Виктор Средин

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5 ... 6

ТЫ КЛЯНЁШЬ ВЕСЬ БЕЛЫЙ СВЕТ

 

Ты клянёшь весь белый свет,

Тихо воешь: «Счастья нет!».

Жизни радости не пьёшь,

Ей ты ставишь цену – грош.

 

Нет любви, и вера – бред.

Опустевший парапет

Ты метёшь своей души.

Кружат беды-вараши.

 

Ты судьбы своей корвет

В чёрный выкрасила цвет.

Боль в глазах, бредёшь во тьме,

Милый бросил – плачешь в сне.

 

Всё пройдёт. И божий свет

Бросит луч, сказав: «Привет!».

Затрепещут паруса,

И свершатся чудеса.

 

Волны смоют чёрный цвет,

Белым станет твой корвет.

Чайки воспарят над ним,

Поплывёшь к мечтам своим. 

 

 

ДЕНЬ ПРОШЁЛ

 

День прошёл, и сизый сумрак

Напустил восток.

Замаячил ночи призрак,

Небосвод поблёк.

 

И заря с полою рыжей

Свой свернула фрак.

Убежал с лугов бесстыжий

Ветер в буерак.

 

Затихало предвечерье,

Сник седой ковыль.

Превращалось дня поверье

В тёмной ночи быль.

 

 

ДОЧЕРИ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ

 

Расплескалась синь небес

Над истоками судьбы.

Ангел чистый к нам воскрес -

В этот день родилась ты.

 

Ты пришла в свой новый мир

Летней тёплою порой.

Солнца луч струил эфир

Над твоею головой.

 

И поток времён поплыл

По начертанным путям.

Детство, юность завершил,

Был извилист он и прям.

 

И сегодня, повзрослев,

Смело жизнь свою вершишь.

И все трудности презрев,

Ты упрямо к счастью мчишь.

 

Пусть стезя твоя, как мёд,

Будет сладостной всегда.

Не познает сердце лёд

И печали никогда.

 

Ты иди к своей мечте

И пусть сбудется она.

И в небесной высоте

Пусть горит твоя звезда!

 

 

ИЗГОЙ

 

На распутье стою,

Там любви я изгой.

И планиду свою

Отдаю на пропой.

 

Загуляю в хмели

Этой жизни лихой.

Окажусь на мели

И обрящу покой.

 

Все карманы пусты,

Ни гроша за душой.

У могилы кусты –

Стал я жизни изгой.

 

  

ЛИК ДОЛИНЫ

 

Великолепен лик долины

Порой ночною при луне.

Вокруг красуются вершины,

Блистая снегом в тишине.

 

А чуть пониже, на уступе,

Забывшись, облако висит.

Как в отороченном тулупе,

Гора в нём на небо глядит.

 

И в переливах лунных блёсток

Волна в реке, бушуя, мчит.

В потоках бурных песня хлёстко

Среди долины нам звучит.

 

  

СТАРОСТЬ

 

Уж скоро старость –

Годов моих порабощённый пыл,

Какая жалость –

Огнём пылал, теперь до льда остыл.

Осталась младость

Среди былых воспоминаний, дум.

Как горьку пряность,

Её вкушает мой уставший ум.

Приемлю данность

Всей прозы жизни в вехах бытия.

К чему жеманность?

Что было, есть – всё прожито не зря.

 

 

ПУТНИК

 

Длинную тень

Выбросил день

В пыль на дороге.

Путник шагал,

Сильно устал,

Шёл он в тревоге.

 

В рабстве судьбы,

Вечной борьбы

Долго скитался.

К дому спешил,

Путь завершил,

С прошлым прощался.

 

Скрипнула дверь,

Будто бы зверь

Рыкнул от боли.

Вкопанный встал,

Долго молчал

В тёмной юдоли.

 

Хата пуста,

Лишь тенета

Вьётся в печали.

«Где пропадал?

Ты опоздал, -

Люди сказали, -

 

Мать умерла,

Жинка ушла

С пришлым цыганом».

Сердцем скорбел,

Долго сидел

Он за бурьяном...

 

Тёмная ночь

Мчалася прочь,

Брёл он по полю.

Путник шагал

И проклинал

Жизни недолю.

 

  

СКРИПКА

 

Вот скрипка заиграла

Мелодию тоски.

Пронзительно стенала,

Рвя сердце на куски.

 

Мелодия средь зала,

Порхала и душа,

Расстроившись, роняла

Слезинки не спеша.

 

А скрипка горевала,

Смычок вещал струной,

Что от судьбы причала

Любовь унёс прибой.

 

Вот скрипка замолчала,

Повисла тишина.

И прорвалась из зала

Овации волна.  

 

 

ЖИЗНЬ-ПАРОВОЗ

 

Я, как трудяга-паровоз,

Несусь, несусь на всех парах.

Жизнь переводит стрелки мне,

И путь в дыму, как в облаках.

 

Вокзал, перрон, вновь даль зовёт,

И за верстой бежит верста.

Колёс весёлый перестук.

Мне по душе ль дорога та?

 

Не покладает рук судьба,

Бросает в топку уголёк.

То резко жмёт на тормоза,

Пронзительно подав гудок.

 

Я ухвачу её рычаг,

Скажу: «Ты мне не прекословь».

Без остановок буду мчать

Туда, где ждёт меня любовь.

 

 

ОДИНОЧЕСТВО

 

Скрип несмазанных петель

Не нарушит тишину.

Не согретая постель

Дома ждёт её одну.

 

И не прозвучит щелчок

Неисправного замка.

Лишь в углу поёт сверчок,

Да сквозняк от ветерка.

 

Песням больше не звучать

Под гитарный перебор.

Одиночества печать –

Для души немой укор.

 

 

ЛЕГКО

 

Задуть свечу легко,

А дальше что?

Глядеть в немую тьму,

Не видя путь?

 

Закрыть окно легко,

А дальше что?

Смотреть через стекло,

Не слыша птиц?

 

Сгубить сердца легко,

А дальше что?

Аорту разорвать,

Всю выгнав кровь?

 

Бездушным быть легко,

А дальше что?

Не взять последний шанс

И не ожить?..

 

 

ДВА СЛОВА

 

Всего лишь два слова:

Прости меня –

Завертится снова

Вокруг земля.

Всего лишь два слова:

Пойми меня –

Любви есть основа,

Судьбы стезя.

Всего лишь два слова:

Поверь в меня –

Душа вновь готова

Обнять тебя.

 

 

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 

Стылое небо,

Скованы реки,

Вьюга по полю метёт.

В инее веки,

Руки озябли,

В душу мне стылость ползёт.

 

Стылые ветры

Бьются в оконце,

Всюду сугробы лежат.

Мглистое солнце,

Ёжатся птицы,

Нервы как струны дрожат.

 

Стылые взгляды,

Нудные мысли,

Жизнь – круговерть, суета.

Думы зависли,

Вера иссякла,

Холод внутри, пустота.

 

Скромный февральский

Мой день рожденья,

Мчат без задержек года.

Прочь сожаленья,

Скоро, весною,

Смоет печали вода.

 

 

ФРОНТОВЫЕ ГОДЫ

 

На окраине деревни

Домик скошенный стоит.

Под окошком на скамейке

Старый дедушка сидит.

 

На плечо пиджак наброшен,

А на нём – медалей ряд.

Рюмку водки, хлеб, огурчик

В руки взял – они дрожат.

 

Слеповато на дорогу

Он с тоской в глазах глядит.

Годы вспомнил фронтовые,

Мысль его туда летит.

 

Помянул друзей из роты,

Поимённо всех назвав.

Он в живых один остался,

Всю войну отвоевав.

 

Под окошком на скамейке

Старый дедушка сидел.

Солнца луч в стекле, как пламя

Вечного огня, горел.

 

 

ПРОЩАЛЬНЫЙ ГУДОК

 

Взвыл протяжный гудок –

И перрон уплывает.

