Галия Хабушева

Хабушева Галия Равиловна

35 лет

Ульяновская область, Николаевский район, поселок Нагорный

Номинация "Проза"

Верка

    Верка жила вдвоём с матерью в небольшом селе. Село у них было многолюдное несмотря на свой небольшой размер. Отец Верки бросил их, когда ей было всего два месяца, сославшись на то, что это не его дочь. На данный момент Верке было всего шестнадцать.   Мать Верки, Глафира, была женщиной гулящей. Ей было всего сорок два, но выглядела она старше.

       Верке уже несколько дней подряд нездоровилось, её тошнило, кружилась голова. Сама она надеялась, что всё-таки съела что-то не то. Мать, глядя на состояние дочери, чувствовала неладное. Она и сама родила Верку в семнадцать.

- Нагулялась, залетела похоже, - кричала на Верку мать. - От кого знаешь?

Верка сидела на диване, поджав ноги и склонив голову, что сказать, она не знала.

- Завтра же поедем в больницу, - сказала мать уже тише и вышла из дома.

Вера была красивой длинноволосой девушкой с зелёными глазами. Школу она окончила хорошо, только вот счастья не было. Сколько она себя помнила, её мать всегда водила мужиков, гуляла и пила с ними. А Верке всегда хотелось полноценной семьи, с папой и трезвой, негулящей мамой. Но видно не суждено было сбыться её мечтам. Один из "дружков" мамы четыре года назад её изнасиловал, будучи пьяным. Мать, вместо того чтобы защитить дочь, ещё её и отругала: "Нечего крутиться по дому полуголой".

"А что надо было тулуп одеть со штанами в сорокаградусную жару в июле месяце." - думала Вера.

После этого она стала встречаться с одним парнем, потом с другим и, похоже, забеременела. Вот только то, что она точно забеременела, она не знала, лишь догадывалась. Глупая ещё была, некому было объяснить, посоветовать. Верила во все сказки, что рассказывали ей парни.

      Глафира, мать Верки, в молодости была очень красивой, высокой голубоглазой блондинкой. Но распутный образ жизни сделал своё. Теперь она была потрёпанная, вся в морщинах, курящая и пьющая. До дочери ей не было никакого дела. Поэтому даже не удивительно, что Верка была беременна.

      В больнице, после сдачи всех необходимых анализов, догадки подтвердились - Верка была на третьем месяце.

  - Будешь рожать или сделаешь аборт? - спросила мать Верку в коридоре больницы.

- Рожу, - ответила Верка.

   Теперь образ жизни Верке надо было менять, побольше гулять, не курить, питаться овощами и фруктами. Вот только Глафире похоже было всё равно. Она так и продолжала водить мужиков и устраивать гулянки. Верка пряталась в своей спальне, а когда и там покоя не было, убегала к тёте Дусе, живущей через три дома.

Тётя Дуся была родственницей со стороны отца Верки, единственной, кто хорошо к ней относился.

- Заходи, заходи, что, опять мать гуляет? - спрашивала тётя Дуся, открыв дверь.

- Можно я останусь сегодня у тебя, дома невыносимо, там очередная попойка, - отвечала Верка.

Так и прожила Верка у тёти Дуси почти всю беременность. 

Друзья Верки, услышав о её беременности, ни разу больше не показались. Даже мать не больно-то интересовалась судьбой своей дочери и будущего внука или внучки. Своих "дел" было выше крыши.

В конце марта у Верки должен был родиться малыш. Недели за две до предполагаемого срока родов Верка пошла домой собрать кой-какие вещи. Там как всегда был дым коромыслом. Громко играла музыка, по дому бродили пьяные мужики.

- Посмотрите, кто пришёл? - выкрикнула мать Верки, схватив её за руку и потащив на кухню.

- Мама, отпусти, мне больно, - кричала Верка, пытаясь вырваться.

- Пойдём, посидим, а то и носу не кажешь в родной дом, а своего ублюдка сюда же принесёшь.

- Мама, как ты можешь?

Тут Верке удалось вырваться, и она побежала, сломя голову, из этого дома. У крыльца её ждала тётя Дуся:

- Я помочь тебе пришла. А где же твои вещи?

- Не надо ничего, обойдёмся. Пойдём, тёть Дусь, - еле-еле отдышавшись, сказала Верка.

- Похоже, мать твоя времени зря не теряет, бессовестная. - закачав головой, ответила тётя Дуся.

Этой же ночью у Верки отошли воды и начались схватки. Вызвали скорую.

