Дарья Ефремова

Ефремова Дарья Николаевна

23 года

г. Ульяновск

Мечта

Говорят, что у каждого в жизни должна быть мечта, которая ведет его за собой. Мечты могут быть разными: воздушными, приземленными, материальными, прекрасными, уродливыми и извращенными. Но никогда за всю жизнь я не видел мечты более прекрасной, чем у маленького мальчика из бедного квартала, в котором осталась всего одна водокачка.

 

В мире, где мы живем, на грани вымирания, его мечта не была меркантильной. Он не хотел собственную водокачку или айсберг, как большинство его сверстников, жаждущих богатства. В нашем времени водоемы не пересохли и не испарились, как завещали ученые недавнего прошлого, они стали абсолютно не пригодны для питья. Человек превратил богатства, данные природой, в загаженные лужи, не пригодные почти ни для какой деятельности. Европа, Америка, Австралия оказались на грани выживания. Не говоря уж об Африке.

 

Нехватка воды нарастала постепенно. Пока мы не оказались в современном положении. Спасти весь мир могли бы льды Антарктиды и Арктики. Но льды Арктики были труднодоступны для Европы и Северной Америки. Добраться туда с ограниченным запасом воды, через весь земной шар было весьма проблематично. Владельцами же Антарктиды являлись несколько государств, которые, поняв выгоду своего положения, принялись продавать воду и участки за бешеные деньги.

 

Естественно, что и мечты людей изменились в иную сторону. Нефть и газ утратили прежнее значение. Как использовать машины, если для их охлаждения нужна вода? Вода стала на вес золота, население планеты сокращалось. В этих условиях мальчишки мечтали о том, чтобы открыть где-то у себя в подвале волшебную скважину с чистой водой или, что когда-нибудь они заработают столько денег, что не будут нуждаться в воде.

 

Как же странно было услышать о мечте маленького Гарри Брауна, обожающего фильмы с участием Лукаса Стара. О чем же мечтал этот мальчик? Я узнал об этом от его тетушки, которая содержала небольшой кинотеатр в Рыбацком районе старого городка на побережье Атлантического океана. Конечно, Рыбацким этот район остался только по названию. Сегодня ни один здравомыслящий человек не стал бы ловить рыбу в грязно-коричневой воде залива. Мутирующие водоплавающие с двумя головами и кучей глаз часто оказывались на берегу. И служили предметом пересудов бойкой ребятни, придумывавшей различные истории о морских чудовищах, живущих в глубине океана.

 

Я прибыл в город, чтобы передать новое оборудование для кинотеатра миссис Харви, в чьем гостеприимном доме я, по настоянию хозяйки, и остановился. Миссис Харви была добродушной женщиной средних лет с простым лицом и приятными манерами. Разве что, в случаях особого интереса, она начинала громко говорить и проглатывать окончания фраз. Это милейшее создание жило на втором этаже дома, где располагался кинотеатр. Меня поселили в отдельной гостевой комнате с оранжевыми обоями, разрисованными в углу чьей-то детской рукой. Я вышел в гостиную как раз к ужину, когда миссис Харви расставляла тарелки. Я предложил свою помощь, но она и слышать не хотела, чтобы гость помогал по хозяйству.

 

— Мистер Барри, не волнуйтесь. Я со всем справлюсь. Кроме того, сейчас прибежит мой племянник юный Гарри Браун, который, как шустрый вьюнок, поможет мне со всеми делами, да еще и вас успеет развлечь, уж не сомневайтесь.

В тот же момент раздался стук в дверь.

 

— Тетушка! Ты не представляешь, что мы с мальчишками придумали! — В комнату ворвался белобрысый мальчишка, чья челка стояла торчком, будто его лизнула корова. На его лице виднелись следы шариковой ручки. А на воротничке рубашки виднелось чернильное пятно.

— Господи! Что за чудо! Где ж тебя носило? — Миссис Харви подбежала к мальчику и попыталась оттереть чернила с его щек, но тот уперся, вывернулся и тут только увидел меня.

— Добрый день, сэр — поздоровался мальчик, — а вы знаете Лукаса Стара?

— Боюсь, что лично мы не знакомы,

— Жаль. Но вы ведь смотрели его фильмы?

— Да. Смотрел.

— Ну, так вот, я его просто обожаю. Он настоящий супергерой. А вы как думаете?

— Несомненно, — я постарался ответить как можно более серьезным голосом, хоть и прятал в усах улыбку.

— Так вот. Он в последнем фильме…

— Гарри! — прервала его тетушка. — Ты ведешь себя невежливо. Для начала было бы неплохо представиться.

— Ах, простите меня. — Мальчик протянул мне ладошку, — Гарри Браун.

— Очень приятно, Гарри Браун. Я Мистер Барри.

 

После знакомства юный Гарри убежал помогать тетушке. Поэтому занимательный разговор продолжился во время ужина.

