Данила Ноздряков

Они не сеют, не жнут, не собирают в житницы

 

Весной прилетают птицы

летавшие за море в гости

но это не птицы

на самом деле

а мелкие гвозди

обивочные или мебельные

их, кажется, так называют

на них крепится весеннее небо

Им это велено

делать по зову природы

 

Можно

конечно

приколотить небо звёздами

но они ненадёжные

просыпаются, когда уже поздно

сбегают под утро с работы

при Сталине

их давно расстреляли бы

за множественные прогулы

загугли

если не веришь

была такая статья

 

Поэтому лучше птицы

Они не умеют лениться

И всегда находятся там

Даже если и не видно нам

Маленьких героев пернатых

Делающих работу Атлантов

Детство, кошки, Рождество

 

Бродячие кошки

как горящий дом

пламя щедрое шерсти

одарит теплом

озябшую ладонь

от серой осени мороси

бродячие кошки

как страшный пожар

манящий детей

тушить снежками огонь

горящего дома

в рождественский день

напоминают мне

потерю идей

бродячие кошки

похожие на

горящий дом

манящий детей

Кверху мехом

 

В прорези

глаза озера

слёзы от смеха

и сверху

брызнуло россыпью

мокрого

с уст

солнца повешенного

ветошью вешней

в осеннем простенке

Лес скалит деревья

в усмешке

 

– это они надо мной –

 

Все видели

как спешно

я складывал

орехи-воспоминания

в огромный мешок

но зазевался

на орешной поляне я

И ветер псом

сбил с ног

вырвал мешок

и разбросал прошлое

Я – неудачник

Лошок

А падения – это очень смешно

 

Ветер

визжит

тявкает

воет

лает

гавкает

скулит

рычит

крутится

лезет

стережёт

грызёт

а падения – это очень смешно

53˚02' с. ш. 47˚00' в. д.

 

Я играл в прятки с солнцем

толстое

оно пряталось за соснами

стволы которых как кожа рептилий

 

Я ловил его за косы лучей

цвета пошехонского сыра

и мы валили

друг друга

в материнские руки

мягкой хвои

 

Тюркские скулы стеблей

пырея и мятлика

смяли

как девичью молодость

 

Рыжий жеребёнок

лежит

со мной на земле

лижет мне щёку

ещё немного

и вырвется

тихой сапой

на запад

где я не буду никогда

 

Я пойду домой спать

Блюз четвертьвека 

 

I have a dream…

                           Всего одну

Родиться в 66-ом году

 

Окончив школу за дорогой

И провалив экзамен в институт

Пе-да-го-гический

Так, кажется, зовут

Я по протекции знакомых

Пошёл бы грузчиком работать

В соседний овощной

В год тысяча девятьсот восемьдесят четвёртый

 

Чтоб на излёте был застой

А нам в обед заботы нет иной

Как учить грамматику чернил

И язык слёз комсомолки

 

Оставшуюся часть дня

Долёживать в картошке

И овощах других

С кассетным плеером

И тлеющем в руке «Опалом»

И привезённым из Югославии «Плейбоем»

Следы прекрасной жизни

Кудрявой словно колбаса

 

Назойливые как итальянская эстрада

Мешают предков голоса

Нашим шестиструнным версиям «Эй-Си-Ди-Си»

По вечерам

Нам большей карьеры и не надо

В замминистры никто не годится

Все мы

            небольшого полёта птицы

И спрос быть должен соответствующим

 

Endless summer

Как у Бич, мать их, Бойз

Они покруче, чем Стас Намин

Никогда повестка не придёт

И Родина не позовёт гасить душманов

Кооператоров кошмарить

Ишеевскую горку украсить

Чёрным мрамором надгробья

160 на 80

С наивной надписью «От братвы»

И фотографией со взглядом исподлобья

 

