Виктор Средин

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5 ... 6

СОЛНЦЕ-КУМИР

 

Небесная высь

Окрасилась в синь.

Лучи расплелись,

Пролили теплынь.

 

Лик солнца – кумир,

Меня освятит,

Наш страждущий мир

От тьмы отвратит. 

 

 

ЕЛИ

 

Машут ели лапами,

Распростясь с зимой,

С них крутыми скатами,

Снег скользнул долой.

 

Заблестев на солнышке

Зеленью своей,

Проливали волюшке

Хвойный свой елей.

 

И роняли старые

Шишки, вкруг стеля.

Нарождали малые,

Им расти веля.

 

 

ЛЕНЬ

 

В движении – жизнь,

А мне же лень,

Так захотелось неги.

Не первый день

Я к ней веду забеги.

Ушёл от дел,

Вздремнул слегка,

Реальность отгоняя.

Мечту пока

И праздность привечая.

Иду в побег

Который день

От суеты движенья.

Сегодня лень

Мне сладость даст забвенья. 

 

 

В СЕРЕДИНЕ БРОДИТ ОСЕНЬ

 

В середине бродит осень

Своего пути.

В нём листвой багряной ясень

Продолжал цвести.

У берёз желты листочки

Ветер трепыхал.

Драгоценные брелочки

Их в траву бросал.

А осинник ярко рдеет

И дрожит листвой.

Дождь осенний всюду сеет,

Брызжется водой.

 

 

МЕСЯЦ

 

Очарованный собой,

Месяц ярко запылал.

Полумесяц молодой

Небо рожками бодал.

 

К звёздам был по-братски мил,

В речку серебро бросал.

С тучкой мило он шутил,

Плыть ей дальше запрещал.

 

Не послушалась она

И, прельстившись серебром,

Поплыла, дождём полна,

Месяц пряча в свой закром.

 

 

ЛИСТ ЛЕТЕЛ

 

Лист летел,

Взгляд успел

Миг заметить паденья.

Жизнь отжил,

Сброшен был

Боль познать он забвенья.

Мрак и тлен,

Жизни плен,

Песня смолкла прощанья.

Так и я,

Здесь живя,

Боль пойму увяданья.

 

 

СНЕГА

 

Посыпали небеса

Землю белыми снегами.

Вытворяли чудеса,

Колыхая их волнами.

 

Накрывали лес и дол

Серебристыми платами.

Обернули склоны гор

Белоснежными холстами.

 

Изменилось всё вокруг,

Скрылись осени этюды.

Заиграли ветры вьюг

В свои гусли-перегуды.  

 

 

 ЗИМНИЙ ДОЖДЬ

 

Дождик зимний ледяной

Ветви у берёз сковал,

И стеклянною росой

Хрупкость им он придавал.

 

И под тяжестью такой

Ветки опустились вниз.

У берёзы той порой

Ломкости случился криз.

 

 

ЗИМА

 

Стоят деревья в стиле ню,

Лишь хвойные средь них одеты.

Ветра зиме строчат сонеты,

Воспев в них хладную зарю.

Морозами пыхтит зима,

Будя бураны и метели.

Корой деревья закряхтели

И дали плавала кайма.

Средь белоснежности снегов

Рябины гроздья полыхнули.

На реках льды мосты сомкнули

Меж удалённых берегов.

 

 

СНЕГ

 

С неба белыми стружками,

(Небольшой был мороз),

Словно мелкими мушками,

Снег валился на плёс.

Тучей, он, просыпаемый,

Делал землю белей.

И, ветрами гоняемый,

Застревал меж стерней.

И, копясь понемножечку,

Он укрыл все поля,

И тропинку-дорожечку,

Где росли тополя.

 

 

***

Шёл человек,

Шёл и корабль,

Выпустил век

Свой дирижабль.

Вехи времён,

Миги годов.

Жизни перрон –

Проводы снов.

 

 

СУШЬ

 

Сушь накрыла поля,

Рос не ведают травы.

Раскалилась земля,

Застонали дубравы.

 

И не льются дожди

Дни и даже недели.

Ветры стали трясти

Пылевые постели.

 

Пересохли ручьи,

Не несут вод усладу.

Птица, зря не кричи,

Призывая прохладу.

 

Солнца бреют лучи

Раскалённым кинжалом,

Словно божьи бичи,

Лес снедая пожаром.

 

И стоят города

Духотой обуяны,

То – циклона беда

И погоды изъяны.

 

 

ЭГО

 

Своё эго вскормив,

Не хвались, что идеал,

Пустобрёхством лишь прикрыв,

Ты бесславности кагал.

И отсутствие добра.

 

 

 

Я Б С ТОБОЮ ПРОЖИЛ

 

Я б с тобою прожил

В счастьи несколько жизней.

Не угас бы мой пыл

Во любви той всевышней.

 

Мне ты всем хороша,

Как мечты воплощенье.

Жить, тобою дыша, -

Вот моё устремленье.

 

Будет радостно нам

В этом жизни приюте.

Возвестим небесам

О свершившемся чуде.

 

 

ОСЕНЬ

 

Скоро будет представленье,

К нам с гастролью осень мчит.

Разноцветное смешенье

Ярких красок в ней сулит.

 

Как заправский театральный

Мастер, выстроит помост.

Образ свой сентиментальный

Нам предъявит в полный рост.

 

И с дождём печали действо

В скором времени грядёт.

Разных листьев лицедейство

Хороводом поведёт.

 

И мелодию прощанья,

Ветром в поле отыграв,

От зимы уйдёт дыханья,

Реквизит с собой забрав. 

 

 

ЛЕТНЯЯ ПОРА ПРОШЛА

 

Летняя пора прошла,

И пожухли травы.

Осень дождик пролила

На поля, дубравы.