Оказалось, что Гарри дружит с целой компанией ребят, восхищавшихся Лукасом Старом. И сегодня они написали ему письмо от всего рыбацкого квартала с просьбой приехать.

 

— А знаете, какая у меня самая большая мечта? — заговорщицки протянул Гарри

— Наверно, участок на Антарктиде?

— Я хочу прокатиться на машине, как в фильме Лукаса.

— На какой именно?

— Это неважно. Это должна быть машина. Чтоб она ехала, а я сидел у приоткрытого окна, чувствуя скорость, ветер и запах бензина.

— Бензина! Господи, какой выдумщик! Машины только и остались, что в кино.

— Поэтому я и хочу увидеть Лукаса! Раз он в фильме ехал на машине, то знает, где они стоят. Ну, в кинопавильонах. И может быть, даже смог бы провести меня туда!

— Ох, балабол. Ну, дай Бог, так будет, — вновь подала голос миссис Харви.

 

Я уехал от них на следующий день, так и не узнав, чем закончилась та история с письмом. Но Гарри успел мне сообщить, что в общее письмо он вложил записку от себя с просьбой к мистеру Стару показать ему машину. Я искренне надеюсь, что у него все получится.

 

Сквозь течение времени, смену событий и вечное противостояние ветров перемен, я добрался до уютного дома миссис Харви только спустя несколько месяцев. Миссис Харви встретила меня на пороге, сразу предупредив: «МистерБарри, я не сумела вас предупредить, но Гарри теперь живет у меня. Его мать умерла месяц назад, так что кроме меня у него больше нет родных».

 

Я выразил свои соболезнования, мы прошли в дом. Миссис Харви провела меня в ту же комнату и оставила одного до ужина. Нечего и говорить, что известия о судьбе юного Гарри меня потрясли. Мне было безмерно жаль мальчика и страшно перед встречей. Было как-то неправильно увидеть вместо полюбившейся вихрастой довольной рожицы бледное задумчивое лицо.

 

На деле Гарри не слишком изменился, несмотря на произошедшее. Он все с той же радостью общался со мной за ужином, расспрашивая о моей работе. Вот только один ответ заставил поверить в то, что он изменился.

— Гарри, скажи, пришел ли ответ от Лукаса Стара?

На вопрос о любимом актере мальчик отреагировал довольно резко.

— Ответа не было. Да и с чего бы. Я уже не маленький, и не верю в сказки. Он не напишет.

После этого разговор о поверженном кумире никто не заводил. Ужин завершился чуть более напряженно, чем начался.

Позже миссис Харви прокомментировала поведение Гарри.

— Не верит он, как же! «Не маленький». Ему сейчас больше всего хочется поверить хоть в какое-нибудь чудо.

 

Чудо. Как часто мы ждем его. И зовем, и просим, а, отчаявшись, сердимся, отвергаем, но где-то глубоко все же надеемся. Может, эта надежда и есть главный двигатель, то, что заставляет идти дальше, несмотря на преграды и трудности. Шаг, еще один и еще…. Но когда ритм сбивается, а из-под ног исчезает следующая ступенька, мы отчаянно жаждем чуда как знака. Знака того, что о нас не забыли и где-то там, с небес, за нами присматривает ангел-хранитель. Порой такими ангелами для человека может стать кто-то из его семьи или близких людей. Но что могла сделать в сложившейся ситуации миссис Харви? Слишком далеко простой человек от знаменитости. Не дойти, не доехать. Вот только благодаря специфике моей работы я вполне мог бы найти способ связаться с Лукасом Старом.

 

Эта идея захватила меня, так как судьба юного Гарри весьма меня волновала. По возвращении в город, я предпринял несколько попыток связаться с агентом мистера Стара, но каждый раз получал лаконичный ответ: «Спасибо, что позвонили. Мы свяжемся с вами позднее».

До тошноты вежливо, но оттого не менее противно. Когда сталкиваешься с подобными формулировками, вежливо оплетающих словесной сетью фразу: «идите куда подальше» или «вы с вашими мелкими делами нам интересны как медведю чепчик», хочется кинуть в ту слащавую заформалиненную мелочь чем-то вроде кирпича. Но приходится молча отходить в сторону, порой так же притворно улыбаясь в ответ. Нет, не этого мира формализма и выдуманного внимания к себе ищет мальчик. Даже если каким-то чудом Лукас Стар узнает о маленьком Гарри, то вряд ли потратит на него больше часа своего драгоценного времени и больше стандартного количества ослепительных улыбок.

 

Но как же помочь тогда? Что можно сделать? Я не находил себе места, пару дней поломав голову, прежде чем найти ответ. Я подумал, что возможно, если один кумир свергнут, то его можно заменить более достойным. Я вспомнил, как сам маленьким мальчиком восхищался одним великим гением прошлого. И это чувство приходит до сих пор, стоит мне столкнуться с именем легендарного Леонардо да Винчи. Гений, изобретатель, художник, вечно в поиске и вечно в открытии. Этот пример стал бы замечательным для юного Гарри. С этой мыслью я, успокоившись, решил навестить дом миссис Харви в ближайшее время.

