Эдгар Кобелев

Кобелев Эдгар Алексеевич

16 лет

МБОУ Лицей №25

г. Димитровград

СОНЗНАНИЕ

Я проснулась. Это опять произошло. Даже не удивлена. Конечно, я ничего не имею против них, но это длится на протяжении последних пяти месяцев, и уже начинаю чувствовать дикую усталость. Возможно, это плата за знания.

Не знаю, с чего все началось, но мне уже хочется, чтобы это скорее закончилось. Поначалу мне нравились эти вещие сны. Я думала, как здорово, как интересно!.. Яркие красочные видения, образы прекрасного. Это один сон. Тьма; странные сущности, рыщущие повсюду; грязный и, что странно, твёрдый воздух. Это другой сон. Раз на раз не приходится – всё время новый сон и новое окружение... И в каждом сне мне даются знания либо в целом виде (если они не существенны или, наоборот, сложны в понимании), либо в состоянии «зародыша», чтобы я сама постигла их суть и как можно глубоко прониклась. Но постепенно появились и первые минусы: головная боль, усталость в конечностях, гудение в мышцах и подобное. Позже до меня дошло, что, возможно, эти миры не такие уж и мнимые. Если во сне действия разворачивались в пустынной местности и начиналась песчаная буря, то, проснувшись и подойдя к зеркалу, чтобы расчесать волосы, обнаруживала в голове песчинки, причём не совсем земного происхождения. Или если было что-то наподобие дождя, то и я просыпалась мокрой. Царапины, порезы, ушибы, полученные там, также оставались при мне.

Знания приходили необычно и неописуемо: внезапно возникала длинная фраза, как будто продиктованная высшим, общим разумом, которая повторялась несколько раз, чтобы я усвоила и смогла перенести её с собой не в реальный – эти миры все реальны –  в родной мир. Как я говорила, знания по содержанию были разными, как мелкие, так и крупные, как важные, так и просто констатация фактов.

Вот, например, одно из откровений, относящихся к разряду не самых полезных и коротких: чтобы создать вечный двигатель, нужно изобрести вечный останавливатель.

Из раздела ценных и длинных, (объясняю своими словами):

Наша вселенная содержит огромное количество миров. В каждом мире все устроено индивидуально, двух похожих нет. В нашем, допустим, основное пространство занимает космос, в котором существуют шаровидные образования из разных материй, будь то газ или твердая оболочка. Мы –  здешняя жизнь, и не исключено, что мы такие не одни в нашем мире, пусть это и мало, но всё же вероятно. Другие миры – это другие миры. В них всё совсем по-другому. Там нет ни звезд, ни планет и почти ничего такого же, как у нас. Они и выглядят по-другому, и по размеру другие. Они могут быть даже не трёхмерными, а вообще, плоскими, четырехмерными, бесформенными или какого-нибудь другого вида. Там другие законы другой физики. Другие атомы, другие соединения. И жизнь там – вообще не будет похожа на нашу, вы можете даже сказать, что это не жизнь. Но много ли вы видели форм жизни других измерений, чтобы утверждать, что вот это жизнь, а вот это нет? Двух похожих миров нет. Но я хочу рассказать о другом: миры не бесконечны, у них есть границы. Какой формы мир, мне знать ещё рано, но тот факт, что можно достичь край мира, при полном осмыслении становится непостижимо ужасающим. Во-первых, это значит, что мы заперты, и что абсолютной свободы не существует, в другой мир попасть не получится, может, лишь на время – как это со мной, могу быть вне родного мира только девять часов по нашему исчислению времени. Во-вторых – эта мысль посетила меня позже – по одной из теорий, изначально существовало безвоздушное пространство, а позже случился Большой Взрыв. В невесомости нет препятствий (планеты, звезды, дыры и прочее появились позже. Хоть они и не играют особо важной роли, но я рассматриваю момент, когда ещё ничего не было), поэтому у двигающегося тела или волны нет сопротивления, и начальная скорость не снижается – она остаётся, какая есть. Теперь соединим кусочки пазла: сохранение скорости волны, Большой Взрыв и границы мира. Если и вправду был Взрыв, то и ударная волна у него тоже была. Правильно будет сказать – есть. А скорость волны сохранилась, какой бы она ни была. Это значит, что, возможно, наш мир не создан до конца, и распространение волны его всё ещё генерирует. А может быть, что волна уже достигла границ (заметка: наш мир трёхмерен, т.е. волна распространяется во все стороны), и даже оттолкнулась от них, и мчится обратно в точку встречи, разрушая на своём пути всё созданное ею. Если Взрыв был в центре мира (будем считать, что наш мир – шар), то и волна прибудет в то же самое место одновременно со всех сторон. Произойдёт Схлопывание. Волна врежется в себя, и вновь случится Взрыв. И этот процесс будет частым в масштабах вечности, но не бесконечным – границы и созданные небесные, вернее, космические тела, пусть понемногу, но всё же будут замедлять волну.

