Екатерина Тихонова

Тихонова Екатерина Алексеевна

24 года

г. Ульяновск

Дверь в конце тупика

В одном городе с незапамятных времён жили очень интересные люди. Они были разными, но их объединяло одно: все они обладали страной способностью создавать невероятно красочные представления и веселить зрителей. Узнать их было очень просто: все они появлялись поздно вечером, когда становилось темно, и выглядели очень запоминающе и пёстро. Кукольники со своими марионетками, укротители огня, шпагоглотатели, дрессировщики, танцоры, гимнасты – вот краткий список тех, кто туда входил. Правда, в тёплое время года кое-кого можно было встретить и засветло, но всё же их временем были ночь и поздний вечер. Утром они куда-то пропадали. Одни считали, что это морок, другие, что это выходцы из подземного мира, третьи, что это, наоборот, небожители, у четвёртых были свои домыслы.

Многие пытались разгадать эту загадку. Кто-то оставался ни с чем, другие пропадали с концами, кто-то лишался воспоминаний, связанных с последним прожитым ими днём, остальные сходили с ума. Ну как сходили? Просто постоянно несли бред про «особую» дверь в городе, ведущую в другой мир, великанов и карликов, огромных драконов и больших крыс в шляпах, которые предлагали им вложиться в дело, кошек, выглядящих как учёные и алхимики, про летающих огненных змей и говорящие грибы... Словом, про то, чего в природе не существует. И если детали про то, что находится за дверью, различались, то та часть – про дверь, неизменно совпадала. Пробовали ли с ними бороться? В прошлом – да, но потом перестали, потому что это приводило лишь к тому, что они лишь на время пропадали, а потом появлялись снова, как ни в чем не бывало. Да и пользы от них было несравненно больше, чем вреда: их выступления помогали горожанам переживать трудные времена, многим неудачникам начинало везти, а всякие любители лёгкого заработка предпочитали не высовываться лишний раз, если замечали кого-то из того странного народа. К тому же, доставалось в основном тем, кто пытался влезть к ним или навредить тем или иным образом, а обычных зрителей они не трогали.

Одной из немногих была и Эвелин. Её с детства влекло к тем странным созданиям, которые могли делать удивительные вещи, а их странные яркие одеяния просто завораживали. В раннем детстве она мечтала, что, став взрослой, уйдёт к ним и станет выступать вместе с ними. Но шли года, Эвелин становилась всё старше, обязанностей всё больше, а мечта всё тусклее и нелепее. Представления «тех» Ночных Артистов по-прежнему доставляли удовольствие, однако ей уже было целых десять лет, поэтому отлично понимала, что этому не бывать.  «У каждого из нас своё место: они – там, а мы – здесь», – любила приговаривать её мама каждый раз, как замечала столпившихся вокруг одного из них. В своё время Эвелин поделилась с матерью своими наивными планами на будущее, и теперь та словно упрекала за них. Родители предпочитали жить сегодняшним днём, не строить далеко идущих планов и не привлекать чужого внимания сверх меры. Похоже мыслили и другие братья и сёстры девочки. А вот Эвелин хотелось большего, но вот как вырваться из той клетки, уйти от заранее определённого родителями и судьбой места в обществе – она не знала. Так и шло всё своим чередом, пока в дело не вмешались случай и её неуёмное любопытство...

Дело было так... Как-то раз они с друзьями натолкнулись на странный переулок. Отличался он тем, что был на редкость ухоженным: мостовая чисто подметена, в больших горшках около него росли цветы, и вёл он при этом в тупик. Коналл, их заводила, лично сходил и проверил. «Стена – она стена и есть», – выдал он с многозначительным видом, когда закончил рассказывать о том, что там увидел. Ходили и другие, даже трусишка Ломан, старающийся держаться поближе к смелой Рианнон, которой буквально заглядывал в рот. Ничего там не было интересного, и скоро к переулку, ведущему в тупик, потеряли интерес, тем более что именно здесь чаще всего пропадали люди. Но Эвелин про него не забыла. Её туда словно что-то тянуло. Одной туда прийти всё никак не удавалось: то по поручениям старших надо сходить, то с младшими посидеть, то ещё что-нибудь. И вот, наконец, она снова пришла туда.

