Дарья Вдовина

Вдовина Дарья Владимировна,

23 года.

Учусь в магистратуре УлГПУ им. И.Н. Ульянова на журналиста,

работаю менеджером в фирме по информационной безопасности.

Живу в Зеленограде

САКРУМ

Отрывок из романа

Пролог

 

Что было бы, если бы наша память не исчезала вместе с нами? Если бы существовала возможность передать все свои мысли, чувства и воспоминания своим детям? Могли бы мы изменить те ошибки, что совершали люди поколения за поколениями, эпоха за эпохой? Или человек навечно обречен идти по кругу?

Близился рассвет. Влажный тяжелый воздух наполнила безмолвная тишина, нарушаемая последними каплями дождя, стучащих по деревянным ступеням крыльца. Где-то вдали небо время от времени освещали редкие вспышки молний. Вокруг царило напряжение с примесью тревоги. Все живое будто замерло в ожидании чего-то неизведанного.

Угольно-черные зоркие глаза вглядывались в это туго натянутое небо. Темные тучи словно впитывали ту невидимую мрачную тьму, которой пропитан воздух, и от которой тяжело дышать уже столько времени.

Острый взгляд остановился на величайшем сооружении человечества — огромной стене. Что за ней кроется? Как выглядит другая половина этого мира? Эти глаза никогда этого не видели, но часто пытались пронзить взглядом непроницаемую преграду и вообразить, что прячет за собой черная пугающая стена…

Что чувствовал человек, когда был свободен? Когда у него было столько возможностей и дорог, по которым он мог пройти. Что ощущали люди? О чем думали, если не о том, как стать свободным…

Темные глаза прикрыли усталые веки. Юноша провел рукой по своим мокрым рыжеватым волосам, а затем вытер лицо. Краем уха он слышал, как отдаляется военная машина, покидая их маленький фермерский городок. Каждый знал, зачем сюда приезжали военные — они забрали очередного призывника, чтобы тот отдал долг государству. Все жители были обязаны считать его избранным и восхищаться его жертвой, родные — гордиться. Однако…

Парень не знал, куда деть свои руки и засунул их в карманы. Неожиданно нащупав что-то холодное, он достал из кармана своих поношенных брюк запыленный медальон на цепочке, который нашел сегодня утром, работая на ферме. На круглом значке красовался меч, на рукояти которого свисали весы. По кругу была выгравирована надпись. Она была изрядно потерта, и ее было уже невозможно прочесть. Наверное, медальон лежал в земле еще со времен прошлых владельцев. Возможно, еще до Последней Великой Войны.

Вдруг за спиной юноши скрипнула дверь, и в проеме показалась его семнадцатилетняя сестра Юнис. Она молча сошла по ступеням крыльца и встала напротив брата в ожидании, когда он поднимет свое лицо. Юноша взглянул на нее снизу вверх. В глаза бросилась россыпь веснушек, становившаяся ярче на летнем солнце. Невольно уголки губ на лице парня поползли вверх.

— Ты слышал, кого забрали? — с нескрываемым любопытством спросила Юнис. — Ксандер! — она махнула рукой перед задумчивым лицом парня. — Опять мечтаешь. Ладно, и без тебя узнаю…

Ее манера не дожидаться ответа собеседника была привычна для брата.

— Мама завтра приготовит праздничный ужин, — произнесла девушка, заплетая в косу свои длинные рыжие локоны, вьющиеся до пояса.

— Здорово, — пробубнил себе под нос Ксандер и убрал медальон обратно в карман.

— Что там? — успела заметить девушка. — Покажи!

— Нет, — усмехнулся парень, защищаясь от ловких попыток сестры забраться к нему в карман. — Это кое-что заветное.

— Опять? — разочарованно вздохнула девушка, опустив руки. — И когда ты мне его отдашь?

«Что-то заветное» — это было чем-то вроде игры. В этом бедном и скучном поселении сложно было приобрести что-то, чего не было у каждого второго жителя. И если Ксандеру или Юнис удавалось наткнуться на нечто стоящее, они придумывали друг другу задания, выполнив которое, можно было заполучить заветную вещицу.

