Ксения Никишина

Никишина Ксения

21 год

г. Ульяновск

ОГАУК «Ленинский мемориал» (ведущий методист)

 

 

***

Разбежались над лицами облака,

Где мои слова?

Потерялись

На дне дня.

Строка убежала,

Пытается догнать лист.

Когда говоришь ей: «Прошу, вернись!»,

Но она уже в воздухе где-то,

Не читаема и всегда в пути.

И ничего не найти.

Всё мелькает, гудит,

Торопится.

Красно-зелень

Лучистых фар,

Это всё как земной удар,

Раз и нет,

Исчезло, замучилось.

И нерадостный рот улыбается,

Из нерадостных нот вышивается,

Путается,

Ругается тихим шёпотом фраз.

Это взмах твоих тёмных ресниц,

Твоих радужно-блёклых глаз.

Посмотри на меня!

Вот. Гроза началась.

Ничего не успел сказать.

Разбежались над лицами облака,

Но с колен придорожная пыль

Поднялась

И заплакала,

Так нельзя…

Мир мой съёжился

Едким окурком

На стеклянно-бордовом дне,

В темноте,

Догоняющей,

Быстро ползущей,

Узором

На страшной змее.

Разгрузились деревья –

Сбросили шорох,

На небо швырнули порох,

И стукнул какой-то посох,

И высох бульвар из досок,

И тишина наступила…

Но бегает карандаш –

Пишу о том, в чём лежу,

О том,  в чём я сплю,

О том, что я ем,

Во что я грущу

И чего не прощу,

О том, что нельзя

Понять никому…

И это понять

Никого не прошу.

 

 

ЛЮБОВЬ

 

Порыжели деревья,

Почернели столбы,

Воробьи и синицы

Уселись

В строчку,

Лист упал

В воздух из тишины,

Из шипяще-глухих

Многоточий...

"Молчи!" – закричали они

И дунули разом в свисток,

И рухнул от слов потолок,

И сжались мыши в норе,

Включилась лампа во тьме,

И оказалась рука в руке,

И мы собрались

Оба.

 

 

СЕРЫЙ ДОМ

 

Шипящей антенной

Холодный трамвай 

Заденет пространство.

Размажется грязь

Чёрной пастой 

О белою зебру.

Ничто не изменится

Прямо сейчас,

Наверное…

А с пеной у рта

В сером доме

Доказывать будут,

Как жутко вставать

С утра,

Какая у них

Плохая страна,

И будут пинать

То, что есть душа.

А я провалюсь 

Сквозь 

пол,

Садитесь на

кол,

Я лучше послушаю ветер,

Скажу: «До свидания!»

 

 

СТЕНА

 

Я – бессолнечный луч,

Я – бетон,

Я – кирпич

В стене,

На которой написано

Крупно и мелко:

«ОтДаЙтЕ ВсЁ мНе!».

На меня упадёт плевок,

На меня наведут курок,

На меня пригвоздят цель,

Ему скажут:

«Стреляй, смелей!» –

И порвутся бетона куски,

Полетят на поверхность земли,

Полетит кирпичная крошка –

Её дворник сметёт с утра,

Соберёт в свой гремящий совок.

И ухукнет сова: «Уху! Ктой-то,

Ктой-то такой стрелок?!»

– Это я, – пробормочет патрон. –

Это я раздолбал бетон!

Больше нет кирпичной стены,

Ёлке не на что опереться,

У старого дома

Некуда клеить «Мы лечим саркому»,

Некуда клеить «Потеряна кошка»,

Некуда вставить дверь и окошко,

Стену разрушил проклятый патрон,

И всё, что осталось, немного бетон.

 

 

***

 

Колёса «Домой!»

Мне прокричат,

Мне нужно вернуться,

Мне нужно назад.

И так каждый раз,

И так каждый год,

Но я не пойму, что такое

Есть «дом».

Там, где кричат,

Или там, где молчат,

Там, где так громко

В стену стучат?

Там, где поют,

Или там, где не пьют?

Это там, где закончились

Попытки к поспешному бегству,

Колёса кричат мне:

«Возвращайся домой!»

И вот уже поезд уснул в темноте,

Мне не спать ещё три часа,

Ползёт за окном пустое шоссе,

И ползёт проводов полоса…

Дом там, где ставится точка.

 

 

СЛОВО «ДА»

 

Я не пойму, кто из них телевизор –

И в какой из моментов они потеряли свой пульт.