 

— Здравствуй, Гарри, — мальчика я увидел недалеко от дома. Он стоял у входа в кинотеатр, наблюдая, как внутрь заходят люди. От моего голоса он вздрогнул, но обернувшись и узнав меня, улыбнулся.

— Здравствуйте, мистер Барри.

— Ты немного задумчив сегодня.

— Мистер Барри, скажите, а у вас есть заветная мечта? Самая-самая? Ради которой вы способны бы были на многое?

— Знаешь, я мечтал когда-то открыть бесплатный кинотеатр для детей.

— А почему в прошедшем времени?

— Потому что жизнь оказалась сложнее, чем я думал. Но не для всех людей писаны законы. Некоторые способны выйти за грань привычного.

— Знаете, я подумал, что, если бы существовал особый фильтр, который мог бы разделять загрязнения и чистую воду, люди снова смогли бы жить спокойно. И может быть, даже ездить на машинах.

— Это чудесная идея, Гарри Браун. Я думаю, что со временем это станет возможным. Ведь все, что есть сейчас, создали люди. Когда-то давным-давно не было даже простейших машин, но нашелся человек, который дерзнул мечтать о небе.

— Правда? — теперь мальчик смотрел заинтересованно. — И как его звали?

— Леонардо да Винчи.

— Разве он не был художником?

— Был. Но также и гениальным изобретателем.

— Изобретателем… — повторил мальчик. — Знаете что… Если Леонардо мечтал о крыльях, то почему бы мне не помечтать о машине? Мистер Барри, спасибо и извините меня.

 

На этом мальчик быстро со мной попрощался и убежал. Как я потом узнал, Гарри поспешил к школьному учителю и рассказал о своей идее. Мудрый учитель дал мальчику необходимые книги и обещал заниматься с Гарри дополнительно.

Об этом я узнал от миссис Харви, любезно написавшей мне письмо о событиях, произошедших после моего отъезда. И был невероятно рад такому развитию событий. Я был уверен, что эти события приведут его к успеху.

 

Спустя несколько лет, когда моя голова окончательно поседела, в доме раздался звонок.

— Мистер Барри, — раздался звонкий голос в телефоне.

— Да? — я поднял трубку.

— Мистер Барри, меня зовут Гарри Браун, вы меня помните? Вы приезжали к моей тетушке в Рыбацкий район.

— Ах, да! Гарри, конечно, я помню тебя. Как ты поживаешь? Я не видел тебя с момента отъезда в колледж. Ты уже совсем взрослый…

— Да, мистер Барри, думаю, я уже довольно взрослый. И я хотел бы поделиться с вами своей радостью. Вы могли бы приехать?

— Гарри, я бы с радостью приехал к тебе, но боюсь, что не смогу. Видишь ли, я сломал ногу пару недель назад.

— Мистер Барри, а что вы скажете, если я приеду за вами?

— Приедете? На поезде?

— Почти. Не волнуйтесь, я доставлю вас туда и обратно с полнейшим комфортом.

— Хорошо, Гарри Браун. Я буду рад увидеть тебя.

 

Положив трубку, я надолго задумался. Маленький мальчик с дивной мечтой о поездке на автомобиле. Что с ним стало? Я видел его в последний раз перед поступлением в колледж. Мальчик к тому времени стал совсем иным. Искорка мечты, взлелеянная из моих рассказов о Леонардо да Винчи, разгорелась в настоящее пламя.

В тот день на станции вокзала мы с миссис Харви провожали юного мистера Брауна в будущее. Окончив школу, мальчик, которого я знал, стал статным юношей с прекрасной душой. Он уже знал, чего хочет, и в колледже он планировал найти наставника, способного направить его мечты в созидательное русло.

 

— Мистер Барри, — сказал тогда Гарри, — знаете, я вспомнил слова, которые вы сказали мне когда-то: «Каждый художник когда-то был любителем, каждое изобретение когда-то было мечтой». Я обещаю вам, что, когда моя мечта станет реальностью, я разделю ее исполнение с вами. Вы ведь не откажетесь прокатиться со мной?

— Конечно, Гарри. Но если вдруг что-то не получится, обещай, что неудача не заставит тебя разочароваться в своих силах. Верь в себя, как мы верим с миссис Харви.

— Я обещаю, — сказал Гарри, перекрикивая гудок поезда. Юноша подхватил чемодан, чмокнул в щечку заметно постаревшую тетушку и поспешил к своему вагону.

Я и миссис Харви еще долго махали вслед отъезжающему поезду. Гарри Брауна ждала новая жизнь, и она уже началась.