 

Разбросала по листве

Разноцветье красок.

Убежала по траве

Прочь от летних сказок.

 

К югу, в дальние края,

Проводила стаи.

В небо гнала, не тая,

Тучи-горностаи.

 

Растрепавшийся ковыль

Ветром в косы свила.

В нашу будничную быль

Красоту явила. 

 

СТИЛЯГА ВЕТЕР

 

Летит, летит, порхает заводной

Стиляга ветер в зимних переулках.

И простенько звучит его гобой,

Как пёс усталый бродит в закоулках.

 

Снежинки приглашает он на вальс

И, приобняв, их кружит невесомо.

Как парусник меняет резко галс,

То одолеет вдруг его истома.

 

Любитель покуражится в ветвях,

Срывает с них белёсые одежды.

С метелью заиграется в полях,

И снегом путнику залепит вежды.

 

 

МНЕ ОСЕНЬ ЯВИЛАСЬ НЕДАВНО

 

Мне осень явилась недавно

Девчонкой красивой во сне.

Гуляла походкою плавной

Средь поля по жёлтой стерне.

 

С весёлым заливистым смехом

Махала призывно рукой,

Звала с ней предаться потехам

Осенним пред долгой зимой.

 

Шептала мне нежно на ухо:

Пойдём погуляем в лесу,

Не верь обо мне подлым слухам,

Что скоро утрачу красу.

 

Увы, не напрасно болтали –

Состарилась быстро она.

Поблёкла, заплакав дождями...

А издали мчалась зима.

 

 

***

Смысл любви – не в красивости сказанных слов,

А в глубинности чувств, что под сердцем таятся

К той единственной, с кем будешь плакать от счастья

И смеяться в беде, отравляющей кровь.

 

 

РАССКАЖИ

 

Не говори о птичьих стаях... впрочем

О них послушать я готов чуть-чуть.

Пока лишь август – это ведь не осень,

Им рано собираться в дальний путь.

 

А лучше расскажи мне о приметах,

Что к нам дошли из давней старины.

Вот падает звезда – что значит это?

Ах, главное чтоб не было войны.

 

Закат над горизонтом окровавлен –

Ужели ветреной погоде быть?

С пустым ведром шагает дева плавно –

Бежать ли прочь во всю младую прыть?

 

Стрижи взлетают к облакам высоким –

Так значит будет ясным этот день?

К чему трещат взволнованно сороки?

Каких нам ждать от этого проблем?

 

Довольно, впрочем, о приметах... Лучше

Поведай о своей ко мне любви.

На всей земной средь океанов суше

Тебя милей, прекрасней не найти.

 

 

ГЕННЫЙ АТАВИЗМ

 

Просторность мысли в экумене,

Раздрай, нелад средь бытия.

Слов фимиамных воскуренья

Ко правде вечной вопиять.

 

Бездушен мир, порою склочен,

Воссоздаёт и жизнь, и тлен.

Но в воплощении он точен.

И зло ему не конкурент?

 

Ужели так? А как же войны?

Ужели генный атавизм

Вовлёк людей во грех убойный

И стёр понятье – гуманизм?

 

 

ПУЛЯ-ДУРА

 

«Ой ли ветер тихий, ой ли буря –

Всё едино пропадать.

Для меня отлита пуля-дура,

Прилетит, как чёрный тать.

 

Прямо в сердце, может быть, навылет –

И прощай ты, белый свет.

Брызнет кровь и на земле остынет,

Лишь оставив тёмный след.

 

Без меня пойдёт в атаку рота

В штыковую на врага.

И падёт в смертельной схватке кто-то,

Жизнь солдата недолга́.

 

Похоронят в общей нас могиле

Под команды: «товсь!» и «пли!».

Смерти урожай в войне обилен

От зари и до зари.

 

А вокруг сады в благоуханьи

Будут цвесть и вьюги выть.

Люди через годы с придыханьем

Нас, всех павших, будут чтить».

 

Так, наверно, думал мой дедуля,

Принявший последний бой.

Поразила вражья дура-пуля,

Не вернулся он домой.

 

 

СТИХИЯ ВЫЗРЕВШЕГО ЛЕТА

 

Шумят зелёные дубравы,

Поймавши ветер за крыло.

Верхушки клонят влево, вправо

Берёзы, липы весело.

 

На перепутье три сосёнки

Ведут беседу, не спеша.

Пасутся рядышком бурёнки,

Где травка вкусом хороша.

 

Летают птицы в ясном небе,

Видны им дали свысока.

В овраге тёмном, словно в склепе,

Слышно стенанье ручейка.

 

Под тёплым солнцем рожь на поле,

Качаясь, нянчит в колосках

Дитяти-зёрна. Утром зори

Встают в оранжевых шелках.

 

Стихия вызревшего лета –

Природы божья благодать.

Раздольем радужного цвета

Дано ему нас обаять.

 

 

ЛЕТО – РАЙ

 

Луч солнца рыж,

Как шубки лис,

Пригож теплом.

Небесный свод,

Сиянье вод,

Цветы кругом.

 

Задорный птах –

Сколь песен, ах! –

Он менестрель.

Шептун-камыш,

Дубок-крепыш,

Зелёный хмель.

 

Ах, ширь полей,

Тепло ночей

И зорь краса.

Мне лето – рай.

Любимый край –

Душа чиста.

 

 

БЕЗМОЛВЕН СТАРЕНЬКИЙ РОЯЛЬ

 

Безмолвен старенький рояль –

Какие годы без настройки.

На крышке пыльная вуаль,

Аграфы, ножки – жизнестойки.

 

Порханье пальцев, звуки струн,

Певца прекрасные рулады,

Софитов свет – цветастых лун –

Увы, забытые услады.

 

Веселье, грусть, оваций гром,

Корзины, полные цветами.

