Ангелина Качалкина

Родине

 

Неужели это счастье превеликое

Просто так нам от рождения дано: 

Жить с тобой, голубка сизокрылая,

Русь моя, мой дом, моё гнездо! 

Жить и слышать в каждой, брат, травиночке 

Шепот предков, павших за страну.

Я – ее дитя, ее кровиночка, 

Без нее с тоски я пропаду… 

Если вдруг случится неурядица, 

Иль война нагрянет, точно гром, 

За тебя, родная Русь-красавица, 

Не задумаюсь я – в грязь паду челом,

Чтобы знали недруги поганые,

Что Россию не сломить им в век, 

Потому что сердцем добрым, храбростью, 

Мощью славен русский человек! 

Как он дорого отдаст за то, чтоб в полюшке

Встретить рано ласковый рассвет, 

Да за жизнь свою – лихую волюшку, 

Запах дома, где вот-вот испекся хлеб. 

Сельской церкви купола весёлые, 

Что на солнце радостно блестят, 

Да колокола, что вдаль, за сёлами, 

Ко Всенощной всем благовестят… 

Нет уж сил – и слезы тихо катятся 

Из сияющих от счастья глаз!..

Я люблю тебя, моя красавица, 

Родина моя! В сей светлый час 

Вспомню я опять свою историю, 

В памяти как вихрь пролетят 

Все твои страдания тяжёлые, 

Подвиг русских рядовых солдат. 

Подвиг всех людей, что не задумались 

О возможной выгоде своей, 

Когда речь зашла о целых тысячах 

Просто счастья жаждущих людей… 

Я горжусь, что здесь, в России, Господом 

Мне родиться было суждено! 

Я люблю тебя, страна моя великая, 

Всей широкой русскую душой!

 

 

*** 

Ой ты Родина, ой ты милая,

Сколько сёл в тебе, деревень,

Воплотивших святое, родимое,

То, что ищем мы каждый день.

А поля твои перекатные,

Точно море во время грозы,

И ласкает их солнце закатное

В ожиданьи заветной слезы.

А леса твои величавые

Напоят в знойный день тишиной,

Неприступные, одичалые,

Нелюдимые, вместе со мной.

А река, свои воды катящая

Так же плавно, как реет орёл,

И певучая, и блестящая,

И могучая, точно вол.

Ну а храмы твои белоснежные,

С куполами, летящими ввысь,

С красотой неземною, безбрежною:

Только сердцем в неё окунись

И почувствуй рождение нового,

Что волнует столь радостно кровь,

И зовётся открыто свободою,

И рождает к Отчизне любовь.

 

 

... Дума о верном сердце

 

Ожесточён бессмысленностью жизни,

Реву как зверь, прикованный к скале,

Меня не греет ни любовь к Отчизне,

Ни красота пылающих углей.

 

Она была прекрасна до безумья,

Чиста как снег, твердыня – как скала,

И часто я средь череды раздумий

Всё восхищался, как она светла.

Мечту исполнив, вижу в белом платье.

Дрожит рука, смятение в глазах…

Я защищать ей вечно клялся, кстати,

Взглянув на мать, умытую в слезах.

 

Она моя! Как радостно тревожит

Мне сердце ночь и робость голых плеч…

Моей любви несчастье не тревожит,

Не разрешу на нас проклятью лечь.

Так думал я, когда в той самой спальне

Горел ночник, и пела тишина.

Она уснула, сохраняя тайну,

А я всё думал, как она нежна.

 

…За годом годы: грубость, разногласья

Убили нежность робкую во мне,

И я давным-давно забыл про счастье,

Спалив любовь на ледяном огне.

Она терпела, плакала, любила,

Я видел: ночью долгой не спала,

Детей в заботе трепетной растила

И возвращенья чувств моих ждала.

Пришла весна – природа разыгралась,

В цветах укутав дальние холмы,

А в нашем доме уж не повторялось

Святого и пророческого «мы».…

 

…Другая и стройна, и моложава,

На всё смотрела, ласково смеясь,

Моей судьбою как дитя играла,

И в каждом жесте замирала страсть.

Я полон сил, я предал: так бывает,

Так поступают все, всегда, везде –

Их души после этого сгорают

На проклятом безжалостном огне!

Так было и со мной: я знал всё это,

Наедине стыдился сам себя.

Но бес играл, очаровало лето,

Приличия презрел, себя кляня.

 

Моя жена, конечно, всё узнала.

Подолгу глядя в пустоту стены,

Безропотно и тихо умирала,

Поняв, что все надежды сожжены…

 

Она лежала… Лилии и розы

Ей обрамляли ласково лицо,

И крепкие крещенские морозы

Копну волос украсили венцом.

Я шёл за гробом, плача как ребёнок,

Стараясь от ветров её укрыть…

Светило солнце, нежен, чист и лёгок

Снежок, сверкая, начинал валить…

И инеем подернутые губы

В улыбке всепрощающей навек

Застыли, обнажая робко зубы,

Жемчужины, похожие на снег.