Мой прощальный звонок

Ничего не меняет.

 

Не вернусь никогда,

Жизнь свою я меняю.

Был с тобою года,

А теперь исчезаю.

 

Стала клетка тесна,

Неуютом дышала.

От накала красна,

Душу мне обжигала.

 

Песня жизни твоя –

Сплошь неверная нота.

Мне по нервам скребя,

Прочь гнала за ворота.

 

А как всё началось,

Помнишь, было так мило?

А теперь унеслось,

Сердце льдами покрыло.

 

Не оставила шанс,

Все пути перекрыла.

Впал я в ступор и в транс,

Ты судьбу извратила.

 

Всё ушло в никуда,

Жизнь теперь я меняю.

Был с тобою года,

А теперь исчезаю.

 

 

ВЕЧЕР

 

Вечер крылья распластал,

Сверху город накрывая.

В небе звёзды зажигал,

Ночь с востока призывая.

 

Запалил свет фонарей

Он, лишь сумерки сгустились.

Разноцветностью огней

В нём рекламы засветились.

 

И трамвай неспешно гнал

Он по рельсам с перестуком.

С ветром тихо пробежал

По листве с шуршащим звуком.

 

И крыла отбросив прочь,

Вечер всё усугублялся.

Незаметно влившись в ночь,

С милым городом прощался.

 

 

ДОМ УМИРАЛ

 

Запылённые окна,

Как провалы глазниц.

И разбитые стёкла,

Жуткий скрип половиц.

 

Был покинут жильцами

И оставлен на слом.

Омовенный дождями

Одиноким стал дом.

 

А когда-то с заботой

Он людей согревал.

С превеликой охотой

Свежей краской сверкал.

 

Но бег времени скорый

Лоск его весь слизал.

Деревянный, сосновый

Дом теперь умирал.

 

 

НЕПОГОДА

 

Смеркалось,

Сморкалась непогода.

Такое время года

С дождями к нам примчалось.

 

Кружились

И разлетались листья,

Как символы ненастья

По лужам, в грязь валились.

 

Сгибались

Ветрами лихо ветки.

Дни солнечные редки

Средь хмари выдавались.

 

Клубились

Туманные ошмётки.

От осени походки

Деревья оголились.

 

 

СЕНТЯБРЬ

 

Привела сентябрь осень,

Август прочь он отогнал.

Не сменил дней тёплых просинь,

Лета бабьева всё ждал.

 

По утрам лишь дал прохладу

И темнее вечера,

Листьев красочных браваду.

Чуть пожухли клевера.

 

Утром, как бы мимоходом,

По реке парок стелил.

С розовеющим восходом

В травы росы он пролил.

 

Пыльных ягод он калины

Не омыл ещё дождём,

Чтоб сверкали, как рубины,

Солнечным погожим днём.

 

Бабье лето, бабье лето

Вёл сентябрь по двору.

Паутинки брал он где-то,

Что летали по ветрУ.

 

 

ДЕТСКИЕ ГОДЫ

 

Вспомню я детские годы,

Как разводили костёр.

Ласковой крылья погоды

Вечер над нами простёр.

 

Как ворошили мы угли,

Бросив картошку туда.

Дыма клубы, словно букли,

Гладила, плыв, темнота.

 

Ели потом, обжигаясь,

Эту картоху с дымком.

И, в догонялки играясь,

Звонко смеялись с дружком.

 

Песня, пропетая детства,

Вспомнится ярко порой.

Всем я скажу без кокетства:

Счастлив тогда был душой. 

 

МОЙ МИЛЫЙ ПЁС

 

Мой милый пёс,

Скулить не надо.

Годов обоз

Везёшь богатый.

 

Полуослеп,

И слышишь плохо.

Видок – нелеп,

Как у пройдохи.

 

Свалялась шерсть,

Истёрлись зубы.

Но злоба есть,

Рычишь ты грубо.

 

Для службы стал

Совсем не годен.

Тебя мне жаль –

Ты телом болен.

 

Шагнуть готов

В объятья смерти.

О том без слов

Скулю, поверьте.

 

Мой милый пёс,

Дружок мой верный...

В остывший нос

Целую нежно.

 

 

ШЁЛ КАК-ТО МУЖИЧОК ПО ПЬЯНИ

 

Шёл как-то мужичок по пьяни,

(Да что по пьяни – в лоскуты),

Откушав самогонной дряни

До одуренья, тошноты.

 

А силы были на исходе.

И ноги вили кренделя.

Вдруг оказался он в полёте –

Ну, здравствуй, матушка земля.

 

Очухался, отполз поодаль,

Расположился на лужке.

И сквозь дурман, о финский йодль,

Услышал голос: «подь ко мне-е-е».

 

Туманно зрит: склонилась морда

С седою длинной бородой.

Презрительно глядит и гордо,

Рога торчат над головой.

 

И страх в его закрался душу,

Что это бес пришёл за ним.

Взмолился: больше не нарушу

Зарок не пить, клянусь святым...

 

А день уже к концу клонился,

Закат, чуть розовея, цвёл.

Мужик в глубоком сне молился,

Прочь от него ушёл козёл.

 

 

ЗИМА ПРИШЛА

 

Усердно трудятся ветра,

Гоняют белые метели.

Зимы пришла, пришла пора,

В лесах запели свиристели.

 

Повеселело всё вокруг,

Накрывшись чистыми снегами.

Спешит мороз – румяный друг –

Сковать речушки подо льдами.

 

Коньки и лыжи, санки враз

Достали дружно ребятишки.

Их зимний радует пейзаж,

Смеясь, резвятся шалунишки.

 

Грудь красную надул снегирь,

Взирая с веточки рябины

На открахмаленную ширь

Пред ним открывшейся равнины.

 

 

ЛЕТО

 

Дождь и слякоть,

Нет тепла.

Лето плачет,

Кружит мгла,

Солнце прячет.

 

Сильный ветер,

Вот беда,

Расшалился.

Как всегда,

Шумно злился.

 

Где ты лета

Благодать?

Кара эта –

Злу под стать.

Нет ответа.

 

Гнев на милость

Ты смени,

Мглы сопливость

Прогони.

ЛЮБВИ ПРИЧАЛ

 

Я грезил в снах, был полон дум,

Что где-то есть любви причал.

И ангел мой туда позвал,

Где заждалась любимая и верная

В саду среди цветущих клумб.

Заветный дом в кругу берёз

Стоит на берегу реки.

В ней волны катятся легки

И отражают свет луны серебряный,

Наплывами лаская плёс.

 

Пр.: Мой сон в ночи - мечта и явь,

Над головою звёздный храм.

Плывут к далёким берегам

Моей любви два белоснежных лебедя,

Друг друга нежно приобняв.

 

И вижу я любви причал,

К нему стремился много лет.

Из снов знакомый силуэт

Явился предо мною, как видение, -

Я в нём любимую узнал.

" Храни её, великий бог " -

Молил я, глядя в небеса.

Была по сердцу мне краса

И светлый взор, и добрый нрав возлюбленной,

Дарящей счастье и восторг.

 

Пр.: Мой сон в ночи - мечта и явь,

Над головою звёздный храм.

Доплыли к дальним берегам

Моей любви два белоснежных лебедя,

Друг друга крыльями обняв.

 

 

ЕЩЁ ЖИВ

 

Ушедшие годы на плечи

Нелёгкий навесили груз.

Давно сединою помечен,

На жизнь свою всё ж не сержусь.

 

Коль жив ещё – знать провиденью

Зачем-то же нужен земной

Мой путь. Не поддамся сомненью,

В начертанность веря душой.

 

Судьбы я пройду лабиринты,

Любовь – путеводная нить.

О, боже, предел отодвинь ты

Терпения в болестях жить.

 

 

ДУША-НЕПОСЕДА

 

Ах, душа, ты моя непоседа,

Всё не эдак тебе и не так.

Убегаешь от жизни фуршета,

Призывая на голову мрак.