Под утро, часов в шесть, Верка родила здорового, пухленького малыша, это был сын Кирилл.

Пока Верка была в больнице, тётя Дуся всё же сходила к ней домой и собрала все необходимые вещи.

Мать даже и слышать не хотела ни о дочери, ни о внуке.

- Глафира, сходила бы к дочери, навестила бы. Ведь внук у тебя родился, - говорила Глафире тётя Дуся.

- Пусть кому надо, те и идут. Отец ребёнка пусть идёт. Некогда мне, - резко ответила Глафира и, взяв бутылку, вышла из дома.

      Из больницы Верку с сыном забирала тётя Дуся и её племянник Виктор. Он приехал навестить тётю буквально накануне.

Верке было как-то неловко стеснять тётю Дусю, тем более с ребёнком.

Вот только дома их не ждали.

- Домой не пойдёте, не ждут вас там. Будете жить у меня, места всем хватит. А на Виктора не смотри, он погостит и уедет, - говорила тётя Дуся Верке.

Так и остались Верка с Кирюшей у тёти Дуси. Пока гостил Виктор, он старался помогать по хозяйству, то воды принесёт, то баню натопит. Иногда и с Кирюшкой сидел, пока Верка справлялась по хозяйству.

Виктору был тридцать один год. Жена от него ушла и сына пятилетнего забрала. Вышла замуж за другого и укатила с ним на север, за большими деньгами.

Виктор жил в городе и работал бригадиром на стройке. Квартира двухкомнатная у них с женой была, в кредит купленная. Но оказалось, что ей ничего не надо. Так он один и остался, уже год как развелись. По сыну только очень скучал.

Вот вышел в отпуск и решил тётю навестить. Он к ней каждый год старался приезжать в отпуск, то тут, то там подлатать чего-нибудь надо.

За две недели, пока Виктор гостил, привыкла к нему Верка, да и сам он подолгу мог сидеть с ней и с малышом. Верка всё о своей жизни рассказала Виктору, правда, боялась, что после этого он видеть не захочет их. На её удивление, Виктор всё воспринял спокойно.

- Вера, ты ещё слишком молода, и у тебя вся жизнь впереди, самое главное, чтоб ты в дальнейшем с пути истинного не сбилась, - говорил  он Верке.

- Ты считаешь всё ещё наладится? - как бы неуверенно спрашивала Верка.

- Конечно. Всё будет хорошо, - отвечал ей Виктор, глядя своими голубыми глазами.

Верка смотрела и боялась утонуть в них, она не хотела, чтобы Виктор уезжал, но не смела сказать ему об этом. Виктор с первого взгляда ей понравился, несмотря на разницу в возрасте. Глаза у него были добрые, да и относился он к ней и ребёнку хорошо. Иногда Верке очень хотелось, чтобы этот малыш был их с Виктором сыном, но, увы.

- Вера, я всё хотел спросить, почему тебя Веркой называют? Ведь у тебя красивое имя Вера, - спросил как-то за чаем Виктор.

- А я с детства Верка, другого и не слышала от матери. Всё Верка, да, Верка. Вот так и для всех осталась Веркой.

- Это надо исправлять. С этой минуты ты больше не Верка, а Вера. У тебя теперь сын есть и будет нехорошо, если тебя будут звать Веркой. Это звучит как-то даже пошло "Верка", ты же не продажная девка. Твоё имя очень красивое Вера.

- Раньше об этом я не задумывалась, а теперь самой неприятно. Вера - это же так красиво. Спасибо тебе, Виктор.

Так Виктор и Вера просидели полночи, проговорив о том, о сём, а на следующий день он уехал. Он обещал, что приедет при первой же возможности навестить их.

     Прошло полгода. Вера с сыном так и жили у тёти Дуси. Кирюшка уже подрос, пытался садиться самостоятельно. Вера помогала по хозяйству - убиралась, стирала, готовила, с огородом помогала.

Тётя Дуся присматривала за Кирюшей, а родная бабушка ни разу так и не приходила.

Виктор писал письма, говорил, что скоро сдадут объект и он приедет.

     В ноябре приехал Виктор с игрушками, конфетами и подарками для тёти Дуси, Веры и Кирюши. Правда, сказал, что он всего на неделю смог вырваться. Вера была и этому очень рада. Тёте Дусе Виктор привёз пуховый платок, Кириллу игрушек всяких, кое-что из одежды, а Верин подарок обещал подарить вечером.

После ужина, вечером, Виктор присел рядом с Верой на диван.