 

Погожим осенним днем, когда деревья покрыты золотистой листвой, а небо ярко-голубое как лазурь, под окнами небольшого коттеджа раздался гудок. Это не был звук дудочек, на которых играли мальчишки, и это не был гудок поезда, ибо железная дорога проходила далеко от дома. Это было похоже на забытый звук гудка автомобиля. Такой далекий теперь от простых жителей городка. Мистер Барри в этот момент находился за домом, на небольшой веранде. Уютно расположившись в кресле и устроив поудобнее ногу в гипсе, он пролистывал старый фотоальбом. На фотографиях был он сам, его родные и друзья, пейзажи из мест, где он побывал, продавая оборудование для кинотеатров. Даже фотографии кинотеатра и самой миссис Харви, с которой он не прекратил общаться после отъезда Гарри. Вот только встретиться лично все никак не выходило. Разъезды, работа и прочие дела отнимали много времени. Они едва не потеряли друг друга в течение жизни. Так и оставались одни телефонные разговоры… Но старый фотоальбом еще хранил память о личных встречах и событиях в Рыбацком районе. И среди старых, даже выцветших фотографий он нашел ту, которую искал. Бережно вынув ее из альбома, старик вгляделся в изображение, беззвучно шевеля губами. А затем убрал фотокарточку в конверт, который спрятал в кармане пиджака.

С альбомом в руках его и застал гудок. А вскоре раздался мужской голос.

 

— Мистер Барри! Это я, Гарри Браун. Где вы?

— На веранде, Гарри — ответил старик. Мужчина, видимо, услышав его, поспешил в указанном направлении.

 

Из-за угла показался статный молодой человек, в светлой обуви и бежевом костюме с ярко-голубым платком, торчащим из нагрудного кармана. Мистеру Барри сначала показалось, что перед ним незнакомец, но стоило юноше улыбнуться, как старик мигом признал в нем того самого мечтательного мальчишку, с которым познакомился в доме его тетки много лет назад.

 

— Мистер Барри, здравствуйте. Вы узнали меня?

— Конечно, друг мой, — ответил старик. — Я ужасно рад, что ты приехал навестить меня.

— Я счастлив это слышать. Мистер Барри, дело в том, что я приехал не только навестить вас.

Старик недоуменно посмотрел на Гарри.

— Помните, когда-то давно, я пообещал вам, что если моя мечта исполнится, то я разделю ее с вами?

— Конечно-конечно, мой друг. Я помню.

Гарри явно немного нервничал, но, выдохнув, собрался с силами.

— Мистер Барри, я предлагаю вам прокатиться со мной.

— Бог мой! Гарри! На чем?

Гарри озорно сверкнув глазами, предложил: «Я все вам покажу, если позволите вывести вас к парадному входу».

Старик подивился, но потянулся к костылям. Гарри помог мистеру Барри добраться до входа, предварительно попросив его закрыть глаза. Старик волновался, он все никак не мог понять, какую шутку затеял его друг.

— Можете открыть глаза, мы на месте.

Мистер Барри послушался и не поверил увиденному. На дороге перед его домом стояла машина. Настоящая, выкрашенная в алый цвет и пахнущая резиной.

— Боже мой, Гарри! Но как?

Гарри улыбнулся и открыл перед стариком дверь. Мистер Барри пока не мог осознать того, что происходило.

А Гарри тем временем заговорил.

— Мистер Барри, когда-то давно вы рассказали мне историю об одном человеке, который всеми силами своего ума пытался сделать что-то на пользу людям. Я решил тогда, что это станет и моим принципом. Все время в колледже я потратил на изучение физики, механики, автомобилестроения и техники переработки отходов.

Пока Гарри рассказывал, он помог мистеру Барри устроиться на переднем сидении, а сам занял водительское кресло.

 

В здании колледжа пахло сырой штукатуркой, видимо, где-то заканчивали ремонт. Гарри проспал звонок будильника и теперь бежал, что было сил, к зданию второго корпуса. Опаздывать на пару к новому преподавателю не хотелось, но Гарри уже не успевал вовремя. Пробегая мимо очередного поворота, он едва не пролетел мимо нужного кабинета. Дверь была открыта. В проеме виднелся силуэт преподавателя, рассказывающего что-то у доски. Гарри постучал прежде чем показаться на пороге.

 

— Здравствуйте, извините за опоздание. Можно войти?

Преподаватель повернул голову в его сторону. Это оказался весьма солидный мужчина средних лет, чьи сероватые глаза дружелюбно смотрели на Гарри.

— Здравствуйте, молодой человек, проходите.

Гарри постарался как можно быстрее и незаметнее устроиться за партой.

— Итак, продолжим, — раздался голос преподавателя. — Мы говорили о том, что изобретатели изменили жизнь всего человечества. На протяжении всего существования человечество стремилось к лучшей жизни, более продуктивному производству, облегчению труда и созданию новых способов самовыражения. История знает множество примеров, имен, у которых не мешало бы поучиться. Молодой человек, опоздавший на мою пару, может быть, вы можете привести пример?