 

Предаваясь земному полёту,

Вдруг ты смежишь свои два крыла.

Не жалея меня ни на йоту,

Бьёшь о камни благие дела.

 

То сподобишься хамелеону,

Обманув устремленья мои.

Низлагаешь с судьбы ты корону,

Предлагая вериги свои.

 

Я намаялся в роли вассала

Сюзерена – безвольной души.

Жить амёбою мне не пристало,

Заплачу я сомненью гроши.

 

Пусть ценою малы эти гроши,

Подношение – главная суть.

В поддавки мне играться негоже,

Преломлю я души своей путь.

 

 

БЕЗВЕСТИ ПАВШИМ

 

Зеленеют поля, скрыв окопы, воронки

От снарядов и бомб. Разровнялись холмы

Погребённых солдат. В храмах, в скромной церквёнке

Поминально звучат им печально псалмы.

 

Средь болот и лесов затерялись могилы

Безызвестных героев проклятой войны.

Только ветер, скорбя, распластав свои крылы,

Их тревожит покой, их небесные сны.

 

Только птицы летят и поют над рекою,

Где на илистом дне обретается прах

Смерть принявших бойцов. Души их над волною

Проплывают в тумане, шуршат в камышах.

 

Шедшим в праведный бой, всем им бЕзвести павшим

Благодарно споём поминальную песнь.

Гром из туч в небесах разнесёт громогласно

По просторам Руси их прощальную весть.

 

 

ЖИЗНЬ – КУПЮРА РАЗМЕННАЯ

 

Наша жизнь, как купюра разменная,

Год прожит – вычитается грош.

В этом логика есть несомненная,

Жаль одно, что в займы не возьмёшь.

 

Растранжирю, взломав все загашники,

До последней монеты, и пусть

Не корят собутыльники-бражники,

Что бездыханным слягу под куст.

 

Не скорбите по мне, что ушёл от вас,

Не закончив последний свой стих.

В небеса, одичалый, умчал Пегас,

Я – во тьму, где нет зорь золотых.

 

 

ЖАЛЬ

 

Жаль: законы природы менять не дано,

Ну обидно же, право, досадно.

Как крепчает от срока храненья вино,

Я бы жизнь всем продлил многократно.

 

Вот представь: что тебе нынче триста годов,

И до пенсии – лет эдак двести,

А потом срок дожития – пара веков,

Проживёшь их властям всем из мести.

 

Согревая душой, нянчишь малых детей,

Что родились в шестом поколеньи.

Продолжению рад родовых ты ветвей,

Перед тем как уйти в путь к забвенью.

 

Но, увы, не подвластен природы закон

Человеческим чаяньям в жизни.

Лишь надеемся: правнук свершит свой поклон

Через годы в свершении тризны.

 

 

НЕТ ДОРОЖЕ КРАЯ

 

Широта пшеничных полей,

Перелески, реки, озёра,

Блеск снегов и шелест дождей,

И волна, что бьётся у мола.

 

Здесь свободный ветра напев

Русский дух несёт средь берёзок,

Где народы, розни презрев,

Зародили Русь. Ворог грозен,

 

Как бы ни был подл он и зол,

Нам хребет сломать ни старался,

Только тлен в могилах обрёл,

В них со смертию обвенчался.

 

Средь широт пшеничных полей

Ты живи, цвети, Русь родная.

Для души прекрасней, милей,

Нет дороже этого края.

 

 

Я ПРИЕДУ

 

Я сегодня, уверен, приеду

Не к полудню – так ближе к ночИ.

Ты, голубушка, стряпай котлеты –

С коркой хрусткой люблю горячи.

 

К нашей встрече поставь в холодильник

Водки штоф, для себя же – ликёр.

Я, весёлый хмельной собутыльник,

О любви поведу разговор.

 

Ты зардеешься ало щеками,

И потупишь, смущённая, взор.

Я, насытившись кашей и щами,

Давний выполню наш уговор.

 

Шаловливо руками одежды

Беспорядочно сброшу на пол.

Затрепещут твои в страсти вежды,

До любви нынче очень я зол.

 

А потом – вновь застолье и песни,

Поцелуи опять горячи.

Ненасытные мы, хоть ты тресни,

Все сожрали котлеты в ночи.

 

 

ДРУЖЕСКИЙ СТИХОТВОРНЫЙ ШАРЖ

ОДНОМУ ТОВАРИЩУ

 

Предаваясь труду в огороде,

Изведи нАхрен все лопухи.

И душой предаваясь свободе,

Напиши о прекрасном стихи:

 

Как качаются волны не зыбко,

Поплавок как взыграл и утоп.

И ты тянешь с широкой улыбкой,

Напрягая морщинистый лоб,

 

Карася, серебристу ль плотвичку.

А потом, возвратившись домой,

Зажигаешь плиту, чиркнув спичкой,

И колдуешь слегка над ухой.

 

С холодильника взяв запотевший,

Откупоришь с «нектаром» пузырь.

Ритуал совершив не безгрешный,

Запоёшь про гармонь и кадриль.

 

Жизнь идёт. Лопухи в огороде

Вновь растут, отнимая покой.

И ты всяк, попирая свободу,

НАхрен рвёшь их с согбенной спиной.

 

 

ТЫ, ГРАНИЦА, – СО МНОЙ НАВСЕГДА

 

Как живёшь через множество лет

Ты, граница, родная моя?

Не забыл я тебя, хоть и сед

Стал вдали от тебя. Но стезя,

Там, где юность ходила в дозор,

До сих пор часто снится не зря.

Помню тайный с тобой уговор:

Раз в году, в пограничный наш день,

Отложив все заботы, дела,

И фуражку надев набекрень,

Что подобно листве – зелена,

За заставу и тех, кто на ней

Отдаёт службе душу сполна –

Я наполню бокал свой полней.

И припомню: друзей и себя,

Молодых в те далёкие дни,

Как влекла за собою тропа

Нас под солнцем, под светом луны

Охранять мирный труд, добрый сон

Сердцу милой, великой страны.

Повелось так из древних времён.

За границу, за павших на ней

Выпью чарку, другую вослед.

Запою, ты подпой, соловей,

Восхвалив пограничный наш цвет.

Пусть летят, словно стрелы, года,

Пусть я стал много старше и сед,

Ты, граница, – со мной навсегда!

 

Всех пограничников поздравляю с нашим великим праздником!!!

 

СТАЛИНКИ

 

Неширок поток асфальта улицы,

С двух сторон дома стоят невзрачные.

Крыши «сталинок» слегка сутулятся,

Облупились стены их несчастные.

 

В переплётах окон блики пыльные

Навевают грусть, свой день отжившие.

Тротуары, в старости субтильные,

Изморщинились, года забывшие.

 

Рядом тополя стоят высокие,

Ветви разбросав свои огромные.

Помнят времена, почти далёкие,

Как сажали саженцы их скромные.

 

Помнят и людскую радость светлую,

Новоселье справивших желанное.

Жизнь черпала время ложкой мерною,

Покрывало дням ткала саванное.

 

Уходило в вечность поколение,

Кров дома давали нарождённому.

Эти «сталинки» послевоенные –

Дань в войне народу закалённому.

 

 

СКРИПИТ ВО СНЕ ЗУБАМИ ДЕД

 

Скрипит во сне зубами дед,

Кричит: "Вперёд! Вперёд! В атаку!"

Рукою ищет пистолет,

Другой - ночную рвёт рубаху,

Готовый бросить жизнь на плаху

Войны, принёсшей много бед.

 

И по вискам струится пот,

Как будто кровь из свежей раны.

И видит: смерть пехотный взвод

Косою косит непрестанно;

Боец, израненный, отважно

Взрывает к чёрту вражий дзот...

 

А за окном встаёт рассвет -

Предвестник дня, гонитель мрака.

Во сне спокойно дышит дед,

Сходив в ещё одну атаку,

На фрицев нагонявший страху,

Комвзвод военных давних лет.

