Владимир Невский

Трёхстишья

Театрально шипели поленья,

Расширяя темноту

Всплесками искр. 

 

Оставляя чистый след,

Прозрачность утратив свою,

Росинка скатилась с листа. 

 

Он все время молчит:

Знаменательный признак

Одиночества. 

 

Жизнь его отравляли

В гневе брошенные слова,

Которые пророческими стали. 

 

Лишь зеркальное отражение

Под слоем пыли

Способно петь хвалебную песнь. 

 

Я спросил у кукушки

Свои годы страданья,

Забыв, что считаю только до ста. 

 

Пролетел летний дождь,

И солнечный луч

Отразил на небе палитру 

 

Ты позавидуй траве,

Её желанию жить,

Пробиваясь сквозь толщу асфальта. 

 

Плотно шторы задёрнув,

Пытаюсь ночь задержать,

Но солнечный луч разрезал её. 

 

Поставила позора тавро.

Я во многом согласен, но

Достойна ли ты вершить этот суд? 

 

Ты же сама меня учила

Никогда не говорить «никогда».

Так что ждать тебя я не стану. 

 

В черном омуте вселенной

Я искал свою звезду,

Потеряв земное назначенье. 

 

Каждое слово,

Как все в этом мире,

Живёт в трёх плоскостях. 

 

У каждого своя звезда.

И даже если умру я,

Мы не встретимся с тобою. 

 

Любви и нежности,

Отложенным на завтра,

Свидетелями станет воронье. 

 

Это не скука безделья,

Это не страх одиночества –

Это тоска по тебе. 

 

Когда слова диктуют чувства,

А бог в придачу дал талант –

Рождается само Искусство. 

 

Ветер рвёт облака,

И по воле богов

Мне мешает идти.

 

И жить торопимся,

И чувствовать спешим,

Многое теряем на бегу.

Я устал от себя.

Так зачем же мне

Вы души свои выставляете? 

 

Жизнь – всего лишь привычка,

А человеку нелегко

Крепкие устои ломать. 

 

Обложили флажками,

И о жизнь спотыкаясь,

Я рассыпался бисером цветным. 

 

Налетела гроза,

И закипел старый пруд,

Отраженье моё размывая. 

 

Солнечный блик

Ползёт по земле,

Как и я, следов не оставляя. 

 

Ведь было счастье, было.

Я им дышал, его я пил,

Но разменял на пятаки. 

 

Лицо прикрыла ты руками,

Но испил твои глаза

Взгляд близорукий мой. 

 

Ночь распахнула объятья

И я, как джентльмен,

Отказать не в состоянии ей.

Юность моя уж ушла.

Легко и как-то незаметно.

Я попрощаться с нею не успел. 

 

Так непохожи друг на друга,

К разным целям мы идём.

Только снег под ногами одинаково скрипит. 

 

Вот и осень наступила,

И берёзы под окном

Вновь демонстрируют стриптиз. 

 

Я проснулся, крикнул: «Здравствуй».

Но в ответ лишь тишина.

Даже эхо от меня сбежало. 

 

Сенокосная пора,

И в поле трактора

Снимают небритость земли. 

 

Распустилась листва,

И солнцу уж трудно

Пробиваться в гости ко мне. 

 

Ты сказала: Сердце бьётся.

Я был приятно удивлён

Наличием его.

  

Взгляни на икебану,

И прочувствуй душой

Какое неровное моё дыханье.

  

Закрыв за собою дверь,

Услышал, что ты

Яростно полы подметаешь.

  

Не в общении счастье,

Не в контакте любовь.

В сердце они, в одиночестве.

  

Небесную эмаль накрыла туча

Черная, как судьба моя,

И слёзы обронила в вечность.

 

Выпьешь и прибывает

К радости – радость,

К боли – боль.

  

Возненавидев себя,

Я начал писать.

И это мне по нраву.

 

Порой даже «прости»

Сказать очень сложно,

Не то, чтоб исправить ошибку.

  

Разорванный в клочья,

Вновь в единый сложившись –

Оставишь трещины и пыль.

 

Остановись и послушай,

Как в высокой траве

Кузнечики куют своё счастье.

 

И прошел сильный дождь,

Все краски смывая

С нарисованного счастья моего. 