Гарри вскинул голову, смотря на преподавателя. Отвечать в первый раз перед новой аудиторией, притом, что уже успел создать не лучшее впечатление, было волнительно. Хотя имя он знал. По крайней мере, одно всегда вертелось в его сознании.

— Леонардо да Винчи

— Верно, чудесный пример, молодой человек, как уж вас?

— Гарри. Гарри Браун

— Очень хорошо, Гарри Браун.

Так он познакомился с еще одним почитателем Леонардо. Хотя об этом узнал много позже. Со временем, преподаватель, которого звали Мистер Джеймс, стал наставником Гарри на долгие годы. И именно он помог ему осуществить мечту.

 

Машина тронулась с места, в приоткрытые окна ворвался свежий ветер, игривым зверьком взъерошив волосы мистера Барри. Яркое солнце освещало впереди стелющуюся дорогу. Они уже выехали из городка и следовали вдоль линии железной дороги. Мистер Барри с восторгом осматривался вокруг: сначала на мелькающие дома, останавливающихся людей и с лаем бегущих за ними собак. Его маленький городок, столько лет пребывавший в полудреме, теперь был разбужен ревом мотора и яркой красной молнией на четырех колесах. Затем, когда они выехали из городка, вокруг раскинулась полупесчанная степь. Островки рыжеватой травы и песок резко контрастировали с невыносимо синим небом, раскинувшимся над их головами и казавшимся бескрайним. Мистер Барри проводил руками по мягкому креслу, на котором сидел, осматривал салон машины и даже принюхивался.

 

Искоса наблюдая за стариком, Гарри рассказывал свою историю. О том, как при помощи мистера Джеймса получилось подкорректировать его чертежи и создать работающий преобразователь. Так он называл особый вид двигателя, который изобрел. Основным топливом для машины стала грязная вода, не пригодная для питья. В процессе работы его преобразователь очищал воду, грязь и вещества шли на обеспечения хода машины, часть воды использовалась для охлаждения внутренних систем, а оставшаяся часть могла спокойно использоваться для питья.

 

— Поэтому в машине и не пахнет бензином, мистер Барри. Он ей просто не нужен. Все, что нужно — это загрязненная вода.

— Но как же? Разве подобное возможно? — Старик был поражен. Гарри улыбнулся и нажал на какую-то кнопку на панели. Из отсека тут же появился стаканчик, а из выдвинувшегося краника полилась вода. У мистера Барри пересохло во рту.

— Не бойтесь, мистер Барри, попробуйте.

Мужчина протянул руку и дрожащими пальцами поднес стакан к лицу. Принюхавшись, он не обнаружил никаких неприятных запахов. На вид вода была прозрачной и чистой. И он нерешительно сделал первый глоток. Вода оказалась невероятно вкусной. Холодной и чистой, будто из горного ручья, какую он пробовал в далеком детстве и вкус которой запомнил на всю жизнь. Он не удержался и выпил весь стакан. Прохладная нега растеклась у него внутри, и ему показалось, что никогда в жизни он не был так счастлив, как теперь.

— Мистер Барри, я хочу вам сказать, что с недавних пор я являюсь владельцем концерна по производству таких машин. И что вскоре все люди смогут ездить на огромные расстояния, не думая о запасах воды или топлива. Я нашел надежных союзников, которые поддержали мою идею. Так что по всему миру будут установлены специальные станции заправки, чтобы не было неудобств, а благодаря невысокой цене ими смогут воспользоваться все желающие.

— Гарри, как же я рад за тебя и за твою мечту! — мистер Барри по-отечески обнял молодого человека. — Я всегда знал, что однажды ты добьешься своей цели.

— Да, мистер Барри. Я смог стать настоящим изобретателем, а моя мечта стала реальностью. Спасибо вам за данные когда-то советы. Спасибо за знакомство с Леонардо и спасибо за вашу веру в меня.

— Ох, Гарри!

— Подождите, у меня еще есть для вас новости. Мистер Барри, когда-то давно вы рассказывали мне о своей мечте. Сегодня мы едем на встречу к ней.

 

Машина двигалась на своих четырех колесах, как будто внутри нее были не механические части, а огромное бьющееся сердце. Как живой организм она радовалась движению, простору вокруг и скорости убегающих километров. Блестя красными дверцами от солнечного света, машина мчалась вперед, увлекая с собой двух путешественников. Куда лежал ее путь? Ответ на этот вопрос знал Гарри Браун. С легкостью и уверенностью он держал руками руль своего творения. Столько лет, столько сил и надежд было потрачено в попытках создать его. Чтобы вот так рассекать пустынное море, оставляя в пыли все сомнения и прошлые разочарования. Чтобы ветер стал твоим спутником, и твое живое, горячее сердце работало так же четко и слаженно, как двигатель автомобиля.

Впереди была дорога, впереди их ждало будущее. Но теперь в нем не останется прежних границ. Только солнце, ветер и рев мотора.

