Виктор Средин

 

ВИКТОР СРЕДИН,  г. Ульяновск

Мне 55 лет. Стихи начал писать только в этом году.

Я пенсионер МВД.

Начинающий поэт на склоне своих лет.

Судить строго не прошу,

Что смогу, то опишу.

В РАЗГАРЕ ЛЕТО

 

Гуляет ветер, треплет листья на ветвях,

И кромки облаков багрянцем красит зорька.

Пшеница дОбро колосится на полях,

К реке ведёт тропа с высокого пригорка.

 

Трудяги-пчёлки, спозаранку взяв нектар

С цветов, летят скорее в свой замшелый улей.

В болотной топи молодой кулик взрыдал,

Стрижи пронзают воздух – мчатся быстрой пулей.

 

Влюблённых пар гулянье с ночи до утра,

И родников в лесу весёлое журчанье.

В разгаре лето – благодатная пора,

Многоголосье птиц и трав благоуханье.

 

 

ОДНАЖДЫ

«Однажды, в студеную зимнюю пору...»

(Н. Некрасов)

 

Однажды осеннею поздней порою

Я из дому вышел, пошёл по грибы.

Взял кузов, корзинку, пакетов штук сорок,

И долго бродил, аж до зимней поры.

 

Заполнив всю тару, я полз по сугробу,

И снег набивался в худые штаны.

Замёрз от макушки до самой утробы,

И чресла мои стали сине-красны.

 

А снег так красиво ложился на жо.. плечи,

В глазах замерцало, и стало темно.

Зарытый в сугробе, грибной я разведчик,

Нога лишь наружу, оттаю весной...

 

 

ПОЛЮС СЕВЕРНЫЙ – ЦЕЛЬ

 

Льды, кругом только льды,

Ничего кроме льдов.

Нет на небе манящей звезды,

Под луною – прекраснейших снов.

 

Средь безумства снегов

И морозов, что жуть,

Не отыщешь земных берегов –

Только мглы беспросветная муть.

И торосов нарост,

Преграждающих путь,

Усложняет движенье на норд

Изыскателям севера чуть.

 

Полюс северный – цель.

Первобытность дорог

Человек прошагавший был смел,

И мечту воплотил, словно бог.

 

 

РОДНИК

 

Как приятно журчит родничок,

Только-только рождённый землёю.

Он прозрачно-хрустальной струёю

Резво мчится меж трав наутёк.

 

Прошепчу ему: «Славный юнец,

Ты и я – мы едины по крови.

Весь от солнца в алмазном покрове,

Дай испить твой бальзам-студенец».

 

И, прильнув, в этот сладостный миг

С благодатью вкушаю я воду –

Это дивное чудо природы,

Символ жизни – журчащий родник.

 

 

ТОМНЫЙ ВЕЧЕР

 

Томный вечер. В окно любопытная смотрит луна.

Я гитару беру и, по струнам пройдясь перебором,

Отхлебнув из бокала глоточек сухого вина,

Запою про любовь пред твоим обожающим взором.

 

Пламя свеч на столе затрепещет дыханию в такт,

И по стенам причудливо тени запляшут немые.

С отзвеневшей струной объявлю к поцелуям антракт,

Обнимая, поглажу кудряшки твои завитые.

 

А потом будет ночь в мириадах сияющих звёзд,

И Морфей, утомлённых от ласк, нас обнимет крылами.

Поутру запоёт громко песенку птах-виртуоз,

Мы проснёмся шальные и с полными счастья глазами.

 

НЕМАЛО ВЁРСТ ПО ЖИЗНИ ПРОШАГАЛИ

 

Немало вёрст по жизни вместе прошагали,

И соли пуд, не меньше, съели мы с тобой.

Цветёт, благоухая, наш любви розарий,

Возделанный давно совместною судьбой.

 

Года идут, и мы стареем понемногу.

А за окном шумят всё те же тополя,

Лишь потолстели, много раз бросая тогу

Из листьев на потеху ветрам октября.

 

В грядущие мы дни взираем без боязни,

Наш путь предельно прям средь воссиявших звёзд.

Разлука больше не сготовит душам казни,

Любовь меж нами прочный выстроила мост.

 

ДЕВУШКА С КАРТИНЫ

 

В мгновении застывших молний

Дождь льётся ультрафиолетом.

Твой взгляд, презренья к небу полный,

В глуби наполнен страсти светом.

 

В прозрачном платьице из шёлка

Твоя фигура – загляденье,

Чуть ниспадающая чёлка –

Природы дивное творенье.

 

Ты под зонтом, как будто фея,

Не нашего, другого мира.

Пою я трепетно, робея,

Моя от счастья плачет лира.

 

Весь облик твой – мечта, виденье,

Непостигаемо красива.

В душе рождаешь восхищенье,

Зовущая и молчалива.

 

ТЫ ЖИЗНИ МОЕЙ БОГОМ ДАННАЯ

 

Ты жизни моей богом данная

И небом с судьбою повенчана.

Как зорька поУтру желанная,

Люблю я тебя, моя женщина.

 

Как белая лебедь, ты верная,

Душою всецело мне предана.

От этого радость безмерная

Не раз уже мною изведана.

 

Ты счастье моё воссиявшее,

Добром ко всему преисполнена.

От мук и терзаний спасавшая,

С любовью моею помолвлена.

 

Мечта ты моя сокровенная,

Храни тебя, боже, прекрасная.

Любимая и незабвенная,

Царица моя полновластная.

 

Я ПРИМУ ПРИХОДЯЩИХ КО МНЕ

 

Я приму приходящих ко мне

Светлой ночью и пасмурным днём.

Приготовлю еду на огне,

Расспрошу их о том и о сём.

 

Где бывали и видели что,

Что творится в потёмках души.

Как живётся и счастлив ли кто

В городах и в далёкой глуши.

 

Их пространный услышав рассказ,

С кем порадуюсь, с кем погрущу.

Дав напутствие парою фраз,

Я, утешенных их, отпущу.

 

Человеку лишь надо порой,

Чтобы кто-нибудь рядом был с ним,

И внимал откровенью с душой,

И сочувствовал сердцем своим.

 

 ПЛЕЧ БЕЛЫХ ТВОИХ ОБНАЖЁННОСТЬ

 

Плеч белых твоих обнажённость

И взгляд полусонных очей,

Ты негой своей завершённость

Дала этой ночи страстей.

 

И, мило ты мне улыбнувшись,

Добра пожелала с утра.

И сладко от сна потянувшись,

Сказала: "Вставать уж пора".

 

В ответ я промолвил: "Родная,

Прекрасного утра и дня".

НочИ чаровницу лаская,

Был счастлив безмерно с ней я.

 

ПОКОЙ СТРУИТ СВОЙ СТИХ

 

Пустынный пляж. Уже темна

Тропинка под ветвями ив,

Петляет средь корней она.

А там, внизу, блестит залив

Реки сияньем лунных бликов.

И ночь молчит. И лишь от криков

Птиц вздрогнет иногда ночных...

И вновь покой струит свой стих.

 

Катит волна и о песок

Прибрежный ласково шуршит.

Чуть слышится вдали шлепок –

Там рыба хищная шалит.

По небу звёзды разбежались

И в глади речки отражались.

Уж не шумел в воде камыш,

В ночи, порхая, плыла тишь.

 

ИСТИНА

 

Оставлю все свои дела,

Пойду я к звёздам и снегам,

Чтобы мечту мне родила,

Дорога к светлым небесам.