            Но если подумать поглубже, то можно найти и «в-третьих» и «в-четвёртых» и т.д. После этой мысли на дне моего сознания осела ещё куча вопросов: а что если Взрыв произошёл не в центре? А что если наш мир не шар, а «бублик» или какая-нибудь другая форма? Сколько до нас было Схлопываний? Сколько раз создавалась жизнь в период от Схлопывания до Схлопывания? Когда произойдет следующее? Были ли в прошлых генерациях существа, похожие на меня (я имею в виду тоже путешествующие по мирам во сне)? А был ли на самом деле Большой Взрыв? Вопросы можно продолжать.

Обидно, что я ни с кем не могу поделиться этим – собеседник покрутит пальцем у виска и уйдёт. Да и просто эти знания понять либо трудно, либо долго. Но сложнее всего жить с ними.

То, что мы считаем знанием об устройстве нашего мира – это всё мелочи. Это не понимание мира, не изучение и уж точно не ум. Нельзя, сидя в закрытой комнате без окон и дверей, узнать, как выглядит здание с этой комнатой, на какой улице и в каком городе оно находится, и на каком этаже мы заперты. Можно лишь сказать, как она выглядит изнутри и, может быть, из чего она сделана. Надо двигаться вперед. Надо ломать стены. Лишь снаружи мы получим ответы на по-настоящему важные вопросы. Всё познаётся в сравнении, только так мы поймём, как устроена наша система жизни.

Но я сказала лишь о нашей вселенной (в дальнейшем, вселенная = ВСЛ-я, чтобы было проще). Загвоздка в том, что ВСЛ-я – это не край. В основе Великого Всего лежит матрёшка. Великое Всё делится на более мелкие частицы, которые делятся, делятся, делятся неизвестное количество раз, пока не доходят до деления на ВСЛ-е. ВСЛ-х существует, скорее всего, бесконечное количество, потому что они параллельны, а, как известно, параллели не пересекаются. ВСЛ-е делятся на миры, это понятно. Параллельные ВСЛ-е очень схожи. Они находятся рядом друг с другом, быть может, даже не отдельно друг от друга, а слитно – это ещё мне неизвестно, только личные догадки. В отличие от миров, ВСЛ-е похожи донельзя. Они подвергнуты лишь небольшими изменениями и отражают события, происходящие в мирах других ВСЛ-х под небольшим преломлением. Иными словами, существует бесконечное количество одинаковых ВСЛ-х и, если в нашей ВСЛ-й любите одну музыку, то в другой вы её ненавидите, а в третьей её любит ваш друг, в четвёртой же, ваш друг – это ваш брат. Изменений может быть невообразимое количество, причём совершенно разных. Вплоть от цвета ваших волос до формы мира. Здесь уже остаётся только гадать, потому что и вариантов происходящего бесконечность.

 

Это только пара крупных знаний, а мне подобные вещи каждую ночь почти полгода снятся. Я уже в край устала. Как же было здорово жить, когда я была девчонкой, ничего не смыслящей и зависящей от важных тогда для меня вещей: сидела себе в Instagram, постила фотки, лайкала страницу якобы крутых девчонок, чтобы произвести на них впечатление, хотя им было наплевать на меня. Сейчас я каждый день встречаю таких же, какой я была когда-то – в автобусе, в магазинах, на улице, людей, заменивших жизнь на мерцание стьюпидфонов. Встречаю и завидую. Иногда хочется остановить такого человека, вырвать из его рук телефон и посмотреть ему в пустые глаза и одним прикосновением отдать эту чёртову способность со всеми знаниями ему, чтобы и он помучался так же, как я, а самой уйти прочь, уткнувшись в телефон. Как было здорово, когда я ничего не знала, как было хорошо, когда ничего не понимала... Как мне всё забыть?!

