Виктор Средин

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5 ... 6

В. С. ВЫСОЦКОМУ

 

Он не споёт вживую перед нами.

Он душу песней рвёт на небесах

Пред ангелами божьими, чертями,

Стоящими от рая в двух шагах.

 

В раю он – и не может быть иначе –

Певец, актёр, великий человек.

Как жаль – земной запас годов истрачен,

Не дОжит и до половины век.

 

Ушёл, оставив нам на память песни,

Неповторимый голос с хрипотцой,

Роль Гамлета... Сценический кудесник –

Всех подкупал своею прямотой.

 

 

СЛОВА, СОРВАВШИЕСЯ С ГУБ

 

Средь множества изысканных обманов

Лови слова, сорвавшиеся с губ

Пророка ли, без ханжеств – графомана,

Случайно оказавшегося тут.

Не пачкай мысли чернью непрестанно.

Слова – гуманней мыслей наших всех.

Произрастают камни постоянно,

Бросаемые в смех и в чей-то грех.

 

Умнее древних мы неандертальцев,

Но благородней ли – большой вопрос.

Колокола. И в злате чьи-то пальцы.

Кому-то ценен гиблых душ некроз.

Поклонник Саваофа, Вельзевула –

Имеешь право миг конечный знать.

Словами не бросай на небо худость –

Не будешь больше мыслями звучать.

 

 

Я ДОВОЛЕН

 

Свежий снег небеса просыпали

На нищалость снегов городских.

Я доволен. Я нынче – феврален,

И припас в рукаве козырных –

Триумфальность весны. Муза просит:

Поднимись выше плоскости крыш,

Слово выстрадай ты на износе,

Правду жизни продав за пол-шиш.

 

Преисполненный звуками лиры,

Безмятежность дней летних познав,

Развальяжусь, читая Шекспира...

Будет осень. Красивость дубрав.

А пока я с зимой в соучастьи

За чертою брожу городской.

Снег летит, и сугробы грудастей

Будут видеться за слободой.

  

 

ЗВЕЗДАНУТО-КОНЕЧНЫЙ


Ты живи, человек, средь дерьма и красы
Куртуазно, вальяжно, простецки, плебейски,
И снедай всё подряд, коли будешь ты сыт,
От лицейских стихов и до мяса индейки.

Совершай безрассудно поступки свои,
Не вопи просторечьем о высшем и вечном.
Просто мысли свои ты разлей на троих,
И стань острым концом, звездануто-конечным.



ДЕНЬ МОРОЗНЫЙ

 


День морозный. Солнце скоморошится.
Улыбнусь ему в ответ.
Просит семечки синица-скромница,
Лапками обнявши ветвь.

В каждой искорке цветной снежинистой
Крутит жизнь немой сюжет.
На берёзке иней заблондинился,
На кустах висит жакет,

Тонко сотканный небесным странником
Из безудержных сует.
Снег хрустит – танцую я цыганочку,
И не нужно мне монет.

Расчирикались вокруг воробушки.
Старый пёс оскалил пасть
На кота, что мыркал миротворчески,
Под крылечком обретясь.

День морозный, совершенно сказочный,
Я ему простецки рад.
Рад судьбе, стихами недосказанной,
Что душою нынче млад.

 

 

ПРОЩАЙ, ПРОЩАЙ...

 

Тревожен сон лихих ночей.

Рассвет. И крики лебедей...

Туман рассеялся в лучах,

И замерещилось в глазах:

 

Я вспомнил юность нашу, твой

Пресветлый взгляд, нежнейший зной

Лежащей на плече руки,

Свой трепет сердца от тоски,

 

Что чувствовало наперёд –

Любви не вечен звездолёт...

Всё те же солнце и луна,

И звёзды те же светят над

 

Священным местом, но, увы,

Там нет твоей, моей судьбы.

Без нас сирени аромат

Летит над бездной в невозврат...

 

И снова ночь, и вновь рассвет,

И снова сон, в котором нет

Твоей мечты, где я не гид...