 

Там, в вышине, на пике гор,

Весь в невесомости парит

Лик истины без всяких шор

И взором мудрости горит.

 

В объятья манит он свои,

Но путь к познанию тяжёл.

Через невежества мои

Ошибок и потерь я шёл.

 

Соблазн меня не раз венчал,

Наветы ставили в тупик.

Печаль и горечь я познал,

Когда душой своею сник.

 

В нагромождении камней

Тропинки вьётся серпантин.

Идти к вершине всё ж трудней,

Чем по дорогам средь равнин.

 

Один неверный только шаг –

И жизнь – прощай, не повернёшь.

Как канул в вечности варяг,

Во мрак забвенья ты падёшь.

 

Но у победы сладок миг

И рукоплещут небеса,

Что ты судьбу свою постиг,

Что верил сердцем в чудеса.

 

Вот на вершине я стою

Над шапкой белых облаков.

От предвкушения горю –

Я истину принять готов.

 

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, МОЙ МИЛЫЙ КРАЙ

 

Я люблю тебя, мой милый край,

Там, где берег Волги и леса.

Мне не нужен вовсе чуждый рай,

Светят там другие небеса.

Здесь ли светит солнце над полями,

Расстилается туман лугами –

Всё вокруг родная сторона.

 

Здесь Свияги быстрый бег воды,

Кое-где широк её разлив.

Вкруг – в благоухании сады

От цветенья яблонь, груш и слив.

Щебет птиц, цветы, зари сиянье –

В душу так и льётся обаянье

От моей прекрасной стороны.

 

Старый град разлёгся у реки,

Ночь огнями ярко осветив.

Ты нас думой древности влеки

И семью ветрами пой мотив.

Знай, Симбирск, – я навсегда с тобою,

Разнесу над Волгою-рекою

Эту песнь о милой стороне!

 

ЛОШАДЬ-СУДЬБА

 

Прозябает душа в безвременьи,

Словно между зависла миров.

Без уздечки гуляет, стремени,

Моя лошадь-судьба и подков.

 

То галопом несётся, то встанет

Среди чахлой травы на лугах.

То вдруг снова душевно воспрянет,

Жизни соль ощутив на губах.

 

Оседлаю судьбу, оседлаю,

Направленье ей к цели задам.

И душа встрепенётся, я знаю,

Мрак оставив ушедшим годам.

 

Я ПИШУ...

 

Я пишу о том, что близко мне,

И о том, что я переживаю.

Многочувственно горю в огне

Средь мятущих мыслей. Заклинаю

Музу: мне, бредущему по миру,

На особый лад настроить лиру.

Чтоб с душою вместе зазвучала,

Пела и влекла к себе, прельщала.

Сладкий мёд и горечь на устах,

Грусть души и разочарованья

В угловатых фразах и словах

Я вкушу. Но ради процветанья

Сам себе поставлю выше планку,

Чтоб строкам стиха придать огранку.

Чтоб Пегас, мою мечту лелея,

Нёс меня по рифмам, не жалея.

  

ОТДОХНОВЕНИЯ Я ТРЕБУЮ СЕБЕ

 

Отдохновения я требую себе,

Отдохновения от бега в колесе,

Когда до шага рокового – только миг,

И там последний будет ждать меня постриг.

 

Воспоможения желаю я себе,

Воспоможенья в необъявленной войне,

Когда размылись грани меж добром и злом,

И всё вершится там под дьявольским перстом.

 

Превозможения хотел бы я себе,

Превозможения препонов всех судьбы,

Когда сжигающий огонь ревёт в трубе,

И там не слышат ангелы моей мольбы.

 

Всего свершения алкаю я себе,

Всего свершения средь мыслей и надежд,

Когда иссяк я в изнуряющей борьбе,

Но шанс прорваться есть, не закрывая вежд.

 

ПРОВИДЕНЬЕ

 

Не случай слепой, а судьбы провиденье

Толкнуло, явившись, в объятья твои.

Душа окунулась в умиротворенье,

Оставив во мраке блужданья свои.

 

Я был одинок, а теперь уж с тобою

Воссоздал в союзе наш собственный мир.

Парит там высоко над счастья рекою

Наш ангел, струящий любовный эфир.

 

И верности посохи нам он вручает,

В единой судьбе чтоб прожить до конца.

Там радуги мост семицветьем сияет,

Связав воедино два наших сердца.

  

Я МОЛЧУН

 

Я в этой жизни был молчун,

И в мир иной уйду я молча.

Её не зрите рваных струн,

Лишь внешне лица в скорби корча.

 

Былых вам не дано понять

Прижизненных моих страданий.

И мой не надо обсуждать

Угасший пыл переживаний.

 

По сто прощальных, горьких грамм

Вы за помин души налейте.

И за печальность монограмм

Её, не чокаясь, вы пейте.

 

НОЧЬ НАД ВОЛГОЙ

 

Пустынный берег. Лишь сумерки

Сочились из-за зарослей кустов.

На глади Волги уж лениво

Качались волны у опор мостов.

 

На пляж катили тихи воды,

Где днём ещё резвилась детвора.

И в глянце тусклом впали в дрёму,

Лишь только ночи глянула пора.

 

Луна с небес сияла ярко,

Сыпнув на воду щедро серебром.

И точки звёзд в выси мерцали

Над Волгой, что забылась чутким сном.

 

Вдали, бросая блики света,

Вскричал, пугаясь, зычно теплоход.

Своим бортом вздымая волны,

Продолжил по течению поход.

 

Уходят миги летней ночи,

Уж светел стал над Волгою восток.

От сонных грёз слегка качаясь,

Заре помчал навстречу ветерок.

 

БОЖЕ, НЕ КОРИ ВСЕПРОЩЕНЬЕМ

 

Боже, не кори ты всепрощеньем,

Жизнь на небесах свою ведя.

Не страши меня в веках забвеньем,

Если не поверил я в тебя.

 

Добрые твои все наставленья

Я воспринимаю, не горя.

На судьбы ошибки и свершенья

Взор кидаю, как бы походя.

 

Боже, ты души моей сомненье

Силою своей превозмоги.

Верою в грехов ниспроверженье

Ты меня, прощая, награди.

 

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

 

Вспоминаю Советский Союз,

Я тогда ещё был молодой.

И летит ностальгический блюз

Над моею седой головой.

 

С колоколенки нынешних лет –

Золотым было время тогда.

Нам казался незыблем завет,

Что быть дружбе республик всегда.

 

И душевней тогда был народ,

Хоть и жил без излишеств порой.

Нас скреплял там единый зарод –

Мы гордились могучей страной.

 

Демонстраций знамёна, шары,

И правителей бравурный клич ,

Надпись "Ленин" на склоне горы

И заветы, что дал нам Ильич.

 

Покорили просторы орбит,

Космонавт – первый наш человек.

Дух Союза не будет забыт –

Он для нас не исчезнет вовек.

 

В каждом обществе есть свой изъян,

И не всё было гладко тогда,

Но эпохи той сладкий дурман

Кружит голову через года.

КОГДА ПРОЙДЁМ ЧЕРТУ

 

Что станется, когда пройдём черту,

Покинув этот бренный мир живых?

Приблизив крест к слабеющему рту,

Не вкусим больше радостей земных.

Страшась, с последним взором с поволокой,

Во мрак впадая пропасти глубокой,

Где лишь летают вечности ветра,

Услышим с неба глас: "Пора, пора"...