ЗИМНЯЯ ДЕВОЧКА

...Когда смотрю на заснеженные рябины, я мечтаю стать маленьким гномом, который будет жить в красном ягодном домике под снежной крышей. Цветы у рябины невзрачные и плохо пахнут, к ней то и дело прилетают мухи. Но я знаю, что у рябины тоже есть мечта. Она мечтает, чтобы у неё был сладкий запах, будто у экзотических цветов. И чтобы к ней прилетали красивые бабочки и блестящие бронзовки. Зимой, когда снег падает хлопьями, наверное, рябина представляет, что это белые бабочки садятся на её ветви...

 

– Новенький, как тебя там?! Какое задание я дал классу? Почему ты не слушаешь?

 

Круто! Первый день в новой школе, а в дневнике уже есть красная полоса из разных слов, трёх восклицательных знаков и жирной росписи ещё незнакомого мне учителя. Самое смешное, что я даже не знаю, какой предмет вёл тот человек, чей урок я прослушал.

 

            «Всё началось с того, что меня с роддома приносят на блюдечке, везут по аллеям трамвайным путям, по совсем незнакомой мне улочке...» под музыку группы Ti11Y TWi5TER я вошёл в старое здание новой школы.

 

Всё началось с того, что меня сверстники просто не замечали и никак не воспринимали; пригласить к себе за парту никто меня не удосужился, да и с учителями тоже было не очень. Посадили с какой-то странной девочкой, да притом ещё и за первую парту. Единственным утешением стало окно, находившееся рядом со мной почти во всех классах. Я перешёл в эту школу посередине зимы, и мне было сложно адаптироваться к здешним людям, здешним привычкам и «культуре». Дни проходили, учёба переваливалась с боку на бок своим ходом, а мне было необходимо найти «проводника», который будет мне объяснять и показывать, как выжить при таких условиях такому как мне.

Им стал не кто иной, как моя соседка по парте.

           

В свободное от занятий время (к счастью, оно у меня есть, не знаю, как бы я без него жил) я беру подзорную трубу, доставшуюся мне от предков, выхожу на крышу с термосом и плюшками и осматриваю местность, разглядываю точки прохожих сверху, наблюдаю за играми бродячих собак.

Однажды на крыше противоположного здания я обнаружил фигуру, глядящую на меня через большой бинокль. И мы смотрели друг на друга каждый день в одно и то же время и указывали, куда взглянуть и на что обратить внимание.

 

В школе волей-неволей я начал общаться с соседкой по парте. Странная особа, особо ничем не занималась, никуда не ходила и имя своё категорически отказывалась говорить, а в классе вообще принято называть друг друга только по фамилии, – я называл её Зимней Девочкой, и она сердилась.

Из друзей пока у меня был тот, с кем я полдекабря молча общался на крыше. Но любопытство было сильнее меня, и однажды, всё-таки пересилив страх перед знакомым незнакомцем, я крикнул:

– Спускааайся вниииисссс!

– Заачеееем?

– Так наадаааа!

Когда же фигура с биноклем спустилась, я онемел, так как это была странная одноклассница.

– Ты прям какой-то оборотень!

– С чего ты взял?! – почему-то испуганно вскрикнула она.

– Я считал, что перевоплощение невозможно! А ты!.. В школе и на крыше – будто два разных человека. Тем более, как много слов ты сказала за одну, заметь, одну минуту! В школе ты себе этого не позволяешь, а на улице совсем от рук отбилась.

– С твоей стороны – это очень смешно и остроумно!

– Я и не думал шутить, я на полном серьёзе!

 

Потом мы болтали и болтались по городу, пока в словесном бреду не забрели в ледяную крепость, построенную неизвестно кем за одну ночь. Я слышал, как группа парней после уроков обсуждала насчёт похода в неё. Что ж, вот и посмотрим, что это за сооружение.

Изначально я предполагал, что это просто ледяные кубики, построенные в виде квадратной комнаты, но оказалось, что это настоящий замок-лабиринт. Много площадок на разной высоте, соединённых разнообразными лесенками, узкие извивающиеся тропинки, арки разной величины и формы, маленькие комнатки – в общем, потеряться здесь несложная наука.