— Я отдам его тебе, если… — парень впал в задумчивость на некоторое время. — Если ты докажешь, что сильнее меня.

— Нечестно! — чуть ли не взвыла Юнис. — Так нечестно! А ну, покажи!

Она снова попыталась достать находку из кармана брата, но тот не дал ей и шанса нарушить правила. Все должно быть по-честному.

— Надоела эта игра! — раздраженно воскликнула девушка, сложив руки на груди. — Можешь забирать себе.

Парень рассмеялся, потрепав сестру по голове, и медленно зашагал к маленькой овчарне, где прятались от дождя дрожащие глупые животные. Нужно было их вывести на пастбище.

Юнис окинула взглядом небо. Совсем рассвело. Темные тяжелые тучи покидали долину. В соседних фермах горланили первые петухи. Город вновь оживал. И только для одного человека, которого сейчас увозила прочь из дома военная машина, слово «вновь» теперь потеряет смысл. Отныне его жизнь изменится, превратится во что-то новое и неизведанное. Это ужасало Юнис и восхищало одновременно. Тот избранный, кого сегодня забрали, должен быть благодарен за оказанную честь, ведь ему предстоит увидеть большой мир за стеной. Вот если бы тоже одним глазком заглянуть туда…

По спине тут же пробежал жуткий холодок, заставив девушку очнуться и отбросить в сторону недопустимые мысли. Она забыла о своей обиде и последовала за братом.

Юноша уже открыл загон. Шесть больших облаков шерсти белоснежным рядком шли друг за другом, а позади вальяжной походкой вышагивал бордер-колли, уже старый, но достаточно энергичный для своих лет. Он радостно завилял хвостом, завидев Юнис, но не посмел оставить овец и продолжал возбужденно взвизгивать издалека.

— Привет, Гендальф! Доброе утро, дамы, — обратилась она к кудрявым тушкам, совершив реверанс.

Ксандер усмехнулся и закрыл дверь овчарни. Они неспешно направились к сегодняшнему пастбищу — большой поляне прямо у леса. Гендальф дал себе волю и возбужденно побежал вперед, на разведку. Солнце медленно поднималось на свой трон. Его лучи выглядывали из-за верхушек деревьев, разбрызгивая свет по шелковой зеленой траве перед шагающими овцами.

— Мы с Пенни после обеда пойдем в поход. Ты с нами? — заговорила Юнис.

Пенни — это еще одна его младшая сестра. Ей всего семь.

— Хм… разве у меня есть выбор? Девчонкам одним не выжить в суровом лесу, — улыбнулся Ксандер.

— Уверен? Аллергия не разыграется? — на всякий случай спросила девушка, так как хотела всегда быть готовой к нежданному приступу брата. Он страдал бронхиальной астмой и всю жизнь мучился с аллергией на цветочную пыльцу, а в середине июня в лесу ее хоть отбавляй.

— Все в порядке, я запасусь лекарствами.

— Я лучше сама их возьму, — Юнис задумалась минуты на две, перечисляя в уме, что еще ей нужно взять в поход. Ксандер наблюдал за ее задумчивым лицом. У этой девчонки все всегда под контролем.

Они долго лежали на влажной траве, разглядывая белые бегущие облака. Ксандер слышал, как где-то поблизости жужжит шмель, шумит лес, шелестит мягкая ласковая трава, как с треском ее рвут проголодавшиеся овечьи рты. Все эти звуки вселяли в его душу спокойствие, умиротворение. Время будто останавливалось. Забывались все ненужные мысли…

— Как хорошо, что мы живем по эту сторону стены, — проговорила Юнис, лежа рядом с братом и, прикрыв ладошкой глаза, глядя в лазурное небо. — Иногда мне кажется, что на той половине планеты облака всегда черные и нет такого спокойствия, как здесь.

Ксандер ничего не ответил.

— А ты как думаешь? Что там?

