Юлия Морозова

Россия

 

Моя бескрайняя Россия,

Тебя вовек не разгадать,

Когда за чувством эйфории

Хочу я плакать и страдать...

 

Совсем не нищая Россия

С безбрежным мудрости ларцом!

Но жизнь её – драматургия!

С известным лишь Ему концом!

 

А загибается Россия

Лишь тягой собственных оков.

От бесконечной деспотии:

Беды дорог и дураков...

 

Во всём виноваты мы сами...

 

Во всём виноваты мы сами,

Не стоит разбрасывать камни,

Не нужно грешить небесами,

Других осуждать и подавно.

 

Во всём виноватых искали:

В беде, нищете и разлуке,

Но как нас любить умоляли,

Брезгливо одёрнули руки!

 

Не думайте жить чудесами,

Мечты умирают, скорбя,

Пока виноватые сами

Глядим с оправданием в себя...

 

История одного ангела

 

Над ночью лунной, ночью темной

Пронесся ангел во плоти,

Тоской и светом окрыленный,

Искал небесные пути...

Искал добро, искал свободу,

Но видел только злых и власть.

Таких людей к несчастью много,

Среди таких легко пропасть.

Он долго ждал, он долго верил,

Что будет счастье впереди,

Что перед ним откроют двери

И до конца дадут дойти.

Шагнул вперед, расправил крылья,

Покинув этот лживый мир.

Никто не вспомнил про мальчишку,

Который верил и любил...

Таких – по жизни единицы,

Таких – не видят никогда,

Нам, людям, стоит к ним стремиться,

А мы их гоним в никуда...

 

Творчество

 

Дрожали руки, и в ночи

Лишь лампа яркая сияла.

Перегорела уж почти,

А я писала всё, писала...

 

Все спят. А я ещё пишу.

Рисует образы сознание...

Кого забыла, кем дышу,

Кто погибает в содрогании.

 

Рисую образ стран далёких,

Свободных, добрых моряков,

Я чую свежесть гор высоких,

Я вижу старцев-мудрецов!

 

Я слышу сказы доброй мамы,

Как интересно жизнь прожить!

Мелькают сказки, чаще драмы...

Как ночью хорошо творить!

 

Про жизнь.

 

А помнишь ли детство далёкое?

Радость и искры в глазах...

Пошлости нет, нет жестокого,

Неведомы горе и страх...

 

А помнишь ли юность летящую,

Что пролетела, как миг?

Где дружба, любовь настоящая,

Становятся главами книг?

 

А зрелости помнишь страницы,

Где дом, где работа, семья?

Где только познал ты границы,

Но начал скучать от себя...

 

Не мог ты забыть и той старости

Усталый забытый гранит,

В ней меркнут и беды, и радости,

Что судьба нам в жизни сулит.

 

Ты помнишь, что жизнь пролетает?

Стремительно жив человек!

И коль цену жизни узнает,

Не зря скоротает свой век...

 

Печаль в глазах, иду по миру...

 

Печаль в глазах, иду по миру,

Я верить больше не могу,

И больше не хочу я пира,

И от людей теперь бегу...

 

Мне не насиловали душу,

Мой разум был подвластен мне,

Меня убили равнодушием –

Пустой душой в забытой тьме...

 

Смотрю на каменные стены,

Мне будто вечность говорит:

"Забудь об этих "манекенах",

Им своё сердце не дари"...

 

Не бывать мне женщиною нежною...

 

Не бывать мне женщиною нежною,

Что тоскливо смотрит в пустоту...

Буду я повесой безмятежною!

Жизнь с её преградами пройду!

 

Но подумай...Женщина та нежная

Будет ли лекарством от тоски?

Или я, душой и телом грешная,

Век не отниму твоей руки...

 

Будь любимым женщиною кроткою,

Перед ней сгорая от стыда.

Облик мой со стрижкою короткою

В прошлое умчали поезда...

 

Не бывать мне женщиною нежною...