Прощай, прощай... и без обид.

 

 

ПОКА ФЕВРАЛЬ

 

Февраль. По улице пустынной

Шагает утро, вьюгой хмурясь.

Дома в воскресной полудрёме

Стоят безжизненно-картинны.

Каскады окон. Серпантинно

Сдувает ветер снег, прищурясь,

С высоких крыш. А я не помер.

 

Я отдыхаю в выходные

От всех и вся, без исключений.

Не видно неба – серый студень

Вторые сутки... нет, седьмые

Всё прячет солнца золотые

Лучи и днём, и в час вечерний.

А я живу, весёл и нуден...

 

Каким я буду, интересно,

Во вторник марта, в среду мая?

Пока же знаю: я не помер.

И жизнь гребу по всем сусекам,

Надеясь, под кузнечный стрекот,

Сказать: я, боженька, вменяем...

Пока февраль. И я не помер.

 

 

КОРОТКИЙ СОН

 

Уснувшему с трудом намедни,

Был даден мне короткий сон.

Я в два бессонницею-ведьмой

Был беспардонно разбужён.

 

Пока ещё недвижно тело,

И мышцам лень его поднять,

Уже стучались оголтело

В мой череп мысли; счёл их – «пять».

 

Осилился поднять я руку,

Провесть ладонью по лицу.

А грудь уже томилась скукой

И издавала хрипотцу.

 

На ногу навалившись тушей,

Сопел во сне мой юный кот.

По шторе лунный свет, желтушен,

Стекал во тьмы широкий рот.

 

И вот шестая мысль пронзила

Меня с макушки и до пят:

Считай горилл иль крокодилов,

А не баранов и цыплят...

Гориллы точно усыпят.

 

 

ЛЮБЛЮ

 

Люблю поспать я, не гуляка,

И обожаю крендель с маком.

Люблю под летними дождями

Босыми грязь месить ногами.

 

Порою я бываю странным –

Люблю бродить в густых туманах.

Душа поёт – летят качели,

Мне ветер люб – земной кочевник.

 

Люблю морозные денёчки,

Весенним радуюсь цветочкам.

Мне дорог солнца яркий лучик,

И хмурость туч, и гад ползучий.

 

Без потрясений жизнь люблю я,

И гладь воды, и бога всуе.

Приятны мне кострища зорей,

И тусклый свет, что звёзды сорят.

 

 

ВСЁ ЭТО ВИДЕЛ Я

 

Ночь уставшая, ночка поблёкшая

по тропинкам далёким и близким

уходила, издрогше-промокшая,

повстречавшись с зарёю-нудисткой.

 

Ночь уставшая, ноченька справная

в пустоте, в тишине некрикливой

гасла вместе со звёздной оравою

горделиво, строптиво-красиво.

 

Ночь уставшая, ночка стыдливая

растворялась во мгле мутно-синей...

Обессоненный всё это видел я

за окошком, за жизни витриной.

 

 

ГРОЗА

 

Раскудахтался гром в поднебесьи,

Молний вспышки – ослепли глаза.

Тучи масти: иль вини, иль крести –

Распластали свои паруса,

«От» и «до» горизонт накрывая.

 

Шквальный ветер трепал что есть силы

Дерева и камыш, и траву.

Капли первые воздух пронзили,

В пыль вгрызаясь на полном ходу,

Следом ливень с небес призывая.

 

 

ХМАРЬ ОСЕННЯЯ

 

Хмарь осенняя к нам заглянула с утра,

Растворив горизонт в грустно-сером тумане.

Мелкий дождь моросит, на лугах клевера

Между трав полегли в непробудном дурмане.

 

Лес, промокший насквозь, вниз роняет листву,

По земле расстилая цветные дорожки.

Поспешает с грибом на колючем горбу

Старый ёж, по грязи семенят его ножки.

 

Бабье лето своё отгуляло сполна,

Солнце скрыли наплывшие тёмные тучи.