— Я не знаю, — произнес юноша, — Нам не положено об этом думать.

Юнис многозначительно вздохнула.

— Но ты ведь постоянно об этом думаешь, — с упреком произнесла она, перевалившись на бок и подперев рукой голову. — Постоянно смотришь на стену… Говорят, там существует зима. Прямо как при наших предках. Представляешь, там так холодно…

Зима, — подумал Ксандер. Что в ней такого плохого? Снег, который он видел из старых фильмов, не казался чем-то ужасным. Ведь раньше люди выживали во время зимы, как-то боролись с холодом, становились ближе друг к другу, чтобы согреться. А теперь вечное лето. Оно прекрасно, но…

— А еще говорят, что там олени ходят с двумя головами…

Парень улыбнулся, представив этого чудо-зверя.

— И люди не похожи на людей. Едят друг друга, убивают, совсем позабыли язык…

Тоже мне новость! — усмехнулся про себя Ксандер. Будто здесь люди чем-то лучше. Пожирают друга и друга и самих себя, только морально, не пачкая руки. Изводятся поодиночке, как потерянные овцы.

— И там нет чистой воды…

Не выдержав, Ксандер резко сел и заговорил горячо и воодушевленно:

— А что, если все это детские сказки, чтобы нас напугать? — его охватило возбуждение, глаза загорелись. — Может, нас просто обманывают? Даже если там зима, тебе никогда не хотелось там побывать? Наши предки там жили, вся планета была обитаема, не было никаких двух миров! Ведь никаких доказательств, что та половина…

— Ксандер, — прервала его Юнис с улыбкой. — Стену бы не возводили просто так. Те, кто ее строил, защищали нас от опасности. Все знают, что Последняя Великая Война…

— Да, да, — разочарованно вздохнул парень. — Уничтожила большую часть планеты.

— И на той стороне осталась зараженная территория, где кишат разные твари, цветы разговаривают, а животные…

— Ну, ты разошлась! — усмехнулся Ксандер. — У тебя слишком богатая фантазия.

Юнис довольно улыбнулась.

— Именно так я представляю мир за стеной.

— Твое право, — юноша заботливо провел рукой по рыжим волосам сестры, чувствуя в себе недосказанность. — Возможно, так оно все и есть.

После обеда, как и было запланировано, Юнис и Ксандер, взяв с собой семилетнюю сестру Пенни, снабженные небольшими сумками с едой, отправились через лес к небольшому озеру. Здесь, в основном, произрастали сосны и ели, поэтому среди деревьев всегда была тень, которая доставляла путникам большое удовольствие в столь жаркий день. После дождя влага уже успела испариться, и вокруг стояла невыносимая духота.

После часа пути Пенни устала, и Ксандер тащил ее на своей шее. Юнис шла впереди, с наслаждением вдыхая запах хвои и откидывая палкой сосновые шишки, будто прочищая неизведанную тропу. Но эта дорога ей и брату была уже давно знакома. Они знали ее наизусть. Это было их любимое место, куда брат с сестрой сбегали из дома с самого детства. В этом году они решили взять с собой и младшую сестру.

Юнис так не терпелось уже поскорее дойти до заветного озера, что она раз за разом прибавляла темп, пока ее не начинал тормозить Ксандер. И вот, наконец, вдалеке показался долгожданный водоем с переливающейся на солнце водой. Рыжая девушка радостно воскликнула и побежала вниз по тропе прямо к берегу. Ксандер поставил на землю девчушку поменьше и стал разминать шею и плечи, наблюдая, как Пенни принялась догонять сестру. Это воистину было волшебное место. Здесь будто прекращали существовать такие вещи как страх, тревога, усталость, напряжение, которые постоянно преследовали Ксандера — здесь они отступали…

 

— Ксандер, пойдем купаться! — прокричала с берега Юнис, и юноша поспешил к сестрам.

— Если я начну тонуть, ты меня спасешь? — поинтересовался парень, стягивая штаны и оставаясь в одних трусах-боксерах.