И номера на «бис» ... В былом

И репетиции часами.

 

Где музыкант – волшебник нот? –

Во тьме у вечности – бездвижен.

Времён – стремителен уход.

Где старый добрый «чижик-пыжик»?

 

Стоит рояль, душою нем,

Среди отживших инструментов.

Складской ему противен плен,

Где нет огней, аплодисментов.

 

 

ЖИЗНЬ ПОРВАЛА МЕХИ

 

Романтику дальних дорог

Уже не приемлет душа.

В груди не трепещет восторг,

И юности нет куража:

 

Всё бросив, помчаться туда,

Где не был ни разу ещё.

Эх, время! Умчались года,

И жизнь догорает свечой.

 

А память опять и опять

Уводит в прошедшие дни.

Вернуть невозможно их вспять,

От горечи думы больны:

 

Ну сделай не эдак, а так,

Шагни на другую тропу.

Напрасно – гордыня – мой враг,

Уже не изменишь судьбу.

 

Жаль: задним умом мы сильны,

Воззрев на былые грехи.

Божественно-сладкой сурьи

Не пить – жизнь порвала мехи.

 

 

ДАЛЬНОБОЙЩИКИ

 

Настрою радиоволну

И «В добрый путь, – скажу, – ребята!»

Мы всю проехали страну,

Всю – от восхода до заката.

Хоть уставали мы порой

И трассы всякие видали,

Грусть гнали от себя долой.

И ждали нас иные дали.

 

А ты, мотор, не подведи,

Колёса резвые, крутитесь.

И всем нам – доброго пути,

С удачей, вёрсты, породнитесь.

 

Когда свой рейс мы завершим,

Не остудив ещё моторы,

В кругу друзей мы согрешим

Чуть водочкой под разговоры.

Потом – скорее по домам,

Чтоб смыть дорожную усталость.

Обнимем жён, обнимем мам:

Для счастья нам нужна лишь малость.

 

Недолгий отдых, снова в путь.

И ждёт по новой нас дорога.

И будут ветры встреч нам дуть,

Мы – дальнобойщики от Бога.

 

 

СМОЛК НАВЕКИ ПЕВЕЦ

 

Нету песни в груди –

Перерезана глотка.

Вместе с нотами вышла

Безголосо душа.

На подвздохе – лишь хрип,

Диафрагма – безмолвна.

Не вибрируют связки –

Смолк навеки певец.

Песнь его подхвачу,

Пусть тембрально не схоже,

И в манере отличной,

Но её допою.

 

 

ЗВОНЯТ КОЛОКОЛА

 

Звонят колокола.

Умчались дни, недели.

Тревожат не со зла

Души моей метели.

 

Эфир гудел. И связь

Оборвалась. Устало

Судьбы вязалась бязь,

Ей ниток было мало.

 

Кружил осенний лист,

Я с ним готов проститься.

Танцует ветер твист,

Зовёт труба горниста.

 

Я знал, что будет так,

Что сердце зря стучало.

Замшелый вурдалак

Попьёт крови немало.

 

Я знал, уйдут года,

Сжирая жизни силы.

И вешняя вода

Прольётся сквозь могилы.

 

И звон колоколов,

Вгрызаясь в дали мира,

Нас вырвет из оков

Неверного кумира.

 

 

Я ПРОСНУЛСЯ КАК-ТО НОЧЬЮ

 

Я проснулся как-то ночью,

Что-то торкнуло в груди.

Полумраком полны очи,

Дума мрачная, уйди.

 

Беспричинности тревога

Породила дискомфорт.

Я не вырвусь из острога

Липкой ночи, ах ты, чёрт.

 

Не уснуть мне до рассвета,

Я бранюся сам с собой.

Не скрипи, душа-карета,

Привезя мне непокой.

 

 

МАЛАЯ РОДИНА 

 

Закрывается дверь. Всё – прощай городок,

Заскрипела колёсная пара.

Разорвал тишину паровозный гудок,

Ты играй песнь прощанья, гитара.

Так случилось, что край я покинул родной,

Малой Родиной в сердце остался.

Там густые леса и там воздух иной,

С ней на долгие годы прощался.

Время детства и дедушки старенький дом

Вспоминаю с теплом, сокровенно.

И как бабушка ласково звала «внучком»...

Я тоскую по ним, незабвенным.

Сам теперь я седой и живу далеко,

С малой Родиной редко видаюсь.

Ты, гитара, играй, песнь, звучи высоко,

Я душой с ностальгией сливаюсь.

 

 

ПРЕЛЮДИЯ РАССВЕТНОГО ДУРМАНА

 

Ты слышишь: как высоко поёт тишина

Под музыку белёсого тумана?

Задумчивая в небе внимает луна

Прелюдии рассветного дурмана.

 

Ты видишь: как безмолвные звёзды парят

И медленно вальсируют по кругу?

Их взоры всё бледнее под утро горят.

Вот свет зари, порхнув, бежит по лУгу.

 

Ты внемли: как играет свирель ветерка

Под сводом над тропой среди полесья.

И жаворонка песня – чиста и звонка –

Рапсодией звучит из поднебесья.

 

 

ВОЛЮШКА 

 

Рады были птицы ясной зорюшке,

Распевали песни вольной волюшке.

Отпылала в небе зорька ясная,

Поплыла светила лодка красная.

Да над полюшком, да над цветочками,

Над лесов зелёными платочками.

Над озёрной синью, над речушками

Да над горными в снегах макушками.

Разбежались ветры да по полюшку,

Звали посвистом шальную волюшку:

«Ой, ты, волюшка да благородная,

Властвуй всеми ты, от всех свободная.

Да над полюшком, да над цветочками,

Над лесов зелёными платочками.

Над озёрной синью, над речушками,

Да над горными в снегах макушками».