По реке с белой пеной гуляет волна,

Ветер треплет её всею силой могучей.

 

Журавлей припоздавший уносится клин,

Прочь летя от занудной осенней печали.

Оплетает сердца нам октябрьский сплин

Грустно-серым туманом, дождливой вуалью.

 

 

НАШ МИР

 

Не торопи грядущие события:

Тому, что предначертано, – вершиться в срок.

Любовь с надеждой, с верою в соитии,

Братанья душ людских – изменят мир жесток?

 

Наш мир, погрязший в алчности и мерзости

Безбожных догм, в пожарищах безумных войн,

Ужель черту проломит к неизбежности

Погибели, и канет в тьму земля – наш дом?

 

 

НАРИСУЙ ДЛЯ МЕНЯ СОЛНЦЕ КРАСНОЕ

 

«Нарисуй для меня солнце красное,

Пусть сияет оно ярко лучиками, –

Говорил мальчик, глядя в несчастные

Очи матери, болью измученные. –

 

А ещё нарисуй мне небесную

В хладных красках луну половинчатую,

Что висит серебристой подвескою

Между звёзд так красиво, таинственную...

 

Знаю, мама, болезнь эта – страшная.

За минуты прости меня горестные,

За мгновения, душу потрясшие,

С жизнью смерть на века перессорившие».

 

Перед матерью тельце тщедушное,

На кроватке больничной расслабленное,

Остывало, к судьбе равнодушное,

Схваткой боли последней оставленное...

 

 

ТВОЯ ЛЬ СТЕЗЯ, МОЯ РАССЕЮШКА?

 

Ах, где же танцы искромётные

Ушедших лет и песни звонкие?

А где мечты мои самотные

И шутки безупречно тонкие?

 

Шагает старость, горбясь, с тросточкой,

И с ней года идут болезные.

Скребу я счастье малой горсточкой,

Кричу судьбе слова скабрезные.

 

Служил Отчизне я по совести,

Но кинут нагло власть имущими.

Теперь – у нищеты во пропасти

С её руками загребущими.

 

Таких, как я, велико множество,

Еда, лекарства – где же денежка?

Контраст богатства и убожества –

Твоя ль стезя, моя Рассеюшка?

 

 

ПОСЛЕ ШКОЛЬНОГО БАЛА 

 

Мы шагнули с тобою со школьной скамьи

В распростёртые жизни объятья.

После бала, в ночи, пели нам соловьи

С пожеланьем удачи и счастья.

 

Безбородо-безусых, с косичками, без,

Широтою манила возможность

Сотворенья мечты, чтоб почувствовать вес

Взрослой жизни, её грациозность.

 

Наши юные силы, упорство, задор

Помогали не падать в ней духом.

Мы, преграды сметая, рвались на простор,

Где любовь не подвержена мукам.

 

Но, увы, жизнь – не мёд, и не всем по зубам

Оказалось разгрызть сей орешек.

Кто-то верным остался заветным мечтам,

Ну, а кто-то сгорел, как полешек.

 

Ах, года-поезда, мчатся скорые вдаль.

Но рассвет после школьного бала

Стоит вспомнить, развеет и боль, и печаль,

Словно жизнь начинаешь сначала.

 

 

А НА ДВОРЕ АПРЕЛЬСКИЙ ДЕНЬ

 

А на дворе апрельский день,

Но нет тепла, и небо хмуро.

В моих мозгах такая хрень,

Наверно, голову продуло.

 

Кричит ворона мне: «Дурак»,

Эх, под рукою нет рогатки.

И пёс бродячий лает, враг,

И смотрит подленько и гадко.

 

Машина с ног до головы,

Промчавшись, окатила грязью.

Не завелись теперь бы вши,

Пойду скорей обмажусь мазью.

 

Жена меня ругает зло:

«Пропил, собака, ползарплаты».

А кот, прищурившись хитро,

Мяукнул: «Всё, хана, пропал ты».