И локоны, и платье, и ресницы,

На бледных замерзающих щеках –

Всем этим можно было насладиться

Пред тем, как утопить её в веках.

 

Я вновь влюблён, но нет уж в этом смысла…

О, как я виноват перед Творцом!

Мои скупые дни промчатся быстро –

Как я предстану пред Его лицом?!

Земли сухие комья, стук о крышку,

И у Креста рыдающая мать:

«Раз не сумел сберечь мою малышку,

Зачем же было счастье отнимать?!.»

 

…Чрез лет чреду монах с лицом усталым

Вам встретится в пути к монастырю,

И если вы попросите, то прямо

Расскажет вам историю свою.

Он будет тихо плакать, и с надеждой

Взглянув на купола вдали, вздохнёт,

И скажет вам, что он великий грешник,

И тихо в свою келию уйдёт.

Он будет горько плакать тёмной ночью,

Перебирая чётки и крестясь,

Он, глядя в Богородицины очи.

Умрёт, перед иконами молясь.

 

О люди, я хочу, чтоб сохраняли

Вы верность, чистоту и простоту,

И чутким сердцем повести сей вняли,

Не убивая в душах красоту.   

 

 

 

*** 

Я вижу сон, а может, это явь,

Где водопадом листья золотые

Пускаются по водной глади вплавь,

До судорог, как всё мне здесь, родные.

Плывите, листья, средь холодных вод,

Сверкающих столь нежно и столь страстно,

В последний путь – осенний хоровод,

Такой обворожительно-опасный!

Несите, листья, сказочную весть,

Шурша по глади грозного металла,

О том, что в этом мире счастье есть

И есть любовь, хотя ее так мало.

Плывите, листья, к тем, кто далеко

От дома и от запаха туманов,

К тому, кому по жизни нелегко,

Кто исстрадался от пустых романов.

Вы передайте, листья, им привет,

Шепните, что пройдет печаль любая.

Пусть по-иному видят солнца свет,

Что красками среди травы играет.

Вы передайте, листья, им поклон

От тех, кто безотчетно в жизни счастлив,

Кто не познал, как пуст бывает дом

И иногда предательство опасно.

Погибнете, я знаю, мне вас жаль!

Вы не успели миром насладиться

И, словно подвенечная вуаль,

Спешите вновь на землю опуститься.

Придет зима, и саван вам сошьет,

И выкопает вечную могилу...

Но знайте, листья, ваш черед придет:

Душа поэта чудо не забыла!

И каждый лист останется в веках,

Янтарным светом ласково сияя,

И жизнь его продолжится в стихах,

Святое дело твёрдо продолжая.

 

 

*** 

Я твое сердце готов был сожрать от счастья.

Я над тобой – ты в моей бесшабашной власти.

Чёрные кудри, как змеи, впились мне в кожу.

Тонкой рукой ты достала клинок из ножен.

Длинные ногти кромсают постель на части.

Ты ли не знаешь, как комкать людское счастье?

Нет, не красавица, предки твои – не кошки.

Мне это нравится: женщина – понарошку.

Сила как стержень, любовь – как гнилое мясо.

Родинка на изгибах линий – прекрасна.

Веки прикрой – пусть дрожат пугливо ресницы.

Дай мне сполна твоим запахом насладиться!

Тонкий каблук, и удар был предельно точен.

Руки сплетай: не убей меня этой ночью.

Сделаю это сам при луне и звездах.

Миру любить меня будет слишком поздно.

 

 

*** 

На сердце моём, как железные кольца,

Застыли оковы навек.

Во всей моей боли, во всех моих страхах

Виновен один человек.

Скажите те люди, умён кто и мудр:

Как снять их? Мне трудно дышать!

Они свои когти глубоко впустили,

Мне душу у них не отнять!

Не вырвать, пусть даже я внутренне против,

Хоть плачь, хоть кричи, хоть рыдай!..

О страшное чувство! С надеждой молю я:

Мне сердце всё в ранах отдай!

 

 

Плач царевны

 

Не невольница и не пленница,

Только в лучшее мне не верится:

Где свобода мне? Диво дивное:

Не колдунья я, не ундина я!

Не взлететь мне ввысь ночью лунною,

Не завыть, смеясь, как безумная,

Не уплыть на дно, всколыхнув хвостом

Море ясных звезд на волнах ковром,

Не поднять глаза ошарашенно

На невестой луну наряжену,

Не скулить, как волк, не сбежать в нору

Кровь зализывать в травах поутру…

Мне одна судьба – путь-дорожечка:

Потихонечку, понемножечку,

Улыбаться всем, проглотив слезу,

Лишь перинам знать боль мою – грозу,

А с утра опять нарумянена,

Разодета и одурманена,

И нельзя вдохнуть мне и выдохнуть:

Жемчуга мою раздавили грудь.