 

И всё: душа покинет мёртво тело,

Которое, обмыв, положат в гроб,

(Чтобы во прах в земле оно истлело),

Прочтёт за упокой молитву поп...

Ну, а душа? Что станется там с ней,

Когда её испит земной елей?

Что будет ждать в загробном бытие?

Увы, нам не дано познать сие.

 

ВЗОР ТВОИХ ЯСНЫХ ОЧЕЙ

 

В синем небе лик солнца сияет,

Будто взор твоих ясных очей.

И он в думах моих воскрешает

Чувства первых, далёких страстей.

 

Тех страстей, что дарили нам счастье,

Мы годами вкушали плоды.

Невзирая на судеб ненастье,

К нам любовь пролагала следы.

 

Те следы, с первых встреч и поныне,

Опоясали наши сердца.

Не внимая разлуке-кручине,

Мы с надеждой глядим в небеса.

 

В синем небе лик солнца сияет,

Будто взор твоих ясных очей.

И любовь нас опять воскрешает,

Новизной одаряя страстей.

 

ПОД ГРОХОТЫ ПОБЕДНОГО САЛЮТА

 

Народный праздник – светлый день Победы, 

Мы празднуем со скорбью пополам.

Свободу нам отвоевали деды,

Смертельный дав урок своим врагам.

Под стольною Москвой и в Сталинграде

Они фашистам нанесли урон.

И выстояв в блокадном Ленинграде,

Умножили Победный пантеон.

 

Под грохоты победного салюта

Защемит сердце, побежит слеза.

Как эхом из далёкого оттуда

Нам прогремела майская гроза.

Кто пал в боях, гордится вся держава,

И мы склоняем головы свои.

Всем нашим ветеранам честь и слава,

Пусть им поют Победы соловьи.

 

Свершилось ещё множество сражений,

Войска, неся потери, шли вперёд.

Героев тех военных поколений

Наш в день Победы чествует народ.

И памятной волною в те минуты

По матушке России скорбь летит.

Страна моя за мирные салюты

От всей души дедов благодарит.

 

КОСАРИ

 

Уж ночь тихонько угасала,

Ещё роса траву питала.

С огнями первыми зари

Пришли на поле косари.

 

Вовсю кипела там работа,

Косили до седьмого пота.

Лишь только слышно: вжик, да вжик,

Звучал косцов шутливый крик.

 

Валок к валку ложился ладно,

Им пели птицы песни складно.

Луч солнца травку опалял,

И от неё благоухал.

 

Но вот окончен день покосный,

Родится новый, утром – росный.

С лучами завтрашней зари

Наточат косы косари.

 

НЕ МОЛОДОЙ Я ЧЕЛОВЕК

 

Не молодой я человек

И не старик глубокий.

С годами, тая, мчится век,

Несётся многоокий.

Счета ведёт он жизни сам,

Пути с судьбой сверяя.

Идёт по вечности стопам,

С ней ход соизмеряя.

Вот век один, потом другой –

Так было, есть и будет –

Умчат в пространство чередой...

Увы, – меня не будет.

 

ЮНОСТЬ СВЕТЛАЯ МОЯ

 

В местах родных, перед рекою,

Стою как много лет назад.

И берег тот, хотя... не скрою:

Ужель обманывает взгляд?

 

Тут брёвнышко лежало в тине,

Где мы рыбачили порой.

Теперь же нет его в помине –

Лишь высится камыш стеной.

 

А там, на отмели пологой,

Ловили марлей пескарей.

Поодаль был костёр с треногой,

Теперь же бродит суховей.

 

Чуть ниже омут был глубокий,

Большим казался он тогда.

Сейчас стал меньше, не широкий,

Усох за многие года...

 

На берег мы другой ходили

Через мосток, где густ был лес.

Там заросли черёмух были,

Прохладна тени занавес.

 

Уж нет мостка, совсем не видно

К нему ведущую тропу.

И мне немножечко обидно –

Картин я прежних не найду.

 

Сокрылась, словно вешни воды,

Та юность светлая моя.

Умчались годы через броды...

Утихла звонкая струя.

 

ПРИХОДИ, ЗИМА

 

Приходи к нам зима – просим милости,

Забери у осенней нас сырости.

Так её надоела нам слякоть,

И дождями довольно ей плакать.

 

Приходи, ты, зима, белой волюшкой

Снегопада, морозною долюшкой.

Наши щёки раскрась ты румянцем

И метели порадуй нас танцем.

 

Приходи поскорей зима-зимушка,

Сластью ягод мани, ты, рябинушка.

В санках с горки кататься мы будем

И бесснежные дни позабудем.

 

МОЙ ДОМ РОДНОЙ

 

Есть сердцу значимы места,

А мне милей мой дом родимый.

Уходит прочь там суета,

Живу вдвоём я в нём с любимой.

Подарит нам уют, тепло,

Укроет в злую непогоду.

В нём станет на душе светло

И сердце обретёт свободу.

 

Пр.: Мой дом родной, мой дом родной,

Срослись мы сердцем и душой.

Мой дом родной, мой дом родной,

Царит там радость и покой.

И там живёт моя любовь,

К ней возвращаюсь вновь и вновь.

 

От всех забот хранит мой дом,

Поднимет тонус, настроенье.

Растёт берёзка за окном,

Душе дарует вдохновенье.

Я берегу его очаг,

Пространства климат благовейный.

Мой дом разлуке – злейший враг,

Здесь обитает дух семейный.

 

 

ТЫ ОТ МЕНЯ НЕ ОТРЕКИСЬ

 

Тебе сыграю песню на гитаре,

В ней расскажу, как я тебя люблю.

Сегодня буду явно я в ударе

И душу изолью тебе свою.

 

Пр.: А эта песня льётся, рвётся в высь,

Ты от меня, прошу, не отрекись,

Не отрекись, прошу, ты от меня,

Ведь я люблю, я так люблю тебя.

В мою любовь душой ты окунись.

 

В ней будет холод льда и будет пламень,

А голос будет плакать, веселить.

То сердце превратится в твёрдый камень,

То станет лёгким пёрышком кружить.

 

Лишь отзвучит аккордами гитара,

Тогда поймёшь, как дорога ты мне.

Твоя душа моей родная пара,

И на одной звучат они волне.

 

Я ЖИВУ СРЕДЬ ЛЕСОВ И ПОЛЕЙ

 

Я живу средь лесов и полей,

Мне пейзаж непривычен степей.

Там, куда бы ни бросил свой взгляд,

Всюду гладь, ковыли лишь царят,

Да перекати-поле гуляет.

Там, возможно, красиво весной,

(Мне бывать не пришлось той порой).

Утомляет по осени вид,

От унылости сердце грустит.

И не радует водами речка.

То ли дело в краю, здесь, родном,

По весне я пою с соловьём.

Белизною берёзы слепят,

Соком сладким своим угостят.

Их нам шепчут о чём-то листочки.

Зеленеют луга и поля,

И над речкой восходит заря.

Дарит осень богатство плодов,

Разноцветье листвы и грибов.

Где живу, мне приятней сторонка! 

 

МОЯ НАПЕРСНИЦА-СУДЬБА

 

Моя наперсница-судьба,

Со мной ты тоже постарела.

Уж скоро стихнет молотьба,

Оставив жизни ток без дела.

Прервётся по земле ходьба –

Не изменить сего удела.

С времён древнейших и до ныне –

То есть в небесной писанине.

 

Все подсчитав свои мечты,

Отмечу: мало что свершилось.