 

Ну что за день – сплошь негатив.

Реальность или наважденье?

Приму на грудь аперитив,

И жизнь обрящет наслажденье.

 

 

ЭХ, ТЫ, ЖИЗНЬ – НЕБЕСНА МАННА?

 

У кого-то жизнь прямая,

У кого – одни зигзаги.

Доля-долюшка земная –

Кто в парче, а кто в сермяге.

 

Кроткость нынче не в почёте,

Кто наглец – того и свадьба.

Обмишурился – в пролёте...

Горя-горюшка не знать бы...

 

В псалмопениях священник

Обещал богемность рая.

Переписывая ценник,

Набивал мошну, алкая

 

В мыслях дом построить новый,

Мерседес – последней марки.

Имя бога, глас суровый –

Низведён до аморалки.

 

Правду ищет редкий странник

Средь разврата и обмана.

Человек – судьбы лишь данник.

Эх, ты, жизнь – небесна манна?

 

 

НАМ ДЕНЬ ПОКАЗЫВАЕТ СПИНУ

 

Нам день показывает спину,

Уйти за горизонт спеша.

И сумрак падает в долину,

В иголки старого ежа,

Бредущего среди травы.

 

Закат погас. Умолкли птицы,

Лишь звень идёт от ручейка.

На небо, словно колесницы,

Примчались с юга облака.

Вдали раздался крик совы.

 

Сгустилась тьма. В лесу тревожно

О чём-то шепчется листва.

На край поляны осторожно

Скакнул русак из-за куста,

Готовый вмиг умчаться прочь.

 

В селе, стоящем возле речки,

Усталый люд гасил огни.

В хлевах коровы и овечки

О прожитОм смотрели сны.

В свои права вступила ночь.

 

 

СТЕНАНИЯ ПАДШЕГО ЧЕЛОВЕКА

 

Мятежный и грешный – навылет

Проколот стрелой бытия.

До крошева льда в луже стынет

Дух падший, с ним стыну и я.

 

И сумрак, темнеющий в бездне,

Влечёт, как в болото, липуч.

Вопить к небесам бесполезно –

Там воздух спрессован, тягуч.

 

Забыты надежда и солнце,

От веры остался лишь тлен.

Любовь в зипуне-балахонце

Не может подняться с колен.

 

Рассудок теряет реальность,

А сердце по венам льёт желчь.

Достала судьбы вся кабальность –

Осталось бездыханным слечь.

 

 

МАЙСКИЙ ДОЖДЬ

 

Гуляет ветер, с неба тучи сеют дождь,

Погожий день забыт, теперь он стал несветел.

Бросает лужи от капели нервно в дрожь,

Я это, под зонтом идя, давно заметил.

 

Вскипая, по асфальту мчатся ручейки,

В сливные стоки ниспадают, словно в бездну.

С цветущей вишни облетают лепестки,

И в мокреди теряют свежести помпезность.

 

Омыв покатость крыш, потоки шалых вод,

Безвольно в воздухе паря, летят на землю.

День майский непогоды выбрал нынче лот,

Я, под зонтом идя, душой его приемлю.

 

 

ОБРЕЧЁННЫЙ НА МИГ БРЕННОЙ ЖИЗНИ

 

Обречённый на миг бренной жизни,

Одеваясь в отребья времён,

Где года волочатся до тризны,

Я судьбою своею ведом.

 

В ней полоски одна за другою,

Чёрно-белые, мчат чередой.

То вздымают меня над волною,

То окатят солёной водой.

 

Всё богатство – багаж за плечами

Да в кармане лишь ломаный грош,

И у сердца тетрадь со стихами.

Я душой – поседевший Гаврош.

 

Перипетии жизни конечной

Испытав, я закрою глаза.

И субстанцией мне, бестелесной,

Предстоит улететь в небеса.

 

 

БЕЗВЕСТНОЕ ТЕЛО

 

По пыльной дороге, обнявшись с сумою,

Шёл нищий в тревоге верста за верстою.

