Алёна Дозорова

Зелено-слепой

 

Взгляд мой зелени полон, глубок.

В нем струится искрящийся блеск,

Словно яркий, но вялый цветок

В окруженье, где царствует лес.

Где туманом застелена степь,

Где росой окроплены поля,

Нет тут искорки, чтобы гореть,

Не от пламя бушует душа.

Не от жажды и не от судьбы

Прячу взгляда волнующий стон,

Не от счастья, а лишь беды

Бесконечно блуждающий он.

Через темно-зеленый зрачок

Мне не видеть, как краски луча

Вновь напомнят, что я одинок

В мире тьмы, где царит слепота.

В мире том, где безжалостный мрак

Буднем стал навсегда для меня,

Осознать очень страшно, что так

Продолжается день ото дня.

Обернись, проходя мимо, в след,

Кинь насмешливый взгляд за спиной.

Я не стану ругаться в ответ,

И не стану я спорить с тобой.

Подошел бы ты лучше ко мне,

Встал бы рядом, смелый такой,

Ощутил бы ты взгляд на лице

Безвозвратно зелено-слепой.

 

Светлячки

 

Однажды ты проснешься поздно ночью,

И серый прах тумана за окном

Окутает твой разум крепко, прочно.

Погрязнешь в один миг в тумане том.

Лишь ускользающие, белые виденья

Едва ли слышно шепчут в тишине,

Словно окутали безумством в час прозренья,

Словно пророчат ангелы во тьме.

Они кружатся вихрем, заклиная

В той глубине ночи, что за окном,

Манят свободой жизни, умирая,

Кружась в зловещем хороводе том.

И ты подвластен им, и ты безволен,

Не думая о том, что высота.

Кто их увидит, каждый им покорен,

И ты им покорился навсегда.

Они манят, кружатся хороводом —

Безжалостные светлячки в ночи.

Куда они зовут? И что там?

На небе звезды, а внизу огни,

Тумана власть, и нет её предела.

Царица ночи, королева сна,

Удумав согрешить, она сумела.

Всегда у власти и всегда одна.

Лишь светлячки, безжалостные слуги,

Покорны ей, но срок их не велик.

Они бездушны даже в час разлуки.

От светлячка останется лишь блик.

 

***

 

Лейся, слава, лейся рекою,

Словно прядь твоих белых волос.

Нам не быть никогда с тобою,

Свежий ветер по полю разнес

Страсть очей и любви твоей нежность

Не бывать, не вернуть, не жалеть.

Этой страсти былой безмятежность,

Чтоб ей пламенем в поле гореть.

Беспощадное глупое сердце,

Ты мне друг или враг? Или кто?

Но беспомощность, как у младенца,

Овладела мною. За что?

Сколько глупых бессмысленных споров

Прозвучало меж нами. Зачем?

Если в этой замкнувшейся жизни

Друг для друга мы стали никем.

Мы врагами друг другу признались

После стольких удач и потерь,

И какое-то время встречались.

Для чего эти встречи теперь?

А теперь, проходя равнодушно,

Ненавязчиво и не спеша,

Хладнокровно и чуть еле слышно

Онемевшая вздрогнет душа.

Вроде, прошлое, вроде, забыто.

Но порою в дремоте ночной

Вспомнишь. Дверь по привычке открыта.

Ждешь, а вдруг возвратится домой...

 

Мы отпускаем детей

 

Мы отпускаем детей, не зная, где они бродят.

Мы отпускаем детей, не зная, с кем они ходят.

Мы отпускаем детей, порой не знаем их сами.

Сегодня с ними друзья, а завтра — станем врагами.

Быть может, дома он мил, а за стенами — убийца.

Он может в небо стрелять, а по натуре быть птицей.

А может, днем он как свет, а ночью — дьявола тень.

Но несмотря ни на что, мы отпускаем детей…

 

***

 

Неудержным зверем колышется сердце,

Когда взглядом смелым бездонных очей

Молю пред иконой за образ младенца,

Познавшего в жизни лишь образ врачей!

Жестокие взгляды прохожих наивно

Улыбкой встречает мой мальчик родной

И взглядом доверчивым сопровождает людей,

Что смеются за нашей спиной!

Лишь мудрый профессор, сидя за столом,

Ребенка смотрел, долго так, осторожно,

И, словно молясь, произнес тихо он:

"Молитесь! Молитесь, на все воля Божья...".

 

ДАЙ РОДИТЬСЯ МНЕ, МАМА

 

Он не может сказать: «Дай родиться мне, мама».

А ведь мама не зла, мама просто упряма.

Поделиться теплом, счастьем, радостью жизни –

Может, именно он станет нужным отчизне.

Может, именно он станет лучшим поэтом.

Может, только лишь он для тебя будет светом.

Будут глазки его загораться от счастья,

Когда мама тепло принесет в час ненастья.

Он не может просить, плакать и умолять –

«Дай родиться мне, мама», – он не может сказать…

 

Охота за волками

 

А ты безудержным, подбитым зверем

По полю разбросал следы и запах.

А я не верю в смерть твою, не верю,

Но вижу по следам, что кровь на лапах.

И ни одна метель крови не смоет,

И вихрем снежным по полю пройдя,

В лесу заснеженном волчица воет.

В лучах луны, брожу, ищу тебя.

Безумны грешные, жестокие тела,

Которые в тебя стреляли беспощадно.

Их дома дети ждут, и ждет жена –

Им бы потешиться, стреляя, да и ладно.

Их дома ждут, а я теперь одна,

Но поиски свои не прекращаю.

Мне в эту ночь союзница – луна,

Тебя найду я, милый, обещаю.