 

Это упали, звеня,

Моей изболевшей души

Замёрзшие слёзы.

 

Стукнула дверь,

Но шаги не твои.

Одиночество снова вернулось. 

 

Застряли слова.

Вместо ответа

Они отдали дань тишине. 

 

Упала звезда,

Вселяя надежду,

Кто сидит в эту ночь у окна. 

 

Звёздная пыль

Рассыпалась в траве.

Поёт, пробуждая вдохновенье. 

 

Мало, мне ужасно мало

Каждого сантиметра

Роскошного тела твоего. 

 

Стало тихо вокруг.

Флюгер замер и сник,

Устав ветрам подчиняться. 

 

Не боясь простудиться,

Я иду босиком,

Стряхивая слезинки земли. 

 

Жалобно скрипнули петли дверные,

Солнечный ветер ворвался ко мне,

Разрывая без того изболевшее сердце. 

 

Разукрасил мороз

И стекла, и души.

Теперь ты укрыт ото всех.

 

В кольцах дыма сигаретных

Вижу ясно я:

В будущем не прожитые дни. 

 

Мне прошлое мешает

В настоящем, и завтра

Вряд ли отступит оно. 

 

Цветы, восторги, шум оваций,

И олимпийская прописка

Загубили душу не одну. 

 

Двойная оконная рама,

И мы с тобою vis-à-vis.

Но вместе и молчание приятно. 

 

Своё детство зову,

Но не реки и горы,

А состоянье безмятежной души. 

 

С востока заря накатила,

Звёзды с небосвода смывая,

Что будили вдохновенье моё. 

 

Засоряя эфир,

Отстукивая позывные,

Делюсь одиночеством своим. 

 

В кошмарных снах

Прелесть своя:

Такое радостное пробужденье. 

 

Где земля сливается с небом,

Бродит невидимка

По имени Судьба. 

 

Насмешка над сутью – жизнь твоя,

Когда клятвы – пустые слова,

А мечты – лишь легкая дымка. 

 

Один талант его прославил,

Другой талант его сгубил:

Писал стихи и водку пил. 

 

Я спрятал зеркало души

За черными очками,

Боясь тебя, человечество! 

 

Я давно не живу,

И лишь по привычке

Сердце бьётся, как прежде, в груди. 

 

Плюс на минус будет минус.

Твоя дружба без любви

Мне приносит только боль. 

 

Лишь на краю у пропасти

С лиц слетают маски,

С душ – покрывало. 

 

Жизнь без забот – не жизнь.

И дела, отложенные на завтра,

Ей продлевают срок. 

 

Надеждами питался,

Мечтами запивая,

И не заметно стал седым. 

 

Я стихи не пишу.

Я лью зеркала,

Отражая прошедшие дни. 

 

В поисках понимания

Ты делишь отражение,

Забыв: на ноль делить нельзя. 

 

Грянул ливень в ночи,

И я мысленно с тем,

Кто один бредет по земле. 

 

На востоке солнце встало,

А ночь сменяет день.

Напрасно ждём мы перемен. 

 

Ветер кудрями завил облака,

Солнце окрасило в пурпур.

И я снова один ночь провожаю. 

 

Гениальность и пошлость

Суть моих стихов,

С налётом серебряного века. 

 

Кто-то стукнул в окно,

А я не оглянулся:

Мне некого в мире этом ждать. 

 

Я зашел. Вы замолчали.

Значит, снова мою

Личную жизнь промывали. 

 

Если нет жизни после смерти,

Какой же смысл

Так мучиться сейчас? 

 

Года меняют всё:

И внешность, и души.

И встречаться нам ни к чему. 

Трехстишья - 2001

Мы были втроём

Только я и луна,

И нескладная тень на снегу. 

 

И вздохнул ветерок,

И смахнул он с берез

Все украшенья феи-зимы. 

 

Вечность слёзы лил,

Чтоб к губам твоим

На мгновенье прикоснуться. 

 

Время лечит душу,

Но старит тело,

Миг суда приближая. 

 

Нашедший счастье,

Подумай! Ведь это

Чьи-то слёзы утраты. 

 

Лишь чувство голода

Напоминает,

Что ты ещё живой. 

 

Оставил тайну,

Не написав либретто,

Перипетиям судьбы своей. 