А солнце палило, и нет уже мочи.

Виденье наплыло: прохлада средь рощи.

 

Увы, только поле вокруг, ни кусточка,

Во фляжке не боле воды двух глоточков.

Шагать же далече к ночному постою,

Сутулятся плечи, клюка под рукою.

 

А думы в плену давних дней безутешных,

Когда, на беду, мор душою безгрешных

Детей погубил и супругу-красаву,

Как бога хулил, что дозволил расправу.

 

Покинув погост, с почерневшей душою

В пасхальный он пост чуть заметной тропою

Побрёл одинок в неизвестные дали,

В неведомый рок, погрузившись в печали.

 

Которые годы он с камнем на сердце,

Изведав невзгоды судьбы, иноверцем

По чуждой земле, ничего не желая,

Бродил, словно в тьме, день за днём угасая.

 

На пыльной дороге с седой головою,

Раскинуты ноги, с последней слезою

В глазах, остывало безвестное тело.

А солнце, устало садясь, розовело...

 

 

ПРОПАЩАЯ ДУША

 

Над пропащей душой совершая моленья,

Ангел крылья с надеждой простёр к небесам.

Слёзно бога просил ей простить прегрешенья,

И услышал в ответ: «Азм воздам по делам».

 

Путь души проследив всепронзающим оком,

Молвил тяжко: «Ах, сколько же в ней черноты.

Не пристало земным предаваться порокам,

Пусть отправится в ад, где полно маеты».

 

Отвернулся и, брови нахмуривши грозно,

Зашагал он к воротам, распахнутым в рай.

Но вдруг замер, к душе повернувшись нервозно:

«Да ты вижу – поэт, в словесах – краснобай.

 

Покаянье прими. Отправляйся на землю.

И стихом, как молитвой, воспой там меня.

Только помни: с небес я взираю недремлющ»...

И душа ожила. Та душа – это я.

 

 

ЖИВЁМ И ДЫШИМ

 

Живём и дышим

Во свете дня и в сумраке ночей.

Судьбу колышем

Мы негой счастья, злобностью страстей.

 

Неся потери,

Кручинимся и дальше мчим вперёд.

То, как качели,

На тормоз налетев, прервём полёт.

 

Надежды светом

Озарены порой, блуждая в тьме.

Фальшивим где-то

Душой, подобно порванной струне.

 

Года в копилке

Бездумно мы транжирим впопыхах.

И на развилке

Дорог замрём, запутавшись в цепях.

 

Даёт уроки

Нам жизнь бесстрастно в школе бытия.

Минуя доки,

Плывёт судьбы небесная ладья.

 

 

КАТЯТСЯ ВОЛНЫ

 

Катятся волны – шумный прибой,

Тёмное небо над головой.

Берег пустынный. Над ивняком

Лунное блюдце льёт молоком

 

Свет свой на речку, поле и луг.

Звёздная россыпь блещет вокруг.

Плачущий голос птицы ночной

С нервным подвздохом смолк над водой.

 

Ржанье и топот стихли вдали –

Кони умчались, смяв ковыли.

Вспыхнул костёр на том берегу,

Рыбу поймав, варили уху

 

Два рыбака. Утих ветерок,

Крякнула сонно утка-нырок.

Летняя ночь плылА над землёй,

Чтоб поутру обняться с зарёй.

 

 

НЕ УХОДИ

 

Не уходи, смотри какие зори

Разлили свет по небу золотой.

Любить, страдать – дано по божьей воле

В недолгий век, отмерянный судьбой.

 

Резвится ветер и колышет травы,

Сбивая с них прозрачную росу.

Разлуки не приемлю я отраву,

Любовь тебе, как светоч, принесу.

 

Пусть осень красит листья жёлтым цветом,

Багрянцем разливается в лесу.

Твоим я стану преданным поэтом,

Стихами разбужу в душе весну.

 

Промчатся зимы с белыми снегами,

Седея, мы пройдём свой долгий путь.