 

 

БУРЯ

 

Пустынное поле. В сиянии лунном

Лежит сиротливо недвижимый снег.

С небес только звёзды взирают разумно

На землю, где ночь продолжает забег.

 

И видят они, как готовит потеху

Ночь, скрывшая замысел в ложной тиши.

И ветер в час скорый, с отрывистым смехом,

Закружит над полем, входя в виражи.

 

Брюхатые тучи, готовые к родам,

Пригонит в небесный просторный загон.

Неистово снег закружит хороводом,

И буря округу захватит в полон.

 

И скроется поле во мгле беспросветной,

Как будто на шабаш вся нечисть летит.

Продлится их пир до утра, непотребный...

Ох, страшен и лют непогоды кульбит. 

 

 

НАДОРВАЛАСЬ ДУША

 

Надорвалась душа от броженья земного,

Всё ей стало не мило, всё было не ново.

Синема словно смотрит былого «Немого»,

Там, где титры, живое не слышится слово.

 

Что-то движется, кто-то беззвучно хохочет,

А тапёр отрешённо играет сюиту.

Аппарат безразлично киношный стрекочет.

Сонно дева-душа подпирает ланиту.

 

Чёрно-белые кадры мелькают сюжета,

Всё, что там происходит – ей нет интереса.

Рядом с залом уже поджидает карета,

Дали скоро за ней запахнётся завеса.

 

 

СПРОСИЛ У ВЕТРА

 

Спросил у ветра: «Что шумишь,

К кому навстречу ты спешишь?» –

«К берёзке тонкой, что одна

Стоит вдали, душа грустна.

 

Там, в поле чистом, трав простор

И солнца сверху нем укор,

Где стал не мил ей белый свет –

У ней подружки, друга нет.

 

Ей ветки-косы я плету,

С листвой играю на лету.

Да птицы песни ей поют,

В ветвях найдя себе приют.

 

Но ночь придёт, – опять одна.

И в чём же есть её вина,

Что здесь расти ей суждено

И век закончить здесь дано».

 

Сказал я ветру: «Поспеши,

Берёзки грусть ты приглуши.

Помчусь я следом за тобой,

Прильну к коре её щекой».

 

  

ПОСМОТРИ – КАКОЙ ПРОСТОР

 

Посмотри – какой простор –

Не любить его нельзя.

Лес, речушка, косогор,

А вокруг луга, поля.

 

Рыбку вот рыбак удит,

Гуси плавают в пруду.

С кобылицей конь шалит,

Травы плещут на ветру.

 

Синь небес, журчит родник,

У берёз кора бела.

Мхом прикрылся боровик,

В речку смотрится скала.

 

Быль степей и сказки гор –

Всё Россия-матушка.

Посмотри – велик простор –

Создал Бог наш батюшка.

 

 

 А СЛЫШИТ ЛИ КТО НАС?

 

Ну что вы ругаетесь? Что вы вопите?

О жизни никчемной своей говорите,

Про судеб ненастье своих вы твердите,

Любовь без ответа позорно клеймите.

Простые ответы вопросов корите,

А сложности их вы умом не узрите.

Отведав лишь горечь, вы душу вините

В безверии её, как последнем наймите.

А слышит ли кто вас?... Меня уж простите...

 

Порода людская всё ищет признанья

В словах и поступках сего мирозданья.

Где разума путь отдохнёт от страданья

В мечтах о кончине всего увяданья.

Как Феникс взродился огнём обладанья,

Так мы возжелаем добру процветанья.

А слышит ли кто нас?...

 

 

ОТВЕТЬ, СУДЬБА...

 

Ответь, судьба, ты мне ответь:

Зачем так быстро дни мелькают.

Ты выставляла на поветь

Мои года...они уж тают.

 

Иль твой затёрся циферблат,

Что стрелки цифр не замечают.

Напропалую мчат и мчат,

С реалью время не сверяют.

 

А может быть я сам спешу,

В делах по жизни пробегая.

На что-то важное машу,

Второстепенность возвышая.

 

Времён солёная волна

Бежит и душу разъедает.

Терпеть и штиль, и шторм сполна

Видать судьба предполагает.

 

Судьба, проклятая судьба...

Всё ж обвинять тебя не стоит.

Так пусть мой стих, моя мольба

К тебе, божественной, восходит.

 

 

ЗОРЬКА ЯСНАЯ

 

Озарила долы зорька ясная,

Задрала подол калина красная.

А под ней трава посеребрённая

Силой рос сверкала, напоённая.

 

А от солнышка лучи-гребёнушки

Расчесали ковыли-былёнушки.

Разбудили в поле перепёлочку,

И проникли в озера светёлочку.

 

Ветерок по небушку разгуливал,

Облака белы подкарауливал.

Угонял за горизонты дальние,

Распевал им песенки прощальные.

 

Осинилась высь с зарёй прозрачная,

Умыкнулась ночи тень призрАчная.

Зашумел листвою лес зелёною,

По макушкам светом убелённою.

 

Щебетали птицы ясной зорюшке,

Распевали песни вольной волюшке.

Отпылала в небе зорька ясная

И пришла погодушка прекрасная.

 

НАМ ВСЕМ, ЗАКРЫВ ГЛАЗА...

 

Нам всем, закрыв глаза,

Судьба подносит чашу.

Что в ней: нектар, слеза?

Отрава ли за нашу

Никчемну жизнь зазря?

Ночь тёмная, заря?

Полна иль не совсем?

Покой извечный, буря

С избытками проблем?

В висок, возможно, пуля? –

С очередным глотком

Познаем мы потом.

 

  

ЖИЗНЬ МОЯ, НЕВЕСТУШКА

 

Жизнь моя, невестушка,

Мной давно сосватана.

Разлетелась вестушка:

Нет пути обратного.