 

Засыпая с надеждой

На перемены. Ты не рад,

Просыпаясь, новому дню. 

 

Помутневшее небо

Очистить

По силам только грозе.

 

Переболел я тобою,

Словно корью, а она

Быть хронической не может. 

 

Шар воздушный с конфетти

С ёлкой прикоснулся,

И, погибая, разбросал красоту. 

 

На замерзшем окне

Рука, не подвластная мне,

Имя выводит твоё. 

 

Засохло сердце от любви,

И я к матери спешу

Взаймы немного попросить. 

 

Ветер с дождём

Ткут кружева,

За которыми тебя не увидеть. 

 

Прошлую боль

Я уже забываю.

Ибо новая на пороге стоит. 

 

Перестук колес

И удары сердца

В унисон поют «прощай» 

 

Парикмахер-ветерок

С одуванчиков сдувает

Благородные седины.

 

Вновь чёрный кот,

Пробежав через дорогу,

В недоуменье от злобы людской. 

 

Нахлынула боль,

И стрелки на часах

Нарочито бег замедляют. 

 

Безмерно далека луна,

Серебром осыпала

Непроглядную тишь. 

 

Прозрачность пространства

Ещё не даёт

Гарантии, что замечен ты. 

 

Луна в последней четверти,

Словно нож,

Пронзает облака. 

 

Сегодня не сказала,

А завтра уже опоздала

Сушь в оазис обратить. 

 

Даже сгоревшие звёзды

Освещают

Эту серость бытия. 

 

Эта ночь озарилась

Огнями

Мною сожженных мостов. 

 

Чтобы узнать тебя

И распахнуть твою душу –

Я посмотрел в прорезь прицела. 

Трехстишья - 2002

Обломанной веткой

Ветер стукнул в окно,

Даря мимолётное счастье. 

 

Я не думал о смерти,

Пока земля не приняла

Частицу меня. 

 

В ожидания счастья

Ты постарел,

А океан остался прежним.

 

Зарытый талант

Сквозь толщу асфальта

Так и не пробился на свет. 

 

Отразили горы трёхкратно

Имя любимой,

Сорвавшееся с губ.

 

Надежды вчерашнего дня

В настоящем

Заросли болотной травой. 

 

Ты ищешь пониманья,

Слёзы льёшь, и прорастают

Незабудки на твоём пути.

 

Повисло созвездие ковша,

Грозя зачерпнуть

Океан. 

Трехстишья - 2003

Злой осенний ветер

Ещё не укрепившийся снег

Сорвал с ладони земли. 

 

На дне бутылки

Отражается счастье,

За годы утопленное мной. 

 

В желании вернуть

Юность свою

Ты дальше от неё убегаешь.

 

Не радуйся: её поцелуй

Был всего лишь

Комнатной температуры. 

 

Ты – квадратный корень

Из минус единицы,

Как отраженье пустоты 

 

Темнота молчит

И массою давит.

Затрудняя дыханье ночи. 

 

Свернулась душа,

Словно лист,

Точимый тлёй-невидимкой.

 

Под перекрёстным огнём

Взглядов, суждений

Облик свой легко потерять. 

 

От солнечной нежности

Заплакал сугроб,

Истёк слезами в вечность. 

 

Из паутины дорог

Пока выбирался,

Жизнь высосала соки мои. 

Трехстишья - 2004

Космос не спит,

Он манит

Своей необъятной пустотой. 

 

Свет холодной луны

На кончике пера

Преобразился в прекрасное хокку. 

 

Проснувшись утром,

Увидел я,

Что осень ушла, не прощаясь. 

 

Ты – сама Пустота –

Ни следов на земле,

Ни эхо в горах. 

 

Ушла любовь,

И в звуке шагов

Слышится мне сожаленье.

 

Надежда умерла

В то мгновение,

Когда я распаковал конверт. 

 

Только с дождём

Вместе я плачу –

Не так заметно со стороны. 

 

Долго ветка прогибалась,

Но снег намок, и она,

Хрустнув жалобно, сломалась. 

 

Глаза мои украдкой

По капле утоляют

Желание уйти. 

 

Словно роса,

Обласканная солнцем,

Счастье ушло в никуда. 

