Руслан Салихов

 

Салихов Руслан Романович 

Мое самое любимое увлечение – это игра на музыкальных инструментах (баян, гитара и т.д.). Люблю спорт, в особенности тяжелую атлетику и бокс, пишу песни.

Но это все банально... душа раскрывается только в одном случае – когда я пишу стихи. Поэзия для меня – это рай, в который попадают те самые талантливые люди. Это что-то новое, не изведанное в полной мере.

Одной из дам

 

Эти строки посвящаются одной из дам,

Которой я возможности не дам

Прийти ко мне с намёками о дружбе.

И в тот же миг придёт нужда мириться, ну же!

Давай окажемся мы вновь друзьями.

Нет! Ведь множество препятствий между нами,

Ведь ты сама так захотела,

И душу ты мою без сожаления задела…

Есть много женщин на земле – прелестные, красивые,

А ты ни разу в жизни ведь прощенья не просила.

Тебя я девушкой назвать с трудом могу,

Ведь не имеешь красоту внутри и доброту.

И лишь громоздкие слова ты в душу мне бросаешь,

А цену и серьёзность им совсем не знаешь…

В твои глаза смотреть мне нет охоты,

Я вижу там огромную пехоту,

Пронзившую штыками грудь мою.

И как сгоревшее на землю падает моё тело.

Оно ведь так дышать хотело!

Все говорят, что тело умирает,

Душа живёт потом,

Но это далеко не так, и я хочу сказать о том,

Что есть такие люди, кто души убивают,

Потом свою вину в тот час же отторгают.

Не нужно верить, люди, этим безжалостным созданиям,

Их сердце от людей закрыто грозным, твёрдым зданием.

И лишь один всевышний знает,

Как часто души умирают…

 

 

Обиды

 

Хочется просто где-нибудь в безлюдье сесть

И позабыть про все свои обиды.

Их множество внутри, и ни за что не счесть,

Они, увы, от сердца не отбиты…

 

И вот ушёл я далеко, совсем один,

Чтоб не смотреть в чужие избалованные очи.

Ведь я простой парнишка, не блондин,

И попытаюсь мысли изложить короче…

 

Меня природа в страхе заманила

В свой серый от начавшейся весны лесок

И справедливой бранью забранила,

А я услышал ангельский, столь чистый голосок…

 

Она сказала мне: «Пойми ты, наконец,

Что в жизни всё воротится обратно,

Ведь ты – не ангел, а уже борец

За справедливость жизни в звоне ратном!

 

Поверь мне, что твои обиды,

Которые внезапно путь нашли к тебе,

Они не просто так от сердца не отбиты.

И бумерангом стала месть в твоей судьбе…»

 

 

***

 

Ульяновск – город мой родной!

Иду по Полбина, сигналят мне машины,

И я раскрою душу лишь одной –

Одной своей стране, просторы одержимы!

 

Зашел в подземный переход,

Повсюду сыро, холодно, немного мрачно,

Моя походка плавная, словно по Волге пароход,

Глаза людей открыты и слегка невзрачны…

 

В Свияге отражается шальное солнце,

Не скрыть его за тучами небесными.

Легко душа открыта, словно ветхое оконце

И объяснить это нельзя словами всем известными…

 

Деревья обхватили страстные объятия,

И дождик начинался, прибивая пыль дорог.

Я ненавижу родины предателя

И буду с ней,

пусть поведёт вдвоём нас жизненный сей  рок!

 

 

Письмо к другу

 

К тебе пишу я, доблестный Илья!

Ты стал мне братом, а не просто другом,

Из твоих уст, сей справедливостью звеня,

Выходят речи, заставляя жизнь идти по кругу…

 

Нам по шестнадцать вдруг исполнилось недавно,

Проснулась в сердце взрослая, шальная жизнь!

И выходить в неё не хочется, подавно…

Душа кричит, ты крепко за неё держись!