— Юнис не умеет плавать, — заметила Пенни.

— Кто тебе такое сказал? — вытаращила на нее глаза рыжая девушка.

— Мама, — ответила Пенни, прищурившись от солнца и взглянув на сестру. — Она сказала, ты один раз утонула, и какому-то мальчику пришлось тебя спасать.

Юнис усмехнулась, вспомнив этот случай. С тех пор прошло лет десять, теперь она плавала словно рыба.

— Просто ей понравился тот мальчик, — улыбнулся Ксандер, потрепав волосы Пенни, — Сечешь? — подмигнул он ей, и девочка хитро заулыбалась.

— Ха-ха-ха! — язвительно проговорила Юнис, — Кто последний до того бревна, тот вонючая слюна дохлого бабуина!

Не успев договорить, девушка бросилась в воду, стремительно поплыв до старого бревна, балансирующего посреди озера.

— Фальстарт! — завопил Ксандер и поспешил в воду, чтобы нагнать сестру.

Пенни осталась на берегу, с интересом наблюдая за играми этих двоих, словно следя за детьми…

— Ты неправильно делаешь! — Пенни начинала злиться, потому что битый час не могла научить старшую сестру разводить костер. — Нужно тереть быстрее.

В руках семилетней девочки тростинка быстро разгоралась, а у Юнис все никак не получалось заставить ее даже дымиться.

— Ну и кто кого взял в поход? — усмехнулся Ксандер, раскладывая на одеяло запасенные бутерброды. В ответ Юнис прожгла брата насквозь своим разъяренным взглядом. Она убрала мокрые волосы в хвост и стала рыться в своей сумке, оставив затею с костром. И откуда Пенни научилась этому?!

Достав лекарства, Юнис протянула их брату. Из-за цветов вокруг озера он стал частенько чихать. Ксандер с благодарностью посмотрел на сестру, которая уже мечтательно оглядывала озеро. Сверкающий блеск воды отражался в золоте глаз юной девушки.

— Останемся здесь до утра? — с мольбой в голосе произнесла Юнис.

— А мама?

— Я ее предупредила на всякий случай.

— Я так и знал, — улыбнулся юноша и вдохнул лекарство.

Юнис улыбнулась ему в ответ, так как поняла, что брат не против остаться здесь на всю ночь. Она достала из своего рюкзака небольшой альбом и карандаш.

— Я скоро вернусь, — сообщила Ксандеру сестра и отправилась гулять вдоль берега озера. Юноша ясно знал, что Юнис пошла ловить мгновения этого леса, чтобы запечатлеть их на бумаге. В такие минуты ей нужно быть одной: хоть рисовать у Юнис получалось отлично, вдохновение ей всегда было сложно удержать, если кто-то находился рядом с ней. Прижимая одной рукой к груди альбом, а другой трогая на ходу высокие травы, она медленно исчезала среди деревьев.

Когда солнце стало садиться, двое путников, не дожидаясь художницы, разожгли костер и устроились вокруг него на больших одеялах. Пенни с опаской оглядывалась на пугающие тени внутри леса. Там, куда не проникал свет от костра, сложно было что-то разглядеть. Деревья напоминали человеческие силуэты, а поскрипывания качающихся стволов были похожи на чьи-то стоны. Даже бусинки диких ягод, подсвеченные пляшущим пламенем, превращались в голодные глаза лесных чудовищ. Казалось, ступив за круг, охраняемый светом костра, можно было сразу попасть в хищные когти, которые тут же утащат тебя вглубь леса. Содрогаясь от подобных мыслей, девочка подобралась к брату и обхватила его руку своими.

— Может, Юнис съели чудовища? Или она заблудилась?

— Не бойся, она скоро вернется, — успокоил ее Ксандер, хотя и сам начинал переживать за сестру. Когда она вернется, то точно огребет хороший подзатыльник. Ксандер мог бы пойти и поискать ее, но Пенни боялась куда-либо уходить, и никак было нельзя оставлять ее здесь одну. Юнис как всегда замечталась и забыла о времени, что невероятно злило парня.

