Никита Красильников

Красильников Никита  

19 лет

Лауреат регионального этапа всероссийского конкурса «Студент года-2016»

Областное государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение

«Карсунский медицинский техникум имени В.В. Тихомирова»

Ульяновская область, р. п. Карсун

О СЛОВЕ

 

Слово бывает тягучей смолой –

Сладкой тюрьмою для мошки.

Может взорваться июльской грозой

Или трещать песней кошки.

 

Слово есть плесень зеленых пещер,

Вьющийся столб сталактита.

Слово – коварная скрытная мель,

Белая яркость зенита.

 

Может дождем самурайских мечей

Резать на пиршество грифов,

Может журчащим потоком речей

Гладить извилины рифа.

 

Слово бессмысленно, будто поток

Неудержимого селя.

Слово – священный и чистый исток,

Горечь ирландского эля.

 

Слово есть кисточки смелый мазок,

Пишущий мыслей узоры.

А для других – это мела кусок,

Коим выводят старательно в срок

Ряд из трех букв на заборе.

 

Я же с восторгом рисую слова,

Благодаря Провидение,

Что еще может моя голова

Мысли слепить в изречение.

 

 

УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

 

Там, где Волга полоской шелковою

Разрезает равнинную гладь, 

Разгоняет волну бирюзовую 

Семиветрия стройная стать,

Где горят, обжигая колосьями,

Океаны пшеничных полей,

И поёт под могучими грозами

Белокурый прекрасный Орфей,

Возвышается гордо Симбирская

Благородная наша земля,

Для волжанина – самая близкая, 

Как для лета златая заря,

Благодатными всходами гениев 

Ты прославилась прочно в веках,

И в бушующем омуте времени

Будет имя твоё на устах!

 

 

К 80-ЛЕТИЮ КАРСУНСКОГО МЕДИЦИНСКОГО ТЕХНИКУМА

ИМЕНИ В.В. ТИХОМИРОВА»

 

Сверкает в окнах белизна халатов,

Студенты торопливой стаей птиц

Летят к познаниям, что дарит им с отрадой

Наш техникум. И сколько новых лиц

Увидят стены нестареющего мира,

В котором (надо же, уж восемьдесят лет!)

В сладкоголосом пении эфира

Звучит без устали торжественный завет:

Оберегать людские жизни свято,

Не причиняя ближнему вреда,

Быть твёрдо верным слову Гиппократа –

Всё это он пронёс через года.

Ну а пока… наш юбиляр, наш техникум карсунский,

Вновь принимает племя молодых,

И в коридорах непривычно узких

Вновь слышится весёлый, яркий стих

Певучего студенческого гула

И громогласность слов учителей,

Что заставляет изредка на стуле

Подпрыгнуть спящего на парах. Без затей

(увы и ах) студентов не бывает.

Но, выбрав медицинскую стезю,

Торжественно и чётко обещаем

В любую непогоду и грозу

Лечить людей, спасать их от болезней,

Оберегать от горя и беды

И, может быть, на жизненном созвездии

Оставить свои яркие следы.

 

 

СЪЕДОБНЫЙ СТИХ 

 

На кухне неба торопливо 

Готовят утренний восход: 

Янтарно-желтоватый мед 

Окутывает леса сливу. 

 

Стекает пеною туман, 

Сбежав из кружки горизонта – 

Горит и пляшет солнца чан 

Под взглядом чуткого архонта. 

 

От сладкобоких облаков 

Стекают белой карамелью 

Полоски светлых рукавов, 

Все разукрашенные гжелью.

 

 

ЕЙ НРАВИТСЯ ЯВЛЯТЬСЯ ПО НОЧАМ

 

Ей нравится являться по ночам

И одеваться в белые наряды;

В твое окно однажды постучав,

Подарит вспышку бешеного взгляда.

 

Мне не забыть то страшное лицо,

Что скалило клыки в оконной раме,

То порождение глупости творцов

Смотрело блеклыми, ужасными глазами.

