Ольга Мордвинова

Мордвинова Ольга Сергеевна 

18 лет

Ульяновская обл., р.п. Старая Майна

Ульяновский Медицинский Колледж (ОГБПОУ УМК)

Лёлька

(Отрывок)

У жизни есть своя история, а в этой истории есть своя жизнь. Да-да, своя жизнь, своя атмосфера и свои моменты, которыми мы живём. Именно они заставляют нас взглянуть чуточку назад, а больше туда, где нам было хорошо.

Наше будущее зависит от настоящего, наше настоящее, зависит от прошлого.

Мне кажется, что самое яркое воспоминание остаётся из детства. Когда ты только начинал понимать весь этот мир, и вокруг все казалось светлым. Жаль, что повзрослев, начинаешь ценить и скучать по этому драгоценному времени. Взрослым всегда можно стать, но ребёнком – только в детстве, а потом уже никогда…

 

В моей памяти, из детства остались светлые моменты, а вспомнив их, становится радостно и грустно.

Когда-то я бегала по двору ещё маленькой девчонкой с двумя длинными косичками, а называли меня – Лелька!I

 

Ольга, Оля, Оленька, Олечка. Лёлька!

Лёлька – так называют меня с самого рождения и по сей день. А когда приезжаю домой, в свое родное село, пройдя по улице, обязательно слышу эти любимые слова: «Привет, Лёль!» или «О! Лелька приехала!».

Как же это имя напоминает мне детство. То время, когда я просыпалась, и мама заплетала мне длинные косички, а потом бегала по двору со своими сверстниками мальчишками и девчонками. Вот было же время. И есть теперь, что вспомнить!

 

Родилась маленькой и слабенькой. Все относились ко мне ласково и нежно. Каждую ночь мама пела колыбельную, наклонившись над кроваткой. А повзрослев, читала сказки. Помню, ложимся спать с сестрой и братом, доставали с полки большую книгу, давали маме, и все втроем слушали и засыпали.

Особенно запомнилась сказка о кукушке. Где дети оставили свою мать в старости одну, и некому было подать ей кувшин с водой, но потом она умерла, превратилась в кукушку и улетела.

Так жалко было ее, мы все втроем плакали. Возможно, для нас это было поучение еще с детства беречь маму и не повторять ошибку тех детей из грустной сказки…

 

Прошло уже немало времени, а в глазах до сих пор осталась эта страничка из книги. Большая толстая хрестоматия хорошо запомнилась в моей памяти, потому что именно в ней были все сказки и стихи нашего детства. Помню, как-то мама купила конфеты, а отец сказал, кто выучит понравившийся стих из этой книги, получит конфеты. А я самая младшая, в тот момент еще плохо читала, никак не могла выполнить задание. Но повезло моим старшим брату и сестре, потому что они уже учились в школе и учили некоторые стихотворения. Им досталось несколько конфет, но в развитии, может, я и отставала, так как не могла запомнить несколько строчек, пришлось придумывать самой стих, на тот момент, мне казалось это лучшее решение. Но конфет мне так и не досталось.

 

Лёлька с длинными волосами росла!

Когда мне исполнилось семь лет, меня отдали в школу. Я с радостью туда пошла, а в детский сад ходить не любила. В школе училась писать, читать. Старалась. Конечно, иногда не хотелось делать уроки, всегда спешила на улицу играть к детворе, но сделал дело, гуляй смело! После домашнего задания все выходили играть, кто на велосипеде кататься, кто мяч пинать, ну или кому что взбредет!

Любимой игрой для девочек была – "классики". Мы чертили мелом на асфальте квадратики с цифрами, находили себе счастливый камень и прыгали. А потом, когда уходили домой, прятали его, чтобы на следующий день прийти и снова выиграть! Так все детство и проиграли в классики! Со своим счастливым камнем!

Мальчишки играли с мячом, висели на турниках.

Но времени для игр во время учебного года было мало, все ждали летних каникул!

