Лилия Трофимова

ЮНОСТЬ

 

Ты бежишь и смеешься.

И щеки твои, и курносый нос

Исцелованы солнцем.

 

Ты закат и восход –

Теплыми светом своим,

Что из сердца рвётся

 

И из глаз льется

Живительной влагой,

Первой весенней птахой,

 

Морозным зимним утром,

Листопадом осенним.

Я люблю тебя будто.

 

Будь моей верной.

Молю тебя, будь последней:

Глотком яда,

 

Десятым кругом ада.

Я терпеть готов,

Нет, наслаждаться

 

Этой болью,

В пламени купаться,

Им упиваться.

 

Кто тебя сотворил,

Тот точно знал толк

В том, как достать потолок

 

Или прыгнуть выше голов...

Не своей, а всех –

Там, где бог?..

 

Лань, стрела, вспышка –

Это ты,

Как и все мира цветы.

 

Ложь, жестокость, глупость –

Это тоже ты,

Моя юность.

 

 

ПАМЯТЬ (Т.Р.)

 

Время пылью легло на книги, цветы и полки,

Молью без цвета сгрызло ковры и одежду.

Память... Это ль в игольнице старой иголки

Или иголки, что колют наш разум надеждой?

 

Стопка когда-то и кем-то забытых тетрадей,

Что-то там про первого «А» ученицу.

Трещины и потёртости на комоде в спальне.

«Крылатые» качели, велосипед без спицы.

 

Забытые письма кому-то в пункт «Б».

И билеты туда же, в глухую метель в декабре.

Люди, бумаги, квартиры, кассеты с группой Любе...

Нет. Запомни навечно:

память это то,

что у нас в голове.

 

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

 

Млечный путь растёкся по воздуху –

Подставляй свою кружку, дружок.

После трудного дня время роздыху.

Юный месяц сыграет в рожок

 

Песню ночи тихую, дивную –

Прозвенит бубенцом лай собак,

И окутает темень картинную

Стрёкот серо-зелёных цикад.

 

Ночь укроет тебя ароматами

Диких трав, отгоревших костров,

Пронесёт над полями, левадами

В мир таинственный сказок и снов.

 

За день край с голубыми просторами

Тёплым солнцем весенним согрет.

Засыпай, чтоб минутами скорыми

Встретить новый горящий рассвет.

 

 

Б-Г

 

Наш бог курит Винстон

И часто бывает пьян,

Сдвинут на числах

И прелестях милых дам.

 

Он входит как призрак

В свой полуразрушенный храм

И ищет в нём смыслы,

Хоть и не знает, где, сам.

 

Наш бог очень молод,

И так же как молод – глуп.

С лицом невесёлым

Уходит от милых губ.

 

Летит очень быстро

Над чёрным асфальтом трасс.

Наш бог так глуп,

Так что говорить о нас?

 

 

ОДА СЛОВУ (ВЕРТИКАЛЬНО)

 

Склоняю голову перед тобой,

Любуюсь, затаив дыхание.

О, ты ужасное – прекрасное порой,

Волшебное умов создание,

Обожествляемое мной.

 

Сквозь долгий омут временной

Лучишься, льёшься рьяно. И

Обогнув любую даль, стрелой

Вонзишься в сердце прямо –

Ознаменовано судьбой.

 

 

***

 

Неба куполом взглянешь в мои глаза голубые,

Мягким лучиком солнца по щеке проведешь.

То ли голосом птиц, то ли запахом свежим,

То ль своей теплотой – чем же ты так хорош?

 

Я навстречу к тебе, оттолкнув предрассудки,

Босиком по траве, чтоб почувствовать рай,

Побегу и в объятия, нежные жутко,

Упаду: «Я скучала, любимый мой май».

 

 

ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР

 

Цвета персика, нежные, легкие

Мягко ложились на плечи

Лучи заката – пальцы ловкие

Лета, что, жаль, не вечно.

 

Травы дурманом душным окутали

От пяток до кончика носа.

Кружит голову ветер южный нам,

Треплет реки полоску.

 

На горизонте, вздымаясь, высятся

Сосны – ведуньи вечные;

В поле зёрна на стеблях колышутся;

В небе – птицы беспечные.

 

Крики их волны относят к берегу,

Где вьется хмеля лоза.

Солнце упало в объятия облаку –

Ночью будет гроза.

Comments: 0