 

Та бестия без носа и без губ

С хрустящим звоном щелкала зубами,

Царапая мое окно когтями –

Я был тогда напуган, но не глуп,

 

И все равно, дурманом опьяненный,

Зачем-то приоткрыл свое окно…

С ужасным воплем жажды неуемной

Вдруг ворвалось безудержно оно.

 

С большим трудом я вырвался из плена,

Разжав ее могучие тиски,

но в кровь мне яда брызнула мурена – 

Коктейль безумства, грусти и тоски.

 

Теперь же, в ожидании боязливом, 

Точу топор, чтоб встретить ее вновь

и дать отпор, коль будет в моих силах…

Забыл сказать, что это про любовь.

 

 

БАЛЛАДА О РЕЙДЕ КАРЯГИНА

 

Горело солнце Карабаха,

Кусались огненные псы;

Шагал вперед, не зная страха,

Персидский рой Аббас-Мирзы.

Кавказ зиял открытым брюхом,

Покуда русские полки

С французским скрещивали другом

Иголовидные штыки

Сорокотысячная стая

Прошло Араксовую гладь,

А в этот миг, не уставая,

Спешила егерская рать

Занять армянский город Шуша,

В нём ощетиниться ежом

И рвать врага, покуда души

Из тел не выбиты огнем.

И вел Карягин по Кавказу

Пять сотен смелых егерей – 

Сломать персидскую заразу

Отвагой русских сыновей.

 

Виднелись зубья Шахбулага,

Молчал равнинный Карабах,

Когда огромная ватага

С свирепой хваткой росомах

Двадцатитысячной лавиной

Накрыла егерский отряд:

И кровь лилась, подобно винам,

Унес бушующий закат

За горизонт драккары павших,

Свинцом напичканных бойцов;

Отряд истерзанных, уставших,

Но не разбитых молодцов

Каре воздвигнул прочны скалы,

Персидских всадников налет

Не замечая, как к отраве

Невосприимчив змеев род.

Карягин молвил пред отрядом:

«Да коль наказаны мы адом  

Неравной схватки удалой,  

Едва ль Создатель не желает  

Увидеть, как в огне растает  

Двадцатитысячная стая  

Под нашей крепкою рукой!»

Встав вагенбургом неприступным,

Где серебрится Каркарчай

Карягин выкрики «Стреляй!

Вновь заряжай! Штыком коли!»,

Не ослабляя до зари,

Держал с звериною отвагой

Могучий егерский отряд…

Когда умолкнул боя ад,

Стоять осталось меньше трети

От пять сотен удальцов – 

И эта сила на рассвете 

Впилась во вражее лицо.

 

И взял Карягин непокорный

С наскока древний Шахбулаг,

Но жизнь была неблагосклонна

К отваге бешеной вояк:

Без провианта, под осадой

С врагами бились егеря – 

Не за почетную награду

Их кровью красилась земля.

А впереди еще последний

 

Надежды шанс не погребен;

Укрыты сумрачною тенью

Из Шахбулага вышли вон.

И вел Карягин полумертвых,

Но не сломившихся солдат

На штурм еще одной упертой

Кавказской крепости Мухрат.

Пред ними вырос ров глубокий,

Для пушек хода не видать…

 

И вновь геройская порода

Смогла оружье отстоять – 

Промолвил Сидоров Гаврила:

«Та пушка – барыня для нас, 

Так подсобим ей дружной силой,

А ну-ка, слушайте мой сказ:

 

Из наших верных славных ружей 

Добротный мост соорудим, 

А те солдаты, что подюже, 

Опорой крепкой будут им!»

Под скрип костей солдатских крепких

Проехал пушек караван,

Но колесо слетело метко…

Погиб Гаврила – великан.

 

Отряд же егерей успешно

Закончил лютую борьбу:

Хотел бы я, простой и грешный,

Такую славную судьбу! 

Comments: 0