Но сегодня их пульт – зажигать до утра

И выравнивать близость;

И взрослеть, взрослеть,

Взрослеть ещё не пора.

Мы бежим по лужам,

Загорается свет,

Улыбаясь чужим,

Разорвав слово «нет».

Мы потом начнём изучать города.

Мы на небе зажжём из мечты слово «да».

 

Ближе-ближе к звёздам!

Громче наши песни!

И чем меньше гнёзда,

Тем нам теплей и тесней.

Жидкость по бокалам,

Звон стекла и вилок –

Это праздник детства

И смешных снежинок.

 

 

ЗА ГОРАМИ

 

Там, за горами, однажды приходит рассвет.

Там, за горами, однажды приходит зима.

Однажды нас там не найдут,

Мы будем нигде.

 

Мы будем перед глазами тех, кто нас жгут.

И в страшном молчанье

Ты просто откроешь лицо.

Мы будем с тобой находиться один на один.

И птица сожрёт из гнезда всех птенцов.

И кто-то приедет и громко объявит: «Они!

Они! Они!

Мы их нашли!»

 

Там, за горами, однажды приходит рассвет.

Там, за горами, однажды приходит зима.

Однажды нас там не найдут,

Мы будем нигде.

 

 

***

 

Чёрное с белым поменялись местами.

Чёрное с белым – это кровь с молоком.

Чёрное с белым другими не стали.

Чёрное с белым снова вместе,

Снова вдвоём.

 

Пепел дрожал на багряном снегу.

Слёзы падали на чёрный асфальт.

Я больше смотреть на тебя не могу,

Ведь всё уезжало вперёд,

А вернулось назад.

 

 

***

 

На дороге дожди,

На дороге есть лёд.

Кто-то дома не спит

И кого-то там ждёт.

 

А за дорогой трава,

А за травой земля,

А за землёй есть то…

Это сердце его.

 

Глупый визг тормозов –

Безнадёжность машин.

Среди живых голосов

Ты кричишь,

Но ты сегодня один.

 

Сегодня кто-то улетел.

Сегодня кто-то убежал.

Но не допел, не догнал.

Он не доехал – устал.

 

 

***

 

Рано утром восходило Солнце,

И по небу плыли корабли.

И туманом поле задохнётся

Над бездонной пропастью во ржи.

 

Закройте глаза мои!

Откройте глаза мои!

Оставьте меня как есть!

Вам нужно в меня пролезть!..

Опустите руки!

Опустите руки!

Ведь я хочу ещё жить!..

 

 

***

 

Я писал слова на проводах,

Но они совсем не умещались.

Чайки с воробьями надо мной смеялись

И жевали крошки втихаря.

 

Нету рифмы, ручки, нет бумаги.

В паутине весь остаток сентября

Поселился вместе со стихами

На конце осеннего луча.

 

О погоде шепчутся деревья.

Почему бы не послушать их!

Глаз твоих беспечная улыбка.

Это самый лучший и прекрасный стих!

 

 

БЕЗЫМЯННЫЙ РАЙ

 

Кирпичи изрисованы яркой краской.

Поднимешь голову – а в небе дыра.

Кто-то испачкал белой замазкой

Небо и создал облака.

 

На большом окне безымянный человек

Стоял и рассматривал улицы.

Он тяжко вздыхал, он улыбался мне,

Распрямлялся и снова сутулился.

 

И костёр ему светом был,

И костёр ему был теплом;

И дырявая крыша с просветом на небо

И кошкой – это был его дом.

 

Он был стеной,

А у стен есть уши.

Он стоял у меня за спиной.

Он смеялся, молчал и слушал.

  А в глазах его был покой,

А в глазах его ветра пыль,

А в глазах его быт и быль,

Баловство и зелёный чай,

Отражение птичьих стай

И его безымянный рай.

 

 

СТЮАРДЕССА

 

А я стану стюардессой,

Сяду в белый самолёт.

Пусть напишут в жёлтой прессе

Про мой первый перелёт.

 

От Нью-Йорка до Дубаи,

От Москвы до синих гор

Стану птицей в птичьей стае

Всем, всему наперекор.

 

И пока во мне есть силы,

Смех и в сердце огонёк,

Я ищу, что сердцу мило.

Дом один – и сто дорог.

 

Чай и вкусные конфеты.

К чаю – добрый человек,

Он расскажет про кометы

И откуда тает снег.

 

А я стану стюардессой.

Три-четыре – и на взлёт.

Выше, дальше, меньше стресса.

Не взлетит, так поплывёт.