Что, в принципе, я и сделал. Так как имя моей спутницы мне не было известно, я просто орал «Э-э-э-э-й!». Но на мой зов откликнулся только белый пушистый зверь, что-то среднее между собакой и волком. Внешне он напоминал волка, но мне больше хотелось, чтобы это была собака, впрочем, его повадки очень были схожи с собачьими, и поэтому я приблизился (буду называть её собакой, тогда я перестану бояться), она тихо гавкнула и отбежала от меня. Я погнался за нею, впрочем, что ещё мне оставалось делать, не замерзать же.

Спустя минут десять, стараясь не отставать от собаки, я потерял её из виду, но зато нашёл выход из лабиринта. И потерял друга в этой крепости. Я решил искать Зимнюю Девочку поверху: обошёл замок вокруг, нашёл место, где его стенка ниже остальных и, забравшись на неё, пробежал по верху. Подруга, оказывается, давно уже выбралась и ходила вокруг замка, наблюдая за мной и ожидая, когда же я замечу её и спущусь уже вниз.

Весь следующий день я валялся в постели как овощ, потому что крики зимой во всё горло почему-то никому не улучшали здоровье.

Но после моего выздоровления у нас было ещё много прогулок. Однажды нам пришла в голову мысль сходить в лес. В лесу я бывал редко, да и то – только с родителями, за грибами. Но раз зимой нет подосиновиков, то нет и повода сходить погулять.

В зимнем лесу необычайно красиво, но моим скучным родителям нельзя объяснить, что природой можно просто любоваться и совсем не обязательно искать в ней выгоду.

На прогулке мы изрядно вымокли, так как кидались снегом друг в друга и друг друга кидали в снег. Потом следили за прыгающими по веткам высоких сосен белками, затем рассматривали замёрзший десятисантиметровый Ниагарский водопад, далее объедались перемороженной рябиной, пока не заблудились.

 

– Серьёзно?! Второй раз за такой небольшой промежуток времени? Только я так могу! – с сарказмом сказал я и шёпотом добавил, – может, эта собака и сейчас нас спасёт?

– А почему бы и нет? – сказала Зимняя Девочка, – смотри!

 

Она отбежала за толстый ствол дуба (он-то откуда здесь взялся, это сосновый лес, алло!), из-за него вместо знакомой фигурки с крыши появился знакомый силуэт собаки-волка. Так как я довольно умный (это правда, и в школе я не успеваю, потому что они там все учат неправильно!) мне объяснять ничего не надо.

Зимняя Собака вывела меня из леса, а Зимняя Девочка переехала в другой город, в другую школу, спасать других заблудившихся мальчиков, и больше я её не видел ни в образе белоснежной волчицы, ни в образе друга...

 

P.S. Иногда, в зимние ночи вижу сон, в котором я, уже взрослый, гуляю по зимнему лесу и вижу, как до боли знакомая волчица оборачивается девушкой... Я бегу к ней, обнимаю и шепчу на ухо всё, что о ней думаю... а потом вижу, как по снегу переплетаются цепочки следов от восьми лап...

 

...Но это не считается...

ШАКТИ ТАНЦУЕТ, ШИВА СОЗДАЁТ МИРЫ…

            Я проснулся от шума сигнализации чьей-то машины. Уже лето, и можно спать до десяти, но нет, я решил встать в два часа ночи, чтобы заняться… сам не знаю чем. В принципе, я могу облегчить судьбу старшей сестры и выгулять собаку, и тогда Майе придётся делать на два дела меньше: меня не надо будить и с псиной возиться не придётся. Именно поэтому сегодня будет необычный день для неё. В виде исключения, я…лягу спать дальше….