 

Сбывшаяся мечта

Рождает пустоту,

Лишая жизнь стремленья.

 

Душа – полынь,

Слова – крапива,

А жизнь – настойка на спирту. 

 

На опавших листьях

Капельки росы –

Слёзы угасающей природы. 

 

Давай помолчим,

Не засоряя словами

Аромат цветущего сада. 

 

Шепот северного ветра

Сорвал нежный цвет

Со всего вишневого сада. 

 

Счастье приходит тогда,

Когда на мгновенье

Несчастье забывает обо мне.

Трехстишья - 2005

Невзрачный гранат, упав,

Разбился, и на солнце блеснули

Прекрасные зёрна его. 

 

Посмеялось солнце,

И зима, вздохнув,

Заплакала слезами крыш. 

 

Солнце взошло

И засверкало

Миллионами каплями в траве. 

 

На перекрестке дорог

Мы грустно смотрели

С черным котом друг другу в глаза. 

 

Время капу заплетает,

Прибавляя каждый день

По одной морщине.

 

Время страницы листает

Книги жизни моей,

Неизбежно эпилог приближая. 

 

Жизнь бежит по кругу,

А я в тишине,

Словно око тайфуна. 

 

Нежностью полно,

Солнце дарит поцелуи.

Рассыпая веснушки на щеках. 

 

Я не верю в сновиденья,

Но диктуют они

На целый день настроенье. 

 

Золотая колосится рожь,

Глядя в небо

Васильковыми глазами.

 

Баюкает время

Память мою,

Навевая покой пустоты. 

 

Рябина прекрасною стала,

Когда мороз

Поцеловал гроздья её. 

 

Я – бук вековой.

От жизни устав,

Лесоруба ожидаю с надеждой. 

 

Запад солнце проглотил,

Отправляя в прошлое

Очередной мой день. 

 

И только похвала

Из уст врагов

Ещё чего-то стоит.

Трехстишья - 2006

Умирая под ударом

Судьбы палача,

Я слепо целую ей руку. 

 

Ненасытное время

Мою жизнь поглощает,

Оставляя только крохи мне. 

 

Лишь фотографии

Десятилетней давности

Ещё способны оптимизм сохранить.

 

Нам вместе нельзя.

Как утопающие

На дно мы потянем друг друга. 

 

В глубине твоих глаз

Сгорает дотла

Моя незавидная сущность.

 

Когда вас уже двое,

То справедливость

Уходит навсегда. 

 

С кончика пера

Сорвалось вдохновенье,

Кляксой распласталось на листе. 

 

Смотрит с укоризной

Со дна чернильницы

Моё пересохшее вдохновение.

Трехстишья - 2007

Талант увял,

И вдохновенье испарилось,

Рождая фобию чистого листа. 

 

Многоточие в письме,

В конце последней строчки,

Даёт шанс надежде не сгореть. 

 

Прикрыла ладонью уста,

Но слова сквозь пальцы просочились,

Отравляя окружающий мир.

 

Уходя, оглянулся:

И прошлое не исправил,

И в завтра опоздал. 

 

Счастье – всего лишь

Ткань повседневной жизни,

Сотканная из мелочей. 

 

Как вода точит камень,

Так и годы уходящие

Полируют душу мою.

 

Сорвались с губ слова,

Душа в комочек сжалась

В предчувствии большой беды.

Трехстишья - 2008

Я – мировой океан,

Влажная пустыня,

Бережно хранящая таинство своё. 

 

Как завидно плещется

Красивая жизнь,

Ударяясь о стекло телеэкрана. 

 

На трубах печных,

Словно на флейте,

Играет шалун-ветерок.

 

В жестокой прозе бытия

Я нахожу себе спасенье

В царстве лиры благозвучной. 

 

Опыт прожитых лет,

Души порывы беспокойной

Накинули вуаль морщин. 

 

Я роды принимал:

У усталости – бессонницу,

У бессонницы – тоску.

Трехстишья - 2009

Вновь прочитанные строчки

Пробуждают в душе

Совсем иные впечатленья. 

 

Горд был книжный шкаф

Своим предназначеньем –

Хранить мудрость всех веков. 

 

Я здравие тебе при встрече

Пожелал, на сдачу получив

Лишь короткое «привет». 

 

Время – художник.