 

Только-только справили

Свадьбу с половинкою,

Празднество оставили,

В жизнь войдя рутинную.

 

Повела судьбинушка

По тропе нехоженой.

Развернулась силушка,

Младостью рождённая.

 

Поглощала вёрсты все

На путях их с жадностью.

Раздухарилась в суЕ

Торопыга странная...

 

Постарела жёнушка,

Как и я, жизнь тленная.

Став обманом, волюшка,

Увела в мрак тёмныя.

 

  

БУХТА СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ

 

Стань для меня ты ветрилом,

Добрым веди нас путём.

Мы у судьбы за штурвалом

Любяще руки сплетём.

 

Штормы бушуют в просторах,

Мы не собьёмся с пути.

В жизни морях-океанах

Будем совместно грести.

 

Будет ненастной погода,

Волны помчатся гуртом.

В бухту семейного счастья

Челн мы с тобой приведём.

 

 

ДЛЯ ЧЕГО ЖИВЁМ НА СВЕТЕ?

 

Для чего живём на свете,

В чём есть смысл бытия?

Может, мы с тобой в ответе,

Чтоб цвела у нас земля.

 

Чтоб в гармонии с природой

Нашим душам быть всегда.

И над всякою невзгодой

Здраво мыслить иногда.

 

Чтоб Любовь, Надежда, Вера

С нами были до конца.

Не питала бы химера

Иллюзорностью сердца.

 

Разберусь ли я в ответе?

Истину найду ли я?

Для чего живём на свете,

В чём есть смысл бытия?

 

 

ЗВЁЗДЫ-ГЛАЗА

 

Вновь звёзды-глаза взметнулися в высь,

Луна сторожит там небо ночное.

Удача, ко мне сегодня примчись,

Замедли в пути ты времечко злое.

 

Меня, Водолей, с небес охрани,

Очисти мой путь от бед и ненастья.

Медведица, ковш ты свой поднеси –

Испью из него немерено счастья.

 

Путь Млечный, скажи: мечта ли там ждёт,

Любовь, что душе несут исцеленье?

Я к ним устремлюсь в блаженный полёт,

Лишь солнце взойдёт и даст мне знаменье.

 

 

ГОРДЫНЯ

 

Ах, как кручинится гордыня,

По вкусу сладкая, как дыня,

Что не попал я с ней впросак.

А так красиво совращала,

Златые горы обещала,

Без всякой платы, просто так.

 

Но я послал её куда-то

И в дар не взял за это злато.

Смеюсь над ней – надменный лорд.

Вот только денег нет в кармане,

Не нажил их в людском обмане,

Но сам собой весьма я горд.

 

 

 ГОДА

 

Года, словно листья осенние,

Срываются, падают вниз.

Я прожил немало и стал

Как будто икона без риз.

Хоть стал я душою мудрее,

Не те уже зыблются силы.

Теперь отношусь по-другому

Ко всем, что давно стали милы.

 

Обсыпало пеплом мне голову,

Всё больше морщин на лице.

И чаще грущу я от дум:

Что ждёт меня в скорбном конце?

Я видел достаточно в жизни,

Судьбы так причудливы вязи.

Я был для кого-то кумиром,

А чаще барахтался в грЯзи.

 

Мне в тихой укрыться бы заводи,

Любуясь остатками дней.

Как в детстве пройтись по лугам,

Забраться ногами в ручей.

Забыть прежних лет неудачи,

Любуясь ночною звездой.

У всех попросить бы прощенья,

Счастливым обняться с судьбой.

 

 

ПОЛУДЕННЫМ СОЛНЦЕМ

 

Полуденным солнцем захваченный в плен,

С пульсацией жилок и вздувшихся вен,

Нырну в упоении в вод я прохладу,

Усталому телу несущих усладу.

 

Бегущей реки равномерный поток

В качании волн затянул под мосток,

И спрятал меня от палящего зноя,

Что солнце в зените струит без простоя.

 

 

НЕДОСКАЗАННОСТЬ

 

Недосказанность мысли

Вновь легла многоточьем.

Мои чувства повисли,

Замолчав, междустрочьем.

 

И неясность совета

Облеклась запятыми.

Между скобок ответа

Я не вижу пустыми.

 

Вся разумность в кавычках

Заблудилась устало.

Красной строчкой в привычках

Мне вино в жизни стало.

 

  

ЖИЗНЬ, НЕ ШУТИ СО МНОЙ

 

Ах ты, жизнь, не шути же со мной,

А судьбе укажи путь простой.

Ты, судьба, не лежи под горой,

К жизни доброй дорогу построй.

 

Ах, беда, не гонись ты за мной,

Лучше с горем в сторонке постой.

А ты, горе, не лейся слезой,

А с бедою уйди на покой.

 

Подружись лучше счастье со мной,

Вместе с радостью душу омой.

Обними меня, радость, и спой,

И со счастьем вернитесь домой.

 

 

НЕ Я

 

Плеч в веснушках твоих оголённость –

Солнце нежно ласкает, не я.

Мыслей думных твоих отрешённость

Очень сильно тревожит меня.

 

Зарываясь в волос шелковистость,

Ветер гладит их, только не я.

Глаз твоих лучезарных искристость

Заставляет влюбиться в тебя.

 

А улыбки твоей безмятежность –

Смотрит зеркало, вовсе не я.

Утверждает судьбы неизбежность

В том, что будешь отныне моя.

 

 

ПУЛЯ-ДУРА

 

«Ой ли ветер тихий, ой ли буря –

Всё едино пропадать.

Для меня отлита пуля-дура,

Прилетит, как чёрный тать.

 

Прямо в сердце, может быть, навылет –

И прощай, ты, белый свет.

Брызнет кровь и на земле остынет,

Лишь оставив тёмный след.

 

Без меня пойдёт в атаку рота

В штыковую на врага.