            И вот уже утро! Но проснулся я не от удара по голове подушкой и воплей «Просыпайся, мелкое!», а от маминых нежных просьб. После водно-умывательных процедур я направился в кухню, где мой организм поглотил всё содержимое тарелки с завтраком, остывшее за время моего полного пробуждения от красочных снов и вливания в привычную атмосферу серых будней… Как я выяснил, Майя убежала на два часа раньше, чем надо, в свой любимый «Клуб индийской культуры». Непонятно, что хорошего она там нашла, и нашла ли она там что-нибудь хорошего. Сестра говорит, что у каждого своя Индия, и кто едет туда критиковать (или, как она говорит, едет с критинизмом), тот ничего хорошего не увидит, а кто едет смотреть на архитектуру, историю культуры и прочую, как мне кажется, попсу, то он именно это и найдёт. По-моему – какой-то бред, но она судит об этом, как будто в Индии она родилась и прожила полжизни (хотя она самолётов боится, как она туда долетит?!). Мне кажется, что Майе в этой «секте» все мозги запудрили. Раньше мы с ней и футбол импровизированный устраивали, и в две гитары «концерт» соседям устраивали, а сейчас она часами торчит за столом, какие-то закорючки рисует. Она говорит, что это такой же алфавит как наш русский, но только индийский, и в нём не тридцать три, а тридцать шесть букв, и называется он хенди или хиндей, в общем, неважно. Мне-то это точно в жизни не пригодится, я в Индию ближайшие пять жизней не собираюсь попадать.

            Чтобы у вас уже сформировалось представление о Майе, вот её портрет. Это волосатое нечто, бегающее по дому  в разноцветных лохмотьях и обижающее своего любимого брата – меня. Майя очень гордится своим именем, потому что Майя (с санскрита – иллюзия, видимость) – в индийской религиозно-философской традиции особая сила (шакти) или энергия, которая одновременно скрывает истинную природу мира и обеспечивает многообразие его проявлений. Росту в ней сто семьдесят сантиметров, но она и этим гордится, так как рост Майи совпадает с ростом Салмана Кхана. Салман Кхан – это один из самых популярных болливудских актёров, а также кумир моей сестры. Я смотрел несколько его фильмов и фильмов с ним, по просьбе сестры. Ничё так, прикольный дядька.

             Всё началось с того, что подруги Майи (такие же, как сестра, в трёх-четырёх её аватарах) порекомендовали ей индийский фильм с Салманом в главной роли. Сначала сестрёнке захотелось узнать больше об актёре, потом посмотреть остальные пятьдесят фильмов с ним, затем просмотреть все индийские фильмы подряд, к счастью, до сериалов пока не дошло, но сейчас она медленно и верно шагает к этому этапу в своей индомании. И вот итог: она учит язык индусов, помимо заброшенных ею китайского, немецкого, английского, французского языков и латыни, точно так же забытой.

            Лето в разгаре – красота! Можно было бы ходить на пляж, купаться, загорать, играть в бадминтон! Но тут у сестры случились экзамены! Вместо того чтобы заняться зубрежкой и выпиливанием по пианино (она у нас музыкантша!), Майя придумала себе какой-то пост, в котором три дня и три ночи должна была не есть, не пить.

            По окончании поста Майя решает устроить индийскую вечеринку с подругами у себя в комнате. Они нарядились в сари, включили громкую индийскую музыку из фильмов и начали танцевать, а точнее, исполнять танец мандалы.

            А ко мне пришли мои друганы: Данилка и Владик. Данилка такой же балбес как и я, и Владик – начинающий хиппи: длинные волосы заплетены в дреды, кое-откуда торчат расточки, руки и ноги усыпаны фенечками, а одет он был, как обычно, в свои любимые и никогда не снимаемые шаровары и индийскую жилетку со знаком «ОМ», которая была чуть-чуть меньше (размера на четыре!), чем надо. Нашей общей идеей было похитить как можно больше сладостей, принесённых девчонками. И вот что мы предприняли: я достал из шкафа яркий, невероятно длинный оранжево-неоновый шарф, которым мы с Данилкой обернули Владика.             Получилось эффектно! И  мы запустили нашего троянского Владика под видом скромной индийской девушки в комнату к девчонкам, которые уже медитировали.

            Наш план провалился! Как боевую единицу мы Владика потеряли… Он подозрительно долго отсутствовал. Когда мы заглянули в щёлочку, приоткрыв дверь, то увидели, что Владик сидит в центре медитации и самостоятельно! без нашей помощи! уплетает ладду – десерт из гороховой  муки, топлёного сливочного масла, с орехами, кокосовой стружкой и сладкими специями: корицей, кардамоном и мускатным орехом и поёт: «ОМ!». Мы с Данилом тоже начали подпевать нашими отнюдь не музыкальными голосами. А пока все сидели в глубокой медиации с закрытыми, как полагается, глазами, мы вдвоём поползли на четвереньках к столику с фруктами и вкусняшками. Мы с Данилом нахватали «бурфи», которые были слишком липкими из-за большого количества густого мёда, и поскольку на четвереньках уже было не проползти, а в положении Homo erectus нас бы заметили, нам пришлось все конфетки есть прямо там. Наши рты сомкнула приторно-сладкая кокосово-сгущёно-медовая масса с орехами, в количестве десяти штук, которая с таким же успехом залипла между зубов и сковывала все наши движения головой, а в особенности ртом…ртомм…омм… Звук «ОМ» не прекращался ни на минуту. Это был праздник со слезами на глазах. С набитыми ртами мы поползли в ванную, выплевывая и отковыривая остатки конфет, в которых оказалась ещё и ненавистная нами куркума.

