Владислав Сотников

Сотников Владислав Евгеньевич

22 года

Студент историко-филологического факультета УлГПУ

г. Ульяновск

ОДА ЧАЮ

 

Как хлеб еде всей – голова,

Так чай среди напитков – главный.

Давно не новые слова,

Но между тем как актуальны!

 

Пусть за окном хмурной денёк,

И дел сплошная вереница,

Но в кружку ты нальёшь чаёк,

И мир в тот миг преобразится.

 

Не знаю, кто его создал,

В какой день, вечер или утро,

Одно я точно бы признал:

Он поступил, бесспорно, мудро.

 

Порою хочется тепла?

Попал, возможно, в заварушку?

Поставь на паузу дела

И доставай скорее кружку.

 

Чаёк – он в Африке чаёк:

Его ты в кружку наливаешь,

И вдалеке ты огонёк

В тоннеле тёмном открываешь.

 

Его манящий аромат

Откроет новые просторы,

Настроит на рабочий лад

И сгладит все конфликты, споры.

 

Чаёк не бросит, не предаст,

Всегда по жизни будет рядом.

Такую благодать создаст,

А больше разве что-то надо?

 

О, чай! Хвала тебе в веках!

Текут по кружкам твои реки.

Не описать чаёк в словах,

Как не испить его вовеки!

 

 

ЧТО СКАЗАТЬ МНЕ ПРО ЛЮБОВЬ?

 

В классе, где висит дух строк

И портрет Есенина,

Нам заданье на урок

Дали сочинение.

 

И сказал учитель: «Вы

Взрослые все, умные.

Напишите о любви,

Кто о ней что думает».

 

Исписали все листы

И всё пишут девочки.

Ну, а мальчики просты:

Те обводят клеточки.

 

У меня же – ничего,

И писать мне нечего.

Если счастье суждено,

Будет оно встречено.

 

Что сказать мне про любовь,

Не сказать чтоб лишнего?

Пусть же будет он с любой;

Это дело личное.

 

Смог другую полюбить?

Что же, дело случая.

Как на свете нам прожить,

Никого не мучая?

 

Мы, к тому ж, всегда хотим

«Ценное» дать мнение.

Вы оставьте им самим

Право на решение.

 

Наломали сами дров,

Пусть и разбираются.

Это всё же их любовь,

Нам какая разница?

 

Пока думал я, урок

Пролетел мгновением.

Я со всеми сдал листок

С этим предложением.

 

Было в нём всего пять слов,

К чёрту многословие.

«Что сказать мне про любовь?»

И ни слова более.

 

 

ДЯДЯ ВАСЯ И ЛЕГЕНДА О ЗОЛОТОМ КАРАСЕ

 

В гараже, что у оврага,

Жил Василий-старина.

Помнят все, как из барака

Его выгнала жена.

Чем ему теперь заняться?

На работу не берут:

От привычек избавляться

Для него напрасный труд.

 

Дядя Вася на запрудке

От зари и до зари.

Ждёт улов, однако, дудки –

Лишь плотва да пискари.

Плачет Васька: «Надо рыбку! –

Тут видение ему. –

Вроде, пил с утра не шибко», –

Рассуждал он, что к чему.

 

Дело вот в чём: на экранчик,

Что он кинул как-то раз,

Вдруг размером со стаканчик

Золотой попал Карась.

 

Рыбка у него спросила:

– Ёлы-палы, что за бомж?

– Я рыбак, зовут Василий,

И притом мужик хорош!

– Слушай, – рыбка перебила, –

На экран ловить нельзя.

– Это так, – сказал Василий,

Сделав грустные глаза. –

Выгнала жена из дома,

Побираюсь я теперь.

(Умолчав при этом скромно,

Как он вылетел за дверь).

– Что мне делать? Вот, рыбачу,

Чтоб детишек прокормить, –

И добавил, чуть не плача, –

Как же мне таперча жить?

Ты помилуй, сделай скидку! –

На колени рухнул он.

И разжалобилась рыбка,

Изменив свой прежний тон.