Ужель листы мои чисты,

В них добрых дел не накопилось?

Не брал духовные посты,

Мне в неге пелось, сладко пилось.

И, в бренность душу низвергая,

Простится ль жизнь мне там такая?

 

Ужель не станется мне сил

Вписать добро в свои скрижали? –

Протестно разум возвопил,

Его тиски сомненья сжали.

Отсрочку, каясь, попросил,

Мой жребий чтобы не метали.

И, вот, я вижу путь свой новый,

А с неба лик глядит суровый.

 

МЕЖ ОБЛАКАМИ ОКНА-ПРОРЕХИ

 

Меж облаками окна-прорехи

Льют, расступаясь, месяца свет.

Ночи бегут, верстаются вехи

И уплывают в сизый рассвет.

А вдоль реки камыш утихает,

Сон сберегая малых утят.

И тишину вдруг дрожью пронзает,

Совы свой клич когда прокричат.

Уж не звенит в полях колокольчик,

В дрёме склонив головку к земле.

Спит там, в его забравшись бутончик,

МАла букашка, грезя в тепле.

Ранней порой, от сна ошалевший,

Выплеснул краску яркий рассвет.

И, о волне слегка заскучавший,

Ветер летел вручить ей привет.

С гомоном громким птицы ворвались

В утро, слетая скопом с дерев.

В воду утята лихо бросались,

Крылья свои на солнце согрев.

 

ДРЕВНЕЙШИХ БУЛГАР ТЫ ПОТОМОК

 

Древнейших булгар ты потомок,

А ныне - татарских кровей.

И стан твой прекрасен и тонок,

И голос журчит, как ручей.

Какое приносит блаженство

Очей карих нежный твой взгляд.

Ведь ты для меня совершенство,

Любви огоньки в них горят.

Печать замечательных предков

Ты гордо на скулах несёшь.

И я воскресаю от жестов,

Когда ты с улыбкой зовёшь.

Порою бываешь ты строгой,

А чаще - сама доброта.

Со мною не будь недотрогой,

Мы вместе - свершилась мечта.

 

АХ, КАК ХОЧЕТСЯ

 

Ах, как хочется мне, ах, как хочется,

Пусть судьба надо мной обхохочется.

Окунуться бы в чувства высокие,

Чистотою своей светлоокие.

Их бы в сердце своём сфокусировать,

В исполнение их нивелировать.

Упорхнут, может быть, невзначай

И сказать не успеешь - прощай.

Ах, как хочется мне, ах, как хочется,

В ихней неге надолго упрочится.

Может статься - они долговечные, -

В жизни будут верстаться беспечные

И в реальность потом воплощённые.

Но желанья, мелькнув невзначай,

Лишь успели сказать мне: "Прощай!"

 

СТАТЬ СОБОЙ

 

Рвёт боль, расплывчатая даль

И вечности тревога,

Замаскирована в вуаль

Судьбы моей дорога.

Погасший свет былых надежд ,

Нет синевы мечтаний.

Огонь потухший грустных вежд

Не зрит любви лобзаний.

Смятенье отрешённых слов,

Сочувствия гримаса

Хохочет пошлый острослов,

Судьбе добавив фарса.

Восстать из мрака, стать собой,

Отринуть наважденье.

И жизнь сияющей стрелой

Пронижет наслажденье.  

 

ЖИЗНЬ ИГРАЕТ НИТЯМИ СУДЬБЫ

 

Жизнь играет нитями судьбы,

Их с успехом дёргая концы.

В мире без натуги и борьбы

Существуют только лишь глупцы.

Их уж не превысится предел, –

Им влачить оставим свой удел.

И лишь только в яростной борьбе,

Ввысь когда поднимешь славы стяг,

Поплывёт удача вновь к тебе,

И к ногам падёт извечный враг.

Твой не ограничится предел,

Уготовишь жизни свой удел.

 

Я ИЗ ТЕХ, КОМУ ЗА ПЯТЬДЕСЯТ

 

Я из тех, кому за пятьдесят.

Те, кому уже за пятьдесят,

Все за мною яро будут вторить:

Ветры нашей жизни голосят,

И судьба не в силах их оспорить.

 

Те лишь только грустно промолчат,

Кто душой и телом сильно болен,

И по ком уж вороны кричат.

Выбирать свой путь не каждый волен.

 

Ведь судьба наложила печать

На отмеренные жизнью годы.

Уж никто не вправе отменять

Утверждённые законов своды.

ЛЕТЯТ САМОЛЁТЫ

 

В небе высоком летят самолёты,

И растворяют в инверсии следа

Время и мили летящих куда-то

Над облаками. И асы пилоты,

Словно мессии, что жизни их – кредо,

Тысячи судеб хранят – им так надо.

 

Пункт назначенья сияет огнями,

Мягко шасси прикоснулось с бетонкой.

Тормоз. И трап подают осторожно...

Люди, кто молча, а кто со словами

Благ экипажу желают и долгой

В небе судьбы, без аварий возможных.

 

 

ЛИСТАЯ ПАМЯТИ ДАЛЁКИЕ СТРАНИЦЫ

 

Листая памяти далёкие страницы,

Наткнулся я на те, что связаны с границей.

И сразу стало на душе тепло и ясно,

И сердце радостно забилось не напрасно.

В погранвойсках два года службы – это юность

Моя с максимализмом доказала нужность

Хранить на рубежах покой родной державы

Во имя процветания её и славы.

С тех пор поток времён годов унёс немало.

Меня по жизни всяко помотало.

Но и сейчас горжусь, что связан был с границей...

И помню юные друзей служивых лица.

 

 

В ДОРОГИ СНОВА Я ВЛЮБЛЁН

 

Когда весна сожжёт свои причалы,

И лето сядет на небесный трон,

Пригрезятся мне станции, вокзалы –

В дороги буду снова я влюблён.

 

Под стук колёс плацкартного вагона,

Под разговоры и некрепкий чай

Душа размякнет. Взором восхищённо

Окину за окном безвестный край.

 

На полке развалившись беззаботно,

Забыв бессонницу, усну тот час.

В пути я чувствую себя вольготней,

Душевных сил на год скоплю запас.

 

 

ПРОЩАЙ

 

«Привет». – «Привет. Ты жив?» –

«Живу, а как бы ты хотела?

Не видел я дальнейших перспектив

В былой любви, что ликом одряхлела». –

 

«А помнишь?» – «Помню я,

Как страстно мы, взахлёб мечтали

До старости дожить, семью храня.

Увы, наш оказался путь бездарен». –

 

«О том жалеешь?» – «Нет.

Сегодня счастлив я с другою,

И жизни пишется другой сюжет.

А ты живи, живи своей судьбою». –

 

«Прощай». – «Прощай и ты.

Дай бог, увидимся не скоро.

Забыты мною прежние мечты,

Остались в прошлом споры и раздоры...»

 

 

АТТРАКЦИОН КРИВЫХ ЗЕРКАЛ

 

Вхожу в аттракцион кривых зеркал,

Гляжусь в одно, где лик мой визуален:

Улыбка до ушей – немой оскал,

И нос мой широчен и нереален.

 

Иду к другому зеркалу скорей,

Там, где толпа орёт и веселится.

Оно отображает не людей:

Похожи на зверей их маски-лица.

 

Гляжу. О, боже, – облик мой зверин

Меж ними затесался страхолюден,

Весь в складках от свисающих морщин.

И я взвопил, и крик был словоблуден.

