Ирина Семибратова

Рифмы в моей голове

 

В голове моей рифмы живут,

Они покоя мне не дают,

Заставляют любить и страдать,

О чем-то хорошем мечтать.

И вереницей, как птицы,

Летят на мои страницы

Из разных уголков души,

Когда сидишь одна в тиши.

 

 

Мой папа — герой

 

— Мама, мне приснился сон,

Самолеты, взрывы видел в нём.

Мама, что приснилось мне?

Это наяву или во сне?

— Я не знаю, может быть, война.

Ты видел там разрушенные дома,

Солдатов с автоматами в бою?

— Не помню, мама, я во сне же сплю.

— Не печалься, не грусти, сынок,

Отдохни, поспи еще чуток,

А если снова приснится война,

Ты проснись, и исчезнет она.

 

Год сорок первый к нам пришел,

На фронт собой солдат увел.

Заплакал сын, сказал отцу:

«Мой папа, победи войну,

Я не хочу тебя терять,

На этот фронт тебя пускать.

Ты победи, вернись домой.

Ты победи, вернись живой».

 

Ой, мама, как же страшно мне,

Живем мы все как в страшном сне,

Когда же кончится война,

Как надоела мне она.

Вчера опять здесь был обстрел,

Я еле спрятаться успел.

Собой закрыла меня мать,

Теперь не может она встать.

Мама, мама, что с тобой,

Очнись, очнись, пошли домой.

И я заплакал, обнял мать,

Я не хочу ее терять.

 

И день, и ночь идет война.

Пропахла порохом земля,

И похоронки вереницей

Стучатся в дом печальной птицей.

В дом постучалась вдруг беда,

И мать заплакала моя,

«Не плачь, мама, я с тобой,

Ведь папа наш войны герой».

 

«Погиб при исполнении задания,

награжден посмертно звездой героя».

 

Прошло с тех пор уж много лет.

В душе моей остался след.

Я помню тот тревожный час,

Когда война настигла нас.

День Победы отзовется,

В сердце память остается.

Из пожелтевшей фотографии

Мне папа мило улыбнется.

 

 

***

Посвящается

погибшим в авиакатастрофе над Синаем

 

День как день, только нет тебя.

Тает снег, как моя слеза.

Ты ушел, но оставил след,

В моей жизни тебя больше нет.

Как получилось, я не знаю,

Себя за все сама ругаю,

Но только не могу понять,

Зачем меня было бросать.

Ты растворился, словно в дымке,

Я чувствую тебя — ты здесь,

Стою и плачу у могилки

И вспоминаю страшную о смерти весть.

Ведь не за что тебя убили,

Как, впрочем, всех, кто был с тобой,

К своим родным они спешили,

Никто из вас не вернулся домой.

Жестокие бывают люди,

Только им на все наплевать,

Сломали много разных судеб,

Еще не одну они могут сломать.

 

Р.S. В этом стихотворении рассказана

не моя судьба, а чья-то другая,

быть может, с чьей-то схожая.

Это просто чувства, эмоции,

которые трудно удержать в своем сердце.

 

 

Тишина…

 

Люблю я слушать тишину,

Сама не зная, почему.

В ней многое услышать можно,

Только остаться одной невозможно.

Сверчок на скрипке мне играет,

Кукушка мне года считает,

На болоте лягушки поют,

Петухи утром спать не дают.

Только в этой тишине

Совсем не одиноко мне,

Потому что не одна —

Со мной всегда есть тишина…

 

 

Я — невидимка

 

Туман-невидимка окутал город весь,

И сразу в один миг наш город исчез.

В туманной дымке спрятались дома,

Не видно дороги — кругом одна мгла.

А люди в тумане совсем потерялись,

В прозрачном городе они оказались.

Не видно машин, их мгла поглотила,

Только два желтых глаза в тумане лишь видно.

А город как призрак в тумане запутан,

И все исчезает в одну лишь минуту.

И я в этой мгле растворилась, как дымка,

Нет меня больше, ведь я — невидимка.

 

 

Первая Роса

 

Слезы как роса катятся из глаз,

Ведь со мной случилось это в первый раз.

Первая Роса, первая любовь,

Первые стихи и волненья вновь.

Все так говорят, это же весна,

Снова всем влюбленным станет не до сна,

Только я одна босиком иду,

Радостно встречаю первую росу.

 

 

«Я снова живой»

 

А надо мною пролетает стая птиц,

И проплывают в небе облака.

Множество бездушных лиц

Проходят мимо, словно нет меня.

А я лежу, не чуя ног,

Упал я навзничь лицом в грязь,

В своей беде совсем я одинок.

Со мной случилось это в первый раз.

Мне стало плохо, закружилась голова,

Все поплыло, в глазах лишь темнота,

И я упал, как больно мне,

Едва лишь бьется жизнь во мне.

О люди, как же вы жестоки,

Не то, что в прошлые года.