– Ладно, Вася, будет рыбка

Для детишек для твоих.

Но смотри же, забулдыга,

Рыбку дам, но лишь для них!

 

В тот же миг хвостом махнула,

Уплыла…. И началось!

Тонны белого амура,

И форель тут, и лосось!

Как с небес, свалился Васе

Тот подарок Карася.

Он от счастья чуть не трясся:

«Эх, рыбёшечка моя!»

 

Стал весёлый Васька, пляшет:

«Буду денежки грести!»

Тут подъехал дядя Паша,

И спросил он: «Подвезти?»

В голове у Васи сразу

Зародился дивный план.

Пал Иваныч на «Камазе»

План одобрил: «По рукам!»

 

Стали Васька с дядей Пашей

Этой рыбкой торговать.

Быстро выросли продажи,

Стали рыбку разбирать.

Он ловил всё больше рыбы,

«Рыба – это барыши».

На уме у Васьки – прибыль,

Остальное всё – гроши.

 

Шло всё гладко, как по маслу.

Но однажды тёплым днём

Пал Иваныч вдруг примчался,

Сообщил весть Ваське он:

«Ужас, все протухли рыбки,

Тебя ищет Рыбнадзор.

Миллионные убытки

И на всё село позор».

 

Вася быстро спохватился,

К речке кинулся бежать.

Прибежал и удивился:

Рыбы больше не видать.

 

Карася просил он слёзно,

Чтобы рыбу тот вернул.

Но Карась ответил грозно:

«Как меня ты обманул!

Ты просил детишкам рыбу,

А про них совсем забыл!

Так что вот, Василий…», – фигу

Показав, карась уплыл.

 

Так ни с чем остался Вася,

Возвратился он в гараж,

Бизнес явно не задался,

Но уж пойман был кураж.

Стал продумывать он планы,

Как весь мир завоевать,

Лёжа на своём диване,

И чтоб с места не вставать.

 

Да, мечта – большая сила,

Но дорога к ней трудна.

В руки флаг тебе, Василий.

Что ж, удачи, старина!

 

 

ПАЛ ИВАНЫЧ – БИЗНЕСМЕН!

 

Говорят, что на вокзале

Увидали мужика.

Люди сразу в нём узнали

Друга Васи-рыбака.

Он одет был как с иголки –

Пузо видно издали,

В майке, взятой с барахолки,

И с корзинкой из плетни.

 

Пал Иваныч – бизнесмен,

Пирожочки продаёт.

По продажам рекордсмен,

Бизнес в гору ведь идёт.

 

По перронам он шагает,

Словно некий важный гусь:

Пирожочки покупают

У него, не у бабусь.

На вокзале всё не просто –

Конкурентная борьба.

У Иваныча «по ГОСТу»

Пирожочки, как всегда.

 

Пал Иваныч – бизнесмен,

Не узнаете его!

Изменился он совсем

С тех времён, как фуры вёл.

 

Ох, головушка вскружилась

От успехов у него.

И тогда-то он решился:

Всё, мол, или ничего!

«Человека труд окрасит» –

Больше пирогов печь стал.

Клал, как раньше, рыбу Васи,

Только душу в них не клал.

 

Пал Иваныч прогорел,

Кухню к чёрту всю спалил.

Ещё больше растолстел

И отчаянно запил.

Только видит он во сне,

Как с корзинкою ходил

На вокзале по весне

И на весь перрон басил.

 

«Пирожочек, пирожочек,

Внутри рыба и лучёк.

Я их пёк подряд пять ночек,

Не отравишься, внучёк.

Пирожочек, пирожочек,

Очень вкусный, закажи!

Напишу свой номерочек,

Пал Иваныча спроси!»

 

 

ТЫ ТОЛЬКО РЯДОМ ЛИШЬ ПРОЙДЁШЬ…

 

Твой лик волшебный украшают

Такие милые ресницы.

Твои глаза уже всё знают,

Прочтя меня, как книг страницы.

Стихи тебе я посвящаю,

Не сплю порою я ночами.