- Вера, я не хочу ходить вокруг да около, буду говорить прямо - выходи за меня замуж, - сказав это, он протянул коробочку с кольцом.

Вера была приятно удивлена, этого она точно не ожидала, хотя и мечтала.

- Но я же не одна, мы же с Кирюшей вдвоём, - ответила Вера.

- Это же хорошо, что вдвоём, я Кирилла усыновлю. Ведь он практически с рождения на моих руках оказался. Жить нам есть где, ремонт я уже сделал. Кирилл подрастёт, в сад отдадим, на работу устроишься.

- Я смотрю, ты уже всё решил?

- Я не решил, я предлагаю. Здесь в селе и для тебя работы нет, и ребёнку развития никакого. Подумай. Да и полюбил я вас. Домой приехал и тоска взяла, - сказав это, Виктор взял Веру за руку.

- Можно нам подумать хотя бы до утра? - спросила Вера.

- Конечно.

Эту ночь Вере не спалось. Она всё лежала и думала. Ей очень хотелось быть вместе с Виктором, при одной только мысли её сердце начинало биться быстрее. Полюбила она его всей душой, всем сердем.

Встала она рано, все ещё спали. Затем и тётя Дуся поднялась.

- Не спится? Думаешь над предложением Виктора? По мне так соглашайся. Полюбил он вас, да и ты с него глаз не сводишь.

После завтрака Виктор и Вера остались на кухне вдвоём.

- Ты подумала?

- Я согласна. Мы поедем с тобой. За время нашего знакомства ты стал нам очень дорог.

- Верочка, любимая, я так боялся, что ты откажешь, - шептал Виктор обнимая Веру, - я люблю вас. Я постараюсь, чтобы всё у вас было хорошо.

- Я тоже тебя люблю, Витя, - отвечала Вера, целуя его.

В выходные Виктор, Вера и Кирюша уехали в город. Уезжая, Вера зашла к матери попрощаться, но она даже не обняла Веру.

      В городе поначалу было непривычно, но постепенно всё наладилось. Через два месяца Виктор и Вера скромно расписались. В полтора года Кирюшу отдали в садик. А ещё через два годика у Виктора и Веры родились девочки-двойняшки Надежда и Любовь.

     Всё в их дружной семье сложилось хорошо. Ведь у них теперь были и Вера и Надежда и Любовь и, конечно же, Кирюша с Виктором!

Я никогда тебя не обижу

   Лейла вышла замуж за Фархада сразу после окончания школы в восемнадцать лет. Фархад же был старше на четыре года. И после армии работал слесарем на заводе. Родители и подруги отговаривали её от столь раннего замужества, но Лейла упёрлась, люблю и всё на этом.

Фархад красиво за ней ухаживал. Конфеты, цветы, прогулки под луной, клятва в вечной любви сделали своё дело. Лейла была поражена стрелой Амура и влюбилась по уши.

   После свадьбы, как и полагается в мусульманских семьях, жить стали с родителями жениха в городе. Фархад каждый день уходил на работу, а Лейла оставалась дома с его родителями.

Поначалу всё было просто замечательно. Свекровь сразу стала называть Лейлу дочкой. Всячески старалась ей угодить.

- Лейла, я никогда тебя не обижу, ты для меня стала как дочка. Я желаю вам с Фархадом только добра, - часто повторяла свекровь.

Жили они хоть и в городе, но в своём доме на окраине и поэтому держали корову и овец.

Лейла была девушкой хозяйственной и делала по дому всё - стирала, убирала, готовила, доила корову. Свекровь снохой была очень довольна.

   Но всё проходит. И спустя полгода после свадьбы свекровь стала показывать своё истинное лицо.

- Лейла, ты чего разлеглась, спишь, что ли? Вставай давай, лежебока.

- Мама, что-то мне нездоровиться с утра. Я проводила Фархада на работу и решила прилечь.

- Нездоровиться ей, спать надо ночью, а не кувыркаться.

- Мама, что вы такое говорите.

- А ничего, я тоже была молодой и знаю, как это бывает. Но это не даёт тебе повода уклоняться от домашних дел. Я для чего тебя в дом взяла, чтобы ты помогала мне. Вроде бы жила ты всего лишь в посёлке и должна быть работящий. Так что одевайся, покажи свои умения. Ночью снегопад был, пойдёшь снег чистить.

- Мама, но я и так никогда не уклонялась от работы.

- Вот и хорошо, тогда вставай.

Провозившись со снегом до обеда, Лейла уставшая и вся мокрая зашла домой. Но только она присела, как подлетела свекровь.