 

Но дальше в отражении зеркал –

Мой лик скажён, но всё же человечен.

Как арлекин я смехом истекал,

На выход шёл, радушен и беспечен.

 

 

ХОЧУ ПИСАТЬ Я ОДЫ И СОНЕТЫ

 

Хочу писать я оды и сонеты,

И матерные выдавать стихи.

О, Муза сладкая, приди. Ну где ты?..

Пришла и стала мне вправлять мозги:

 

«Прожил без рифм до старости, к чему же

Тебе взгрептелось именно сейчас

Стать поэтическим безумцем?» – «Нужно», -

Ответил я. Но тут заржал Пегас:

 

«Ну уморил, смешно моим копытам.

О вечном думать — это твой удел,

А ты, с лицом хмельным и непобритым,

Заделаться поэтом захотел».

 

«К чему такой сарказм? Ведь мне обидно, –

В глаза смотря, ответил я ему. –

Ну как тебе, коняшечка, не стыдно? –

Встречай не по одёжке — по уму.

 

Мой ум — ещё далёкий от маразма –

Способен стихотворно размышлять.

Смеётесь вы… а, впрочем, мне не важно,

В душе моей покой и благодать».

 

Умолкла Муза, глядя виновато,

Пегас, смущённый, прикусил язык.

А я писал стихи витиевато,

Сиял от счастья мой небритый лик.

 ЗИМА

 

С приходящей зимою

К нам с морозной порою

Ляжет снег, белоснежен, пушист.

Разукрасит пейзажи

Серебром зимней пряжи,

Заиграет на солнце, игрист.

 

И в такую погоду

Скроют льды скоро воду

В реках панцирем крепким своим.

В поле вьюги завоют,

Горизонты размоют,

И мороз выдаст нам свой экстрим.

 

В белоснежную пору

Будет радостно взору

Созерцание зимних потех.

Но их часты повторы –

Для сознанья – укоры.

И прильну я к весне для утех.

 

ЖИЗНЬ ГОРОДСКАЯ 

 

Города – все в сияньи огней,

Города – здесь так много людей,

Мне же так одиноко и грустно.

Деревенские корни порой

В уголок меня манят глухой

Прочь отсюда бежать, где суетно.

Там венчает природу покой,

Вовсе нет кутерьмы городской,

Всё так чинно, степенно и ладно.

И там воздух – сама чистота

В отношеньях людских – простота,

Но не там я, и это досадно.

От привычки – натуры второй –

В этой жизни погряз городской,

И, наверно, сломать её сложно.

Успокойся ты, грусть, и уйди,

Ты, покой, на меня снизойди

И все сбудутся грёзы возможно.

 

МНЕ ХОТЕЛОСЬ

 

Сквозь оконное стекло луч

Яркий солнечный слепил глаз.

Полусонный, я желал туч,

Их клубления больших масс.

 

Мне хотелось обнимать сон,

Мне хотелось отрицать явь,

Под капели дождевой звон

Погружаться без конца в навь.

 

Так хотелось избежать дум

О грядущих впереди днях,

И сияние ночных лун

Предстоящих обратить в прах.

 

Мне хотелось без конца выть,

Чтобы голос рвал в клочки грудь.

Но исчезла, не родясь, прыть –

Из гортани лишь сквозит жуть.

 

Но настырнейше слепил луч

Яркий солнечный другой глаз.

Я проснулся. Не желал туч,

Их клубления больших масс.

 

 

ГОД УЖ НА ИСХОДЕ

 

Декабрь, год уж на исходе.

Предпраздничные хлопоты.

Салат нарезан углеводен

Рукой моей мозолистой.

 

Пельмени – штук по сто на рыло –

Дождутся часа своего.

Ещё куриные есть крылья,

И много всяких пирогов.

 

Стоят для нашенской услады

Шеренгой ровной вдоль стены

Бутылки, словно на параде,

Спиртного всякого полны.

 

Средь них – шампанское и водка,

Ликёр, коньяк и самогон.

Да не иссохнут наши глотки,

Да будет организм хмелён...

 

Январь наступит незаметно.

Начнутся снова хлопоты.

И вновь похмелия маЕтность

Подаст стакан недОпитый.

 

 

ГОВОРИТЕ, ПРОШУ, ГОВОРИТЕ

 

Говорите, прошу , говорите,

Все слова ваши – сладость и яд.

Безмятежный, усну я в граните

Под сиянием звёздных плеяд.

 

А быть может, взовьюсь в поднебесье,

Освящённый любви я зарёй.

В неизведанном вашем поместье

Отыщу уголочек родной.

 

Говорите, ну что вы умолкли,

Что отводите в сторону взгляд?

Средь молчания мысли так колки,

Больно в сердце стрелою разят.

 

Возвестите же мне непременно

В час тревожный души свой вердикт.

Преклонённый пред вами, смиренный,

Не приемлю метаний, интриг.

 

Только слово «люблю» и не боле –

Станет символом жизни моей.

Если «нет» – я погибну в неволе

Безутешных, безрадостных дней.

 

Говорите, прошу... нет, молчите,

Ваши холодом пышут уста.

На подёрнутом пылью граните

Отчеканьте: «покойся, мечта».

 

СТАРТ

 


Очередной забег – фальстарт.
И исчезает упоенье
От сбоя ритма на движенье.
В груди чуть теплится азарт.

А мысль настойчиво в висках
Свербит: «Ты не теряй надежду.
Со старта низкого, как прежде,
С пружинной силою в ногах

Рвани. И да поможет бог
Собрать в кулак всю волю, нервы.
На финишной прямой быть первым,
И гордо крикнуть: да, я смог!»

Но это не последний старт.
Победы или пораженья
Прими, как данность, сопряженье
Судьбы провалов, жизни фарт.

 

ЗАПАСМУРНЕЛО ЗА ОКНОМ

 

Запасмурнело за окном,

Наплыли в небо тучи снежные.

Пооткрывали свой закром.

Пришла метель в поля безбрежные.

 

На города и сёла снег

Валил, кружась в лихой задорности.

Развеселился человек,

Дождавшись белой зимней вольности.

 

Готовясь словно на парад,

Деревья голые и хвойные

Надели праздничный наряд.

Прикрылись и кусты фривольные.

 

Русак стал ныне беляком

И слился с видами окрестными.

И Дед Мороз идёт с мешком,

Ведёт Снегурочку прелестную.

 

 

РУСЬ ВСЕГДА БЫЛА И ЕСТЬ

 

Куда ни глянешь – всюду Русь,

Велик земли её простор.

Плывёт неведомая грусть

В волнах речушек и озёр.

 

В ней ходит радость средь садов

В фате и платьицах невест,

Зимой пошитых из снегов.

Звонницы льётся благовест.

 

В том звоне слышится печаль

Ушедших предков в небеса.

Мы современности скрижаль

Распишем, веря в чудеса.

 

Ведь Русь всегда была и есть,

Продлится до скончанья лет.

Несёт сакральную всем весть –

Любви божественной завет.

 

Уйдём и мы во глубь веков,

Оставив детям свой наказ.

Напишут множество стихов

Потомки, вспомнив и о нас.

 

 

МНОЙ НЕМАЛО НАПИСАНО СТРОК

 

Мной немало написано строк

О тебе, для тебя, несравненная.

Этот малый плачу я оброк

Мне дарованной, ты – незабвенная.

 

Я твой верный любви менестрель,

Взором ясным навек очарованный.

Голос твой – неземная свирель,

Замираю я, им околдованный.