 

А помнишь, мы с тобой ещё с пеленок,

Гуляли, прыгали, играли и, крича

Одно родное слово «мама», весь поселок

Знал, что боимся в белом одеянии врача…

 

Потом подрос я, и мы стали редко

С тобой гулять, играть и хохотать.

Привязанность осталась, словно у березки ветка,

Поэтому до дружбы было нам рукой подать.

 

Я был другим в далеком прошлом,

Я был зажатым, не было друзей,

Как будто в жизненной дороге брошенный,

А ты мне жизнь открыл, большой, как Колизей!

 

Мы будем друг за друга сильными клыками грызть,

Как сука за родного своего щенка,

И нашу крепкую и сдвоенную душу не прогрызть,

И не подставим левую, когда разбита правая щека!

 

Хочу сказать судьбе «спасибо»!

За то, что с другом, вопреки всему, свела,

За то, что жизнь мне так мила и столь красива,

За то, что комната в серебряной ночи светла…

 

 

Победный май

 

Победный май, цветущий май

Кричит нам гимном о Победе!

Свою печаль другим отдай,

Тем, кто предатель на планете!

 

Спасибо нашим ветеранам!

Гордиться должны в своей стране

Тем, что дали тот отпор душевным ранам,

И только лишь предатели остались в стороне!

 

Мы чтить должны те души, те сердца,

Которые спасли от страшной участи людей,

И не было бы у меня отца,

У матери ни внуков, ни детей!

 

И забывать мы не должны про те страдания,

Про слёзы горькие, молитвы сказанные ввысь,

Про битвы кровные и трудные задания,

Как в рукопашном бое за страну дрались!

 

Они любили Родину в то время,

Не пропускали оскорбления в свою клею

И выстояли за родное племя

«Дай Бог, здоровья им», – я господа молю…

 

 

Смысл жизни

 

Усталый я шагаю по дороге,

И на меня погода давит серой мглой,

И на меня как будто ставятся пороги,

Наверное, для жизни я – изгой…

 

Шагаю с настроением ужасным,

Как будто в клетку ни за что попавший зверь,

И только с виду я кажусь всем ясным.

И только лишь одна передо мной открыта дверь.

 

Иду я сквозь сплошной туман, на яркий свет,

Как это делают из-за инстинкта насекомые,

Не знают, безнадёжные, какой их ждёт привет,

А для меня это уже давно знакомое…

 

И вот иду я к цели, не на свет,

Меня толкает, развевает волосы холодный ветер,

А ведь у многих этой цели нет

И не интересуются подобным на планете…

 

Как можно говорить, что цели нет!?

Цель быть должна у человека крепкая, стальная.

Моя цель – озорной и независимый  поэт…

И жизнь, как у Есенина, чтобы была шальная!

 

Бывали времена, когда не мог определиться,

Когда моё второе «я» давало сбой.

И с этим в жизни я не мог смириться.

И только вот сейчас настал в душе покой…

 

Не знал я, что такое смысл жизни,

Не знали многие и шли со мною по пути.

И с ними не хотелось мне идти по жизни,

И мне пришлось с дороги, осознав бессмысленность, сойти.

 

Я понял, смысл жизни всех вещей дороже,

Что человек без цели, как осенний лист,

Летит по воздуху он, что другим негоже,

С другими листьями он главный скандалист!

 

Поверьте, сказанное мною не напрасно!

Из тысячи десяток наберётся, может быть,

И я уверен, что всем стало ясно,

Что невозможно эти строки позабыть!

 

 

О собаке

 

Собака ощенилась раннею зимою,

Был чёрный вечер, снег валил столбом.

Она страдала и, скуля порою,

О стену сараюшки билась потным лбом!

 

Как было больно ей и тяжко!

Рыча, царапала холодный пол.

Была, как лошадь под упряжкой…

В глазах лишь расплывался зимний дол…

 

Господь услышал те рыданья,

Он принял к сердцу те молитвы…

Тогда, сквозь мрачные страданья,

Сияло небо, словно лезвие стальное бритвы!