 

 

ОСЬМИНОГ

 

У осьминога болит голова –

Так трудно иметь восемь рук.

Но голова одна – не беда,

Если руки гребут всё вокруг.

 

Одной рукой он вилку берёт

И сосиску кладёт себе в рот.

Другой рукой он душ заведёт

И душем сугроб польёт.

 

Третьей, четвёртой и пятой рукой

Он пишет автопортрет.

А шестой, седьмой и восьмой

Он покупает билет.

 

Вот если бы было у меня не две,

А восемь клешней,

То голова б моя не болела

И был бы я веселей.

 

 

***

 

Встретимся на песке,

Чего бы ни стоила встреча,

Я надену платок на плечи,

А ты зажжёшь вдали огни.

 

Прочитай на ладони мои линии.

Что ты видишь вдали?

Это остров.

Но всё это перед глазами

Разорванный постер –

И тот остров,

Который не могут обнять руки мои.

 

Встретимся на песке,

Посередине моря.

Пусть много таких историй,

А мы такие одни.

 

Встретимся на песке,

Чего бы ни стоила встреча,

Я надену платок на плечи,

А ты зажжёшь вдали огни.

 

 

***

 

Есть люди из разных цветов и материй,

Одни выгорают, со временем мнутся,

Другие, едва поднявшись с постели,

Куда-то летят, не боясь споткнуться.

 

Есть люди-улыбка и люди-надежда,

В глазах у таких беспредельное море,

Они сейчас в облаках где-то между,

А после тебя перебьют в разговоре.

 

Есть люди как правда, есть люди как жажда,

В них буквы и слоги стянуты смыслом,

Жить в сказочных книжках таким персонажам,

Пусть даже таких не появится в жизни.

 

 

***

 

Я люблю тебя безответно,

Без ответа,

Как тонут в бездне.

Без надежды, без воли,

Как в песне,

Для которой не хватит слов…

Для меня не найдёшь и взгляда.

Нас покрыла с тобой молва.

Кто-то шепчется злобно рядом –

Я теперь мишень для ножа.

Для тебя я ни нежность, ни честность,

Нам пора покидать шалаш,

По дорогам «добро» и «вечность»,

Где ни ты, ни я не предашь.

 

 

***

 

В воздухе пахнет искрой бенгальских огней

И мандаринами, ещё поездами.

Я слышу в отдалении чей-то приезд,

Кто-то, наверно, застыл в ожидании,

А кто-то приехал к маме.

 

Я слышу хлопушки, фейерверки

И шелест фантиков от конфет –

И чувствую горьковатый какао.

Мне кажется, в детстве каждый из нас сейчас –

И хорошо, что мне говорят,

Что «двадцать один» – это мало.

И это прекрасно!

 

Я знаю, что все деревья на свете живые,

И, спать уходя, я всегда им желаю жить –

И чувствовать запах бенгальской искры и метели –

И сон мой шёпотом листьев беречь

И хранить.

 

 

***

 

Когда рыбу вытащат из моря,

Лёгкие её совсем пусты.

Она, задыхаясь шёпотом, лишь молит:

«Отпусти меня, обратно отпусти!»

 

Вот и я как рыба задыхаюсь,

Только потому, что рядом нет тебя…

В моём синем и бездонном море

Я ищу твои миндальные глаза…

 

 

***

 

Тепло за окном,

И снег –

Простоты пушистый поклон.

А на столе телефон молчит,

Как всё вокруг,

Как стены слепые,

Как люди глухие,

Как книги немые.

Молчит телефон –

И провод его завитком

За тяжёлым пустым окном

Мелькает змеёй.

Никто не звонит,

Никто не болит

И радостна эта зима.

 

Comments: 2
  • #2

    Татьяна Эйхман (Tuesday, 08 January 2019 08:32)

    Мне кажется, в детстве каждый из нас сейчас –

    И хорошо, что мне говорят,

    Что «двадцать один» – это мало.

    И это прекрасно!



    Я знаю, что все деревья на свете живые,

    И, спать уходя, я всегда им желаю жить –

    И чувствовать запах бенгальской искры и метели –

    И сон мой шёпотом листьев беречь

    И хранить.

    Ксения, спасибо за эти строки! Желаю Вам сохранить вдохновляющие, очищающие, волшебные запахи и ощущения детства, любовь ко всему живому на долгие года! Удачи ВАМ!

  • #1

    anry (Friday, 05 October 2018 20:42)

    Классные стихи, Ксю ты настоящий талант)) пиши еще. развивайся и твори))