 

Ты, как солнышко, даришь зарю,

Превратив сумрак жизни в сияние.

Об одном небеса я молю:

Ей не дайте познать вы страдание.

 

Вдохновение, радость душе

Даришь, муза моя сладострастная.

Стал я счастлив с тобою уже,

С воплощённой мечтой, распрекрасная.

 

Напишу ещё множество строк,

Воспою в них тебя, несравненная.

Этот малый плачу я оброк

Мне дарованной, ты – незабвенная.

 

ПРОСКОЧИЛ

 

Закружилась буря-дура

В снежной пляске разбитной.

Мчишь отчаянным аллюром

Между небом и землёй.

Ой, беда! Устал коняга,

Дело близится к ночи...

Не жалей, хлещи беднягу –

Вдруг сумеешь проскочить!

 

Страшно. В поле ни искринки

Не сверкнёт – сплошная мгла.

Ни лесочка, ни ложбинки,

Ни кола и ни двора.

Сгинешь в этой круговерти

Без путей и без дорог.

Поутру на наста тверди

Будет виден бугорок.

 

По весне, страшась находки,

Перекрестится мужик.

Надорвут вороны глотки,

Видя твой посмертный лик.

На погост свезут. Священник

Пропоёт «за упокой».

Имярек – могилы пленник,

Света белого – изгой.

 

СИНЯЯ РУСЬ

 

В синем небе, словно души,

Облака плывут белы.

Плавно волны-волокуши

В речке катятся малы.

 

Синий лён зацвёл на поле,

Рядом лесополоса

Не давала ветру воли

Вздуть сильнее паруса.

 

Пр. Ой, ты, Русь моя святая –

Светлый образ на века.

Я люблю тебя, родная,

Статью ты своей крепка.

В синей дымке, в белом глянце

Средь берёзовой коры,

Мне всегда милы багрянцы

Зорьки вспыхнувшей костры.

 

В чуть синеющем рассвете

Дремлет сладко тишина.

Будто спрятавшись за клети,

Скрылась в облаке луна.

 

Синь озёр и синь тумана,

Щемит сердце красота.

Средь берёз идёт желанна

О Руси моя мечта.

 

БЛАГОСЛОВИ МЕНЯ, ЛЮБОВЬ

 

Благослови навек меня,

Любовь, своим священнодейством,

Архангела крылом храня,

Гони печали чародейством,

Облагородь ты страсть огня.

Созрею я в твоих садах,

Лилеей вспыхну в небесах,

Омоюсь в счастия росах.

Вкушу плоды твои сполна

И выпью всю тебя до дна.

 

Мелодия земной любви,

Её волшебные напевы.

Нежнейшим гласом воззови –

Я пажем стану королевы.

 

Любовь прекрасная моя,

Юдоль твоя всегда чиста.

Блаженность рая не тая,

Открой мне с первого листа

Все тайны жизни и загадки,

пЬянящие свои повадки.

 

РАДИ РУСИ

Кипучая бродила кровь

И билось сердце ради славы,

И, ради чести, вновь и вновь

Сыны славнейшие державы

Во многих бранях полегли,

Русь для потомков сберегли.

Сказать их сколько – не берусь –

Героев в каждом поколеньи

Рождала матушка, ты, Русь,

Давая им благословенье.

Вела на ратный подвиг в бой,

Могил хранила их покой.

Во прахе ныне мы восславим:

И ратника, и воеводу,

Отдавших жизни за свободу,

И панихиду по ним справим.

Всех именитых – будем помнить,

Всех безымянных – будем чтить.

 

УКРОЙ МЕНЯ БЕЛЫМ ПОКРОВОМ

 

Укрой меня белым покровом,

Ты, снега подруга – зима.

В твоём одеянии новом

Примерю я ветра крыла.

Грусть осени птицам оставлю,

Уносят её пусть на юг.

И страстно себе я представлю

Звучанье мелодии вьюг.

Очищу я душу морозом,

Возьму у метели коней.

И с полным я счастья обозом

Поеду к любимой своей.

Мой путь серебром засверкает

От солнца игривых лучей.

Костром у дороги пылает

Рябина нарядом кистей.

Сквозь рощу, где стынут берёзы,

На ветках сидят снегири,

Промчусь, разгоняя морозы,

Для встречи прекрасной зари.

Меня та заря поджидает

Над белым покровом полей.

Ликуя, меня обнимает,

Назвавшись любовью моей.

  

СУДЬБА МОЯ, СУДЬБА

 

Судьба моя, судьба,

Без горечи и зла

Вершись, моя судьба.

Над полем жизни чистым,

Ты аистом пречистым,

Раскрой свои крыла.

 

Судьба моя, судьба,

Лишь толику добра

Возьми, моя судьба.

Душе отдай на прикуп,

Оплачивать чтоб выкуп,

Когда придёт беда.

 

Судьба моя, судьба,

Ты хмель любви вина

Вкуси, моя судьба.

Наполни сердце счастьем,

Своим возвысь причастьем,

Воздай мне всё сполна.

 

ПАЛИТРА ОСЕНИ

 

Осень меж ветвей качалась,

С ветром мило развлекалась.

Красила леса кистями,

Листья были ей холстами.

Жёлтой краской – по берёзам,

Красной краской – по осинам.

Дивно предаваясь грёзам,

Серьги вешала рябинам.

 

Цветом солнечного злата

Осень ранняя богата.

Позже, загрустив с дождями,

Блёкла вместе с холодами.

Мгла палитру разъедала,

Взор наш серостью питала. 

 

 

ТУМАНЫ, ТУМАНЫ...

 

Туманы, туманы

Накрыли луга.

В ложбинки, в бурьяны

Легла тишина.

 

На сникшие травы

Не веют ветра.

И скрыла дубравы

Застывшая мгла.

 

В речные лиманы

Не катит волна.

Спокойствием "праны"

Дышала вода.

 

Курила кальяны

Природа сама,

Стелила дурманы

В туманность утрА.

  

РУССКИЙ ЛЕС

 

С корою белою берёзы

И сосен желтоствольных ряд,

Где их живительные грёзы

На солнце янтарём горят.

 

Осины робкое дрожанье,

Дубов уверенная стать.

И лип мочальных созерцанье,

Вокруг – полянок благодать.

 

Местами заросли лещины,

И ягод леса разномасть.

Грибов по осени корзины,

Плетёт паук свою напасть.

 

Дневной кукушки кукованье

И дятлов в чаще перестук.

Самцов тетёрок токованье

В период драк и брачных мук.

 

Мой русский лес, услышь признанье:

Я всею русскою душой

Люблю твоё очарованье,

Ты манишь сказочной красой!

 

МОЯ НАДЕЖДА

 

Я в честь Надежды этот стих

Пишу, воздав её заслугам.

Желая, глас чтоб не утих,

Её навечно буду другом.

 

Меня не раз спасала ты

В моменты горестных раздумий,

От бренной жизни маеты,

Души терзаний и сомнений.

 

Путеводительной звездой

Сияла ты на небосводе,

Своей любовью, добротой

От бед вела меня к свободе.

 

С Надеждой в жизни я обрёл

Своё немеркнущее счастье,

С ней рядом под руку я шёл

И от неё вкушал причастье.

 

ВЕЧЕРНЯЯ ЗОРЬКА

 

Как отблеск большого пожара,

По небу пролила заря.

И в речке его остужала,

По волнам бегущим искря.