И счастье оплетёт нас кружевами,

Не дав огонь любви в сердцах задуть.

 

 

РАДИКУЛИТ

 

Сигналит боль отростками нейронов,

Рот извергает междометия во вне.

От поясницы не дождусь наклонов -

Радикулит проклятый шлёт приветы мне.

 

И ягодица стонет от уколов,

Урчит желудок от обилия лекарств.

Измазан мазью, словно грязью боров,

Лежать бревном в кровати нынче я горазд.

 

 

ЗИМА-СКУПЕРДЯЙКА

 

Зажимает зима-скупердяйка

Покрывала свои белоснежные.

Всё талдычит какие-то байки,

Мол, нюансы погод – неизбежные

 

Прецеденты идущей эпохи.

А нам грустно смотреть в лужи грязные,

Слышать ветра слезливые вздохи,

Созерцать декабря безобразные

 

Дни, похожие больше на осень.

Где метели твои разудалые

И сугробы с прожилками в просинь,

Где морозы, большие и малые? –

 

Ты ответь нам, зима-скупердяйка –

Вопрошает толпа возмущённая.

Тройку быстро обратно вертай-ка,

В Новый год будешь нами прощённая.

 

 

СЪЕДАЕТ ВРЕМЯ ДНИ И НОЧИ

 

Съедает время дни и ночи,

И жизнь летит – кульбит, кульбит.

А кувыркаться нету мочи,

Слетев с начертанных орбит.

 

Вот был – мальчишка – полон силы,

Теперь с трудом даётся шаг.

Дыхнув загробной мерзкой гнилью,

Плетётся следом вурдалак.

 

И кровь мою он пьёт по капле,

И нет осины под рукой.

Лягушка плачет, сдавшись цапле, –

Мой путь ужели же такой?

 

Где ветры буйные, лихие,

Что вознесут души призыв,

И воли кулаки стальные –

Из мыслей выбить стаи кривд?

 

Где ангел мой, в защиту вставший,

Ниспровергающий всё зло,

Для жизни силы мне придавший,

Возложив крылья на чело?

 

Взошла заря. Что день мне новый

Готовит исподволь сейчас?

Я продолжаю жить, бедовый,

И жизни пью прогоркий квас.

 

 

ПОД НЕБЕСАМИ ВЕЧЕРЕЕТ

 

Под небесами вечереет,

Свою мечту я тормошу.

Тихонько ветер тёплый веет,

Бежит к речному камышу.

 

Огнями яркими пылая,

На пристань смотрят фонари.

И сладкая мечта ночная

Мне будет сниться до зари.

 

Волною ласковой прибрежной

В её объятья уплыву.

И, страстью вспыхнув неизбежной,

Цветок любви своей сорву.

 

И подарю его любимой

Поутру в солнечных лучах.

С родной, единственной, красивой

Мы затеряемся в лугах.

 

Года умчат, и непреложно

Нам не расстаться, не страдать.

Влюблённым душам невозможно

О жизни сладкой не мечтать.

 

 

365 ДНЕЙ

 

Как снежинки в свете фонарей,

Ровно триста шестьдесят пять дней

Канули в забвение, в быльё,

Сократили на год бытиё.

 

И душе становится грустней,

Сожаленье чувствуя острей,

Что не подвело её чутьё:

Обокрало времечко-жульё.

 

 

ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

 

Я распахиваю шторы

И смотрю на улицу в окно.

Солнце день уже который

Светотенью создаёт панно,

 

Меж листвы пройдя лучами,

На дорожке под навесом крон.

Клумба с яркими цветами,

Утренний принявших моцион,

 

Воздух тонким ароматом

Напитала. Снова летний день

Мне наполнил сердце ладом.

И поёт пичужечка: "тень-тень".

 

 

В ДРЕМУЧЕМ-ДРЕМУЧЕМ ЛЕСУ

 

В дремучем-дремучем лесу

Луч солнца теряется в кронах.