И падёт в смертельной схватке кто-то,

Жизнь солдата недолгА.

 

Похоронят в общей нас могиле

Под команды: «товсь!» и «пли!».

Смерти урожай в войне обилен

От зари и до зари.

 

А вокруг сады в благоуханьи

Будут цвесть и вьюги выть.

Люди через годы с придыханьем

Нас, всех павших, будут чтить».

 

Так, наверно, думал мой дедуля,

Принявший последний бой.

Поразила вражья дура-пуля,

Не вернулся он домой.

 

 

ЖИЗНЬ

 

Маркером жизнь не подправишь,

Ластиком не подотрёшь.

В пункт на обмен не поставишь,

Взять чтоб другую за грош.

 

Небо судьбу расписало,

Определило твой путь.

Время, сколь жить, рассчитало,

Жалко вперёд не взглянуть.

 

Просто иди и не ропщи,

Счастье познаешь иль нет.

Примет земля твои мощи,

Ветра умолкнет кларнет.

 

 

ПО ТРОПИНКЕ

 

По тропинке, петляющей в парке,

Под тенистость высоких дерев,

Забредём мы, обнявшись, с тобою,

От палящего солнца сомлев.

 

Мы присядем на мягкую травку,

Ветерочек повеет на нас.

Птичьи над головой перепевы

Зазвучат в по полуденный час.

 

А потом мы с тобою, родная,

Откровеньем наполним уста.

И дадим обещанье навеки –

Только радостью полнить сердца.

 

 

ЛУНА

 

Над пустынною рекой,

Белый свет свой проливая,

Серебро вокруг бросая,

Поднялась луна.

По волнам дорожку стлала,

В росах холодно сверкала.

Освещала ночь.

 

На безмолвном берегу,

По макушкам пробегая

Крон и тенями играя,

Сказку создала.

Поутру она бледнела,

Словно выдохлась от дела.

Полыхнул рассвет.

 

 

БЕРЁЗА БЕЛЁСАЯ

 

Словно длинные косы,

Ветки низко свисали

У берёзы белёсой,

Будто символ печали.

 

Как прекрасная дева,

Красотою манила.

И невинности видом

Наши взоры прельстила.

 

Сердце нежно-щемяще

Ворохнулось, заныло.

Обниму я берёзу,

Ствол поглажу ей мило.

 

От покорного вида

Разомлею душою.

На прощание косы

Приласкаю рукою.

 

 

ГРОЗА

 

Упали низко тучи,

На землю воду льют.

Потоком бурным с кручи

Ручьи к реке бегут.

 

Сверкнули молний блики,

Сердито рыкнул гром.

И птиц шальные крики

Раздались за окном.

 

Гроза хозяйкой стала

Надолго летним днём.

Ненастьем управляла,

Как шкипер кораблём.

 

 

ЗИМА – ПРОБА ПЕРА

 

Утренний лёгкий морозец

В лужах разлёгся ледком,

Инеем пал на колодец,

Сруб оторочив пушком.

 

И по деревьям развесил

В белом сияньи наряд.

Он разудал был и весел,

Зимний верша свой обряд.

 

Зимушка, словно калека,

Первую пробу пера

Нам предъявила без снега.

Знать, не пришла ей пора.

 

Осень, воспрянув к обеду,

Зимушку прочь прогнала.

Празднуя с солнцем победу,

В лужах ледок извела.

 

 

ЛЮБОВЬ И ДОБРОТА

 

Камень бросьте вы в меня,

Если в корне я неправ,

Что свою судьбу творя,

Без любви её создав,

Не прибудет в ней добра.

 

Из прекрасных в мире слов:

Нам любовь и доброта –

Создают задел основ

Жизни, сторожат врата

Богом попранного зла.

 

Для свершения мечты

С верой в сердце призови

Дух любви и доброты

И их в спутники зови.

Будет счастлива судьба.

 

 

Я ЗАКРОЮ КАЛИТКУ

 

Я закрою калитку,

Не повесив замок.

В щель засуну открытку –

Я сюда не ходок.

 

Нашей жизни ошибки

Невозможно забыть.

Ты меня без улыбки

Продолжаешь винить.

 

Сердце чтоб не саднило,

Я снимусь с этих мест.

Всё здесь стало немило –

В том удел мой и крест.

 

 

ЗАКАТ

 

Тревожно-оранжевым цветом

Закат полыхнул второпях.

И запад с прощальным приветом

Купался в последних лучах.

 

Гуртом облака, наплывая,

Гасили лучей ореол.

А ветер, клубы расправляя,

Кроил горизонту подол.

 

Закат потухал, и неярко

Луна проявилась вдали.

С востока чернилами марко

Ночь ставила метки свои.

 

 

 НАШИ ДУШИ

 

В юдоли разлуки, в юдоли печали,

Когда наши души по небу летали,

Хранители-ангелы их очищали:

От разных нескромных греховных желаний,

В сердцах приютившихся переживаний,

От лжи и мороки, пустых обещаний.

 

Бродили в просторах вселенского круга,

Была не напрасна исканий потуга,

Средь тысячи душ мы обрящли друг друга.

И нити судьбы заплелись на рассвете,

Теперь наши души за счастье в ответе,

Чтоб жить на земле нам в любви и совете.

 

И в буднях на ней мы живём теперь грешной

Размеренной жизнью, простой и неспешной,

В сердцах наших тьмы не приемлем кромешной.

В юдоли разлуки, в юдоли печали

Не будут писаться земные скрижали.

Дай бог, чтобы ангелы нам помогали.

 

 

ИТОГ

 

Как жить, любить, о чём мечтать,

Чем восхищаться, горевать,

Всё это познавали мы, взрослея,

О лучшей участи мечту лелея.

 

На полюшке судьбы пустом

Упорно строили свой дом.