День сурка

Или, вернее, зеркало для героя

Лакированное прошлое

Должно быть именно таким

Ведь его не существует

А, значит, можно воссоздать любым

 

Простой советский грузчик

Вынесет Синоп и Рущук

Вечернее размышление

 

Из треснувшего неба подсолнуха

чёрного

Всполохи снега

Белые блохи

Лицо клюют семечки

и мячиками

рассыпаются на поверхностях

в подсолнухи ледяных луж

Основной закон диалектики за номером три

Внутренностей нет

только блистание серебряных экранов

На трамвайном запотевшем стекле ребёнок рисует танки

На трамвайной остановке целуются две женщины

но они не лесбиянки

Это русская традиция

лобызания

при встречах и расставаниях

вмерзаниях и растаяньях

Бытовой диптих

 

Быт А

 

Остался последний рулон туалетной бумаги

и больше нет денег

у учителя пения

 

Дети не кормлены

Квартира не убрана

Жена в загуле с подругой

Нож навострён

 

Криминал и бытовуха

как два друга

дуга и подпруга

 

Осталась в пачке последняя сигарета

и больше нет денег

даже приобрести хлеб, молоко и веник

 

Империалисты тем временем

продолжают воровать

трудящихся угнетать

и честных людей в тюрьму сажать

 

Быт Б

 

Мы поехали за город

А за городом

                      дожди

А за городом

                      заборы

За заборами

                     почётные отцы семейств живут

Хоть и есть у него долги

                                          по алиментам

 

Но в двухэтажные дома

не вскарабкаются по двухметровому забору

ни воры

ни судебные приставы

ни в спальню к дочке маньяки

Пожилые

 

Когда я работал продавщицей мужского рода

в отделе «Электротовары,

замки, Иван Батарейкин»,

мне повстречалась пожилая пара.

Они ходили под ручку.

Дед был похож на старого

американского фермера. Из фильма

«Гроздья гнева»; глух и беззвучен,

говорила за него бабушка:

«Вы ли

Нам это продавали

эти рейки

для счётчика?»

И вот чего,

и вот в чём дело,

Лера,

я даже не думал тогда,

что мы станем такими

самыми счастливыми в мире.

Мужское/женское

 

Талая заря проснувшихся вещей

Карающий меч ватной весны

Красный и белый дайте лишь мне

Красный как выстрел

и белый как сны

 

Сплёвывая пули в почки тополей

Грязный пакет усталой стены

Жить стало лучше, чем веселей

Уличённые улицы

прячут руки в штаны

 

Смущающийся лёд дарит ростки

Слава тебе, всенародная смерть

Накипь луж на собачьи куски

Так было всегда

и так будет не впредь

 

Пыльный четверг прячет шнурки

Они не есть отдельный предмет

Слова как шрам от груди до щеки

Вы – москвичка

и я, получается, что тоже нет

Марина

 

я плыл с рыбаками

городской житель без навыков воли

чайки как обрывки газет кружили над нами

рыбаки были похожи на истуканы с острова пасхи

их суровый труд материализовался в их лицах

они устали и им не хотелось веселиться

их редкие шутки были прогорклые как табак

ссыпанный из вчерашних окурков

море казалось расплавленным винилом

солнце казалось фотообъективом

я был одет опрятно и даже красиво

консервная банка качалась на волнах

и смотрела на меня как на что-то нелепое

я отвел глаза в страхе ослепнуть 

Comments: 2
  • #2

    Модератор сайта (Thursday, 01 February 2018 10:37)

    Ваши стихи читают. У нас есть возможность просматривать количество заходов на страницу.
    Вот сегодня, например, был заход от "Филиппины → Столичный регион → Паранак".
    Жаль, что не оставляют комментарии.

  • #1

    Евгений Никишин (Friday, 30 September 2016 13:23)

    Хорошие стихи! Порадовали! Поэзия схожа на поэзию Лёхи Никонова, Егора Летова, Чарльза Буковски.