День ото дня

Штрихует окраску мою. 

 

Всё как всегда:

Вечер надеждою дышит,

А утро разочарованием в ответ. 

 

Слова в упрёк

Способны прорастать

В обиду, даже сквозь десятилетье.

 

Остановились часы,

Но думать наивно,

Что и время с ними солидарно. 

 

Упала ветка в ручей,

Наивно полагая

Доплыть до мирового океана. 

 

Прошептал рассвет

О том, что старше я стал,

Про мудрость тактично умолкая. 

 

Любовь как нить связала нас.

И оба мы в игре абсурда:

Марионетка – кукловод. 

 

Избавь меня

Жалейкой быть –

Я тону в чужих обидах. 

 

Тяжело в обмане жить,

А правда наотмашь

Способна и эту отнять.

Трёхстишья - 2010

Счастье было,

Счастье будет,

А чувство счастья – никогда. 

 

Зима расплакалась,

И под ногами

Хрустит пересоленный снег. 

 

Легкий румянец

Небо окрасил.

Словно стыдясь, день наступил. 

 

Предпосылки одиночества

Мне внушают

Первобытный страх бытия. 

 

Неизбежность встречи

С неизвестностью

Заставляет замирать часы.

 

Ваш приговор

На языке Цицерона

Дышит мраком могил. 

 

Развёл руками

Понедельник:

Закончились чистые листы. 

 

Ветер воет,

Заблудившись

В кудрявых кронах ивняка. 

 

К чему сочувствие твоё,

Если в моём сердце

От чувств осталась пустота. 

 

Твой путь земной

Усыпан златом

Опавшей осени моей. 

Трёхстишья - 2011

Новорожденный день

Счастью придает

Свежие оттенки. 

 

В час предрассветный

Мир притаился и стих

В предвкушенье разбить мои грезы. 

 

Ручей вымывает песок,

Из памяти уносит

Мгновенья прожитых дней. 

 

Прошелся сквозняк

По квартире моей,

Нарушая принципы фен-шуя. 

 

Прорастают сорняком

Старые обиды,

Заглушая радость бытия. 

 

С порывами ветра

Осень бросает

Опавшие листья в лицо. 

 

Я закричал от счастья,

А эхо молчит,

В искренность не веря мою.

 

Ложь под маской оправданья,

Обращенная к себе,

Непременно цели достигает. 

 

Отшуршал листопад,

Оголенные ветки,

Как душа в объятьях беды. 

 

Сквозь облако прошел,

И любовь твоя

Меня лишь слегка освежила. 

 

Безымянная тоска

Не очень-то спешит

Переулки души покидать. 

 

И снова осень,

И снова приватно

Мне диктует стихи о любви. 

 

Вновь трётся осень,

Оставляет влажные

На окне следы. 

 

Гнев рождается мгновенно,

Но только время

Праведным делает его.

Трехстишья – 2012

Так и остались

Набросками только

Все этюды любви

 

Меняет жизнь

Калейдоскопом сюжеты.

Даже больно глазам

 

Гонит ветерок

Белогривых барашков

Куда-то вниз по реке

 

Отголоски греха

Опередили в пути

В завтрашний день

 

Следы разговора

В исповедальне

Тянутся вдоль улицы всей

 

День догорел,

И добавляет время

Кракелюры на портрет

 

Плачет небо обо мне,

И круги на воде

Бьют рекорды скоростные

 

То вверх взлетаю,

То камнем вниз.

Такова дорога жизни

 

Проказник ветерок

Соленные от слез

Щеки облизал мои

 

Что мне расстоянье

В тысячу верст,

Когда между нами «никогда».

 

Цветок как колыбель,

Ветерок качает.

В нем спит уставшая пчела

 

Пока дымится сигарета,

Сокращая жизнь мою,

Я строю планы на нее

 

Шуршит под ногами

Нагретая листва,

Меня пронзая рыжим взглядом

 

Дохнул в лицо

С обидой на меня

Осенним настроеньем август

 

Длится счастье миг,

А в памяти хранится

Сотни лет, и сотни зим

 

Беда выжимает

Обильные слезы

Разбавляя отвагу и честь.

 

Уходя, не бросай

Прощального взгляда,

Злой не делай память свою

Comments: 0