Как летние каникулы начинались, мы будто «просыпались» после школьной суеты.

 

Помню, как летом любили играть в «стрелялки». Мальчишки вынесут все свои игрушечные пистолеты, на всех хватало. И девчонки, и мальчишки играли. Прятались в кустах, на деревьях, в ямах, в бревнах, кто где мог и начинали бой. Играли до тех пор, пока не раздеремся. Детские обиды! Кто-то кричит из кустов: "Максимка убит!". Тот выбегает, плачет, кричит, что я больше не буду играть, ты меня «не видел», так и спорили.

А как стемнеет, выходили играть в прятки. Самая любимая игра!

Очень частая фраза во время игры: "ты не до конца считал!". Ответ очевиден: "я просто быстро считаю!". Такие хулиганы считали по несколько раз подряд. И так делал каждый.

Обидно было, что тебя находили первым, а самым веселым было то, когда всей толпой тебя искали и кричали: "Выходи уже, всех нашли!", а найдётся и хитрец, которые ещё не нашёл тебя кричит: "Лёлька, выходи, я тебя нашёл!", а ты и вправду так думала. Со временем взрослеешь и начинаешь понимать все детские хитрости!

Весёлой игрой была и "бабушка-распутаница". Один человек забирал нашу обувь и прятал под разными цифрами. А другой путал наши ноги и руки, так, чтобы "бабушка-распутаница" еле смогла нас распутать! Сейчас эта игра забыта почти всеми, да и мало кто её знает.

 

Игр было много, возможно, сейчас новое поколение их и не знает.

Между игрой мы всегда кушали, чтобы подкрепиться. Домой не хотелось бегать, а то мама заставит есть суп и больше не пустит гулять, даже боялись забегать попить воды! Нашим перекусом был хлеб с сахаром, смоченный водой. У нас во дворе, в соседней квартире, жил мальчишка Шурик, он всегда любил на улице кушать этот бутерброд. Как только он выходит с этой булкой, все сразу бегут по домам делать себе эту сладость. Так сидели и ели вместе, а потом дальше продолжали играть.

Игра игрой, но должны же быть и еще какие-нибудь развлечения.

Около нашего дома есть болото, всю весну там бегали и ловили головастиков. Головастики – это маленькие лягушки, только вылупившиеся из икринок. Брали банку, набирали воду и руками ловили их, а потом они у нас росли в нашем "аквариуме". Конечно же, потом их выпускали обратно в болото. Кто-то нам сказал, что от лягушек появляются бородавки, да не от простой лягушки, а которая с желтыми пятнами. Все боялись, что на руках вырастут эти ужасные болячки. Много было крику и страху, если увидим у лягушки эти пятна, быстрее бежали домой мыть руки с мылом. Сколько времени прошло, ни у кого от лягушек бородавки не выросли!

 

Кроме болота, сзади нашего дома было большое поле и высокие горы. Эти горы были "воротами" от воды, чтобы во время потопа она не прошла дальше.

На этом большом поле собиралась вся детвора и взрослые, и дети, так все вместе играли в футбол. В то время мне было лет около семи, а самый маленький игрок был Максимка, ему было лет пять. Я, как обычно, стояла на воротах, потому что, если бегать с мячом по полю, то взрослые ребята просто могли "затоптать" нас, так как мы слишком малы. А так хотелось забить гол! Бывало, мяч летит в ворота со всей силы, и чуть с этим мячом сама не улетаешь. Сколько было слез, ударов и по голове, и по спине, а если в лоб влетит, то полежишь немного на земле, потом встанешь и дальше продолжаешь матч. Так все детство и развлекались.

Зимой мы катались с тех высоких гор, и было очень весело! Кто на чем мог. Кто-то выносил пакет, кто-то старый линолеум, а у кого-то были и санки. Санки не у всех были, поэтому приходилось использовать и другие методы, чтобы покататься. Усядемся по двое или по три человека на одни сани и едем с радостным криком. Любили делать и паровозики, привязывали все санки и летели вниз! А ещё и гору водой заливали, чтобы была ледяная горка. Все дружно брали ведра из дома с водой и заливали. На следующий день уже всей гурьбой катались.