Пишу – и в стол их отправляю:

Признаться не могу словами.

 

А ты всё знаешь – и ни слова:

Безмолвно ты проходишь мимо.

И каждый раз так, снова-снова…

Самой уже невыносимо.

И в день вполне обыкновенный

Нам суждено вновь повстречаться.

Отбросим прочь мы все сомненья

И сможем, наконец, признаться.

 

«Ты только рядом лишь пройдёшь,

И сердце раненою птицей

Стремглав вдруг в бездну упадёт,

Чтоб там от глаз твоих укрыться.

Но этот именно момент

Храню я в сердце сокровенно:

Ведь для меня дороже нет

Тех мимолётных встреч мгновений».

 

 

РЫЖИЙ ЛОКОН ВОЛОС

 

Я прошу тебя, ответь мне:

Как тебя понимать?

То одно, второе, третье –

Что из них выбирать?

Нет, тебя уж не исправить,

Снова лужа из слёз.

Убежала ты, оставив

Рыжий локон волос.

 

Смех, летящий без причины,

Словно чайка, парит.

Тянутся к тебе мужчины;

Ты для них, как магнит.

Не похожа на земную –

Ты, наверно, из грёз.

Выдаёт звезду шальную

Рыжий локон волос.

 

Как живёшь ты беззаботно,

Поражаюсь всегда.

Думаешь: сейчас суббота,

А сегодня – среда.

И, спеша, кровать заправив,

Вновь бежишь на мороз.

Мне оставила на память

Рыжий локон волос.

 

Ты летишь себе по свету,

Кверху держишь свой нос,

Оставляя метку эту –

Рыжий локон волос.

 

 

ДОЖДЛИВОЙ ОСЕНИ ЗАКАТ

 

Дождливой осени закат;

Все уверения напрасны.

Нам всё равно – что дождь, что град;

Когда вдвоём, все дни прекрасны.

В твоей руке моя рука,

Так дни за днями пролетают.

Плывут над нами облака

И ничего о нас не знают.

 

А что мы знаем о себе?

Мы чувствуем одно и то же:

И если холодно тебе,

То буду замерзать я тоже.

И вдруг к тебе придёт печаль,

Мне также будет не до смеха.

Ты – крик, который летит вдаль,

А я – твоё навеки эхо.

 

Тоска и грусть нам не страшны;

Старался зря осенний вечер.

Нет никого – лишь мы одни,

Согреет нас холодный ветер.

И на твоём плече я сплю,

А на моём ты засыпаешь.

И пусть не сказано «люблю»,

Но ты и так ведь это знаешь.

 

А хочешь, для тебя звезду

Я с неба яркую достану?

А ты в ответ: «Ладонь твою

Я отпускать вовек не стану.

Не стану даже ради звёзд,

Они пусть в небе нам сияют.

Твоя рука в моей, как мост,

Нам берега соединяет».

 

 

БЕРЕГИТЕ БЛИЗКИХ ВЫ СВОИХ

 

Пролетает время, как листва

Мимо лавочек в осеннем парке;

Можем так и мы средь будней давки

Разлететься и найтись едва.

Чтоб не потеряться в суете,

В одиночестве чтоб не остаться,

Нужно друг за друга нам держаться,

И тогда мы выстоим в беде.

 

Самый ценный дар, конечно, речь:

Пару добрых слов сказать не сложно,

Но зато словами теми можно

Человека ближнего сберечь.

И к чему устраивать скандал?

До седых волос дожить, не зная,

Что беседою за чашкой чая

Можно остудить страстей накал.

 

Позабыв о ближних в беготне,

Вдруг поймёшь: к чему все миллионы?

В чём спасенье? В книжке телефонной,

Номера записаны их в ней.

Не забудь сегодня позвонить,

Не откладывай звонок на завтра;

Помни от восхода до заката:

«Завтра» может вовсе и не быть.

 

Берегите близких вы своих,

Хоть порою полыхают грозы,

Пусть они не будут впредь серьёзны,

Вспоминая с шуткою о них.