Ветра не гуляют внизу,

Звенит тишина в обертонах.

 

Здесь сумрак царит. И покой

Плывёт меж стволов застарелый.

А воздух – тягуче-густой

От хвои, листвы перепрелой.

 

Завалы отмерших дерев –

Преграда для конных и пеших.

И вводят нас дебри во гнев,

Клянём нерадивых мы леших.

 

Как будто из сказки былой

Стоит этот лес, заколдован

Старухою, злою Ягой.

Для нечисти он уготован.

 

И чудится: мчит молодец

На волке – царевны спаситель

Сквозь чащу. Хохочет подлец –

Бессмертный Кощей-искуситель...

 

Я это увидел во сне,

На пне задремав среди леса.

Реальность вернулась ко мне...

Мистерии пала завеса.

 

 

ВСЁ ЦЕННЕЕ СТАНОВЯТСЯ ГОДЫ

 

Всё ценнее становятся годы,

Дорожу каждым прожитым днём.

В снах исчезли ночные полёты,

По земле я судьбою ведом.

 

Провожаю рассветы, закаты,

Сколько их впереди – не узнать.

А минуты бегут, казнокрады,

И транжирят мою благодать.

 

Матереет душа с каждым вздохом

И седеет, наверно, как я.

Улетит в небеса ненароком,

Тело бренное примет земля.

 

Эти мысли гоню я подале,

Жизнь смакую, как будто бы мёд.

И в её веселюсь карнавале,

И в мечтах совершаю полёт.

 

 

СВИДАНИЕ

 

Предложил вам сегодня свидание,

Вы ответили скромненько: «Да».

В том увидел судьбы прорицание,

Что со мной будет счастье всегда.

 

Я стоял, весь горя в ожидании,

В чуть дрожащей руке был букет.

Взоры томно кидал в обожании

На весь мир, сочиняя сонет.

 

Восхвалял ваши в нём добродетели,

Как сорву с алых уст поцелуй.

Парк, скамейка – немые свидетели, –

Три часа я прождал, обалдуй.

 

Закатилося солнышко красное,

Бросил в урну букет я из роз.

Помнить буду свиданье злосчастное

И мозгов ваших чёртов склероз.

 

 

ДРУЖБА

 

Немало видавший и грешный,

Влачу свою жизнь кое-как.

Приди ты ко мне, друг сердешный,

Мы сходим с тобою в кабак.

 

Там водки графинчик холодный

Закажем и сядем за стол.

Душе, на беседу голодной,

Мы свой посвятим разговор.

 

Поведаю старому другу:

Измаян я тайной тоской.

Как эту немую подругу

Прогнать мне из сердца долой?

 

С сочувствием он непременно

Поможет советом своим.

Ведь дружба – она сокровенна,

Мы жизнь ей свою посвятим.

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5 ... 6

Comments: 5
  • #5

    Виктор (Tuesday, 06 March 2018 12:43)

    Анна, Диана, спасибо вам огромное за внимание к моим стихам и добрые пожелания!

  • #4

    Диана (Monday, 05 March 2018 05:48)

    Виктор, рада встрече с вашими стихами, а значит и с вами. С весной они у вас становятся более светлыми, как и положено. Весеннего вам вдохновения и новых впечатлений, а я буду рада, если вы поделитесь с нами своим настроением.

  • #3

    Анна (Sunday, 04 March 2018 13:07)

    Здравствуйте, Виктор!
    Давно слежу за Вашим творчеством.
    Приятно осознавать, что стихи становятся все более содержательными, интересными, профессиональными.

  • #2

    Виктор Средин (Thursday, 01 February 2018 14:01)

    Главное - что читают. За это им - моя благодарность!

  • #1

    Модератор сайта (Thursday, 01 February 2018 10:51)

    Добрый день!
    Ваши стихи читают. У нас есть возможность просматривать количество заходов на страницу.
    Их довольно много, и не только из Ульяновска.
    Жаль, что не оставляют комментарии.