Жаль, что сейчас на нашем любимом поле построен дом. Теперь уже не поиграть в футбол и не покататься с горы на санках. Будто часть нашего детства оторвали от нас. Мне кажется, мы бы и сейчас играли там, только уже не детьми, а совсем взрослые.

Если окунуться вглубь истории, то можно сказать, что наш большой дом находится возле Куйбышевского водохранилища. Когда-то на месте залива стояли дома, дворы, наполненные детворой, но самое большое здание, которое будто унесло водой, это большая Першинская мельница.

Раньше эта старая мельница была заброшенной тюрьмой, само здание было трехэтажное, обложенное высоким в пять метров забором. В наше время на этом месте остался только местами фундамент и кирпичи, разброшенные по всему берегу. Рядом с мельницей в 1870 году купец построил двухэтажный дом. Жаль, что случился потоп, который разрушил очень много деревень, сел, скотины и хозяйства, а  также и людей. Из истории этого случая: мне рассказывали, что в погребах было много богатства и молодые мальчишки пытались его спасти, некоторым удавалось это сделать, а некоторые даже не всплывали. Через какое-то время дом Першина был школой, где учились сельские дети, а потом это здание стало общежитием.

Мы с ребятами пытались выкопать на той самой мельнице подземную лестницу, всё думали, что найдём клад с драгоценностями, но так и не получилось. Интересно, что там. Возможно, она ведёт в погреб, где сохранились купеческие богатства. Может быть, когда-нибудь кто-то сможет её откопать и посмотреть.

Так как около нашего дома много воды, то есть место, где и рыбу половить! Обычно мы ловим её на большом камне. Сам камень является фундаментом той самой мельницы. Рыба бывает разная: и большая, и маленькая. Возьмём удочки и идём всей гурьбой на рыбалку. Любили спорить, кто больше наловит, но почему-то всегда больше всех ловил рыб Шурик, видимо, у него была волшебная удочка или волшебный крючок.

После рыбалки мы готовили уху на костре, сядем на нашей дружной полянке, разведём костёр, начистим рыбы, картошку и варим уху. Аромат на всю улицу! Ещё пекли и картошку на углях, пока варится уха. Потом всех соседей звали со своими тарелками на нашу ушицу, так дружно и проводили время.

По берегу водохранилища ходили с девчонками собирать красивые камешки. Наберем целый мешок и домой несем. А камешки были разноцветные, будто бриллианты! Также и зубы собирали. Мы думали, что это зубы от динозавров, которые населяли раньше нашу планету, а как оказалось, это зубы умерших собак. Детские мысли и сказки казались нам реальностью. Наверное, это и есть весь смысл детства – верить в сказки и чудеса!

Чем мы только в детстве не развлекались. И все-таки мы последнее поколение, чьё детство было без компьютеров и телефонов.

Машенька

Было это еще совсем недавно. Юные, влюбленные Женька и Марья гуляли по берегу реки, держась за руки. Их глаза сияли от любви. Они не могли долго молчать, Женька шутил, а Марья громко смеялась. И шутил он не просто так, а потому что хотел видеть её красивую улыбку на лице и слышать звонкий смех.

На расстоянии Женька любил её еще больше. Он вспоминал длинные косы, а эти кудрявые локоны около брови и нежной щеки заставляли его думать только о ней. Каждый раз, закрыв глаза перед сном, он видел свою маленькую Машеньку с длинными волнистыми волосами.

А эта глупенькая девчонка, которая еще так мала, скакала по всему дому от радости. В ее голове были только светлые мысли. Каждое утро она просыпалась с хорошим настроением, красовалась у зеркала, расчесывая свои длинные волнистые волосы. Она представляла встречу со своим возлюбленным и с каждым разом становилась всё прекраснее и прекраснее.