Пять суток я бродила под луной,

Мои отмерзшие плетутся лапы.

За что охотники вот так с тобой,

За что оставили наших детей без папы.

То ли я брежу, то ли голоса –

Людей я слышу очень-очень близко

И чувствую – моя замёрзшая душа

Находится предельно слишком низко.

Я, разъярившись, силы собрала

И помчалась навстречу голосам.

Я бросилась в людей, закрыв глаза,

Но в один миг, я не поверила глазам,

Дети и ты – лишь вы в моих мечтах –

Больше не вижу солнца и не слышу птиц,

И в этот миг, забыв про чувство «страх»,

Разодрала ребенка у убийц.

А следом пули – в сердце и в ребро,

Но я успела услышать стон –

Это убийца воет, как и я – «за что?»

Мой разум плавно переходит в сон,

Издав пред смертью свой последний рев,

На горизонте – образ мужа искажен,

Его образ – виденье в море слез.

Он вдруг завыл: «Убийца был не он».

 

Не суди меня, Господи, строго

 

Не суди меня, Господи, строго –

Мне и так приговоров не счесть.

Говорят, жизнь – сплошная дорога,

Но устал я оврагами лезть.

По ухабинам да закоулкам,

Видно, выслан мой замкнутый путь,

Видно, выслан по темным проулкам –

Ни объехать их и не свернуть.

Не суди меня, господи, строго,

Я не в силах судьбу изменить,

Мне для счастья надо немного,

Хоть немного грехов замолить.

 

ХУДОЖНИК – ПАЛАЧ

 

Художник был пьян,

Но кисти из рук не бросал.

Поверив ветрам,

Всю жизнь он лишь им доверял.

Портрет неземной,

Где ветры на белом холсте

Повеяли мной,

Но нету меня на листе.

Пошли в ход мечты,

Желания, грезы, обман,

И где-то вдали

Плывущий от лести туман,

От красок игры.

Раздался чуть слышимый стон –

Ну, хочешь, сотри!

Да вот не стирается он.

Вдруг – резкая боль,

Из глаз брызги слез да на лист.

Да что же с тобой?

Художник мой, остановись,

Шатнувшись слегка,

Ты в чувство себя приведи,

Бутылка вина

Пустая уже, посмотри!

Ты что натворил?

Порви свой несчастный портрет!

Но холст застонал,

И слышатся стоны в ответ.

Завыли ветра.

Художник отчаянный мой!

И с кистью рука

Рисует портрет неземной.

Откуда тот плач?

Что слышится с чудо – холста?

Художник – палач!

Зачем ты рисуешь меня???

И вот…пережив столько мук,

Да кто же тебя просил?

Художник, ты глуп!

Зачем ты меня воскресил?

……………………………………………

Художник был пьян,

Но кисти из рук не бросал.

Отдавшись мечтам,

В глазах моих он утопал….

 

***

Мой друг, мы равные с тобой

И одинаковые вовсе,

Идем с тобой одной тропой,

Что прячет под листвою осень.

 

Смотри, там впереди конец,

Тупик, травою спрятан ловко,

Мой верный друг, ты не юнец,

Но ты попал в эту уловку.

 

Мы долго шли с тобой вдвоем,

Но обогнал меня ты вскоре,

Мой друг, играли мы с огнем

В надежде, что потушим морем.

 

Ты думаешь, мы на краю?

Знай, Бог еще, как прежде, с нами,

Мой друг, тебя я огорчу,

Смотри – ходили мы кругами.

 

***

Зря боль времен мы лечим грустью,

Зря греемся о свет свечи,

И сколько в небо не кричи –

Нас все равно туда не пустят.

Пока в глазах как огоньки

Лучи надежды не затменно

Во тьме на свет ведут тебя,

Пока еще жива душа,

Надежда с верой непременно,

Без оправданий и любя

Играя и слегка шутя,

Не как тогда – но так же верно –

Тебя хранят от мук и зла,

И солнце в небе камнем в море

Сорвется с трона, но зачем

Я в этой жизни стал никем,

Цепями скован я на воле,

И чуть страшней – чем раньше что ли –

Снег плавно падал на луну,

Кружась над миром словно птицы,

И словно пепел на судьбу

На наши головы ложится.

Жаль, на руках он быстро таял.

Так тают грезы и мечты –

Сначала в небесах летают,

А после бьются с высоты…

 

***

Мне на память осела горечь,

Беспощадная душит змея!

В струны – нервы играет сволочь,

Лишь за вечер все порвала…

На последнем аккорде я встану,

Выйду в сад, молча, тихо пройдусь

И, шагая по летнему саду,

Тихо господу Богу взмолюсь.

 

Оторвавшиеся не кружатся,

Примирившись, лежат на земле.

Как устал я по миру скитаться!

Листья бренные, примите к себе!

 

Как не сойти с ума?

 

Как не сойти с ума

В тех буднях, что в глуши

Моей души томятся, прорастая,

И я сама, того не зная,

Им в почву воду подливая,

Вкушаю спелые плоды.

Как не сойти с ума

В тех буднях, что в тиши

Моей мечты блуждают равнодушно,

Порой навязчиво и скучно,

Но всем заметны их следы

Comments: 0

Алексей(Понедельник, 21 Апрель 2014 10:01)

 

Эти стихи нельзя судить по критерию "плохо" и "хорошо". В них душа поэта. Алена заставляет задуматься о высоком, чистом, светлом. В некоторых ее боль от несовершенства мира. Но если все станет совершенным, то она просто перестанет писать. Поэтому не знаю, чего и желать. Пиши еще сборники. Жги сердца. Это твое призвание! Удачи