Сергей Христофоров

Сегодня - с нами

 

Мы здесь сегодня. 

У костра.

Нас прошлое тут точно не достанет.

Мы смотрим все игру огня.

Сегодня – с нами, 

Будущего не бывает.

Мы пишем письма. 

Кто-то их не пишет.

Нас всех разделят завтра, 

Поутру.

Кого-то в прошлое запишут,

А кто-то руки вытянет к огню.

Сегодня с нами, у костра, 

Сидит старуха-смерть.

И, зябко ёжась, 

Тянет косточки к огню.

Играет пламя с ветром в круговерть.

И тени мчатся по её лицу.

Блаженство на челе её.

Улыбка. 

Что-то вспоминает.

И кто-то в этот час напрасно ждёт её.

Счастливчик. 

Дольше чуть протянет.

А утром нам в атаку, и она

Тихонько сзади нас пойдёт,

Костлявым пальцем в спину тыча.

Сидеть мы будем до утра.

Я не смогу заснуть,

А ей же никогда не спится.

Ты знаешь, смерть. 

Согревшись поутру,

Иди вперёд. У вражеских окопов 

Ты повернись ко мне. 

Лицом к лицу.

И мы сойдёмся  с криком, воплем.

В туман, не ставший утренней росою,

Как в вечность, 

Стиснув зубы, я шагну.

Я Родину свою душой люблю босою.

Ты знаешь, смерть, 

Я за неё глаза в глаза умру.

 

 

Молодость

 

И было нам по восемнадцать.

И было нам всё по плечу.

Где та девчонка-синеглазка?

Забыл я, как её зовут. 

 

Казалось нам, что ветер в поле

Дуть должен так же в голове.

И что один был в поле воин,

Я знал уже в пятнадцать лет.

 

Мы всё делили на две части –

Друзей, врагов и целый свет.

Всё было белым или чёрным, 

И был на всё готов ответ.

 

Нам жизнь казалась штукой вечной.

И мы не видели проблем.

Так молодость проходит быстротечно,

И не вернёшь её ничем.

 

И где нам взять все эти годы,

Где было грустно и смешно?

Они ушли ручьём весенним,

И их уже ты не вернёшь…

 

 

Я верный сын своей страны

 

Как много нас, таких как я,

Служивших матушке-России.

Не за червонцы и чины, и ордена.

За чувство, что считают сыном. 

 

Я верный сын своей страны

И шёл в атаку только с Богом.

Не щёлкал каблуками и Георгия кресты

Я получал не за штабы, а за окопы.

 

Я вшей кормил и нюхал пот,

И грязь мешалась с моей кровью.

За честь и совесть заплатил

Я чужестранною свободой.

 

Изгнанник я родной земли

И проклят всеми, но не Богом.

Придётся мне теперь идти

Чужой извилистой дорогой.

 

Как мне хотелось отомстить

За слёзы жён и матерей,

За пепелища и пожары,

За грабежи разрушенных церквей.

 

Я помню стылый взрослый взгляд

Давно не плачущих детей.

И помню, как убит был наповал

У деревеньки на Симбирской стороне.

 

Мне душу прострелило отступленье то.

С тех пор считаю сам себя я мёртвым.

Кому мне мстить? Лишь самому себе

Могу налить стакан я горькой.

 

Шкуро меня к себе звал до войны –

Он с Гитлером в Россию шёл походом.

Я верный сын своей страны,

Но не воюю с собственным народом.

 

 

Искра мимолётной любви

 

Ты знаешь, что мне нелегко без тебя.

Я знаю, тебе без меня так тоскливо.

Мы встретились взглядом – желаний полны.

Их высказать вслух не хватило приливов.

 

Ты знаешь, что я не совсем одинок.

Я знаю, что ты далеко не невинна.

И в мире людей, что наивно жесток,

Мы мимо пройдём, оглянуться не в силах.

 

Всё дальше и дальше по жизни идём,

Встречаясь, любя и терзаясь.

Мечтаем, что, может, когда-то найдём

Ту искру, что в нас потерялась.

 

И в грёзах своих, тёмной ночью сокрытых.

Мы счастливы вместе – душою к душе.