 

Рыбацкий район. Когда-то давно это место было целым миром для Гарри Брауна. Может, именно поэтому он решил строить новый недалеко от старого. Когда машина въехала в район, мистер Барри не смог узнать его. Чистые аккуратные домики с подстриженными газонами и приветливо раскрытыми окнами.

Все вокруг изменилось, но сумело сохранить дух этого места. Тот озорной призрак, что подвигал мальчишек искать лучшего будущего.

 

Машина двигалась вдоль восстановленных мостовых, мимо детских площадок и уютных магазинчиков. Мистер Барри с удивлением озирался вокруг, полной грудью вдыхая запах прелой листвы. Ему казалось, что он приехал в какой-то совершенно другой мир, чья жизнь перерождалась в нечто совершенно новое. Кое-где виднелись строительные леса, рабочие перекладывали дороги, дворники мели улицы, а детишки развешивали на деревьях кормушки для птиц.

 

— Вот она, моя фабрика, — Гарри кивнул головой влево. И действительно, вдалеке, уже за границей жилых кварталов виднелось высокое здание фабрики. Начинало темнеть, и на нежно-сиреневом фоне здание казалось гигантским замком, отсвечивающим бликами с сотен окон. Со стороны фабрики сейчас тянулись люди. И то тут, то там можно было увидеть светлые лица рабочих, возвращающихся домой. Кто-то шел целыми группами, кто-то поодиночке. Кто-то смеялся, а кто-то был серьезен. Но у всех была работа, и было куда вернуться. Фабрика обеспечила район рабочими местами.

 

Машина свернула за угол и вскоре остановилась у здания персикового цвета с большой вывеской «Кинотеатр». Старый кинотеатр миссис Харви.

— Мистер Барри, я помню, что вы всегда мечтали открыть свой кинотеатр, куда могли бы бесплатно ходить все мальчишки и девчонки. Я понимаю, что мое предложение может показаться вам странным, но выслушайте меня, пожалуйста. Миссис Харви и вы, это те люди, которые поддерживали меня с самого начала. И я очень хочу поддержать вас в исполнении вашей мечты. В общем, я предлагаю вам этот кинотеатр. Миссис Харви считает, что один бесплатный кинотеатр для детей будет только на благо местным жителям. Доходов от фабрики с лихвой хватит на его содержание. Если бы вы согласились помочь нам, это было бы здорово.

— Гарри. Я тебя не понимаю.

— Мистер Барри, мы с миссис Харви предлагаем вам совместное владение кинотеатром.

— Но я… Я не представляю, чем я заслужил…

 

На пороге показалась женская фигура. Миссис Харви. Она не слишком изменилась за эти годы. Слегка пополнена, что, однако, ей шло, да в волосах стала проглядывать седина.

— Мистер Барри! Здравствуйте! — женщина поспешила навстречу. — Бог ты мой, вы не из-за моего племянника на костылях?

— Нет-нет, что вы, миссис Харви. Гарри тут ни при чем. Я рад вас снова видеть.

Мисис Харви душевно обняла его и пригласила путешественников в дом. Разговор, начатый Гарри, откладывался.

 

Мистер Браун прошел внутрь за миссис Харви. Он с любопытством рассматривал отремонтированный кинотеатр. Все те же высокие потолки, украшенные постерами стены. На этом сходство заканчивалось. Повсюду горел свет, исходящий из сотен лампочек на потолке. Он мягким пологом ложился на расставленные диваны и кресла. Старые рассохшиеся двери были заменены на новые, а стены украсили текстурные обои. В целом, новый облик кинотеатра понравился мистеру Брауну больше прежнего. Пройдя мимо дверей в зал и кафетерий, откуда слышался смех, они приблизились к служебному входу. Привычным путем миновав коридор, они оказались в жилой части дома.

 

Миссис Харви провела гостей в столовую, где уже был накрыт ужин на троих. А дальше был разговор о прошлом, о настоящем и о будущем. Чувствуя себя совершенно уютно в этой небольшой столовой, наполненной ароматами домашней кухни и полевых цветов, собранных в гербарии и развешенных на стенах, мистер Барри понял, что ему действительно незачем покидать этих милых людей, ставших за многие годы неотъемлемыми частицами его души. Сменить место жительства и помогать им с кинотеатром. Что может быть лучше? И каждый его день будет наполнен запахами попкорна, смехом людей, пришедших в кинотеатр, теплыми разговорами с друзьями и осознанием внутренней гармонии. Гармонии, которую так легко готов дать ему его юный друг.

 

— Гарри, — обратился после ужина Мистер Барри к молодому человеку. — Знаешь, я бы хотел остаться и помочь вам с кинотеатром. И не просто потому, что исполнится моя мечта, а потому что мне хотелось бы быть рядом, когда ты продолжишь воплощать свои. И вот еще что. — Мистер Барри достал из внутреннего кармана фотокарточку и протянул Гарри. — Сколько бы лет не прошло, какие перемены не произошли в твоей жизни, помни, что твоя душа не должна измениться. Ты всегда будешь на пороге чего-то нового, я это чувствую, но в погоне за открытиями не потеряй сам себя, потому что сила, способная изменить этот мир, сокрыта внутри, и только ты способен направить ее на создание лучшего будущего.

