Александр Немов

Осенняя скрипка

 

Я гулял по осенней планете.

Золотилась холодная даль...

Слышал скрипку, поющую где то,

Где то там, где таится печаль...

И уж сколько путей исходил,

Сколько старой земли истоптал...

Никогда я не находил

Этой скрипки далекий причал...

Я готов был бежать по дороге,

Чтоб найти, где она так рыдает,

Где таится источник тревоги,

Кто столь нежно ее извлекает...

И уже я сорвался с порога...

По листве золотисто-зеленой,

Спотыкаясь, бежал по дороге,

Слыша песнь этой скрипки влюбленной...

Я встречал там обычных прохожих,

Что идут, словно зомби в неволе.

И я сам загрустил с ними тоже...

Сам терзался от пламенной боли...

Я так верил наивно и слепо,

Что они тоже слышат ту скрипку...

Я расспрашивал их так нелепо,

Я искал в этих лицах улыбку...

Но те лица невнятных прохожих

Лишь смотрели лениво, презренно,

И готов был поверить я тоже,

Что мой разум померк неизменно...

И тогда я отстал от дороги,

На листву золотую свалился...

Я прислушался к нежной тревоге,

За которой так долго носился...

Я прислушался к памяти зыбкой

И к душе, что в веках без остатка –

Там играла та самая скрипка,

За которой бежал без оглядки..

 

 

Будь счастлив, грустный человек!

 

Везде, где есть душа и тело,

Есть место грусти и тоске.

Когда пылало и болело,

Дрожало в сжатом кулаке...

Прошло оно – дыханье боли,

Сотри слезу, живи, любя…

В твоих руках движенье воли!

Которое ведет тебя...

Ведь нету правды в этих муках...

Терзать себя за прошлый век!

Забудь о бедах и разлуках...

Будь счастлив, грустный человек!

 

 

Недосказанным словом

 

Недосказанным словом вплетаю

В тот букет, что не принят судьбой,

Свои новые мысли о рае,

Где мы будем купаться с тобой.

Но не высказал, честное слово,

Для твоих непонятливых глаз!

Что мое подсознание снова

Слышит речи, пустые для нас...

Для тебя ли, склонившись, девица,

Серым будням мое ремесло,

Изменяя слова на странице,

Романтизмом в ночи возлегло?

Для тебя ли, невинная дева,

У меня снова трепет в груди...

И тревожиться в новых мученьях,

Ожидая беду впереди...

И как важно, что в серые будни,

В эти мерзкие, мокрые дни

Мы летаем мечтой беспробудной,

Вроде, вместе, но все же – одни…

Не для нас ли листва зашуршала

Под осенним, холодным дождем.

Моя жизнь так зависима стала...

Мы не вместе, но, вроде, вдвоем...

Только слышать шаги у порога

Я уже изнемог каждый час...

И теперь уже сердце немного

Слышит речи, пустые для нас..

 

 

Несчастное детство души

 

Мне так хочется плакать безвольно,

Когда вижу под небом в тиши,

Как страдает мечта, как ей больно

За несчастное детство души.

Что дите это малое хочет,

Серой пылью измазав лицо,

Вновь сидит перед гаджетом ночью,

Взяв примеры с уставших отцов.

Мне так больно и так не гуманно,

В серых буднях ни ссадин, ни шишек…

И глаза словно смотрят туманно,

Мне так жаль этих юных мальчишек...

И девиц запредельно ленивых,

Что дивятся мечте современной.

Мне так жаль, мне так жаль их, родимых!

Тяжела их судьба без движенья...

И когда-нибудь, может, сегодня,

Может, завтра под небом в тиши

Наши дети не скажут спасибо

За несчастное детство души...

 

 

Усталые глаза

 

Я в женщине люблю усталые глаза,

Которые никто уж не обидит.

Меня так манит женская слеза,

Слеза, которую никто не видит...

И я всегда гадаю в тот момент,

Когда вдруг вижу женщину такую –

О чем же она плачет по ночам,

И как же утром, возвращаясь в жизнь людскую,

Она так улыбается, цветет...

Но в этих глазках боль и расставанье...

В глазах ее разбитая мечта,

В глазах ее несчастные страданья…

Весь лик ее сияет каждым днем,

Как будто жизнь ее услада и удача.