 

 

ДОЖИВАЮ

 

Доживаю, а может, живу я,

Пусть вдыхаю порой невпопад.

Через силу шепчу «аллилуйя» –

Может, рад я сему. Иль не рад?

 

Эх же, жизнь мя, как пёс, доедает,

До нага раздевая судьбу.

Кто-то верит, а кто-то и знает:

Всё, что есть – то и быть посему.

 

Перевёртыши – жизни картинки

В бытие, где неправеден рай.

Колют больно бездушные льдинки

Сердце – я замороженный Кай.

 

Обескровлен, до нитки раздетый,

Всё живу и борюсь, аки зверь.

Наслаждаюсь и тьмою, и светом,

И шепчу: «Это счастье. Поверь!»

 

 

А ТЫ ПОМНИШЬ?

 

А ты помнишь озёрную синь –

Плыли в ней, холонясь, облака,

Журавлей пролетающий клин,

Их курлыканье нам свысока?

 

И как лодка качалась слегка

В окруженьи кувшинок, и ты,

Через борт наклоняясь, гибка,

Нежно ручкой ласкала цветы.

 

Пр.: Любовался тобой в этот миг:

Что за счастье мне в жизни дано?

В светло-карих очах солнца блик

Опьянял, как хмельное вино.

Как судьбы опьяненье одно.

 

А ты помнишь: шептал я слова,

Преклонясь, гладил плечи твои?

И была не напрасной мольба –

Окунулись мы в омут любви.

 

Отблеск нежной вечерней зари

Синь озёрную выкрасил в крап.

Мы на берег песчаный сошли

Под сосновый навес хвойных лап.

 

 

ТОЛЬКО ВЕТЕР ГУЛЯЕТ ПО ПОЛЮ

 

Только ветер гуляет по полю,

Бродит дождь, заблудившись в стерне.

Этот день нынче осенью болен,

На печальной играя струне.

 

Нет и птиц, поедающих жито,

Всё богатство – уже в закромах.

Царство лета – забвенно, испито,

Солнца вкус лишь застыл на губах.

 

Горизонт – в очертаньях размытых –

Не приветствует всполох зари.

На дорогах грунтовых, разбитых,

Сотни луж – велики и малы.

 

Отгуляли своё перепёлки

Средь пшеничных полей и во ржи.

Только струи, остры как иголки,

Дождь вонзает в стога от души.

 

 

ТРАЧУ ЖИЗНЬ Я, ПРОЖИГАЮ

 

Трачу жизнь я, прожигаю,

Иль судьбу свою не знаю,

Ей иду наперекор.

В ней туман дорогу кроет

И душа волчицей воет,

Как мне зрить её простор?

 

Крылья ангел спеленавши,

Шанс последний мне не давши,

Уготовил мне порок.

Слепотою враз накрытый,

Добротою позабытый,

Что готовит мне пророк?

 

Я приму его советы,

Жизни важные заветы –

Ангел крылья распахнёт.

Жизнь такая быстротечна,

На моём пути не вечна,

Пусть любовь мне принесёт.

 

 

 НА НАШЕМ ЖИЗНИ НЕБОСВОДЕ

 

Луч солнце с неба не простёрло,

Перехватила жалость горло.

Я жаркий разведу костёр,

Чтобы согреть души простор.

 

Сорвавши, по цветам не плачу,

Их подарю я наудачу.

Порадуйся ты их красе,

Пройдись по утренней росе.

 

Развею я твои тревоги

И стану стражем у дороги.

Печаль свою оставь в лугах

И в свежескиданных стогах.

 

На нашем жизни небосводе

Хорошей быть всегда погоде.

И дальше я пойду с тобой,

Луч солнце бросит золотой.

 

 

ПРОНЗЁННЫЙ АМУРА СТРЕЛОЙ

 

Я, пронзённый Амура стрелой,

Жить хочу без великих проблем

Лишь в любви, наслаждаясь тобой.

И да здравствует счастья Эдем.

 

На грядущие годы меня

Забери, совершая свой дар.

Ты любви полыханьем огня,

Разожги в моём сердце пожар.

 

Оживу я, взлетев на крыле,

Устремляясь в высокий полёт

К самой милой, прекрасной земле,

Где любимая радость плетёт.

 

 

ЛЕТА ПОРА ДОБРЕЙШАЯ

 

С нежно-щемящей радостью,

Глядя во глубь небес,

Я упиваюсь праздностью,

Будто душой воскрес.

 

В сердце легко и сладостно

Нега флюиды льёт,

Звонко когда и радостно

Птах средь кустов поёт.

 

Я на траву зелёную

Лягу во весь свой рост.

В солнца лучи влюблённую

Вижу рябины гроздь.

 

Лета пора добрейшая

ВзЯла меня в полон,

Поступью дней милейшая...

Короток жаль сезон.

РЕБЯЧЕСКАЯ ПОРА

 

Как на духу скажу я честно:

Порой ребяческой прелестной

Мой разум снова восхищён,

Взойдёт лишь лето на амвон

Природы. Мнятся мне года:

 

Вот я – школяр начальных классов.

И в дни каникул, лоботрясом,

Забросив книжки и портфель,

Бегу туда, где акварель

Зари глотает синь-вода.

 

На берегу родимой речки –

Знакомо рыбное местечко.

Забросить удочку готов.

Уверен: будет добрый клёв.

Смирен пока же поплавок,

 

И я любуюсь водной гладью.

Поодаль, выстроившись ратью,

Безмолвен, высится камыш.

Взлетел, проснувшись, в небо стриж...

Мотает время свой клубок:

 

Вот я – совсем уже не молод,

Но сожалений смолкнет ропот,

Взойдёт лишь лето на амвон

Природы, детством вновь пленён,

С улыбкой вспомнив те года.

 

 

В ТЁМНОЙ КОМНАТЕ

 

В тёмной комнате без окон

Не увидишь чёрной кошки.

Нет сверчка, давно издох он,

Запах гнили бродит стойкий.

 

И не скрипнут половицы

Под шагами человека.

Быль иль может небылицы

Здесь витают в тёмном склепе.

 

В тёмной комнате подвальной

Замка постарела плесень.

Был когда-то уникальным,

Стал со временем – увечен.

 

Стены, растеряв каменья,

Став бесформенною грудой,

Поросли травой забвенья,

В сон упали непробудный.

 

В тёмной комнате без окон,

Под развалинами замка

Нет сверчка, давно издох он,

Кошки не сыскать останки.

 

 

НЕЛЮБИМАЯ

 

Слёзы катят – да мало ли?

Жизнь дороже гроша.

Грусть заела – а надо ли?

Успокойся, душа.

 

Не летается – сброшены

Со спины два крыла.

Больно давят горошины –

Ты уснуть не смогла.

 

Шаг за шагом – и к пропасти

Безрассудства придёшь.

Прояви каплю гордости,

Мир вокруг так хорош.

 

Боль в груди – нелюбимая,

Так забудь же о нём.

Ночь пройдёт – нелюдимая,

Слёзы высохнут днём.

 

Ведь любовь – жизни крестница –

Вновь распустит цветок.

Обязательно встретится

На пути мил дружок.

 

 

ЭТО ОСЕНЬ

 

Много дней плачет осень дождями,

В том корить её нету резона.

Стылый ветер играет ветвями

В поредевших берёзовых кронах.

 

На столбе чёрный ворон, промокший,

Приумолк, озирается хмуро.

Волны плещут в реке суматошно

От негодной погоды разгула.

 

Не пойти в ближний лес за грибами –

Раскиселились в поле дороги.

И краснеют калины гроздями,

Распотешные, как скоморохи.

 

Скушный дождь моросит непрестанно.

Небосвод сединой оторочен,

Люди прячут печаль под зонтами...

Это – осень, тоскливая осень!

 

 

ДАВАЙТЕ ВЕРИТЬ В СКАЗКИ

 

Давайте, люди, верить в сказки

Хоть иногда, по выходным.

