутимо дарит нам надежду.

 

Петра творение над Невой

Всегда историей встречает –

Он будет жить, где Пушкин жил,

Ходить, где гений проходил,

И это нас роднит и вдохновляет.

 

Дворцы и парки, парапеты…

И белой ночи свет и блики,

И даже тех, кто раньше жил –

Все это Питер подарил

Сегодня нам – и в зданиях, и в ликах…

 

Я думаю, что внуку повезло –

Он обретет уверенность и силу,

Он словно пропитается добром,

Он станет жить счастливым в нем,

И будет так любить, как я любила.

 

 

ПОЗДНЯЯ ОСЕНЬ

 

Какая синь! Как краску расплескали…

И облака ее стереть не могут…

Их ветры по крупицам собирали,

Чтобы с дождем отправиться в дорогу.

 

Но синь небес настолько не подвластна,

Что пахнет летом воздух и трава,

И все усилия ветров напрасны –

Сегодня осень только и права.

 

Еще один денек, одно мгновение

Такая хрупкая продержится листва –

Нелепая, с холодной точки зрения,

Но близкая еще живым лесам.

 

Еще глоток… и легкие раскрылись,

Глаза запомнили, как эта синь светла,

Чтобы зимой не прилагать усилий

Над памятью последнего тепла.

 

 

КОНЦЕРТ

 

С полоской яркого огня

«Фонарь» подвесило Светило,

Зажгло его на склоне дня,

А видно погасить забыло…

 

И он горел, не уставая,

Так освещал, к себе маня,

Что мир смотрел, не узнавая,

Такого неба и огня…

 

И вечер тихо удивлялся,

Старался ждать и не темнеть,

А каждый кустик освещался,

Как будто пробовал гореть.

 

Но вдруг опомнилось Светило,

Накрыло тучей-колпаком,

И стало снова так, как было,

Когда цвета исчезли в нем…

 

Но только краски отступили,

Как снова с неба луч прорвался,

На сцену звезды выходили –

Концерт вселенной продолжался…

 

 

Я НЕ ЛЮБЛЮ ХОЛОДНЫХ ЗИМ УЗОРЫ…

 

Восход сегодня мрачен и могуч –

Мороз и солнце спорят в небесах…

Сквозь облака скользит неловкий луч

И тут же остывает на лесах…

 

И неба синь, и белые разводы,

И черных туч безумная игра –

Напоминание самой природы,

Что наступает зимняя пора.

 

Пока что иней только поутру,

Еще желтеют белые березы,

Они горят как свечи на ветру,

Хотя их тоже тронули морозы…

 

Простерли ветви, небеса моля,

Поверили, что им осталось мало

До той поры, как серая земля

Укроет корни белым одеялом…

 

Я не люблю холодных зим узоры,

Короткий день – усталый и бесцветный,

Мне по душе, когда рождают споры

В лазурном небе алые рассветы.

 

 

А Я ПОВЕРЮ

 

А я поверю тем словам,

Что сказаны в порыве страсти…

Ведь разум в этот миг не властен,

А сердце отдано богам.

 

И там, с небесной тишиной,

Из глубины морей сердечных,

Звучат слова, как бесконечность,

Счастливая своей судьбой…

 

Слова кружат, сплетая сети,

Любовь в душе рождает зной,

Ей чувства вторят, как прибой,

И сердце нежностями метят…

 

Открыто все, чтоб их услышать…

И разум спит, не претендует,

А сердце каждый вздох волнует,

С любовью мир живет и дышит…

 

Всегда стараюсь уловить

Слова, рожденные от страсти,

Когда над нами ум не властен,

То сердцем можно говорить.

 

 

ПРОСТИТЬ – НЕ ЗНАЧИТ ВСЕ ПОНЯТЬ…

 

Простить – не значит сразу все понять

И снова верить новым обещаниям…

Для тех, кто не умеет ждать,

Прощение похоже на прощание.

 

И что бы там ни пели про любовь

И как бы ни старались восхищаться,

Прощение, обычно, чья-то кровь,

Скорее тех, кто не хотел прощаться.

 

Прощать – не значит благодушным быть,

Оно не будет никому спасением…

Для тех, кто хочет навсегда забыть,

Прощение – дорога к отступлению.

 

И как бы ни горели чувства вновь,

Не стоит с этой новостью свыкаться,

Прощение похоже на любовь,

Которая пришла, чтобы расстаться.

 

 

НЕСОВПАДЕНИЕ

 

Можно быть в холоде, но в тишине,

Можно голодным, но на свободе,

Можно быть раненым, но на коне –

Есть варианты для жизни в природе…

 

Часто нам кажется – выбор хорош,

Он обоснован, почти гениален,

Только другие не ценят ни в грош

И возмущаются, даже скандалят.

 

Сколько возможностей все повернуть,

Свыкнуться, сдаться, отдать, согласиться,

Только бунтует природная суть,

Не совпадают гены и лица.

 

В этом, наверное, смысл любви,

Знает его не одно поколение –

Если огонь закипает в крови,

Значит, мы боремся с несовпадением!

 

Значит нам в тягость покоя личина,

Где равнодушие пахнет бедой…

Несовпадение – факт и причина

Воли, движения, жизни самой.

 

Действие – стимул для боя отличный!

Если мы все-таки медлим и ждем –

Все совпадает, и нам безразлично

Умерли мы или все же живем.

СТРАНИЦЫ   1 ..... 2 ..... 3 ..... 4 ..... 5

Comments: 0