И вновь, и вновь я думаю о том,

О чем же она ночью плачет...

 

 

Как живут наши бывшие дни

 

Как живут наши бывшие дни,

Чем они свою жизнь наполняют,

И каким же напастям они

Свое сердце опять подвергают...

Как живут, для кого же, дыша,

Наши бывшие звезды сияют...

Для каких берегов их душа

Свой тяжелый якорь бросает...

Для каких таких дум и страстей

Они ночью снимают оковы

Средь каких таких новых сетей,

Любопытно же, честное слово,

И казалось бы, нам наплевать –

В буднях серых все новое – слаще…

Только нравится нам вспоминать,

И с годами все чаще и чаще... 

В моем мире беда и цветы

 

В моем мире беда и цветы,

И любовь неизменно гонима.

Сожжены в моем сердце мосты,

В моей жизни любовь не узрима.

 

И прошло уж немало простуды,

Столь болячек на новом пути,

Что уж вовсе не видно, откуда

Моя жизнь начинает цвести...

 

Столько вылито грязи и злости

В лабиринтах любовных путей.

Я грызу перегнившие кости

В перекрестке потухших страстей.

 

Плоть чужую гладаю устало,

Людям в души плевать изнемог.

Вроде, жизнь начинаю сначала,

Вроде, вот он – исходный порог.

 

Но еще раз и снова как прежде!

Повторяется зов пустоты,

Без любови и веры с надеждой

Я сжигаю остатки мечты...

 

Я лечиться от боли устал,

Только будет неверным сигналом

Возвращаться туда, где страдал

И откуда вернулся усталым...

 

Но уже мне не страшно гореть,

И беда мне уже невесома.

Мое сердце не будет болеть –

Мне теперь все лекарства знакомы.

 

 

Осенняя муза

 

Летит златистая листва,

Ложится ковриком богатым.

Моя косматая глава

Слегка склонилась к листьям златым.

 

И не поверить самому,

Пером не выписать цветенья,

И непонятно, почему

Так грустно стало в час вечерний...

 

Мне вдруг представился покой,

Тропа из камня под ногами,

И я, растрепанный такой,

Иду туда навстречу с Вами.

 

Меня Вы встретите легко,

В свой дом радушно приглашая.

С моих высоких облаков

На землю сердце опуская.

 

Горячий чай и разговор,

Откуда, кто, куда шагаю,

Зачем осенний перебор

Струну души моей щипает?

 

Зачем пытаюсь не страдать,

Пером измерить восхищенье,

И все стараюсь записать,

Когда приходит вдохновенье.

 

А после я проснусь под пледом,

И, вдохновением объятый,

Пройдусь по утреннему небу,

Осенним шопотом богатый...

 

 

Я помню этот день

Аксане Кряжевой

 

Я помню этот день влюбленный,

Когда мы вместе, первый раз,

Дарили средь листвы зеленой

Друг другу ясность нежных глаз.

 

Я помню взгляд проникновенный,

Светились яркие глаза.

И я открытый, откровенный,

И ты невинна как слеза...

 

А небо хмуриться вдруг стало,

Но что нам дождь, когда вдвоем.

И ты, счастливая, смеялась,

Когда гуляли под дождем.

 

А небо плакать продолжало.

Под хмурым, проливным дождем,

Наше свиданье прошагало,

Смеясь влюбленно под зонтом.

 

Я помню первое мгновенье,

Тот поцелуй и вкус его.

Как неуверенным движеньем

Ты отвечала на него.

 

И сколько б не пришло страданий,

Я в этот парк готов ходить,

Чтоб среди серых дней туманных

Тот день в душе своей хранить.

 

***

В любых городах или странах,

В любой из таких вечеров,

Сидит одинокая мама

Без ласки, без страсти и снов...

 

Устало глядит за окошко

Сквозь тонкие стены в тиши…

За ними сопит ее крошка –

Частица разбитой души!

 

Сидит ее мама погибло,

И мысли ее далеко…

И телу без ласки не мило...

И сердцу ее нелегко…

 

Всю ночь одинокая мама

В окошко тоскливо глядит,

И слезы глотает упрямо –

Быть слабой ей жизнь не велит…

 

Но утром поднимется солнце,

Избавит от жуткой глуши!

И снова судьбе улыбнется

Частица разбитой души...

Comments: 0