Марья – хозяйственная девушка, скромная, простая, очень сильная, и сильная не физически, а душевно. Она всегда все прощала, на её лице редко можно было увидеть слезы.

Евгений – скромный парень, умный, заботливый, а самое главное, очень добрый.

 

Каждую ночь, по пути к ее дому он срывал небольшой букетик ромашек. Ромашки были любимые цветы Машеньки. Сорвет букет, сядет у берега и ждет, когда же она выйдет. Как только слышится скрип старой двери, значит, Марья идет на прогулку к своему любимому Женьке.

Он резко вскакивал, подбегал к ней и дарил этот маленький букетик. А глупенькая Маша сияла от такого подарка. Он ждал, что в этот раз она его поцелует. Но нет, в её голове будто детские мысли. Его это чем-то тревожило, но потом эта мелкая обида уходила.

            Они могли гулять до самого утра, до самого рассвета. Но больше их вдохновляли звезды. Эти маленькие лучинки, которые сияют на темном небе, казались им целой вселенной.

Темная ночь, слышен прилив речной воды. Где-то далеко скрипят деревья от тихого ветра. Дует с речки холодный ветерок, все окружено ночной прохладой.

«Холодно?» – каждый раз тревожно спрашивал Женька.

«Совсем нет!» – отвечала нежно Машенька. Но в её теле проходила дрожь, ее руки и ноги мерзли, а она молчала. Наверное, потому что если он даст ей свою куртку, то ему будет холодно. Маша переживала больше за него, чем за себя. А может, просто боялась, что им придется идти домой. Его присутствие согревало её. Её присутствие согревало его.

Они сидели, смотрели на природу и много говорили – говорили, но молча. В молчании много слов, но не обязательно их слышать, их нужно чувствовать. Иногда они общались, что невозможно было услышать тишины, а иногда, из тишины, невозможно было вымолвить слово…

 

Время шло. Они все так же юные и влюбленные. Но Машка-то уже повзрослела. Косы распустила. В ее голове появились взрослые мысли. Она почувствовала настоящую любовь. А Женька оставался таким же скромным, добрым, но уже молчаливым. При встрече она так ждала от него какой-нибудь фразы, но он все молчал и молчал. Машенька думала, что Женя переставал ее любить. Но, чтобы любить, необязательно много разговаривать, достаточно быть рядом.

 

Вот уже 1941 год. Началась Великая Отечественная Война. Всех молодых ребят забирают на фронт. Евгению в то время было уже за двадцать. Пришла повестка и в его дом. Мать плакала, не хотела отпускать совсем юного Женьку. Ведь он еще жизни не увидел, а уже идет по пути к смерти. В его мыслях было лишь одно – как дальше будет жить маленькая любимая Машенька. Кто её защитит. Про мать он тоже не забывал, переживал. Но война не щадила никого.

Он молодой парень, только возмужал. Вот-вот начал жить самостоятельно, думать уже о взрослой жизни, о семье. А тут черта, которая перекроет и сломает жизнь или даст возможность жить дальше. Ты не знаешь, что ждет тебя. Остается любовь и надежда, в которой будет сила.

            Машенька прибежала к нему, вцепилась в него и молчала. Но в её душе был ад. Весь мир перевернулся. Вся её дальнейшая жизнь разрушена.

Она плакала. Женька впервые увидел её слезы, которые стекали нежно по щеке. И это его тронуло, появилась злость, потому что Машенька не должна страдать. Это были последние минуты. Что будет дальше – неизвестно. Она хотела его поцеловать на прощание, но не смогла, думала, что он неправильно поймет. Но нет, лучше это сделать сейчас, чтобы потом не жалеть, что упустил возможность. Такой шанс! Она скромная, для нее казалось это неправильно. Глупенькая дурочка! Хотя уже совсем взрослая.