 

С ветрами шептались ракиты,

Делясь впечатленьями дня.

И камни, водою омыты,

Прохладой манили меня.

 

Запала вечерняя зорька

Мне в душу своей красотой.

Пора расставания – горька,

Настала с её ворожбой.

 

И небо уже погасило

Свой свет над притихшей рекой,

В объятья свои пригласило

Темнеющий сонный покой.

 

ДИТЯ УШЕДШЕГО Я ВЕКА

 

Двадцатый век умчал и канул,

Оставив в вечности свой след.

И двадцать первый уж нагрянул

Держать пред временем ответ.

 

Дитём ушедшего я века

Себя считаю до сих пор.

Судьбы, трудясь, ваяла стека

Годов моих сплошной узор.

 

И в жизни там я состоялся,

Её все прелести познал.

Душою стыл и согревался,

Вперёд смотрел, не унывал.

 

Ну что мне нынешнее время? –

Годами многими оброс.

В судьбу бросая жизни семя,

Век новый недуги принёс.

 

Но память вспомнит, молодея,

То детство, юность ворохнёт.

О днях ушедших не жалея,

Здесь жизнь продолжит свой полёт.

 

Я НАРИСУЮ ТВОЙ ПОРТРЕТ

 

Игрою света и теней

Я нарисую твой портрет.

Мой взор становится пьяней,

Когда закончу сей сюжет.

 

Волос упрямых завитки

От солнца луч позолотит.

Твои черты лица близки,

И их он краше оттенит.

 

Улыбка, взгляд, твоя осанка –

Для сердца мило и родно.

Была до встречи – чужестранка,

Теперь мы – целое одно.

 

Бегут упрямо ночи, дни,

А ты мне так же дорога.

Любви в душе горят огни

И пусть не меркнут никогда.

 

СТОРОНА-СТОРОНУШКА

 

Разухабитость дорог,

Золотые нивы вкруг.

За спиной родной порог,

А за ним мой ветер-друг.

 

Я пройдусь под сосняком –

Там пьянящий хвойный дух.

Над журчащим родником

Песни птиц чаруют слух.

 

Зазывали на луга

Травы лечь в свою постель.

Волны били в берега,

В камышовую пастель.

 

Лупоглазое с небес

Солнце лучики дарит.

За холмом – дубравный лес

Своей зеленью манит.

 

В стороне-сторонушке,

Что душе всего милей,

Я бреду по волюшке,

Навсегда сроднившись с ней.

 

РУССКАЯ БАНЯ

 

От баньки дымком

Пыхнуло приятно.

Недели конец –

Помоемся знатно.

 

Уж печь горяча

И веник в отмочке.

Вода студена

Нас ждёт уже в бочке.

 

Парку поддадим,

Попаримся славно.

Ты нам по душе –

Гордимся державно.

 

ПАВШИМ ЗА РУСЬ

 

Мёртвое поле,

Ветра здесь нет,

Бродит лишь горе,

Стынет рассвет.

 

Копья и стрелы,

Воронов крик.

Мёртвые тЕлы,

В смерти их лик.

Воины славны

Руси державны

В сече сей бранной

Здесь полегли.

 

Шлемы пробиты,

Дыры кольчуг,

Смертью испиты

Раны всех мук.

Землю святую,

Нашу родную

В битве пречистой

Уберегли.

 

Мёртвое поле,

Ветра здесь нет,

Бродит лишь горе,

Стынет рассвет.

Павшим всем слава,

Рати – ура!

Руси – здрава

На времена!

 ФРОНТОВИК

 

С головою седой, непокрытой,

И со скорбною болью в глазах,

Об ушедшей давно, не забытой,

Той войне и кровавых годах –

Вспоминал фронтовик.

 

Пред огнём и могилой солдата

Неизвестного, молча, стоял.

Сжала сердце времён тех утрата,

О погибших в боях горевал.

Сник главой фронтовик.

 

Память цепко войну ту держала,

Будто было всё это вчера.

Смерть из жизни друзей забирала,

Зло трудилась с утра до утра.

Поминал фронтовик.

 

На колено одно опустившись,

Возложил на могилу цветы.

С Неизвестным солдатом простившись,

И, взглянув на церквушки кресты,

Уходил фронтовик.

 

 

Я ЛЮБЛЮ ГУЛЯТЬ ПО ПОЛЮ

 

Я люблю гулять по полю,

Где синеют васильки.

И где ветер рыщет вволю,

Растрепав мне кудельки.

 

Я люблю гулять по лесу,

Там, снедаемый жарой,

Я себе ищу завесу

Под зелёною листвой.

 

Я люблю сидеть у речки

Под шуршанье камыша...

Всюду милые местечки –

Отдых в них сулит душа.

 

ЗМЕЙ ВОЗДУШНЫЙ

 

Змей воздушный к небосводу

Вместе с ветром полетел.

Не обрёл он там свободу,

Ту, какую сам хотел.

 

Был к шнуру привязан крепко,

Волю мнимую давал

Человек, державший цепко,

Им он змеем управлял.

 

Вниз потянет – он снижался,

Отпускал – и он взлетал.

Ветерок с ним развлекался,

Длинный хвост его трепал.

 

В жизни дАдена верёвка,

Верно, каждому из нас.

Ей свобода-полукровка

Вводит душу в диссонанс.

 

  

ЛЕТО, ЗЕЛЕНЬ...

 

Лето, зелень – красота,

Всюду птичий перезвон.

Днями льётся теплота,

А у ночи краток сон.

Мне по нраву это время:

Одуванчик сорит семя;

Там цветов полны поля

И жужжание шмеля.

 

Земляничный аромат

Нежно стелется в лесу.

Травы скошены лежат,

Заплела ветла косу.

На полях шумит пшеница,

Мечет всполохи зарница.

Лето, лето – благодать,

Хорошо с тобой мечтать.

 

ЛИСТОК КАЛЕНДАРЯ

 

Я листок календаря

Без сомнений отрываю.

В ночь летит земля моя,

День ушёл, я точно знаю.

 

Дни проходят все в делах,

И во снах минуют ночи.

Отмечаются в годах

И несутся что есть мочи.

 

Жизнь этапам счёт ведёт,

Множа горечь увяданья.

И куда её несёт

На просторах мирозданья?

 

Всё имеет свой черёд,

Время сменит поколенья.

И его размерный ход

Нас проводит до забвенья.

 

СЛАДКИЙ СОН

 

Звёзды точками мерцали

В вышине над головой.

Птицы ночи начинали

Променад свой под луной.

 

Шумы дня уже утихли,

Царствовать пришёл Морфей.

И цветы к земле поникли

От ночных напевов фей.

 

Сладким сном и я забылся,

В суете устав мирской.

И бальзам его струился

На мой внутренний покой.

 

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА

 

Не сотвори себе кумира

И он, для нас не сотворённый,

И силой правды обнажённый -

Не льёт обманчивого мирра

На главы верующих слепо

И рассуждающих нелепо

Об догме истин всех своих,

Для нас враждебных и чужих.

Не сотвори себе кумира -

Сие для наших душ забвенье,

Несёт погибельность для мира

И разуму своё затменье.

Его манящие призывы

Размоют жизни позитивы.

Многообразен этот мир -

И здесь не нужен нам кумир.

 

БЛАГОВЕСТ

 

Благовестием звуча,

Лился колокольный звон.

Априори грохоча,

Громовой раздался стон.

Осенённые грозой,

Воссияли купола,

Ей обеденной порой

Сил природа придала -

Тьму пронзить сверканьем стрел.