На первый взгляд, тупик как тупик, разве что присутствовала арка из кирпичей, но мало ли, вдруг это связано с приметами каменщиков. У неё как раз дядя им работает. Она осмотрела стену очень внимательно – нет, ничего странного. А если?.. Эвелин осторожно коснулась стены, однако вместо камня почувствовала пальцами рук дерево. Ну надо же! С большим интересом она принялась изучать находку. Нащупав зазор, голову Эвелин озарила мысль. В голову тут же пришли мысли, от которых бешено забилось сердце: «А вдруг это и есть вход в то место, где живут Ночные Артисты? Ну должны же они откуда-то браться? Почему бы им не выходить из этой хитро спрятанной двери?» Эти вопросы никак не выходили из её головы. Было безумно страшно идти дальше, но и уйти тоже было нельзя. Собрав всю силу воли в кулак, Эвелин толкнула дверь, и та бесшумно отворилась. А там... Она буквально ослепла от ярких цветов и света. Это был совсем другой мир, так не похожий на привычный. Как заворожённая, она сделала один шаг, второй, третий, четвёртый – и вот уже она там. За спиной мягко закрылись двери, вновь отгораживая это место от внешнего мира.

На секунду возникло желание броситься обратно и вернуться в пусть и не такой красочный и красивый, но всё же родной и привычный мир, однако девочка сразу же его подавила: оказаться в мире тех, кем она восхищалась, и повернуть назад? Вот ещё! Так что, отбросив все сомнения, Эвелин отправилась осматривать окрестности. А посмотреть было на что: каждый квартал, каждая улица, каждый дом были очень красиво украшены. Не богато – ей с ребятами несколько раз удалось пробраться туда, где живут одни богачи, а именно красиво. И интересно. По крайней мере, Эвелин ни разу не видела, чтобы уличные фонари были с цветными стёклами, окна домов – заставлены разными любопытными вещами, будто это витрина, чтобы чей-то товар просто так стоял на улице, а ещё... Девочка уже и не знала, куда смотреть – всё было таким причудливым и загадочным! Но вся эта мешанина на удивление не выглядела нелепо, а наоборот, очень даже уютно. А главное – никому не было дела до неё, так что она легко, как это могут дети, много времени проводящие на улице, смешалась с толпой, но не тут-то было. Неожиданно, на пути Эвелин возник незнакомый парень, появившийся словно из воздуха.

– Ага, попалась! – воскликнул он. – Я давно за тобой слежу. Ты не из наших.

От ужаса она стала пятиться назад. Сразу же вспомнились все страшные байки, бывшие у всех на слуху.

– Да не бойся ты! – тут же спохватился тот. – Я же пошутил! Просто мимо проходил, а тут ты бродишь с потерянным видом. Да и не такие мы и чудовища, как вы там, наверное, думаете.

– А как же те, кто сходит с ума? – возразила Эвелин.

– О, так ты всё-таки разговариваешь? – деланно удивился парень. – А если без шуток, то они сами виноваты – хотели нас обокрасть. Чужого нам не надо, но своё никому просто так не отдадим. Кстати, я – Берд. Как зовут?

– Эвелин, – робко ответила она.

– Отлично! – обрадовался Берд. – Ну, вот и познакомились. Сейчас тебя надо покормить, а потом остальные будут решать, что с тобой делать. Да не бойся, – добавил он, увидев вновь страх на лице девочки, – не будут тебя лишать рассудка. Мы вообще очень добрые, правда-правда. Уж если ты нам совсем не подойдёшь, то мы просто сотрём память об этом дне, и всё. Идём давай, тебя надо ещё до вечера всем представить.

И он повёл Эвелин за собой. По пути девочка попробовала запомнить дорогу, однако бросила эту затею уже после третьего поворота – слишком уж многое вокруг отвлекало внимание. Может, из-за магии? Так, незаметно, Берд привёл её в переулок, где, похоже, жили учёные, алхимики, ведьмы и колдуны и другие странные люди, если конечно судить по остальным. Всё же акробаты и мастера игрушек не так сильно пугают. К счастью, он остановился перед дверью лавки с различными часами.

– Ну вот, мы и пришли, – проговорил парень, по-хозяйски открывая дверь и приглашая Эвелин войти. – Входи, располагайся, только не сломай ничего, а то мне потом влетит. А я пока что-нибудь приготовлю. Если заскучаешь – можешь поиграть с Карамелькой. Он обычно в это время на книжной полке спит, – и скрылся за дверями в другую комнату.

Такого она ещё не видела: везде часы, часы, часы... Да ещё и такие странные. Были среди них и такие, что даже больше походили на звёздное небо или сцену переносного кукольного театра. В общем, заняться было чем. Даже на мягкий диван около камина не хотелось садиться, хотя ноги уже немного устали от ходьбы. Эвелин так увлеклась их рассматриванием, что не заметила зова с кухни и аппетитный запах яичницы с чем-то вкусным и чая с травами. Так что Берду пришлось её самому уводить за руку. И только там Эвелин заметила, насколько сильно проголодалась. Необычная комната с часами была ненадолго забыта.