Спешите в нескончаемом потоке,

Вам проще пожалеть бездомного кота.

Со всех сторон я только слышу,

«Смотрите, пьяный там лежит в грязи»,

И больше ничего не вижу.

Провал, провал — и я вдали.

Я только чувствую, что кто-то

Склонился прямо надо мной.

«Мужчина, вам что — очень плохо?»

И стер с лица он грязь рукой.

Прошу вас, люди, помогите,

Остановитесь, не спеши,

Но почему вы все бездушны,

К чужому горю равнодушны.

Быть может, ему очень плохо,

Не пьян он вовсе, господа,

Ведь жизнь она ко всем жестока,

Сегодня ты здесь, завтра — я.

Случиться это могло с каждым,

Ведь он такой же, как и мы,

И где упал, не так уж важно,

Ему ведь вы не помогли.

И вой сирен услышал я,

Открыл на миг свои глаза.

Парнишка лет так двадцати,

Ведь он помог меня спасти.

Еще бы пять минут он не успел,

Отдал бы душу я и — улетел.

Она топталась рядышком со мной,

Звала меня, но я еще живой.

А дальше я не помню ничего,

Открыл глаза, увидел лишь его.

«Ну, как дела?», — спросил он у меня.

Махнул лишь головой, не мог ответить я.

 Хотел бы многое ему сказать,

Но нет сил, чтоб выдавить слова.

Могу я только написать

О том, как благодарен ему я.

Спасибо, мой родной и верный друг,

Ты мой спаситель, мой герой,

Всем безразлично было там вокруг,

А ты один из всех лишь был со мной.

Ты подарил мне снова эту жизнь,

И очень благодарен я тебе.

Таких, как ты, немного на земле,

Неравнодушных к чужой беде.

 

 

Дети детдома

 

Я убежал из дома — 

Жить я там не хочу, 

Я убежал из дурдома — 

Жить я там не могу. 

Мама и папа пьяные, 

Они ругают меня, 

Они злые, коварные, 

Вы поймите меня. 

Кушать мне дома нечего, 

Водка одна на столе, 

Хлебушек, тонко нарезанный, 

Пустые бутылки везде. 

Мама и папа, Вы не для меня. 

Мама и папа, ушел я навсегда. 

Мама, папа, к Вам я не приду, 

Маму с папой я других найду. 

Бесстыжие мои родители 

На бутылки променяли меня, 

Вы для меня вредители, 

Не найдете вы больше меня. 

Поймите, я не игрушка, 

Как с куклой не надо играть, 

Ребенок совсем вам не нужен, 

Не надо «игрушки» бросать. 

Лишите прав вы родителей, 

Кому дети совсем не нужны, 

Они браконьеры, мучители 

Губят детские мечты. 

Детдом лучше дома, 

Здесь все любят меня. 

Учусь, играю, ем и сплю, 

Но вспоминаю дом иногда. 

Здесь мама одна на всех 

Здесь братья и сестры — друзья, 

Их тоже оставила мама, 

Они все такие, как я. 

Здесь каждый мечтает о том, 

Что будет красивый дом, 

Что маму с папой найдут, 

И всех нас домой отведут. 

В рисунках рисуем дом, 

Громадный, красивый он. 

А дома семья, уют, 

И там тебя с радостью ждут. 

Каждый рисует мать — 

Вам это не понять. 

Мы ведь пока одни, 

Нам мамы и папы нужны. 

Они иногда приходят, 

Посмотрят на нас и уйдут, 

Конфетками всех накормят, 

Домой других уведут. 

Хоть мама и папа пили, 

Я часто думаю о них, 

Они мне дороги были, 

Я буду помнить о них. 

Тетя, возьми меня, 

Я хороший малыш, 

Мне нужен дом и семья, 

Мне мама и папа нужны. 

Спасибо тебе, детдом, 

Я вырос под крышей «тепла», 

Я счастлив, что маму нашел, 

Но не забуду свою никогда.

 

 

Это счастье…

 

Ветер шумит за окном,

Скучно мне дома с котом,

Спят все давно вокруг,

Скоро проснется петух.

Только мне не до сна,

Светит в окошко луна,

Сверчки свои песни поют,

Мне они спать не дают.

Утром шагну по росе,

Босиком иду по земле.

Это же счастье, когда

Есть это все у меня.

 

 

Талант

 

Где художника мне взять,

Чтобы мог он рисовать.

Я сама-то не умею

Даже белой акварелью.

Лучше я пойду писать,

Это ведь не рисовать.

Сочинять гораздо легче

И намного интересней.

Сочиню стихи про маму,

И про папу, и про Клаву.

Пусть гордятся они мной,

А не девочкой другой.

Пусть не скульптор я великий,

Не художник знаменитый,

Но Ахматовой я стану

И звезду с небес достану.

И счастливая звезда

Будет мне светить всегда.

Муза тоже будет рядом,

Освещая путь мой взглядом.

Comments: 0