Каморку сыщем без подсказки

С картиной, где горит камин.

 

За нею – дверца в мир чудесный

Без зависти и подлой лжи;

И ветры вольности прелестной

Всегда так сладостны, свежи.

 

И дух любви там всеобъемлющ,

Друг другу каждый – друг и брат.

И счастья лик – всегда недремлющ,

И боги всем благоволят...

 

Мечты, мечты – вы утопичны,

Мне знамо всё из жизни личной.

 

 

НЕГАСИМ ЛЮБВИ ОГОНЁК

 

В волосах моих – седина,

Чувств в груди к тебе глубина –

Не заилилась.

Негасим любви огонёк,

Счастья всё журчит родничок –

Нас поил не раз.

 

Обойди, беда, стороной,

Не катись, тоска, ты волной

Горемычною.

За собой веди нас, судьба,

И пусть будет жизни тропа

Поприличнее.

 

По земле, всему чтоб назло,

Нам шагать и петь весело,

Да с душевностью.

Путь пройдём не малый – большой

Мы до свадьбы, эх! золотой –

С неизбежностью.

 

 

С УЛЫБКОЙ НА УСТАХ

 

Ах, не дана мне двоекрылость:

Как ангел – не летаю в небесах.

Жить на земле – есть божья милость,

И я живу с улыбкой на устах.

 

Сонм чувств: от счастья до печали,

Познав доныне в канувших годах,

Где радость, беды поджидали,

Я не гасил улыбку на устах.

 

Смотря вперёд на путь безвестный,

Мне ни к чему сомненье, страх.

И до времён, где мрак кромешный,

Я доживу с улыбкой на устах.

 

 

НОЧНЫЕ КУПАНИЯ

 

Небо звёздное, тропка к обрыву,

Спуск крутой к серебристой реке.

К небольшому сбегаю заливу,

Полотенце сжимая в руке.

 

И ныряю я в тёплую воду,

Потревожив её сладкий сон.

И, смывая дневную заботу,

Телом будто бы стал невесом.

 

Как люблю я ночные купанья

В свете звёзд, под сияньем луны.

В глубине сохраню подсознанья

Впечатленья, что сердцу милы.

 

 

И СНОВА МАЙ ПОБЕДНЫЙ НА ДВОРЕ

 

И снова май победный на дворе,

И птицы голосистые поют.

Слагают оды, песни той поре,

И кульминацией звучит салют.

 

Редеют ветеранские ряды,

Почтим их память молча у огня.

Они спасли Отчизну от беды,

Чтоб в мире жили нынче ты и я.

 

С полком бессмертным свой смыкая строй,

В единстве душ пройдём по городам.

Солдатам павшим – слава и покой,

Внимай же небо нашим голосам.

 

И золотом, и кровью те года

Записаны в историю страны.

Летит по миру наш призыв-мечта:

Мы – русские, мы не хотим войны.

 

 

НАПЕВ ВЕТРОВ

 

Говорю я с большой и чёрной

Птицей, что за моим окном

Голосит: «наливай!» – задорно,

Видя ёмкость, в которой ром.

Я умолк. И оно понятно:

Наливаю ей рюмку всклень.

Выпиваем мы с ней приватно

Забугорную эту хрень.

А потом – брудершафт. И песни

С хрипотою без всяких слов.

Утром в памяти, хоть ты тресни,

Лишь остался напев ветров.

 

 

ЛЕДОХОД

 

Потемнел, напитавшись водою,

По весне Волги-матушки лёд.

Скоро будет он взломан волною,

По течению вниз поплывёт.

 

Но ещё рыбаки-экстремалы,

Наплевав на опасность и риск,

Ловят рыбок большущих и малых –

Будет вкусным на ужин изыск.

 

Через пару недель ледоходом

Выйдем мы любоваться с утра.

И пичужка, летя мимоходом,

Будет тренькать счастливо: «пора!».

 

Сбросив лёд, акватория Волги

Примет первый большой теплоход.

Лета дни впереди ещё дОлги,

Насладимся теплом волжских вод. 

 

 

МЕНЯ УЖЕ НЕ МАНЯТ ДАЛИ

 

Я, словно тополь, врос корнями

В обыденность текущих дней.

Как пёс с отвисшими брылами,

Смотрю на мир из-под бровей.

 

Меня уже не манят дали,

Как много лет тому назад.

Мечты остались на вокзале

С пометкой краткой – «невозврат».

 

Жить в созерцаньи и покое –

Мне по душе такой удел.

Рифмую строки про былое,

Когда был юн, в поступках – смел.

 

 

ГРОЗА В МАРТЕ

 

Я в N-й день в средине марта

Проснулся как-то поутру.

Гляжу: по небу цвета смальты

Клубятся тучи на ветру.

 

Ну что ж – обыденна погода

Весенней раннею порой,

Когда капризная природа

Нам представляет норов свой.

 

Но тут внезапно полыхнуло

Слепящим по небу огнём.

И следом трубно громыхнуло –

Ужель на самом деле гром?

 

Не может быть. Не место грозам,

Когда не весь растаял снег,

И ночь встречается с морозом.

Какой-то странный нынче век.

 

Меняет мир свои привычки,

Константы нет во временах.

Размылись между ними смычки...

Эх, матюкнуться бы в сердцах.

 

 

РЕИНКАРНАЦИЯ

 

Оголодало, что ли, время:

Всё жрёт и жрёт людей года.

И бог средь звёздного гарема

За них предъявит им счета.

 

Цена одна: тела – в могилу,

А души – в вечности эфир.

И там познавшим божью силу –

В земной вернуться снова мир.

 

Реинкарнация. В какие

Войдём мы новые тела?

Поступки ли вершить благие,

А может стать предтечей зла?

 

У всех своё предназначенье:

Одним даруется успех,

Другим – нелёгкое труженье,

Чтоб прежней жизни канул грех.

 

 

СИМВОЛ ВЕКОВ

 

Русское поле,

Сказки, поверья.

Слышен тяжёлый

Всхрап лошадей.

 

Счастье и горе,

Инока келья.

Взгляд невесёлый

Нищих людей.

 

Сладкие речи,

Чёрные души.

Ложь и презренье

Властных божков.

 

Голос предтечи

Стонет всё глуше.

Кровь, извращенье -

Символ веков.

 

 

ВЛЮБЛЁН

 

Взбурлила в венах резко кровь –

Я вижу лик, и он прекрасен.

Не слыша слово, с ним согласен,

В висках стучит: любовь, любовь.

 

Обескуражен красотой –

Бальзам на сердце, дивны грёзы.

И радостные льются слёзы

Пред сладострастною мечтой.

 

Влюблён... Ужели? Боже мой!

Вдыхаю сладкий воздух счастья,

Целую тонкие запястья.

Я в омут страсти – с головой.

 

Касанье душ, касанье тел,

Ночь волшебства и ночь забвенья.

Краснел наш ангел от смущенья

С полупустым колчаном стрел.

 

 

ПЛОТНЕЙ ЗАПАХИВАЮ ПЛАЩ

 

Плотней запахиваю плащ,

Сажусь на лавку у подъезда.

В квартире свет горит манящ,

Но под дождём нет лучше места

 

Порассуждать о том, о сём,

Дыша прохладой и озоном.

Никто не ткнёт в тебя перстом,

Обгадив душу моветоном.

 

Под шум листвы и мерный стук

С ветвей спадающих дождинок

Пронижет мысль: что жизнь – есть круг

Из секторальных лет-картинок,

 

Просмотренных на этот миг.

А дальше – смутные наброски

Грядущих дат, судьбы интриг

И чёрно-белые полоски.

 

 

ТРОЙКА-РУСЬ

 

В Евразийских широких просторах

Тройка-Русь уже множество лет,

Утопая в кровавых раздорах,

Мчит из тьмы на божественный свет.

 

Пусть душою она не безгрешна

И венчала не тех нам царей,

Что бывали порою потешны,

А порою во власти чертей.