— Когда я вырасту, меня тоже увезут на этой машине? — вдруг спросила Пенни, вцепившись в глаза брата пронзительным взглядом. Ее маленькие ручонки крепко держали локоть парня, словно ее хотели забрать прямо сейчас. Юноша провел ладонью по ее светлым волосам и прижал к себе. Ее вопрос заставил его сердце сжаться. Страх перед стеной давно стал врожденной чертой каждого из нас. Но дети… они не должны бояться, не должны думать об этом. Ксандер представил, как Пенни увозят на этой машине… Его передернуло.

— Нет, туда девочек не берут.

— Мама сказала, что сегодня увезли Люси.

Ксандер почувствовал, что внутри него что-то щелкнуло. Он решил, что ослышался.

— Кого… увезли? — с трудом выговорил юноша, стараясь не выдавать эмоции.

— Люси, — повторила девочка.

Та, о ком говорила Пенни, была одноклассницей Ксандера, единственной и лучшей подругой. У нее не было ни отца, ни братьев, и видимо, власти не постыдились забрать у ее матери последнего родного человека. Юноша чувствовал, что ему не хватает воздуха. Он никак не мог принять услышанное. Как страшно узнать, что ты никогда больше не встретишься со своим другом. Как страшно расстаться, не попрощавшись…

Ксандер еще крепче прижал к себе сестру. Какими бы сильными ни были его сомнения насчет мира за стеной, как бы яро он ни верил в то, что на той стороне существует надежда на лучшую жизнь, ни одну из его сестер не увезут на этой машине. Ни одну, пока Ксандер собственными глазами не увидит неизведанный им мир. Ни за что, пока он жив. Когда придет черед их семье отдавать долг государству, без всяких сомнений на службу заберут именно Ксандера, но все же непреодолимый страх подступал к сердцу юноши, когда он вспоминал о своей болезни и о том, что совсем скоро Юнис исполнится восемнадцать, и ее внесут в список пригодных к службе граждан. Мысль о том, что ее имя просто попадет на глаза военных, ужасала Ксандера. Юнис верила в справедливость государственной власти, и это пугало юношу еще больше. Она безоговорочно сядет в военную машину, забыв о своем страхе мира за стеной. Она отдаст свой долг государству, даже если будет уверена в том, что завтра же погибнет. Она сделает это…

— Я не хочу, чтоб тебя забрали, — будто прочитав мысли брата, захныкала Пенни, готовясь расплакаться. Может, она до конца и не понимала всей несправедливости сегодняшнего мира, но верно чувствовала это своим маленьким детским сердцем.

— Эй, малыш, — парень улыбнулся и смахнул со щеки девочки стекающую слезу. — Я вернусь к тебе в любом случае. Ты мне веришь?

Мокрые ресницы девочки дрогнули, и еще одна слезинка упала на руку парня. Пенни опустила голову, прислонившись лбом к плечу брата, и заплакала.

— Оттуда никто не возвращается, — еле внятно пролепетала она.

— Пенни, ты что, не веришь мне? — будто обидевшись, переспросил Ксандер, и девочка подняла на него свои мокрые от слез глаза.

— Верю, — всхлипнув, ответила она, кивнув головой.

— Ну, вот и все, — улыбнулся ей парень. — Не стоит об этом думать.

Он натянул на ладонь рукав и принялся быстрыми движениями вытирать маленькое плачущее лицо. Не вытерпев, Пенни стала смеяться, пытаясь высвободиться из рук брата, который продолжал ее натирать.

— Я пить хочу, — сквозь смех выдавила девочка. Ксандер улыбнулся и потянулся за маленьким железным чайничком. Он укутал сестренку в одеяло и спустился к воде. На небе уже загорались звезды, а Юнис все не было.

Разозлившись на безрассудство сестры, парень поставил чайник рядом с собой и стал плескать воду на свое лицо. Где ее носит?