Пути-дороги разные торили,

Бредя по ним, частенько мы грешили.

 

Не слушали добра совет,

Глотали горечи в ответ.

Своей гордыне всуе потакали,

Её всезнайством ложным ублажали.

 

Ошибки мы копили впрок,

Рекою лился их поток,

Горчащей желчью сердце пропитали,

И в душу их отраву изливали.

 

В конце какой нам ждать итог?

Его на небе выдаст бог.

За всё воздастся адом или раем,

За жизнь свою мы сами отвечаем.

  

 

СТУДЕНЧЕСКАЯ ПОРА

 

Вот это были времена

В мою студенческую пору.

Готовы были стремена

Нам к знаньям лихо мчатся в гору.

 

Наш старый добрый сопромат

Женил не мало поколений.

Ещё предметов целый ряд

Нам добавлял забот и бдений.

 

Учёбы быстро шли года,

Мы всяк по-всякому учились.

Баклуши били иногда,

Мечтой о будущем делились.

 

И вот: защита и диплом.

И альма-матер - до свиданья.

Шёл каждый выбранным путём,

Храня о ней воспоминанья. 

 

МОТЫЛЁК

 

Зачем на огонь ты летишь, мотылёк,

Крыла опаляя? Какой в этом прок?

Иль жизнь-однодневка – сготованный рок

Неведомым кем-то, кто меряет срок?

 

Я понял: чем тлеть, дымом горьким чадя,

И пепельной серостью годы мостя

В пустой безысходной стезе бытия,

Уж лучше принять очищенье огня. 

 

 

БУДЕТ СЧАСТЬЕ ИЛИ НЕТ?

 

В моей душе скопился лёд,

Всё тяжелей её полет

Под небесами.

Угасла страсть, ушла любовь,

Не слышен звон колоколов

Уже над нами.

 

В груди лишь боль и стон в устах,

Уходит жизнь – всё впопыхах –

Несётся птицей.

Кто расписал судьбы скрижаль?

В ней груз грехов совсем не мал –

Не отмолиться.

 

Гляжу вперёд – неясный свет.

Вновь будет счастье или нет?

Надеюсь всё же.

Собрав всю волю, тронусь в путь,

Пряма дорога, и свернуть

С неё негоже.

 

  

ПЕРВАЯ РЫБАЛКА

 

Безмолвствует ветер,

Не плещет волна.

Сквозь облачный бредень

Мелькает луна.

 

Горит одинокий

Костёр у воды.

Котёл на треноге

Пускает пары.

 

Вечерним уловом

Доволен рыбак.

Со взором весёлым

Смолит свой табак.

 

С ним рядом сынишка –

Ростком в два вершка –

Держал окунишку,

Большого ерша.

 

Он первым трофеем

Несказанно горд.

В разладе с Морфеем,

Усталый, был твёрд.

 

Степенно и важно

Следил за ухой.

Во тьме он отважно

Искал сухостой.

 

Потом вместе с батей

Песком тёр котёл.

В небесных полатях

Звёзд виден был взор.

 

Костёр, догорая,

Погас поутру.

Пацан, засыпая,

Прижался к отцу.

 

 

ШЁЛ Я БЕРЕЖОЧКОМ

 

Шёл я бережочком

Говорливой речки.

Вижу: под кусточком

Дева спит. Сердечко

Ёкнуло в груди.

 

Боже, как красива,

Личико – иконка.

Поза спящей – диво –

Чисто амазонка.

Ветер – не буди.

 

В травке-колыбели

Сон её так крепок.

Сладкогласо пели

Пташки между веток,

Схоронясь в листве.

 

Налюбуюсь в сласть я

Милой незнакомкой.

Мысленно ей счастья

Пожелав, сторонкой

В дом пойду к себе.

 

  

Я – СЕРЕНЬКИЙ ВОРОБУШЕК

 

Я – серенький воробушек,

Любитель крошек, зёрнышек

И червячков, и мотыльков.

Летаю, где мне хочется,

Чирикаю, как можется,

И средь жары, и средь снегов.

 

Меня клянут по-всякому:

Ты – вор. Мне, обозватому,

Обидно слышать наговор.

Я – птичка безобидная,

Хоть внешностью не видная,

Зато душой совсем не зол.

 

Как люди, я семейности,

Любви подвержен, верности,

Клянусь «чириком» воробья.

В Российской мне Евразии

Приятно быть с оказией:

Стал русским здесь по духу я.

 

Я – маленький воробушек,

Любитель крошек, зёрнышек,

Воронам-скрягам – не чета.

Живу и солнцу радуюсь,

Чихал на ихню хамовость,

Судьбы по нраву простота.

 

 

Я ТЕБЯ БУДУ ЖДАТЬ

 

Я тебя буду ждать средь полесья

И искать средь просторов полей.

Улыбнёшься ты мне с поднебесья,

Только песнь запоёт соловей.

 

Ты разбудишь от дрёмы желанья,

Что томятся невнятно в груди.

От прекрасной тебя, как мечтанья,

Мне послышится голос: «Приди!»

 

Распахну я тебе, долгожданной,

Душу, словно бы маковый цвет.

Окунусь в светлых росах желанной

Под малиновый яркий рассвет.

 

Я дождался тебя средь полесья,

Отыскал средь просторов полей.

Ты шагнула ко мне с поднебесья

И назвалась любовью моей.

 

 

В ДУШЕ ТВОЕЙ ЦВЕТУТ САДЫ

 

Подобна трепетной ты лани

И веришь сладостно в мечты.

Отныне присно, не во брани,

В твоей душе цветут сады.

 

Родник струит там тихи воды,

Порхают бабочки вокруг,

И неба голубеют своды.

Стоит под парусами струг.

 

Ручные звери просят ласки,

Берут с ладони нежно корм.