Вот уже они будто разошлись по разным сторонам, Евгений взял ее за руку и поцеловал так крепко, что это ей запомнится на всю жизнь.  Это будет то, ради чего она будет его ждать.

 

Молодая девушка, только почувствовав счастье, уже пережила расставание. А ведь жизнь могла бы быть иначе. Через какое-то время они могли бы пожениться, и у них бы родились дети. Но война забрала это. Остается верить только в победу.

Каждую ночь она вскакивала, потому что во сне он приходил к ней, дарил этот маленький букетик ромашек, и они гуляли до утра, до того самого рассвета. Проснувшись, она бежала к тому месту, где они встречались, но оно все также было пустое, даже звезды перестали мерцать так ярко, как раньше. Сядет и скучает, плачет и ждет. Она любила его. Боялась потерять.

 

Как-то услыхала, что и девушек берут на фронт. Обучают оказанию медицинской помощи раненым бойцам. Сломя голову понеслась в военкомат. Умоляла взять ее добровольцем. Эта была крайняя надежда встретиться с любимым Женькой.

             Матери она не хотела говорить, но пришлось. Мать не пускала свою дочь, а та, наивная, все равно, не послушав родную маму, пошла на встречу к смерти. Да не наивная, а просто влюбленная. Кто же теперь поможет больной матери, ведь отца и старшего брата тоже забрали на фронт. Осталось хозяйство и маленькие дети. И так приходилось почти каждой второй женщине.

Кроме домашнего хозяйства ходили спозаранку на поля работать.

С утра, чуть светло, уже собирались все бабы на работу, всей гурьбой шли, напевая русские песни. И неважно, болен ты или здоров. Всю дорогу были слышны звонкие красивые голоса, каждый пел, будто этому учился. Не учился, а с этим родился! Утром поле, днем сенокос, а до вечера и сил не хватает. Бывало, и рожали в поле, а кому-то и дома доводилось. Придет бабка-знахарка, поможет роженице и уйдет по своим делам. Какую боль приходилось терпеть женщинам. У девушек и юности не было, работали с взрослыми бабами. А девчонки и куклы в руках не держали.

 

Прошел год. Машенька ждала своего защитника. Да и сама бегала, спасала раненых бойцов. Она так исхудала, порой казалось, что если издали пройдет Женька, то не узнает ее. Все солдаты называли её нежно – сестричка-невеличка. Каждому товарищу она была и другом, мамой, и последним человеком. Сколько на её глазах гибло людей.

Страх творился не только на фронте, но во дворах и домах, где жили дети с матерями.

Немцы на глазах детей насиловали бедных женщин, избивали их. Но у каждого своя слабость, некоторые немцы любили рыжих. В семье Машеньки почти все рыжеволосые, она сама с каштановыми волосами. Пришли к ним в дом фашисты. Переколотили все, скотину убивали и заставляли готовить из нее им еду. Доставали последние продукты: картошку, соленые из бочки огурцы и помидоры, квашеную капуста. А эти твари будто не могли насытиться. Последнюю крошку хлеба им отдавали, лишь бы не трогали детей и мать с бабкой. Спали на мягких кроватях, а дети, еле скрючившись, умещались все на одну кровать. Детей не трогали, кто-то даже дал конфету, а кто-то играл в игры с малышами.

Но как только женщина в чем-либо провинилась, немцы «задирали юбку» и мучили её. Бабка пыталась оттолкнуть фашиста, но в ответ получила удар прикладом по виску,  упала, стукнулась об печь. Из её седой головы была лужа крови. И это все происходило на глазах детей. Так жили и мучились, помалкивая.

 

Тем временем Машенька все бегала с санитарной сумкой. Искала своего Женьку. Оглядывалась, но нигде его не было.

Как-то довелось ассистировать в госпитале на сложной операции. Бойцу будто раздробило все плечо. Вся повязка в крови. Лицо было измученное, вот-вот погибнет защитник от кровопотери. Она не видела его лица, но почувствовала что-то близкое и родное. Машенька и Женька встретились! Только уже не на том месте, как обычно, а в госпитале.