 

Распогодится небо над Русью,

Нам терпения не занимать.

Только сердце всё полнится грустью,

Мы, хмельные, кричим: «твою мать!»

 

На планете – мы божьи созданья.

Наша тройка летит большаком

Средь просторов сего мирозданья,

Кучер щёлкает лихо кнутом...

 

Что бы ни было – все мы в ответе

За Россиюшку – Родину-мать.

Нет прекрасней земли в белом свете,

Величава державная стать.

 

 

СЕДОВЛАСАЯ МЕТЕЛЬ

 

Размылись очертания домов

Примчавшейся метелью седовласой.

Из конуры с презрения гримасой

Пёс смотрит на безумие ветров.

 

Деревня скрылась в снежной пелене,

Всё выше наметаются сугробы.

Дымок над крышей из печной утробы,

Срываясь вниз, теряется во тьме.

 

А в поле что творится? Боже мой!

Из преисподней словно вышли черти,

Затеяв пляс в безумной круговерти,

Где нет границ меж небом и землёй.

 

 

ГДЕ МОЯ БЫЛАЯ СТАТЬ?

 

Ах, где моя былая стать?

Смотрю под ноги – вижу пузо.

На голове (япона мать!)

Волос не чувствую я груза.

 

А где былая зоркость глаз? –

Я без очков не вижу строчки.

Ценитель женщин, ловелас,

Теперь, увы, не рву цветочки.

 

Во рту зубов: один, два, три –

Со счёта сбиться невозможно.

И сон ловлю я до зари,

А он хохочет мне стервозно.

 

Лицо по цвету – как кирпич,

Что только вынутый из печки.

Здоровью я не выдам спич –

По нём давно рыдают свечки.

 

 

СОННОЕ БРЕМЯ

 

Быстрые реки,

Тёмные ночи.

Прячутся в веки

Трепетны очи.

 

Дышишь чуть слышно,

Стонешь негромко.

Видит всевышний

Скифа потомка.

 

Давнее время,

Дня ль какой случай –

Сонное бремя,

Тело не мучай.

 

Глажу тихонько

Лоб твой и руки.

Ликом – иконка,

Кончились муки.

 

Солнце в окошко

Глянуло скромно.

Милая крошка

Тянется томно.

 

Сбросила маску

Ночь-ворожея.

Дарит нам сказку

Зорюшка-фея.

 

 

СНИМОК ЧЁРНО-БЕЛЫЙ

 

Снимок чёрно-белый

В стареньком альбоме.

Взгляд лукаво-смелый,

К жизни неуёмен.

 

Ты была девчонкой

С пышными бантами,

С талиею тонкой,

Ясными глазами.

 

Школьные пороги,

Игры, увлеченья.

Жизнь вела уроки,

Прочь гоня сомненья...

 

Пред глазами фото,

Чуть дрожат ресницы.

Погрустнела что-то,

Теребя страницы.

 

Смотришь, вспоминая,

Детство золотое.

Унеслось, порхая,

Времечко былое.

 

 

ВСЕЛЕНСКОЕ ЧУДО

 

В ожиданьи вселенского чуда

Без любви увядает душа.

Жизнь в пути тормознула и круто

Улетела в кювет с виража.

 

Кровоточило сердце, но разум

Опуститься не счёл до мольбы,

С тем что было – покончено разом.

В этом боль и надежда судьбы.

 

Исцеляясь, душа постепенно

Краски мира увидела вновь.

И, на небо смотря сокровенно,

Возжелала земную любовь.

 

И свершилось вселенское чудо –

Светлый ангел с улыбкой в устах,

В окружении вспышек салюта,

Нёс любовь на широких крылах.

 

 

ПРИШЛА ЗИМА В КУРОРТНЫЙ КРАЙ

 

Вобрало море тёмный цвет

Громоздких туч, плывущих в небе.

На горизонте свет зловещ

Гасило солнышко нелепо.

 

На берег кинулась волна,

На множество делясь осколков –

Покроет камни седина

Наростом льдов хрустально-колких.

 

Над ними ветер продувной

Закружит редкие снежинки,

Разгонит тучи. Молодой

Засветит месяц бледноликий.

 

Пришла зима в курортный край,

У вод морских теперь безлюдно.

Картины лета невзначай

Напомнит память лишь подспудно.

 

 

ВОЛЖСКИЕ ЗОРИ

 

Берег высокий, крут его склон,

Волжские зори – в них я влюблён.

Золотом волны красит рассвет,

Парусник белый – строг силуэт, –

 

Вдаль уплывая, манит мечтой.

Чайки летают над головой.

Бабушка Волга – я её внук,

Время и воды – замкнутый круг.

 

Сколько же было радостных дней,

Сколько провёл я с нею ночей

Босым мальчишкой, взрослым потом.

Волга, Россия – славен мой дом.

 

 

СНЕЖОК

 

Иду. Скрипит снежок,

Что выпал этой ночью,

Пушистый, как белёк,

Сверкает белой плотью.

 

И небольшой мороз

Румянит нежно щёки.

И взор от зимних грёз

Теплеет в поволоке.

 

Поёт, поёт душа,

И в сердце льётся нега.

Берёзка хороша

Стоит, укрывшись снегом.

 

 

МЕЧТЫ

 

Ушли в неведомые дали,

В душе оставив холода,

Мечты, что юность обагряли.

Осталась только суета

 

В вялотекущей жизни ныне

Под гнётом хворей, маеты.

В ней дни, что горше став полыни,

Стремятся в бездну темноты.

 

Надежды дух, познав печали,

Уста сомкнул и онемел.

В глазах нет искорки, лишь хмари

Туманной видится задел,

 

Который скроет пеленами

Все к исцелению пути.

И только с новыми мечтами

Возможность есть себя спасти.

 

 

СТРАДНАЯ ПОРА

 

В убранстве золотом поля.

Налились зёрна до предела.

Гудят натужно дизеля –

Комбайны не стоят без дела.

 

Настала страдная пора,

И жаден хлебороб до жатвы.

Текут потоком в закрома

Хлеба. Эх, до дождей убрать бы.

 

Снуют машины – пыль столбом,

Для отдыха – ещё не время.

И птицы вьются над жнивьём,

Клюют зерно – то жизни семя.

 

 

***

Рассохлась старая арба,

Скрипит, ведомая быком.

Вот так же и моя судьба

В последний час пойдёт на слом.

Дороги оборвётся нить,

Что ткалась жизнию моей...

И не дышать, уже не пить –

Жалей о том, иль не жалей.

 

ЛЮБЛЮ

 

Люблю я солнце восходящее,

Тепло и свет с небес струящее.

Любуюсь речкой и лесами,

В лугах - росинками-слезами.

 

Люблю дожди и грозы летние,

И краски радуг семицветные.

И, обо всём забыв на свете,

В стихах хвалю красоты эти.

 

А скоро осень златолистая

Примчится, ясная и мглистая.

" Ох, любо! " - крикну птичьим стаям,

Вдогонку им рукой махая.

 

Их манит юг, а я метелями,

Снегами серебристо-белыми

Зимы пришедшей полюбуюсь.

И с вьюгой песнь спою шальную.

 

Весной гляжу я с восхищением

На всей природы оживление.

И думой вновь пленён о лете,

Чей облик сердцу мил и светел.

 

 

ЖАРА

 

Усталый ветер спит в траве,

Развеяв в небе облака.

Осела густо пыль в листве,

В тени – ни грамма холодка.

 

На поле млеют васильки

От зноя солнечных лучей.

И песни птиц не так звонки,

Мелеет с каждым днём ручей.

 

Жара в лесах, жара в лугах,

И город раскалён как печь.

В тайге пожары – божий страх –

Стремятся всё живое сжечь.

 

И стонет матушка-земля,

Дождей не знавшая давно.

Хлеба, безводие кляня,

Теряют скудное зерно.

