Ибукова Елена Александровна

35 лет

Корреспондент издательского дома «Ульяновская правда».

Ульяновский район, р.п. Ишеевка 

Елена Ибукова

***

 

Неуловимых красок игра

Плетётся узором штрихов утончённых.

Лёгкость руки и дрожанье пера,

Трепетных пальцев разоблачённость.

 

Робко скользит по глади листа,

Путь открывая каждому слову,

Мысли наивность и простота,

Буквенно-знаковая условность.

 

Прочь отсекая пространства, пусть жизнь

Сеет на пыльных страницах сомнения,

Скроют глаза, устремлённые ввысь,

Скорбный покой своего откровения.

 

 

ЦИНЦИННАТ

 

«Цинциннату Ц. объявили смертный приговор шёпотом…»

В.Набоков

Роман «Приглашение на казнь»

 

Судить, как осудили Цинцинната?

Потешный приговор, картонное жюри…

Была ли казнь? Где точка невозврата?

И где страна, куда ушли они?

 

Грубо сколочен мир, как будто настоящий,

Раскрашен скупо, без претензий строг,

И каждый в нём отчаянно прозрачен.

А я в тюрьме – паук, свеча, листок.

 

В глухой тоске сырого подземелья

Сосед-палач не скрасит мой досуг.

Гостей не жду, но слышу, как за дверью

Крадётся кто-то…. Нет, обманчив слух…

 

Неси мне, стражник, книг потяжелее,

Молчи о сроках, не зови родных.

Я свыкнусь здесь, я написать сумею

О выживших, бесстрашных, молодых.

 

 

МОЛИТВА

 

Я знаю: мысленная связь –

Иллюзия общения.

О, если б мне тебя обнять,

Остановив мгновение!

О, если б сила моих чувств

Имела воплощение,

Та страсть, с которой я молюсь,

Достигла всепрощения.

Мой маленький беспечный бог!

Ради забав иль прихоти –

Мне наплевать, один итог –

Любовь слепа на выходе.

Слова, рассыпавшись на лист,

Молчат, заговорённые.

Дай мне забыться и спастись

Делами приземлёнными.

 

 

СЛОВО

 

Шесть букв, пять звуков,

Два кротких слога –

Всего лишь слово,

Проще простого.

К концу смягчаясь

Немного глухо,

Предвосхищает

Падение духа.

Теплом домашним

Поманит робко…

Мои промашки –

Его уловки.

Оно преступно

По всем законам.

Шесть букв, пять звуков –

Конец разбора.

 

 

***

 

Наука забывания

Не терпит промедления,

Иначе все старания

Опередят сомнения,

И прошлое закружится

Явлениями цветастыми,

И мне не хватит мужества

Их заглушить контрастами.

Она сильна в теории,

Беспомощна – на практике,

Укрывшись аллегорией

Постылой профилактики.

Науку беспристрастную

Я постигаю с кротостью,

Дивясь своей отважности,

Стыдясь бесповоротности.

Хватило б мне старания,

Как оправданий – досыта,

Я начала с раскаяния

И медленною поступью

Вперед без вздоха-выдоха,

Чтоб не спугнуть движением,

Стремительностью вызова

Ослабить притяжение.

 

 

КРАЙ

 

Расстилается вокруг

Тошнотворный запах тления.

Правит здесь тяжёлый дух

Непреклонного терпения.

 

Вид постылый из окна –

Неприглядная картина…

Одолеет пустота,

Обессилит нас рутина.

 

В выражении тусклых лиц

Нет ни мысли, ни желания.

Плечи гнёт упрямо вниз

Груз напрасного страдания.

 

Муть бесцветных облаков

Без загадок провидения.

Край решёток и оков –

Приговор без снисхождения.

 

 

СУДЬЯ

 

Я пред тобой стою, судья,

И жду смиренно приговора.

Сама людей судила я

Неосторожно и сурово.

 

Вины не зная за собой,

Я о грехах людей твердила.

Но кто я есть перед судьбой,

И в чём моих суждений сила?

 

Так будь же непреклонно строг,

Как я себе быть позволяла.

Пусть будет мне за то урок,

Что я вину всем примеряла.

  

  

***

 

В окружении теней,

Вездесущих, невесомых,

Составляющих людей

Из существ себе подобных,

Жизнь размеренно течёт,

Складывая время в годы.

Тени водят хоровод

По купели небосвода.

Плоское небытие,

Бездыханное молчание…

Тени лепят на стене

Барельефы подсознания.

И чем ближе, тем сильней

Искушенье с ними слиться

И бесплотностью своей

В полной мере насладиться.

 

 

***

 

Жаль, что нет в тебе сумасбродства…

Я из плоти и крови земной,

Дочь людей и послушница солнца,

Но не думай твердить, что с тобой

Мы похожи. Я буду смеяться

И косую отбрасывать тень.

Хочешь, я научу не бояться

Жить в безумном плену идей?

Ты не знаешь, как мне не хватало

Слов, рифмуемых между собой,

Столько жалких ролей разменяла,

Заключая в стихи свою боль.

Как могу, безрассудно и жадно,

Упиваясь слезами разлук,

Полюбить. Но поверь, что отрадно

Быть как я, мой отзывчивый друг!

 

 

***

 

Оборвавшись на полуслове,

Без оформленного конца…

В жизни много таких историй,

Их природа мне не ясна.

Смысл сокрыт, но сквозят детали,

И бог знает, зачем и как

Мы краплёной картой играли

В чьих-то неумелых руках.

От избыточной жажды знания

Нет покоя и нет причин

Их искать, измерять расстояния

Глубиной и разметкой морщин.

Пусть идут, утекают годы,

Недвижима моя рука.

И с трудом пробиваются всходы

Сквозь зыбкую толщу песка. 

Комментарии: 0