И венец кольцом впился в голову,

Как когтями – вцепился вороном,

А коса ручьем по моей спине…

Только б знали вы, как же тяжко мне!

Для кого живу, для кого цвету?

Как в воде в веках сонных утону…

Нет уж лучше мне на земле не жить,

Раз нельзя самой никого любить,

Не прижать дитя к молодой груди…

Уж не лучше ль мне, не страдав, уйти?

Ой, жестокий мир, ой, дрянная кровь!

Иль неведома людям уж любовь?

Не прощу я вам, не моя вина:

Чашу горькую испила сполна!

Опостылело, не могу так жить,

Коль жива душа, коль могу любить!

 

 

*** 

Давай мы пойдём смотреть на закат

Туда, где нет никого-никого!

Вдали прогремит гулко грома раскат,

И молния жарким взметнётся огнём…

Повеет прохладой с далёкой реки,

И птицы поднимутся с криками ввысь,

И в сердце, внутри, оживут огоньки,

Лишь только назад, на поля оглянись…

Мы сядем в траву средь душистых цветов,

Блаженно вздохнёт воспалённая грудь,

И лёгкий дурман нежных летних ветров

Шепнёт нам в укор: не забудь, не забудь!..

Средь серых камней и высоких домов,

Средь спешки и вечной мирской суеты,

Средь смутной тревоги больших городов

Не смей никогда забывать, кто есть ты.

Ведь сколько б ни жил ты и сколько б ни знал,

Душа будет рваться обратно, в луга.

Ты блудный их сын, что так долго плутал,

Ты странник, ты нищ, ты покорный слуга.

Приди же испить тот священный нектар,

Хмельнее и лучше которого нет,

Который Творец Сам послал людям в дар,

Создав раз любовь, и закат, и рассвет.

 

 

*** 

В глазах сверкает гнев: я человек!

Я мыслю и от этого страдаю.

Ужасен и пытлив мой краткий век,

И каждый день я в муках умираю.

Вцепившись в нежный шёлк, я рву его,

Я разрушаю всё, что непокорно.

Взлетев и вспыхнув, там же вижу дно

И вмиг лечу в его шальные волны.

Сияй, сияй надежды слабый луч,

Что мир еще не весь погряз в трясине

И, может быть, средь глади чёрных туч

Откроется кусочек неба синий.

 

 

*** 

Иду за вами – шлейф духов знакомых

Мне кружит голову слегка.

Увы, глухими тайнами ведомый –

Сжимается в кулак рука.

Скажи, зачем над грешною землёю

Плывешь как снег?

Не надо смерти: я пленён тобою

Уже навек.

 

 

*** 

Сгорая от адской боли,

Пылая на углях счастья –

Рождалась из пепла воля,

Блистая осколком страсти.

И сыпались искры жизни

На бархат земли нетленной

Какие угодно мысли,

Но я ей останусь верной.

Умоюсь хмельным туманом,

Зажгу золотые свечи.

Зачем родилась упрямой?

За что это длится вечно?

 

 

*** 

И разыгралась бездна надо мною

Черней души.

Я в этот вечер поглощён тобою –

Но не спеши

Свои наветы, жалобы и стоны

Зарыть в снегах,

И странных муз беднейшие притоны

В твоих ногах.

Зачем мне мир, когда я не от мира,

Как вешний дождь?

Но лишь однажды сотворив кумира,

Его ты ждешь.

А я стою и улыбаюсь строго

Тебе в ответ,

И знаю точно, что его такого

Нас свете нет.

Но ты пытаешь средь толпы бессвязной

Себе цены

И с укоризной ищешь понапрасну

Моей вины.

 

 

Поэту

 

Посланник гордый чёрствой жизни –

Обременён тяжёлой ношей:

Служить своим трудом Отчизне,

Среди людей никчёмных брошен.

Звени, звени, святая песня!

Воспой безвестное начало!

Быть может, с гордой музой вместе

Твоя душа конца искала.

Но вновь воспряла, обращаясь

К луне, пылающей средь ночи,

Свои мечты излить пытаясь,

Толпе открыть слепые очи.

Живи! Твори! Придёт то время,

Твои стихи от сна очнутся,

И на главы свободе верных

Надеждой и мечтой прольются.

Comments: 1
  • #1

    Модератор сайта (Thursday, 01 February 2018 11:06)

    Добрый день!
    Ваши стихи читают. У нас есть возможность просматривать количество заходов на страницу.
    Их довольно много, и не только из Ульяновска.
    Жаль, что не оставляют комментарии.

Надежда(Понедельник, 16 Январь 2017 17:44)

Просто чудо!

Это лучшее!

Победы!

 

#1

Антон(Понедельник, 05 Декабрь 2016 18:58)

Не верится, что эти стихи написала девчушка.

такие они сильные.