Внезапно слух Ксандера словно пронзило оглушительным выстрелом. С деревьев на том берегу взлетела стая испуганных птиц. Сердце замерло. Юнис, — первое, что пришло на ум парня. Застыв, надеясь, что все неправда, что все это лишь ему привиделось, Ксандер стоял, наклонившись над водой, пока не закричала Пенни.

— Ксандер! — она взвизгнула не своим голосом. — Там кто-то стреляет!

Послышался всплеск воды, словно в нее упало что-то тяжелое… Упало чье-то тело. Но было не разобрать, как далеко или близко. Парень, наконец, сорвался с места и вбежал в воду. «Нет, нет, нет, только не Юнис!» — все, что сейчас звучало в его голове. Он стал судорожно водить руками, пытаясь что-то или кого-то нащупать. Он мог найти холодное тело сестры, и от этого его начинало трясти. Он боялся случайно коснуться трупа, но вместе с тем, не мог остановиться. Юноша чувствовал, как его глаза наполняются слезами, которые мешают видеть, но продолжал, дрожа всем телом, бултыхать воду. Возможно, тело упало совсем близко! Ксандер ужасно боялся и одновременно желал найти это тело, чтобы убедиться, что это не его сестра. Под руку попадались какие-то ветки и водоросли, и парень выкрикивал ругательства, от которых вздрагивал сам.

— Ксандер! — уже сорвавшимся голосом звала его Пенни, но он продолжал искать, — Мне страшно!

Эти слова заставили парня очнуться и прекратить бесполезное плескание в воде. Здесь никого нельзя было найти или увидеть.

— Пенни! — завопил Ксандер, устремившись к младшей сестре, — Пенни, иди ко мне! Быстрее!

Юноша схватил девочку на руки, откинув в сторону мешающие одеяла, отпинув сумку, которая преграждала путь, и помчался вдоль берега, выкрикивая имя Юнис, но она не отзывалась.

Пении полностью охватила паника, она не понимала, что происходит. От страха, что окутал маленькую девочку, у нее пропал дар речи, она только испуганно хватала губами воздух и крепко сжимала плечи брата, пока тот нес ее на своей спине, и начинала тихо завывать.

— Пенни, молчи! — резко отзывался брат, стараясь прислушиваться ко всем звукам вокруг. Он несся вперед, не замечая ничего на своем пути. Деревья не переставали мелькать в темноте, но среди них, как ни пытался, Ксандер не мог разглядеть силуэта своей сестры.

— Я хочу домой! Я хочу к маме! — закричала диким воплем маленькая Пенни. У нее начиналась настоящая истерика — ее старший брат будто сошел с ума, она еще никогда не видела его в таком состоянии. Пенни хотела сойти на землю, остановить парня и поэтому стала брыкаться и изворачиваться в его руках, но бесполезно.

Не уберег! Не уберег! Ксандер чувствовал, что надежда найти сестру в живых быстро угасала, но он не мог позволить себе потерять еще и Пенни, поэтому, несмотря на ее попытки вырваться, он крепко держал ее ноги своими руками. Не уберег! Ему сейчас хотелось закричать во все горло от той безысходности, что над ним нависла. Все не могло случиться вот так! Не могло! Так не бывает! Он же клялся, что не позволит никому обидеть своих девочек. Дрожь пробила все его тело, когда вдалеке еле слышно раздался глухой голос девушки. Это был ее голос! Только бы это не оказалось игрой воображения…

У Ксандера словно открылось второе дыхание. Он еще не осознал, откуда именно слышится ее голос, но уже стремглав бежал туда. Ее пронзительный крик послышался еще отчетливее. Как же Ксандер был счастлив услышать ее голос! Жива, жива! Что бы сейчас ни угрожало его сестре, он избавит ее от опасности, он умрет сам, но спасет Юнис. Сейчас он как никогда понимал, что не может потерять ее, не сможет с этим жить.