Сколько было всяких дел дурных,

Но хороших всё же было больше,

И о них пусть будет память дольше;

Берегите близких вы своих.

 

 

НОЧНОЙ ФОНАРЬ

 

Я не могу уснуть ночами,

Всё ходят мысли по пятам.

И то, о чём мы днём молчали,

Нам не даёт спать по ночам.

Чтоб грусть согнать, иду к окошку,

Но там лишь тьма, сплошная глушь.

Украдкой пробежала кошка

Полоской узкою вдоль луж.

Да кое-где мелькнут собаки

И, меж собою поскулив,

Опять же скроются во мраке

И вновь затянут свой мотив.

 

Притих и ветер в подворотне,

И дождик капать перестал.

Бродяга скрылся в повороте:

В помойке что-то наскребал.

И вот над этим ночным миром

Горит простой ночной фонарь,

Который стал ориентиром,

Мне озаряя жизни даль.

 

Приходит ночь к нам, не спросясь,

И всю ложь за день нам припомнит.

Ночной фонарь осветит грязь,

Которой день нас переполнил.

И пусть фонарь тот одинок;

Лишь он заглянет прямо в душу

Да в самый тёмный уголок;

Очистив, сделает нас лучше.

 

Смотрю я на него, и в мыслях

Всё вспоминаю лишь одно:

Как днём скитался я без смысла

И вдруг наткнулся на неё.

Она, стоя на перекрёстке,

Кого-то ждёт не первый час.

И вроде выглядев не броско,

Но в душу всё ж смогла запасть.

Она была так одинока,

И всеми предана опять.

Нет никого совсем под боком,

Кому всё можно рассказать.

И кто отгонит все печали,

Кто даст уверенности, сил.

Мы об одном всегда мечтали,

Чтоб просто кто-то рядом был.

Порою, это очень важно,

Оазис словно средь пустынь.

Тогда ничто не будет страшно,

Тогда мечты все воплотим.

 

Вдали остался перекрёсток,

Умчался вечер вслед за днём.

Но ночью слышу отголосок

Дней суеты под фонарём.

У жизни ритм сумасшедший;

Уж оглянуться не успел,

А день сегодняшний – прошедший,

И завтрашний вмиг пролетел.

Нам календарь даёт день новый,

Чтоб мы исправиться смогли,

Чтоб мы могли начать всё снова,

Уйти в моря, как корабли.

Ведь предки нам так много дали,

Открыв немыслимый простор.

И так же нам жить завещали;

Есть много пятен до сих пор!..

 

Уже рассвет вдали алеет,

Погаснет скоро мой фонарь.

Но день летит комет быстрее,

А ночью встретимся, как встарь!

 

 

НИЧТО НЕ ВЕЧНО ПОД ЛУНОЙ

 

Город словно скрылся за туманом,

Застелила пелена глаза.

И теперь мне кажется обманом

То, в чём был уверен лишь вчера.

Как всё изменилось в одночасье!

Но не стоит на судьбу пенять.

Как бы ни хотелось, но, к несчастью,

Повернуть не сможем время вспять.

 

Улочки туманом застелило,

Словно прошлое пытаясь скрыть.

Мне отнюдь не жаль того, что было,

Жалко, что нельзя всё повторить.

Время, как назло, так быстротечно:

Час за часом, шёл за годом год.

Правду говорят: ничто не вечно;

Рано ль, поздно, но финал придёт.

 

Ты пойми, уж жизнь такая штука:

Всё меняется, и всё течёт.

Встреча позже сменится разлукой;

Видно, и до нас дошёл черёд.

Вместо всех речей, мне хватит взгляда,

Напоследок руку лишь пожать.

И не говори «прощай», не надо,

Ведь мне вовсе нечего прощать.

 

Ничто не вечно под луной.

Пора прощаться нам с тобой.

Но не печалься же, друг мой,

Не надо клятв и обещаний.

Ничто не вечно под луной.

Не вечен даже свет ночной.

Так не печалься же, друг мой,

Ты дай мне руку на прощанье.

Comments: 0