«Женька! – крикнула Машенька. – Я искала тебя всюду, ждала тебя каждую ночь у нашего места и наконец, встретила!» На глазах Евгения были слезы, он хотел сказать ей важные слова, но не мог. Они настолько были близки, что в молчании она поняла его. Он хотел сказать: «Люблю!»

У него лишь получилось пошевелить сухими губами. А вместо голоса был слышен хрип.

Он долго лежал, Машенька бегала к нему, ухаживала, плакала, ждала, что он скоро пойдет на поправку. Порой напоминала ему те встречи, пела мягким и нежным голосом песни, читала стихи, благодаря этому он быстро поправлялся.

Ошибкой он считал, что нужно было раньше сказать ей: «Люблю!», боялся, а может, просто не хотел.

            Война все также не прекращалась, Женька вылечился благодаря заботе Машеньки.

У них получилось быть вместе вдвоем целую ночь, которая казалась вечностью. Все страхи ушли. Но ей нужно бежать спасать раненых, а ему защищать Родину.

Прошло больше половины года, эта худая, еле стоящая на ногах девушка родила сына. Роды были тяжелые, много кровопотери, медсестры думали, что она не выживет. Лежала, спала весь день, бредила, ее кожа была покрыта холодным потом, а тело дрожало.

Бедная Машенька, нелегкую судьбу преподнесла ей жизнь. Несколько дней и ночей она лежала без изменений. Тонкие руки были синие, а красивые ноги холоднели каждую минуту. Никто не смог спасти эту молодую мамочку, как любовь и надежда. Ведь она обещала, что дождется своего Женьку. Врачи каждый раз умилялись над ее кроватью, больная мать воспитывала её сына. Приходила, смотрела свою дочь, которая еле дышит и чуть жива.

Евгений не знал, что есть сын. Он не знал, в каком состоянии его любимая Маша. Он пришел домой к матери, а дом пустой. И пришел, не потому что война затихла, а потому что на сердце стало тревожно. Женька мчался, сломя голову, к тому месту, где они встречались, но там никого нет. Зашел в дом, в котором была старая мать и дети. Он услышал детский плач и вздрогнул. Промолчал, через несколько секунд осмысленно спросил: «Ваше чадо?», на что получил ответ: «Нет, это твой сын!». На глазах слезы, в душе тревога.

«А где же моя Машенька?» - встревожено, крикнул он.  На этот вопрос мать не могла промолчать, она ответила: «Машенька, еле жива. В госпитале лежит уже много дней. Мучается от боли».

Женька, не дослушав, побежал к ней. Стоял у кровати и напоминал о встречах, говорил шутки. Заботился о ней. Помогал кормить ее. Она быстро поправилась, и на лице появился румянец. Длинные волосы были убраны в длинную косу, а кудрявые локоны, как тогда, соприкасались с бровью и скулами.

 

            Прошел год, два. Война еще не закончилась. Но надежда на жизнь увеличивалась. Расстояние сближало. В мыслях Евгения было, что все кончится, а дома ждут Машенька и сын.

Скоро та самая глупенькая Машенька станет его женой. Они поженятся, у них будет семья, дом.

Сыну исполнилось три годика, он бегает, играет в самолетики, изредка видится с отцом, но рядом молодая мама, которая ждет своего суженого, будущего мужа.

1945 год. Победа. Все радуются, встречают своих защитников. Скоро придет Женька, начнет шутить, как раньше, дом будет полон радостью и смехом. Но пришла похоронка. Евгений погиб.

Жизнь остановилась. Умерла любовь, которая давала силу жить. У Маши оставался сын, фотокарточка и тот поцелуй, который она будет помнить всю свою жизнь. Молодая вдова каждый раз плачет и каждую ночь сидит у того самого места, где они когда-то встречались. Часто она винит себя, что не поцеловала и не обняла его первой, а ведь думала, что все ещё будет… 

Comments: 0