Там персонажи старой сказки,

Стоит дворец прекрасных форм.

 

Там нет зимы и нету хмари,

И днями солнце круглый год.

Луна средь звёздной киновари

В ночи сребро на землю льёт.

 

Я в этот сад вошёл прекрасный

И, преисполненный мечты,

Я как садовник полновластный

Стал орошать твои цветы.

 

 

ЭПИЛОГ

 

Полегли ковыли все седые,

Зашумел грустно сумрачный лес.

Прочь умчались года молодые,

Их несёт в безвозвратный регресс.

 

Поутихли мечты и желанья,

Сердце бьётся в груди через раз.

Неизбежность грядёт созерцанья

Прежней жизни утех и проказ.

 

Всё что было, что есть и осталось –

Всё обрящет конечный итог.

Что свершилось, а что не удАлось –

В том судьбу завершит эпилог.

 

 

ШУМИ, ШУМИ МОЙ ЛЕС

 

Сияли небеса

От злата солнца на заре,

Струились чудеса

По вОлнам в утренней поре.

 

Шумливый лес вещал

Легенду древнюю времён,

Когда ещё взрастал,

Когда ещё был молод он.

 

Шуми, шуми мой лес.

Под сводами тенистых крон

Славянский дух воскрес –

Богов древнейших пантеон.

 

Вот: Вышень и Сварог,

Даждьбог, Перун и Световид.

И Велес – скотий бог,

Бог Род во множестве планид.

 

Защитники, родня

Для наших предков всех племён.

Но в пламени огня

Времён исчез их пантеон.

 

Смотря на небеса,

Другие славим божества

И... верим в чудеса –

Погибели иль торжества.

 

 

ВКУШАЮ ЖИЗНИ БЕЗЗАБОТНОСТЬ

 

Вкушаю жизни беззаботность,

Приняв, как есть, её самотность.

Без сожаленья и нытья

Вершусь в просторах бытия.

 

Оригинальничать не буду

И созерцать тоску-зануду.

Я радости хмельной стакан

Плесну душе. Уйдёт туман.

 

Туман уйдёт. Взъярится светом

Вся жизнь, спрямлённая обетом.

Обетом – ставить на яву

Её самотность во главу.

 

  

НАКРЫВАЛИ НЕБО ТУЧИ

 

Накрывали небо тучи,

Стало пасмурно кругом.

Ветер ярился колючий

И швырял в лицо снежком,

 

Что посыпал в одночасье,

Гуще, гуще становясь.

Обрядилось вмиг ненастье

В бело-саванную бязь.

 

Так метель справляла тризну

По погоженьким денькам.

Нагловатую харизму

Демонстрировала нам.

 

Мол, смотрите, я какая:

Мне вполне хватает сил,

Чтоб от края и до края

Широтою снежных крыл

 

Горы скрыть, леса и долы,

Ваш тоскою полнить взгляд,

Что прозрачные просторы

Очи долго не узрят.

 

 

МНЕ НИКАК НЕ ДОГНАТЬ ГОРИЗОНТ

 

Мне никак не догнать горизонт,

Он обманчиво вдаль убегает.

Я в упрямстве своём – мастодонт,

Знаю: весть там заждалась благая.

Мне пройти горизонта черту –

Цель, которая душу питает.

И за ней обрести бы мечту –

Где-то бродит она, золотая.

Не стоять, ведь застой –это смерть,

Жизнь извечная – это движенье.

Пусть к химере несёт круговерть,

Важно, что не погружен в забвенье.

Мне никак не догнать горизонт,

Но не важно, я движим мечтами.

И в упрямстве своём – мастодонт,

Жизни прозу пишу я стихами.

 

 

ТОПЧУ ТРОПИНОЧКИ ДУБРАВЫ 

 

Топчу тропиночки дубравы

Под дробный дятла перестук.

Там, на полянках, пахнут травы,

Берёзки статно встали в круг.

По краю леса, на опушке,

Семья рябинок разрослась.

А меж кустов, как на просушке,

Колышется паучья вязь.

Там под сосной, в опавшей хвое,

Блестят головушки маслят.

Среди листвы, как на постое,

Ветра, задумавшись, молчат.

Хожу, брожу, смотрю красоты,

Вдыхает грудь моя озон.

Потёки смол – суть катафоты –

Янтарный солнца лили сон.

 

 

ПОЙДУ В ДАЛЁКИЕ Я ДАЛИ

 

Пойду в далёкие я дали,

Обрящет светлость голова.

Пылят, пылят мои сандалии,

Над головою – синева.

 

Я устремлён пройти дороги,

И пусть закроет пасть молва,

Что зря покинуты пороги,

Что недосказаны слова.

 

Без сожалений к прежней доле,

Судьба, не рОпщи о былом.

Оставив прошлое в неволе,

Мой путь другой мечтой ведом.

Пылят, пылят мои сандалии,

 

Родились новые слова.

Зовут, зовут надежды дали,

Где жизнь сладка, как пахлава.

 

 

ДЕНЬ

 

День широкой поступью

Вышел на поля,

Солнечною проседью

По земле пыля.

 

Он под щебет пташечки

Брёл через леса.

Облака-барашечки

Вывел в небеса.

 

Шёл с утра до вечера,

Отдыха не знал.

Цветом красным клевера

Перед ночью пал.

 

 

НЕБЕСНЫЙ ЛИК

 

Отринь все страсти роковые,

Сожги их пламенем огня.

Стряхни наветы жизни злые,

Всеочищение маня.

 

Воздуй ты горны для надежды

Порывом благостной мечты.

Души стеснённые одежды

Смени на новые холсты.

 

И лучезарный лик небесный

Очистит Очей пелену.

Услышишь глас его чудесный:

«Я пред тобой, с тобой иду!»  

 

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5 ... 6

Comments: 0