Не дано такою побывать!

Но дано рассеять тьму кромешную

В день, когда не хочется дышать...

 

Дитя

 

Пусть навсегда останусь я шальною,

Хоть средь людей скромнее нужно быть.

Я лишь дитя с истерзанной душою...

За шалости прошу меня простить.

 

Ведь у меня чувствительное сердце:

Сильней всех женщин я могу любить!

Я не позволю вам его топить!

Я не позволю им мерзавцам греться!

 

И если захочу я возвратиться...

Найду тебя сквозь этот мир большой!

На шалости мои... Не думай злиться...

Я лишь дитя с истерзанной душой...

 

Погасли на бульваре фонари...

 

Погасли на бульваре фонари,

Но ничего не дрогнуло в груди...

Мне от тебя...так холодно внутри.

Не делай больно мне, не приходи.

 

Ты словно солнце, только холодны лучи...

Под их сияньем я мучительно остыла.

Не говори ни слова больше. Замолчи.

Как ты молчал, когда тебя любила...

 

Автопортрет

 

Бегу по жизни торопливо,

Я улыбаюсь и смеюсь,

Хотя и очень я ревнива,

Не сильно на измены злюсь.

 

Грехи и слабости прощаю,

Не говорю я за спиной,

Вам сказки я не обещаю,

Стараюсь просто быть собой.

 

Но почему мне нет прощенья?

Мне не простят мои грехи,

За слабость примут без сомненья,

Мои незрелые стихи.

 

Да, я груба, но чувствовать умею,

Они кипят в груди моей,

Проходит жизнь, и все сильнее

Мне хочется быть мягче и мудрей...

 

Ладонями уши закрою…

 

Ладонями уши закрою:

Достаточно ласковой лжи!

Я впредь не хочу быть с тобою,

И разум ты мой не смеши…

 

Надменно изогнуты веки…

Неужто опять полюбил?

Не будет любви в человеке,

Что прежде мгновенно остыл…

 

Язык прикушу ядовитый!

Мне больно на чувства роптать…

Себя ощущала забытой,

Пора и тебе ощущать…

 

Ну что опять во мне творится?

 

Ну что опять во мне творится?

В моей бездонной голове!

Покой мне может только сниться…

В пустой напущенной молве.

 

Все эти люди… Эти лица…

Вы словно тени мне видны!

Из миллиона – единицы!

Мои смогли заполнить сны…

 

Все ваши пёстрые одежды

Снимите, право, господа.

И будьте искренни, как прежде!

А не пустынны, как всегда…

 

От вас бежать хочу скорее...

 

От вас бежать хочу скорее,

Ведь уезжая, не скучала,

Но рушить яро я не смею

То мимолётное начало...

 

Не чувствую несчастий. Боли.

Как ласка ваша мне чужда!

Вы не сыграете мне роли...

И я для вас не так важна...

 

Меня не сможете обидеть,

Заставить плакать, ревновать...

Ни счастья с вами не увидеть,

Ни руку дружески прижать...

 

Как жаль…

 

Как жаль, что в этом пленном мире

Забыли мы о красоте души

И, заперевшись в собственной квартире,

Продали свои души за гроши…

 

Мы состраданье заменили безразличьем!

А вместо лиц у нас красивый грим…

Теперь, когда мы говорим о личном,

Про близость тел мы всё же говорим…

 

Мы стали изменять святому!

Становимся не нацией, а стадом!

А если плохо… Помоги другому…

И платы не бери…Хоть очень надо.

 

Зима

 

Этой длинной зимней ночью,

Где не видно даже лиц,

Я любуюсь беспорочно

Лишь на стаи белых птиц…

 

Я любуюсь небесами:

Их далёкой красотой…

И стоит перед глазами

Образ вечный и простой.

 

Образ чистоты и света…

Снег искрится серебром,

Наблюдав картину эту,

Вспоминаю отчий дом…

Comments: 0