            В девять вечера подружки Майи начали собираться и просачиваться за дверь, исчезая в прохладе летних сумерек. Мы с Данилом уныло смотрели на остатки пиршества: как будто прошёл Мамай! Всё, что осталось от конфет, было надкушено и брошено, раздавлено, ведь эти конфеты долго не хранятся: приготовил и тут же съел. Нам достались лишь бутерброды с тандури, приправой со специфическим вкусом. Некогда хрустящие хлебцы, впитав в себя обилие сливочного масла и приправ,  превратились в странного вида кашу, которой нам и пришлось довольствоваться. Предатель-Владик прошествовал мимо нас с нанесённой на лоб красной точкой (бинди) и перемазанными конфетами губами, напевая песенку из индийского фильма «Ченнайский экспресс». Его мы проводили презрительными мужскими взглядами. Потом я проводил Данила, затем проводил себя в кровать.

            Ночью я пошёл выпить воды, чтобы смочить пересохшее горло. Дверь в комнату сестры была приоткрыта, и оттуда раздавалось громкое чавканье и выливались клубы благовонного дыма около полусотни ароматических палочек. Я обнаружил Майю, уснувшую на полу в своём красном сари, и примостившуюся на ней собаку, облопавшуюся остатками банкета.

           

            Любимая фраза Майи: «Шакти танцует, Шива создаёт миры». По её мнению главное в жизни – это танцевать! Ну вот она и дотанцевалась: сегодня у неё экзамен по сольфеджио, а она за фортепиано ни разу не садилась. Я весь день был на практике, мы с Данилом вспахивали землю, периодически презрительно щурясь в сторону Владика, а он напевал мелодию из фильма «PK»и обильно пах вчерашними благовониями.

            Вечером я вышёл на прогулку с собакой, а навстречу нам брела Майя, подавленная и расстроенная.

            – Ну что, попрыгунья-стрекоза, лето красное пропела? Эх, прощай поездка на «Протоку»! – сказал я сестре.

            Майя подняла глаза, лихорадочно сверкающие.

            – Три дня постилась! Целый день танцевала! Потом была глубокая медитация. Потом я уснула. Перед экзаменом съела кусочек ладды. Меня так затошнило, когда я вошла в кабинет экзаменаторов; мне дали билет с какими-то вопросами, читаю и понимаю, что ничего не понимаю. И я начинаю нести всякую околесицу. Всё, что знала по теме гармонического лада, в котором в мажоре понижается VI ступень, а в миноре повышается VII ступень, создавая восточный оборот, и по теме дважды гармонического лада, в котором…

            – Я всё, конечно же, сразу понял!

            – Ой! В общем, я болтала всякую чепуху, потом вообще начала говорить что-то про индийскую музыку и так много говорила про все эти обороты и наобороты… В итоге, просто села, сыграла мелодию из фильма «Разные судьбы», потом меня так затошнило, что я больше не смогла сдерживаться  и убежала из кабинета. Они там все решили, что я слишком разволновалась, и поставили мне четвёрку вместо ожидаемой двойки.

            – Чего ж ты кислая тогда? Сдала же… – недоумевал я.

            – Я должна была получить пятёрку! Шива обещал сделать это для меня!

            И кто поймёт этих девчонок?!

            P.S. Кстати, на «Протоку Владик увязался за Майей. Как знать, может лет через пять меня на свадьбу позовут. Хе-хе.

 

 

Comments: 2
  • #2

    Валентина Михайловна (Thursday, 07 February 2019 11:19)

    Всего 16 ?
    Молодчина!

  • #1

    Валентина (Wednesday, 09 January 2019 17:24)

    Несомненно, парень талантлив.