— Ксандер! — из темноты показалась Юнис. Она буквально врезалась в своего брата и вцепилась в его одежду крепкой хваткой, уткнувшись головой в его грудь. Девушка была насквозь мокрая и холодная, как лед, с волос стекали струйки воды. Сердце парня, разрывалось, видя ее такой. Беспомощной и напуганной. Но теперь он рядом…

Ксандер выпустил из рук рыдающую взахлеб Пенни и стал судорожно трясти Юнис, не веря тому, что нашел ее, что она жива. Юнис дрожала всем телом, не в силах вымолвить хоть что-то, бормоча несвязные обрывки слов, да и парень не слушал ее. Он крепко сжал ее в своих объятьях, еле сдерживая слезы. Пенни обхватила за пояс свою сестру, не переставая завывать.

— Что случилось? Кто стрелял? Это в тебя стреляли? Ты не ранена? — юноша сорвавшимся голосом стал задавать вопросы, хотя больше всего его сейчас радовало то, что Юнис жива, а остальное отошло на задний план.

— Там…там…она…я пыт… я пыталась…

Ее голос дрожал от слез и от холода. Сердце Ксандера словно остановилось в ожидании услышать что-то очень ужасное, но он даже не представлял, что могло заставить его сестру так бояться.

— Юнис, глубоко вдохни и выдохни, — попытался как можно спокойнее произнести юноша, подавляя дрожь в своем голосе. Он стал успокаивающе гладить ее по голове. Немного погодя девушка взяла себя в руки и, закрыв глаза, сделала несколько глубоких вздохов. Через несколько секунд Юнис подняла голову и взглянула на Ксандера остекленевшими от ужаса глазами. Так она еще никогда на него не смотрела.

— Мама Люси, — ледяным голосом произнесла она и отвела взгляд в сторону, — она… Зачем? Я не понимаю, зачем она это сделала?! — вскрикнула не своим голосом девушка.

— Что она сделала, Юнис?! — теряя терпение, закричал Ксандер, а в его голове уже всплыл ответ на этот вопрос.

— Я возвращалась к нашему лагерю и увидела, что она стоит на краю обрыва у озера, — губы девушки с трудом двигались. Даже в темноте юноша отчетливо видел, что они посинели от холода, — Я позвала ее и стала приближаться, а она… даже не обернувшись, поднесла пистолет к виску и…

Юнис закрыла лицо руками, а Ксандер прижал ее к себе, притянув поближе и Пенни, дрожащую от страха. Посреди темного пугающего леса он держал их в своих руках, заслоняя собой словно своих птенцов. Эта ночь стала слишком темной.

Юнис медленно подняла глаза.

— Зачем она это сделала? — глядя сквозь Ксандера, отрешенно произнесла девушка, не в силах понять причину произошедшего. — Что мы скажем Люси?

Ксандер отвел взгляд, проглотив комок в горле. Но Юнис не унималась.

— Люси это убьет, Ксандер, — продолжала она. — У нее же никого нет…

— Ее тоже… больше нет, — ответил юноша и крепко прижал к себе обеих сестер. Из его глаз вырвались долгожданные слезы.

Он никак не мог поверить, что в один день в их маленьком городе опустел целый дом, исчезла целая семья. И пусть миссис Браун сама сделала этот выбор, Ксандер понимал, что она просто боялась остаться один на один со своим горем. Вряд ли кто-то смог бы ее спасти. Эту женщину убила любовь…

Comments: 3
  • #3

    Дарья (Wednesday, 09 January 2019 08:41)

    Большое спасибо за отзывы! Мне очень приятно их читать!
    Для тех, кому интересно, оставляю ссылку на сайт, где по главам выкладываю произведение: https://author.today/work/25524
    С Новым годом и Рождеством!

  • #2

    Лариса (Tuesday, 01 January 2019 12:06)

    Дашенька, народ требует продолжения!
    Удачи в Новом году!

  • #1

    Елена Морозова (Tuesday, 01 January 2019 11:43)

    Дарья, сюжет сразу захватывает, герои становятся близки. Глубокий смысл в том, что за стеной. Жду продолжения��� С Новым годом!