— Спасибо, мистер Барри, — Гарри обнял старика, — поверьте, я не забуду. Я обещаю.

 

Всегда сложно начинать идти, но еще сложнее следовать своему пути. Поэтому важно помнить, кем мы были, когда начинали наш путь. Запомните хорошенько, какими вы были и не потеряйте себя на своем пути. Маленький Гарри Браун был обычным мальчиком, но смог много достичь благодаря вере и труду. Поэтому мистер Барри и отдал ему фотокарточку. На снимке совсем юный Гарри Браун стоит на подножке уходящего поезда, чтобы найти себя и осуществить свою мечту. 

Должник

Жаркое июньское солнце раскалило асфальт, воздух был сухим и пыльным. Спасаясь от жары, люди разбегались с невыносимо знойных улиц по квартирам, поближе к работающим вентиляторам. Кто-то спасался в тени городских парков. На Староможайском проспекте не было ни души. Разве что перебежал из здания аптеки в соседний подъезд старый аллергик, страдающий от тополиного пуха, развеянного и кружащегося белыми потоками по улицам города. Под тенью крыши рассохшегося сарая прятались бездомные коты, вытянув лапы с растопыренными подушечками пальцев и высунув шершавые языки. Даже дорожное движение неподалеку заметно замедлилось.

 

Но именно в этот знойный час на площадке возле дома № 24 вдруг появился мальчик лет шести. Хотя, почему вдруг? Он просто вышел из крайнего подъезда, глухо хлопнув крашеной железной дверью. Окинув взглядом пустынную площадку и покрутив во все стороны рыжеватой головой с вздернутым носиком, усеянным золотистыми веснушками, он направился в сторону качелей. Мальчишка забавно сжимал в руках зеленый резиновый мяч с синей полоской по блестящему боку. Подойдя к качелям, малыш устроился и начал раскачиваться, продолжая удерживать в руках мяч. Сиденье взлетало и возвращалось обратно, ноги ребенка описывали в воздухе плавную дугу. Резкий скрип качелей потревожил задремавшую под лавкой овчарку. Та выбралась из тени и перебралась под лавку подальше. Вскоре мальчишке надоело кататься и он легко спрыгнул с сиденья, приземлившись на землю и подняв тучу пыли.

 

На улице по-прежнему никого не было. Даже аллергик уже скрылся в подъезде и больше не показывал носа. Мальчишка поправил клетчатую панамку и направился к старому сараю, подбрасывая на ходу мяч и считая хлопки до возвращения резинового летчика.

— Раз, два, три… Поймал! — вслух считал он, подкидывая мяч все выше.

Приблизившись к сараю, мальчуган кинул мяч в стену, затем словил налету. Деревянная стенка жалостно всхлипнула. Кошки, напуганные неожиданным шумом, подскочили со своих мест и, шипя, унеслись прочь от прыгающего мяча.

 

Рыжий подбрасывал мяч все выше и выше, пока тот, блеснув зеленым боком, не скрылся на крыше сарая. Малыш замер на месте, уставившись огромными глазами на крышу сарая. Он постучал по двери, попытался заставить мяч скатиться, кинув на крышу с десяток палочек и камушков, найденных тут же, под ногами. Потом стал карабкаться по зазорам в рассохшейся древесине наверх, но лишь содрал ладони.

 

За попытками малыша наблюдал появившийся неподалеку подросток. Парень лет двенадцати с взъерошенными темными волосами и в запачканной футболке. Ему понравилось, с каким упорством малыш пытался достать потерянную игрушку. Паренек перевел взгляд на росший рядом с сараем дуб.

«Пожалуй, можно перебраться по свисающей ветке и спрыгнуть на крышу» — решил он для себя. Увидев, что мальчонка вот-вот расплачется, отчаявшись, паренек направился ему навстречу.

 

— Привет. Не переживай, сейчас достану, — только и сказал он. Ловко перехватываясь руками за ветки, паренек добрался до нужной ветки и спустился на крышу. Малыш с восторгом наблюдал за его действиями.

— Лови, — ловкач легко скинул мяч, и мальчуган поймал его.

Так же легко неожиданный помощник спустился на землю.

— Спасибо, — от души поблагодарил мальчуган. — Вы меня спасли.

— Не преувеличивай. И я был рад помочь, — улыбнулся паренек.

— Все равно, — мотнул рыжей головой ребенок, — Я Федя, кстати.

Он протянул вперед правую ладошку. Паренек чуть замялся, вытирая пыльные руки о ткань шорт. Затем пожал руку.

— Петька.