 

Я ПИЛ ВОДИЦУ РОДНИКА

 

Я пил водицу родника,

Прохладу его брал в ладонь.

И сладкая его вода

Лилась на внутренний огонь.

Влекущего ручья поток –

Отрада солнечного дня.

Дубравных теней холодок

И пенье птиц вокруг меня,

Цветочных запахов настой –

Усладой полнили покой.

Родник журчал, и я рукой

Омыл горящее чело.

Дул ветер тёплою струёй,

Нахлынул, осушив лицо.

И вновь я пил ручья слезу,

Как корни квёлые питал,

А он струился и блистал.

 

РИММА

 

Родной мой, милый человек

И жизни верная подруга,

Моя отрада ты навек,

Мечта блистательного круга,

Апофеоз моей мечты!

 

ВДОХНОВЕНЬЕ

 

Ко мне приди ты, вдохновенье,

И долгое ночное бденье

Мне выдаст стих очередной.

Пью чай покрепче, кофе нет.

И вот готов уже сюжет

В витиеватости – простой:

 

О жизни вообще, природе,

О вечности любви, погоде,

Ручье, струящемся в реку.

О том, как вспыхнула заря,

О птицах, мчащих за моря.

Поутру это изреку.

  

ГОДЫ МОЛОДЫЕ

 

Эх, годы молодые –

Конец семидесятых.

В них танцы заводные,

Стиль пацанов лохматых.

 

И девочки-красотки –

С румянцем и мулатки.

Все в "шейке" были вёртки

И в поцелуях сладки.

 

В "бутылочку" играли,

Встречали вместе зори.

Украдкою вздыхали,

Любви желав неволи.

 

Походы обожали

С друзьями на природу.

В палатках ночевали

Мы в летнюю погоду.

 

Учёба, развлеченья –

Так годы пролетали.

Пришла пора взросленья –

И мы не возражали.

 

И БУДЕТ ВЕЧНЫМ СВЕТ

 

И будет вечным свет,

Безвременье уйдёт,

Углубится завет,

Добром он воспорхнёт.

Его посыл простой –

Тьму освещай душой.

Совет я сей приму,

Воздав добру сполна.

Его лучи возьму

Тьму высветить до дна.

 

БУКЕТ ЦВЕТОВ

 

Букет цветов –

Погублена, пуста душа,

А ведь недавно средь ветров

В полях просторных был их кров, –

Цвели, красою лишь греша.

 

Мертвы стоят,

И жизни сок уже не пьют.

Бездушные – на мир глядят

И с болью горько говорят:

Над нами птицы не споют.

 

ВСЕЛЕННАЯ

 

Из точки малой в миг един

Вселенная родилась.

В бурленьи множества годин

Она преобразилась.

Там пыль и газы, лёд и пламень

Кружились в хаосе, и камень.

Всем нам не ведомый создатель

Рукою опытной, ваятель,

Свёл в замысел один.

 

Сведя случайности на нет

Средь вечного творенья,

Вершил судьбу всех звёзд, планет,

Трудился до забвенья.

Средь мрака космоса летая,

Земля небесно-голубая,

Как драгоценный перл сверкает.

Её творец благословляет

Хранить его завет.  

 

ОБЫЧНАЯ ОСЕНЬ

 

Обычно цветенье листвы

Обычной осенней порою.

Чему удивляетесь вы,

Смотря на зеленую хвою?

 

В желтеющих кронах берёз,

В траве, от дождей порыжевшей,

Мы явственно видим износ

Дней лета последних, ушедших.

 

А ветры, с листвой брудершафт

Свершив, предаются потехе,

Обыденно грусть-листопад

Вплетая в осенние вехи.

 

 

ПЫЛЯТ ПО ДОРОГЕ КИБИТКИ

 

Пылят по дороге кибитки,

Лошадки понуро бредут.

Богатства и просто пожитки

Цыгане с собою везут.

 

Они, как и ветер, бродяги,

Им воля – родимая мать.

В судьбе их – сплошные зигзаги:

То горести, то благодать.

 

Пр.: Эх, играй же, гитара, и песня

Зазвучи над цыганским костром.

Ты танцуй же, цыганка, беспечно,

И не важно, что будет потом.

 

Рассыпались звёзды по небу,

Смолк гомон в цыганских шатрах.

В ночи черноглазую деву

Лобзал парень страстно в уста.

 

И клялся в любви незабвенной,

Желанной своей называл.

И песней старинной, нетленной,

Цыганки красу воспевал.

 

Заря занялась на востоке,

Пора лошадей запрягать.

Цыганам по сердцу дороги,

И воля для них – благодать.

 

Скрипя, их увозят кибитки

В зовущую синюю даль,

Где воздух хмельнее наливки,

Прозрачней, чем горный хрусталь.

 

 

И ПАДАЛ СНЕГ

 

И падал снег, и руки стыли,

И водка, словно в полынье,

Эх! холодна. Её мы пили,

Жар разливался по спине.

 

И сразу все ушли невзгоды,

Ведь мы – живые существа!

Морозны зимние погоды,

Лишь не болела б голова.

 

Ну, а пока: белеют ели,

Укрывшись снежной епанчёй,

Синички песни нам свистели,

Прельстившись нашею едой.

 

Была еда: на закусь – сало,

Головка лука, хлеб ржаной.

На трое рыл – вполне хватало...

На третий литр – расклад иной.

 

Спугнув синичек словом бранным

И выбрав трезвого из нас,

(Почти не пил – нам было странно),

Послали в местный мы лабаз.

 

Ну, а пока, холодным снегом

Жар утолив горячих губ,

Я стих читал под зимним небом,

Мой слог был ясен и не груб.

 

Я вспоминал свои попойки

В былые вёсны, в летний жар.

И рифмы были жизнестойки,

Как многоградусный нектар.

 

И вот: явился наш посланник,

И разрумянен, и весёл,

И широченной своей дланью

Закуску разную простёр.

 

Из бутыля, разлив остатки,

Мы понимаем – мало нам.

Ещё плеснуть для подзарядки

Души хватило б энных грамм.

 

Но наш посланник выпил больше,

Промёрз, пока в лабаз мотал.

Не стал раздумывать я больше,

Сам за водярой убежал.

 

Бегу, вокруг снегов сиянье.

И проблесковый маячок

Затмил мой взор. Вот наказанье...

Берут меня под локоток.

 

Твержу, упёршись я в погоны:

«Сержант, мой друг, ведь я смирен,

Давай-ка за твои шевроны

Проставлюсь вам, долой рефрен».

 

Ох, повезло, понятный был он.

Мой кошелёк совсем пустой.

Бреду назад в тумане пыром,

И зимний лес вокруг густой.

 

«Вы где, друзья, под ёлкой синей? –

Кричу –  «ау?» - и слышу: «Здесь».

И белый-белый падал иней

С ветвей, как меловая взвесь.

 

«Мороз и солнце, день чудесный»,

И вновь мы думою полны.

Не предлагаю сбегать, грешный,

В лабаз, зардевшись от вины.

 

И вновь тому, что стался трезвым,

Остатки сунули монет,

И пожелав быть скорым, резвым,

За водкой слали без сует...

 

Вновь падал снег, и руки стыли,

И водка, словно в полынье,

Эх! холодна. Её допили,

Друг друга хлопав по спине.

СТРАНИЦЫ   1  ...  2  ...  3  ...  4 ... 5  ...  6

Comments: 0