 

 

ЛЕТНЯЯ СЛАДКАЯ ПОРА

 

То не случай слепой –

То природы реальность:

Летней сладкой порой

Жизнь меняет тональность.

 

Мал звенит родничок,

Нарождённый землёю.

На ветру колосок

Нянчит зёрна. С зарёю

 

Желторотый птенец

Гонит маму за пищей.

С рыком волчий малец

Мчит за мышкой-добычей.

 

Топчет первый свой путь

Неуверенным шагом

Карапуз, жизни суть

Постигая. Милягам,

 

Летним дням и ночам,

Песнь пою восхваленья.

Каждый год по стопам

Их иду с наслажденьем.

 

Лето – маленький срез

В толще жизни прекрасной.

Веселись, куролесь,

Коли жив, ежечасно.

 

 

ЦВЕТЫ

 

Я тебе подарю все цветы,

Что растут на полях и лугах.

Посмотри: души их так чисты –

Не расскажешь о том в двух словах.

 

Только одой, поэмой воспев,

Прикоснёшься душой к красоте.

Будет праведен, сорванных, гнев

Тех цветов, что умрут в маете.

 

В маете без земли и корней

Доживут укороченный век.

Не коснутся их лапки шмелей,

Лишь ладонью сожмёт человек.

 

Украшеньем недолгим домов

Послужив, просто выкинут их,

Не сказав на прощанье двух слов,

И погубят вновь души других.

 

На полях и лугах вы цветы

Подарите любимым своим.

Дух захватит от их красоты...

Насладитесь цветеньем живым.

 

 

В ЧАС ВЕЧЕРНИЙ

В час вечерний, разлукой томимый,

Я мечусь по квартире пустой.

За окном дождь ведёт торопливый

Разговор с беспросветною тьмой.

А мне слышится голос игривый,

Словно милая рядом со мной.

 

Пр.: Я грущу. Ты вдали

Дни считаешь до встречи.

Сон, приснись до зари

О грядущем мне вещий.

В день какой, в час какой

Обниму я родную,

Распрощаюсь с тоской,

Вспомнив вкус поцелуя.

 

Я включаю приёмник: и грустью

Песня полнит пространство вокруг.

И, покинув своё захолустье,

Грудь пронзает хандра болью мук.

А мне слышится: «Скоро вернусь я»,

И касания чудятся рук.

 

Яркий свет мне не нужен в квартире,

Над кроватью зажгу лишь ночник.

В ожидании встречи – не мИлы

Вечера, словно замкнутый круг.

Ты, любимая, знай: в этом мире

Я твой счастья колодезь-родник.

 

 

ТЕПЛО ЛУЧЕЙ ЛОВЛЮ В ЛАДОНИ

 

Тепло лучей ловлю в ладони

Я солнечным прекрасным днём.

В выси шумят деревьев кроны,

Вкруг них – небесный окоём,

 

Где изредка белеют шапки

Плывущих пышных облаков,

А по ночам сияют ярки

Соцветья звёзд – миры богов.

 

Пленён июльскою порою

Безудержным потоком грёз.

Под воссиявшею луною

Краду цветы лохматых роз,

 

Чей аромат тебе дарую:

Любимой, сердцу дорогой.

И на рассвете околдую

Своей заветною мечтой.

 

Ты, опьянённая от ласки,

В плечо уткнёшься головой.

Во сне, примерив счастья маску,

Прошепчешь: «Милый, я с тобой».

 

Тепло лучей поймав в ладони,

Согрею душу я твою.

Дни лета – резвые, как кони,

Навстречу мчатся сентябрю.

 

 

ПОСЛЕ ДОЖДЯ

 

Переливчато лужи на солнце

Заискрились в сияньи лучей.

Открываю пошире оконце –

Песни птиц стали явно звончей.

 

Дождь пролившие тучи уплыли,

Небосвод голубеет в выси.

Над цветами кружат тонкокрылы

Всяки бабочки дивной красы.

 

Ну, а воздух – одно наслажденье –

Разнотравьем пропитан и чист.

«Жизнь прекрасна», – шепчу с упоеньем,

Нежно тронув берёзоньки лист.

 

 

СПИТ, НАМАЯВШИСЬ, ДРОЗД

 

Всё в сиянье от звёзд

Дремлет озеро в чаще.

Спит, намаявшись, дрозд,

Песню спев нам о счастье.

 

Догорает костёр,

В темноте блёкнут лица.

Нам палатка – шатёр,

Хорошо, и не спится.

 

Сквозь открытый полог

Лунный лик отрешённо

Серебра льёт поток.

Ночь молчит благосклонно.

 

Я целую тебя,

Ты – ласкаешь ответно.

Жизнь прожить, не любя, –

Быть во тьме беспросветной.

 

Тихо плещет волна,

Далеко до рассвета.

Для двоих нам дана

Ночь прекрасная эта.

 

Всё в сиянье от звёзд

Дремлет озеро в чаще.

Спит, намаявшись, дрозд,

Песню спев нам о счастье.

 

 

КРЕСТИЛИ МЕНЯ НЕ ВО ЦЕРКВИ

 

Крестили меня не во церкви,

Из цинка корыто – купель.

На темечко воды низвергли –

Аз есмь – человек, но не зверь.

 

Знахарка-бабуля, перстами

Означив таинство креста,

Шептала невнятно губами:

«Ты боже... велик... навсегда».

 

Изъят из купели, кричащий,

Обёрнут в расшитую ткань,

У мамы в руках возлежащий,

Умолк, в сон шагнувши за грань.

 

Не звон колокольный над мною –

Размерное пенье сверчков,

Сидящих за печкой-плитою,

Спрошало: «К чему я готов?»

 

Не помню таинство крещенья,

Лишь сказ от бабули моей,

У коей прошу я прощенья,

Что мал был любовию к ней.

 

С тех пор я живу, нарождённый,

Приемля и радость, и грусть.

Судьбою своей, сокроённой,

В сём мире прекрасном вершусь.

 

 

Я БРЕДУ

 

Через луг и через поле,

Где трава густа растёт,

Я бреду – кругом раздолье,

Солнечных лучей разлёт.

 

Берег речки-невелички

Скрыт возросшим камышом.

Там малины, ежевички –

Диких зарослей содом.

 

И шумят листвою ивы,

Наклонившись над водой.

Кони, разметавши гривы,

Принеслись на водопой.

 

В гладь реки вдаваясь телом,

Уж проплыл – и был таков.

Ящерка на камне белом

Погрузилась в дебри снов.

 

В небе реет коршун зоркий

На расправленных крылах.

Ветер ластит травы колки

В только скиданных стогах.

 

Я бреду, душой спокоен,

Средь красот сиих вокруг.

Гармонично мир устроен:

Речка, поле, зелен луг...

 

 

ВОДОПАД

 

Мятежный дух в стихии вод –

Природы божие творенье –

Со скальных падая высот,

Дарует взору наслажденье.

 

Искрясь от солнечных лучей,

Взлетают брызги. Невесомо

Парят и падают скорей

В кипенье пен, в родное лоно.

 

Перебивает пенье птиц

Шум водопадного потока.

И, успокоившись, журчист,

Несётся прочь он от истока.

 

Заворожённый мощью вод,

С высот спадающих, ревущих,

Я ясно чувствую, что вот –

Рожденье жизни нашей сущной.

 

 

КАМО ГРЯДЕШИ?

 

«Ничто не вечно под луною»,

Где протоплазмы – жар и хлад,

И смерть отточенной косою

Бездумно косит всех подряд.

 

К исходу века – чешем «репу»,

Безмолвны счастье и успех.

Вопрос души звучит нелепо:

«Камо грядеши?» – горький смех...

 

Погаснут звёзды, и могила

Твои чресла переживёт.

И в перегное без светила

Червь суть свою вновь обретёт.

 

 

ОБЕСКРОВЛЕН ДУШОЙ

 

Обескровлен душой, а не телом,

Жизнь о чём-то просить – ни к чему.

Легкокрылый является в белом,

Что ж, пора долг отдать и ему.

