Вячеслав Савин

Савин Вячеслав Андреевич

29 лет

специалист ОГБУК "Ульяновская областная библиотека для детей и юношества имени С.Т. Аксакова"

г. Ульяновск

ОГРАДИТЕ ДЕТЕЙ ОТ ТАБАЧНОГО ДЫМА

 

оградите детей от табачного дыма

от изжоги и ржи нутряной

носового отсека кипит паренхима

субмарина взята глубиной

 

капля лошади канет в песках никотина

детский сад обойдя стороной

где растёт по ночам колосок нелюдима

припадая к изнанке сенной

 

 

ТАНЕ

 

дым упало небывалый

снег уколото леталый

околоток на беду

тьмой кипучей улучённый

кучевой разгорячённый

обиталище в аду

 

на просвет устало чистый

воздух воздух золотистый

верный дому одному

отрешённый безначальный

опустившийся печальный

засидевшийся в дому

 

думой мается постыдной

человечек незавидный

и терпеть невмоготу

голове недоумённой

переклички поимённой

разнимая немоту

 

 

ТАНЕ

 

что ты хмурый журавель

сообщаешь озерцу

слыша течь?

не крени держи ровней

долговязому гребцу

не перечь

 

хватки обручи свинца

крепки мускулы спина

широка

не допить его лица —

содрогается лоскут

бережка

 

отгоняя знамя вспять

растворяется тетрадь —

нагота

зиму будем лютовать

по чащобам возводя

невода

 

 

ПОГОНЯ

Ивану Махалину

 

по обе стороны туман

расторгнутый туман

оставим вёсла, атаман —

отстали, атаман

 

обеспокоенная муть

готовится моргнуть

и заволакивает путь

и боязно вдохнуть

 

что ни нырок — то потолок

немыслимо далёк

а то и вовсе — наутёк

и послух и видок

 

венозный лист и трупный струг

а что до леса рук

он отзывается вокруг

да около сам-друг

 

примерим рубище огня

увечного огня

гори зерно и головня

зерно и головня

 

 

РОГОЗ

Сергею Скузоватову

 

рогоз усомнится бровь

отвесит назад

глаза его будь здоров

в осоке сквозят

подряснику черемшан

как чёрный монах

молчание по душам

о двух головах

откроется брату брат

годок локоток

и двинется наугад

ходок-холодок

 

 

МОСКВА

Дмитрию Гаричеву

 

начётчика и ответчика

стальной моностих ведёт

москва горяча как веточка

на вербную смерть идёт

вскрывает улыбку лестница

зубец ледорез остёр

рука обречённо крестится

но тело её костёр

 

 

 Н. П. 

 

идёт в оцепленье пугал

дозором один

какой-то медвежий угол

неисповедим

 

скребётся тоски посконной

кастет о кастет

мандибулы — насекомый

копается свет

 

никак ему не пробиться

в остаточный бокс

куда паучок таблицы

учёные внёс

 

и формулы невидимка

от века зубрит

и каждая паутинка

заныть норовит

 

ах музыка самозванка

глазок-нетопырь

кому донесла стремянка

кому поводырь?

 

дивишься ещё живая

покуда страшна

собака сторожевая

постень тишина

 

 

ТАНЕ

 

цветы чудны как инопланетяне

и ласточки хлопочут на ветру

следя за первозванными гостями

восставшими из мёртвых поутру

бесхитростно привычно и знакомо

но тихо-тихо — глаз не отвести

как будто неприступная икона

зовёт отринуть землю и взойти

в пустынное предсердие вселенной

где всё открыто развоплощено

и дышится свободно и смиренно

и времени прибежище дано

 

 

***

 

какое солнце круг гончарный

гончар улыбчивый курчавый

ведёт уверенной рукой

прикосновенье кисти зрячей

глоток под камешек лежачий

тому порукой вековой

 

земля увенчанная плахой

ладони пламенной рубахой

яви невиданный покрой

позор соломки бездыханной

подобно грамоте охранной

сыновний ропот успокой

 

 

***

 

Вышел давно.

Заметено крыльцо,

будто вчера

поданное к столу.

 

В самое дно

впаянное кольцо.

Вон со двора.

Станция на углу.

 

Издалека

властно глядит отец.

Вести с полей

прячет на глубине.

 

Два медяка —

деньги в один конец.

Десять рублей

греют ладони мне.

 

Двое плывут

мимо, не зная про —

всюду глаза,

полые на просвет.

 

Носом клюют,

стаптывают нутро.

Ждали гонца,

выпустили проспект.

 

А у виска

внутренняя резьба.

Не осерчай,

вечного счетовод.

 

Я до свистка,

явочного письма.

Я невзначай.

Я безотчётно, вот.

Comments: 0