— Здорово. Я твой должник, Петька, — с серьезным видом проговорил малыш. Затем удивленно уставился на руку своего помощника. На тыльной стороне ладони виднелся яркий длинный шрам, — откуда это?

— Ну, — усмехнулся чему-то Петька, — считай, что это боевой шрам, полученный в битве за честь дамы, — он взъерошил волосы Феди. — Ну, ладно, парень, бывай.

Петька помахал малышу рукой и скрылся за углом.

 

Прошло 35 лет…

Посреди Староможайского проспекта заливалась звонким плачем рыжеволосая девчушка. В руках она сжимала сдутый проткнутый мяч. Потертая резина представляла собой печальное зрелище. Девчушка размазывала тыльной стороной ладони слезы и сопли по щекам. Именно в таком состоянии ее и застал возвращающийся с работы Федор Александрович, давно выросший из имени Федя. Он подошел к девочке:

 

— Катя, что случилось?

Девчушка прекратила плакать и уставилась на отца, в немом молчании показывая на проткнутый мяч.

— Эх… Горе-то какое, — пробурчал Федор Александрович, оглядывая игрушку. — Его уже не починить.

На глаза Кати вновь навернулись слезы.

— Ну-ну, не надо. Знаешь, — заметил отец, — я думаю, что смогу помочь твоему горю. Идем.

 

Девочка зацепилась тонкой ручкой за ладонь отца и пошла следом, стараясь не очень отставать.

Малышка совсем успокоилась и теперь с надеждой ждала развития событий. Они завернули за угол, и взору предстала яркая вывеска универмага, манящая каждого в жерло торговых залов. Отец потянул девочку внутрь. Лицо Кати расплылось в счастливой улыбке, когда они оказались у бутика «Игрушки и товары для детей». Федор Александрович отпустил руку дочки, и та с восторгом кинулась вперед, осматривать стеллажи с заветными для каждого ребенка коробками. Мужчина с удовольствием наблюдал, как дочурка носится от полки к полке, уже совершенно запутываясь, не в состоянии определиться, какую игрушку все же хочет.

 

Федя, как когда-то давно называла его мама, и сам с любопытством оглядывался по сторонам. В какой-то момент что-то блестящее и зеленое зацепило его взгляд. Это был мяч. Из плотной новенькой резины, сверкавший лаковым боком в свете ламп. Он был совсем как тот его старый, потрепанный, уже давно сдутый мяч. Но до сих пор Федор Александрович мог припомнить свою любимую игрушку в точности. Как чуть поскрипывала резина, когда по ней провидишь пальцем, как гулко стучался он о стену сарая и отпрыгивал в сторону. И каким был сам маленький Федя, больше всего на свете любивший гулять во дворе и играть с заветной игрушкой.

 

«Как быстро течет время», — подумал Федя.

Из раздумий его выдернул голос дочки:

— Пап, а что бы ты выбрал?

Федор Александрович улыбнулся и подкинул мяч, так похожий на игрушку из его детства, в воздух. Тот взвился зеленым ураганчиком, пытаясь взлететь, но тут же послушно вернулся на подставленную ладонь.

— Какой красивый, — проговорила Катюша, — давай его возьмем?

 

Путь домой шел через гаражный кооператив. Федор Александрович шел размеренной походкой, чуть отвлеченный на мысли о своем детстве. Катерина же бежала чуть впереди, отбивая новый мяч от асфальта.

Внезапно совсем рядом послышался крик.

— Что это? — встрепенулась Катя.

— Не знаю.

Мяч вылетел из рук девочки и покатился по неровной земле в сторону следующего ряда гаражей. Девчушка кинулась за ним.

 

— Стой, — отец кинулся следом, успев ухватить дочку за плечо до того, как она вышла на дорогу у следующего ряда небольших строений. Но из-за угла было видно происходящее. Трое громил избивали лежащего на земле мужчину. Тот тихонько поскуливал, сорвав голос и рукой пытаясь закрыть голову. На руке отчетливо виднелся шрам. Продолговатый, по всей тыльной стороне кисти. Увидев его, мужчина вспомнил того паренька, который давным-давно помог маленькому Феде достать с крыши сарая любимый мяч. А теперь ему нужна была помощь. Но тут в его руку вцепились детские пальчики.

 

— Папа, а за что они его бьют? — прошептала Катя. Федор перевел глаза на дочку. И ответный взгляд кристально-чистых детских глаз отрезвил его. Он сильнее сжал детскую ручку и повел дочку прочь от места, где еще слышались тихие всхлипы и глухие звуки ударов.

 

Они уходили все дальше. В безопасность. А перед глазами Федора застыло улыбающееся лицо двенадцатилетнего спасителя и собственные слова, сказанные тогда так серьезно: «Я твой должник, Петька».

Comments: 1
  • #1

    Людмила (Tuesday, 29 January 2019 18:01)

    Рассказы прекрасные.
    Читаются на одном дыхании.
    Спасибо.