 

Спустя ночные страшные часы,

Мать ощутила острую и режущую боль,

А за углом ей воем отвечали псы

И ждали, словно дорогую бандероль.

 

И вот, когда рассеялся тот страх,

Когда утихли вопли и печали,

Она, как говорится, «в пух и прах»

Истратила все силы, не напрасно ведь зачали!

 

Господь послал лишь одного щеночка

С свисающими ушками, глазами, словно мёд,

Послал лишь одного пушистого комочка,

С коричневыми лапками холодными, как лёд...

 

Мать посмотрела на ещё слепого сына,

Облизывая ласково и чуть дыша,

Казалось бы, всего лишь псина,

Казалось бы, любовь не стоит ни гроша…

 

И в омуте безмерных диких чувств

Собака, потеряв душевное сознание,

Упала духом, сердцем, и из старых уст

Ни писка и ни вопля, лишь последнее дыхание…

 

Мамуля со спокойною душою умерла,

Не выкормив, не сохранив, что у неё осталось…

И жизненную нить оборвала,

Тем самым утолив свою усталость…

 

Щенок скулил, как будто плакал горько,

Он бился головой, пытаясь разбудить,

Но мама ведь не спит и слышно только,

Как вьюга просит о трагедии забыть…

 

Он ведь не понимал, что матери не стало.

Он думал, что она так крепко спит,

И разбудить ее желанье не пропало

Не знал он, что душа её уже давно парит…

 

Он носом устремлено тыкался ей в грудь,

Кусал соски, пытаясь выискать для жизни пропитание...

Но не нашёл, и в этом заключается вся суть,

Ведь прокормить его никто не сможет, вот страдание!

 

Без сил он был, ведь только что рождён,

С трудом он ползал, ничего не видя из-за слепоты…

Такой малыш, а уже судьбою осуждён

Мать умерла… Ни молока, ни света, ни воды…

 

Щенок преодолел всего лишь шаг,

Упал без сил, клубком свернувшись возле мамы,

Погиб от голода, успев за жизнь, один свой первый шаг,

Свой первый вздох… Вот вся мораль сей страшной драмы!

 

Он умер, не увидя ничего

Ни мать, ни свет, ни чёрной темноты.

И я задумался. А отчего

И почему такая смерть? Задумайтесь и вы!

 

 

Моей  маме

 

Прошли года, я вырос незаметно.

Сегодня стал не тем, каким я был вчера,

Моя душа как будто в шаль пуховую одета,

И скинуть мне её поможет мысль пера.

 

У каждого поэта есть обычай –

Писать о маме, вот и я пишу,

Смотреть в глаза мне ей небезразлично,

Когда я где-то, в чём то нагрешу.

 

Ты помнишь детство, все мои игрушки,

Как я впервые по дороге ножками пошёл,

Как я любил тот звонкий щебет погремушки.

Который заставлял смеяться, что я в нём нашёл?

 

Когда пошёл я в первый класс ещё мальчишкой,

Ты мной гордилась, а теперь в шестнадцать лет

Я стал чуть хуже, но такой же твой сынишка,

Который приносил тебе открытки в восемь лет.

 

Прости меня, родная, за обиды,

За то, что в жизни многое совершено не так.

Попробую исправить всё, ведь не разбиты

Сердца, всегда они чтоб бились в такт.

 

Люблю тебя я больше всех на свете,

Ведь ты, мамуля, мамочка моя!

Никто не сможет заменить тебя на всей планете!

Я улыбнусь тебе и обниму, заботы не тая!

 

Ты никогда меня напрасно не ругала,

В твоих объятьях я с пелёнок до сих дней

И сколько б ни прожил с тобой, всегда мне будет мало,

Ведь я – частичка жизни лишь твоей! 

Comments: 1
  • #1

    Екатерина. (Wednesday, 02 November 2016 19:11)

    Снимаю шляпу, браво! Замечательные стихотворения, очень чувственные и проникающие в глубь души. Очень и очень напомнили мне Есенина.