Как жаль, что нам глаз не хватило открытых

И смелой любви, постучавшейся в дверь…

 

 

Назваться Человеком

 

Назваться Человеком может тот, 

Кто знает, что такое Состраданье 

И чувство светлое по имени Любовь,

Что млеет в ожидании Свиданья.

 

Мечтает, Помнит и Надеется, и Верит,

И знает, что такое Дружба и Вражда.

Кто знает, что такое Радость, Счастье 

И чёрная, тоскливая, несчастная Беда.

 

Кто может руку протянуть и совершить Поступок 

И, если надо, то пожертвовать собой.

Кто никогда в колодец не посмеет плюнуть.

Кто любит Вдохновенно – всей Душой.

 

Бывает, любим тех, кто недостоин,

И отвергаем тех, кто лучше всех.

Мы люди, но назвать кого-то Человеком 

Мы можем, если он живёт как Человек.

 

 

Я болен Осенью навек...

 

Я болен Осенью навек.

Мне запах дыма нос щекочет.

Листвы цветная карусель

В моих глазах смеётся и хохочет.

 

Ковёр красивый бросила на землю.

Куда там персам до него.

Он как живой, он сладко пахнет.

Да так, что хочется с тобой.

 

Она услада всей моей души.

Мне с Осенью всегда покойно.

Дождя холодного капель

Меня с тоской не познакомит.

 

Я счастлив с Осенью всегда.

В промозглый дождь и в бабье лето.

Уютно мне: и кофе по утрам,

И вечер, горьким вермутом согретый.

 

Я улицу люблю и парков вдохновенье.

О, Осень! Ты любовница моя!

Твоя листва мне шепчет сновиденья.

И крылья грёз уносят у костра.

 

И никогда! Ты слышишь? Никогда!

Не изменю тебе с красавицей Зимой.

И никогда! Ты слышишь? Никогда!

Ни с жаркой Летой и ни с юною Весной.

 

О рыжая, бесстыжая пора!

Люблю тебя всем юным сердцем.

Я в Осень с головою, как всегда,

Ныряю как в купель младенцем.

 

 

Любовь ведёт нас

 

Увидев раз, ты это не забудешь никогда.

Раз полюбив, не сможешь позабыть.

Как будто часть души оставил здесь.

И возвращаться вечно будешь ты за ней.

 

Так было, есть и будет так всегда.

Любой из нас не может не любить.

Неважно, человек ли это или место на Земле –

Нас всех любовь ведёт туда, где любим мы сильней.

 

 

Я был, я есть, я буду жить

 

Я был, я есть, я буду жить

Назло врачам и вежливым соседям.

Я буду есть, я буду пить,

И не всегда я буду трезвым.

 

Когда печаль меня поймает 

Широкой сетью собственных волос.

Я закружусь с ней хороводом

Листвы опавшей сладких снов.

 

Печаль бывает самой разной.

Для умных лиц и дураков.

Бывает грустной и весёлой.

Для грязных луж и белых облаков.

 

Её печати на моей одежде,

Потёки грязи на лице.

Но я при всём при этом счастлив,

И песни трели на душе.

 

 

Душа не плачет 

 

Душа не плачет, не поёт – 

Она мертва. Могильный холод.

Кругом меня нет никого.

Один стою я на перроне.

 

А дни-вагоны мимо вскачь.

Жизнь пробегает вся перед глазами.

Купе, плацкарта. Где-то там

Мелькнут вагоны-рестораны.

 

На вид я жив, душа мертва, 

Она не плачет, не поёт.

Перрон. Один. Под стук колёс

Такая мимо жизнь пройдёт.

 

Несутся лица вереницей – 

Знакомые, друзья, враги.

Запрыгнуть надо на подножку

И побороться бы за них.

 

Но пустота и холод душу

Мою не пустят в мир живых.

Я где-то там, где серый сумрак,

И мёртвых нет, и нет живых.

 

 

Злой рок витал

 

Злой рок витал над родом человечьим,

Бежал сквозь пальцы времени песок.

Так люди жизнь свою считают вечной

И узнают ей цену лишь в конце порой.

 

Мы любим, ошибаемся и верим,

Что Завтра будет лучше, чем Вчера.

Недолгий век нам каждому отмерян.

Старайся жить сейчас, везде, всегда.

Comments: 0