 

Было время – тропой наслажденья

Бесшабашно с мечтою шагал.

И порою в пикУ вдохновенья

Сердцем сладкую славу искал.

 

Только годы, как водные струи

Растеклись, испарясь на ветру.

Грудь со вздохом речёт: «аллилуйя»,

Почесть прочно застряла в илу.

 

Где мечты? – Одряхлели, как тело,

Свет желаний облёкся во тьму.

Дивнокрылый зовёт – он весь в белом,

Чем смогу – долг отдам я ему.

 

 

УДИВЛЯЮСЬ

 

Удивляюсь –

Неба синеве

И зари канве,

Щебету всех птиц,

Всполоху зарниц.

 

Умиляюсь –

Выводком котят,

Стрёкотом цикад,

Пеньем соловья,

Золотом жнивья.

 

Просыпаюсь –

Встану, не спеша,

Жизнь так хороша,

Рядышком жена

Ласкова, нежна.

 

 

ЛИСТЬЯ

 

Своим потоком восходящим

Вверх листья ветер поднимал.

Моментом он своим крутящим

Их лихо в стаечки сбивал.

 

Кружил, вертел, летя по кругу,

Цветной мелькал калейдоскоп.

И слушал осень он, подругу,

Когда та скажет ему: «стоп».

 

Но было очень ей по нраву

Смотреть листвы весёлый пляс.

Чтобы хватило на забаву,

Их новый делала запас.

 

Насильно ветру подавала

Жёлто-багряные все враз.

Жеманно осень выставляла

Свои манеры напоказ.

 

 

ЛЕНОСТЬ МОЯ

 

О, леность ты моя,

Куда несешь меня?

С каких порогов дня

Пришла, с собой зовя?

Эх, раздухарилась ты что-то,

Знай: не твоя сейчас суббота.

Мне, с негой подружась,

Не пишется строка.

И рифмами пока

Она не удалась.

Ты с плеч слезай быстрее, леность,

Я стих пишу про сокровенность.

 

 

ПО ШАБЛОНУ

 

Будто строго по шаблону

Жизнь мою ведёт тропа.

И цикличности корону

Всё несёт она, слепа.

Дом - работа, вьётся скука,

Заедает подлый быт.

Круговая их порука

Коршуном в душе парит.

Литерами трафарета

Вся расписана судьба.

И закабалённость эта –

Хуже всякого горба.

Как нам день рождает солнце,

Мне бы в неге созерцать.

И глядеть на луг в оконце,

На природы божью стать.

Мне б по снегу иль по полю

В размышлениях бродить.

Выбрать счастья полну долю,

В равновесии зажить.

Мне убрать бы всю условность,

Дать душе поярче свет.

Взять с собой раскрепощённость,

Сместь шаблонный трафарет.

 

 

 УЙДУ Я САМ В СЕБЯ

 

Уйду я сам в себя,

Поблёкнут краски мира.

В душе моей скорбя,

Уныло плачет лира.

 

Ну что за парадокс:

В добра и зла бореньи

Сгорают, словно кокс,

Мечты о воскрешеньи.

 

Несёт в водоворот

Судьбы моей теченье.

Не виден поворот

По руслу на везенье.

 

Увижу ль небо вновь,

Иль успокоюсь в тине,

Последний слыша рёв

Кипящих вод в стремнине?

 

НЕ СТАНУ ПЛАКАТЬ НАД СУДЬБОЙ

 

Не стану плакать над судьбой,

Познав её несовершенство.

Пусть мысли плотною толпой

Врата закроют во блаженство;

И может статься непременно:

Сгорю до тла в огне геенном.

 

А может всё наоборот:

Поняв, что жизнь есть чисто божий

Дар совершать земной полёт,

Не скалясь в небо бесьей рожей,

Я заживу, почти безгрешный,

Приняв судьбу за пир потешный.

 

 

СТИХ О ПОТАЁННОМ СМЫСЛЕ

 

Летит фанера над Парижем,

А в Мухасранске – дождь стеной.

Сидим, мороженое лижем,

А бредим водкой, колбасой.

 

Мальвина (правда), вот дурёха,

Отдалась грустному Пьеро.

А у еврея, у Еноха,

Хохлы стащили серебро.

 

Прельщённых яблоком и гадом

Из рая выгнали тандем.

Турецкий «папа» в Баден-Баден

Отправил на панель гарем.

 

Эх, хорошо живётся ДАМе,

А вы держитесь... если что.

Все знают граммы в килограмме,

Один не знает – «конь в пальто».

 

Дракон, с ухмылкою китайской,

Орлана треплет куцый хвост.

Приход имея мало-мальский,

Худеет поп в пасхальный пост.

 

Собчак увидев лик прекрасный,

Забыл гречаночку Орфей.

А Киев молится, несчастный:

Господь, даруй майдан скорей.

 

В сием писании, читатель, -

Смысл потаённый между строк.

Найдёт Му-Му всяк злопыхатель,

Для утопления – мешок.

 

ВЕЧЕРНИЙ ДОЖДЬ

 

Вечерний дождь. Блестит асфальт

Под фонарями.

И небо чёрно, как базальт,

Над головами.

 

Из-под колёс – фонтаны брызг –

Лихач промчался.

Мужичий мат и женский крик

Во след раздался.

 

Плащи, зонты. Шагает люд

В плену погоды.

Спешит домой, а там уют,

Свои заботы.

 

Иду и я. Несу цветы

Своей любимой.

Нет дела мне до суеты

Вокруг дождливой.

 

 

СУДЬБА, ДАЙ ЛОДКУ МНЕ, ФОНАРЬ...

 

Судьба, дай лодку мне, фонарь

И прочных два весла.

Пусть выжжена земля и гарь

Повсюду, жжёт зола.

 

По руслам рек темна вода,

По берегам – разор.

Хозяйкой стала здесь беда,

Сготовив жизни мор.

 

Но есть одна светла река,

Я уплыву по ней.

Увижу лучик маяка

Сквозь мрак грехов-страстей.

 

Рука крепка, гребу сильней,

Но долог, тяжек путь.

Рассвет всё ближе и светлей,

Вольнее дышит грудь.

 

Вот – горизонт, и ширь морей

Откроется за ним.

И солнца свет судьбе моей

Подарит Херувим.

 

 

ВЕСНА-НЕВЕСТА

 

Не тоскуй, моя родная,

Не кручинь же ты меня,

А услышь, как птичья стая

Песнь поёт, весну маня.

 

Солнце пусть ещё не жарко,

И на лужицах ледок,

И клоками полушалка

Кое-где лежит снежок.

 

Нам трубит богиня Веста,

Что зиме пришёл конец,

Что весна идёт – невеста,

И летит уже скворец.

 

Подо льдом в плену стеная,

Волны рвутся на простор.

Тёплый ветер, пролетая,

Нежно гладит косогор.

 

Не грусти, моя родная,

Глянь: подснежник поднял лик

К сини неба, где, летая,

Аист дарит счастья миг.

 

 

УМЧАЛИСЬ МГНОВЕНИЯ ЛЕТА

 

Умчались мгновения лета,

И осень шагнула вослед.

Судьбы не внимая советам,

Мы жизнь свою ввергли во бред.

 

Любви мы подрезали крылья,

Поставили счастью заслон.

В пришедшую зимнюю быль я

В тебя уже не был влюблён.

 

Пр. А с неба метели, метели

Летят, прижимаясь к земле.

Взвывая, стенают свирели

Ветров на высокой скале.

 

Былое, что было напрасно,

Из дум прогоняю я прочь.

Душою молюсь ежечасно:

Скорее бы кончилась ночь.

 

Под песни вечерних метелей

Я, грустный, сижу у окна.

Завис между двух параллелей –

Меж явью, кошмарами сна.

 

Надеюсь, весенней порою

Растает души моей лёд.

Любовь восходящей звездою

В объятья свои позовёт.

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5 ... 6

Comments: 0