– Так, – начал инструктировать парень её, – вот это всё твоё, – и показал на тарелку с глазуньей из нескольких яиц и большую кружку, над которой поднимался ароматный пар. – Ты пока ешь, а мне нужно уйти. Если ничего не выйдет, попробую их уговорить взять тебя вторым помощником – надоело, что только у Учёного квартала нет своей команды. Хорошо?

Эвелин могла только кивнуть из-за набитого рта. Страшно уже не было, да и Берд опасным не выглядел, скорее наивным. Похоже, бояться нечего, даже если ей не позволят остаться, хотя взять что-то себе, пока никто не видит, очень хотелось. А вдруг она сюда больше никогда не вернется? Не-ет, лучше не надо. Может, именно из-за этого Эвелин остаться и не позволят. Так что девочка продолжила есть.

Вернулся Берд не скоро, она уже успела поскучать, помыть посуду, рассмотреть оставшиеся часы, а также познакомиться с тем самым Карамелькой, оказавшимся летающим чёрным котёнком с большой любовью к тем самым конфетам, в честь которых его, похоже, и назвали.

– А вот и я! – воскликнул Берд, показавшись на пороге и хватая Эвелин за руку. – Идём, тебя уже все ждут. Хоть бы тебя к нам определили – с тобой вообще никаких проблем.

– А куда мы идём? – обеспокоенно спросила она.

– На совет. Будем смотреть, к кому тебя лучше отправить. Ну, точнее главы кварталов будут.

И снова Эвелин куда-то шла за парнем. Улицы сменяли друг друга, а вскоре стало понятно, где именно будет «совет»: впереди показалось большое массивное здание в виде дерева, к которому Берд явно её вёл.  Хоть он и сказал не переживать, но под ложечкой всё равно предательски засосало. По её личному опыту, если человека ведут в подобное место, то ничем хорошим это не заканчивается. Немного успокаивало только то, что здесь многое из увиденного не так, как она привыкла. Может, и с этим «советом», чем бы он ни был, пронесёт?

Когда они подошли к дверям, Эвелин на секунду захотелось вырвать руку и убежать куда глаза глядят, но потом вспомнила, через что она прошла, чтобы оказаться здесь, и решила идти до конца. Тем временем они уже успели войти внутрь и даже понимались наверх в металлической узорчатой кабине.

Проводился совет на самом верху. И неслучайно. Среди разномастной толпы, и не только, сильно выделялся большой, будто покрытый пылью, белый дракон. Как только двери открылись – тут же поднял голову, до этого покоящуюся на лапах, что послужило своего рода сигналом к началу. Разговоры сразу стихли.

– Здравствуй, – послышался его спокойный мощный голос, – меня зовут Толасар. А тебя как?

– Я – Эвелин, – пролепетала девочка.

– Приятно познакомиться, – ответил он и посмотрел прямо на Эвелин.

Её будто разом выдернули из реального мира. Казалось, дракон видел её насквозь, все мысли, чувства, проступки, мечты и стремления были перед ним как на ладони. От этого становилось не по себе. Всё остальное отошло на второй план – были только блёклые, золотистого цвета глаза невероятно старого существа.

– Достаточно, – прогромыхал дракон.

– Ну что там? – нетерпеливо выкрикнул Берд.

– Терпение, юный человечек. Всему своё время. – В голосе Толасара послышались отголоски смеха. – Это тебе не на соседнюю улицу сходить. Так вот, она... – тут он сделал паузу и внимательно окинул взглядом зал, – ...может остаться. Если захочет. Камрин давно уже говорит о том, что ей нужна помощница...

Парень издал вопль радости:

– Наконец-то и у нашего квартала будет своя команда! – ликовал он. – Надоело уже пропускать столько всего интересного! Ух, ну теперь держитесь! Мы вам всем покажем!

На что дракон возразил;

– Подожди, ведь мы не услышали мнение нашей гостьи. Именно от неё зависит, будет ли у нас новая «команда» или нет, – и повернул голову к Эвелин. – Каково будет твоё решение?

На секунду девочка опешила. Ей что, предлагают выбрать, как поступить? Именно ей?! В таком важном деле?! Всю её недолгую всегда решали за Эвелин. Нет, в мелочах её не ограничивали, но вот когда дело касалось чего-то важного: кем станет в будущем, за кого выйдет замуж и когда, чему должна научиться и так далее. И тут у неё спрашивают, чего хочет. А чего хочет Эвелин? Вернуться обратно к старой жизни и похоронить детскую мечту? Нет, ни за что!

– Я останусь. – Коротко и чётко ответила она.

 

Тогда, добро пожаловать. – Улыбнулся широкой улыбкой Толасар и протянул лапу для рукопожатия, которую Эвелин пожала под ещё один вопль Берда.

Comments: 0