- Чего расселась, иди вари обед, а потом полы помой.

- Мама, я ещё с утра и чаю не пила.

- Вот с делами управишься и можешь попить, а сейчас за работу.

Лейла не понимала, что за ночь произошло со свекровью. Ещё вчера она была доброй и обходительной, а сегодня будто фурия. Она подумала, что это всего лишь сон и ущипнула себя, но тут же вскрикнула от боли.

   Часа за три управилась Лейла со всеми делами, а потом, обессиленная, упала на кровать и заснула. Разбудил её муж, придя вечером с работы.

- Любимая, просыпайся, уже вечер. Мама сказала, что тебе сегодня нездоровится, и ты отдыхаешь.

- Я отдыхаю? Ну, знаешь, такой отдых и врагу не пожелаешь. С утра твоя мама меня загоняла, даже чаю попить не дала. Ты считаешь это отдых, одной целый двор снега убирать? А потом я готовила обед, но до сих пор ещё не ела.

- Лейла, успокойся, пойми, кому-то же надо помогать. Я весь день на работе, отец в командировке. Мама сказала…

- Хватит повторять, как попугай "Мама сказала, мама сказала". Пойдём, поужинаем хотя бы.

Весь оставшийся вечер Лейла не разговаривала со свекровью, а её попытки поговорить обрывала.

   На следующий день Лейла вышла из дома рано утром вместе с мужем.

- Лейла, ты точно решила устроиться на работу? Ведь моей зарплаты хватает на всё. Маме это может не понравиться.

- Нет уж, Фархад, я хочу самостоятельно зарабатывать. Вчерашний день, проведенный с твоей мамой, показал, что надеяться в этой жизни нужно только на себя. А то возьмёт и выставит меня на улицу без копейки. Да ещё скажет опять, что я ничего не делаю. Говорили мне родные "Учись дальше, замуж успеешь ещё", нет, упёрлась, как баран. Радовалась я, как дура, свекровь у меня хорошая. Ага, сейчас, размечталась, глупая.

- Ну, знаешь, хоть ты мне и жена, но про свою маму не позволю плохо говорить.

- Да не очень-то и хотелось. Ну всё, пока, я побежала. Марина Викторовна меня уже ждёт. Ну, не злись.

Поцеловав мужа, Лейла побежала на собеседование.

Лейла хорошо владела ножницами и делала причёски всем родным и знакомым. Правда, у неё были только курсы парикмахера, которые она прошла по настоянию родителей, параллельно учась в одиннадцатом классе. А у маминой подруги Марины был свой салон красоты, и она всегда говорила, что готова принять Лейлу на работу. Так как в ней были все задатки стать профессиональным парикмахером.

   Марина Викторовна с радостью взяла Лейлу ученицей с последующим трудоустройством. Теперь каждый день Лейла с восьми утра уходила на работу и приходила вечером в шестом часу.

Вот только свекровь работой невестки была совсем недовольна. И как-то вечером завела разговор с Лейлой.

- И зачем тебе эта работа? Что тебе, денег мало, что мой сын приносит? Дома делов невпроворот, а она нарядная на работу спешит. Ты думаешь, я тебе буду обеды-ужины готовить? Нет, ты ошибаешься. Захотела на работу, так будь добра успевай везде. А если что не так, никто тебя здесь не держит. Я сыну другой жены желала. Вон соседка Фатима, умница, красавица и отец предприниматель. Не то, что некоторые…

- Мама, да как вы можете так говорить… Мы любим друг друга с вашим сыном. А вы, я смотрю, совсем не та добрая свекровь, что принимала меня у себя дома. Всё это была лишь пыль в глаза, чтобы приручить бесплатную домработницу.

- Что ты о себе возомнила, соплячка. Ты думаешь, что ты нужна Фархаду? Ты, лентяйка необразованная. 

- Я не намерена выслушивать ваши оскорбления и больше не хочу жить с вами. Фархаду я позвоню. До свидания.

Оскорблённая Лейла была очень расстроена. Лицо её горело огнём, руки дрожали. Она в горячках собрала свои вещи и ушла. Идти особо было некуда, родители далеко, подруг не было. Единственным человеком, которому она могла позвонить, была Марина Викторовна.

   Марина Викторовна приехала за Лейлой сразу после звонка. И теперь она сидела за столом с чашкой горячего чая и рассказывала о своей семейной жизни.

- Тётя Марина, вы не знаете Фархада, он хороший и любит меня. Вот увидите, он приедет за мной. Обязательно приедет.

- Какая же ты ещё глупышка, Лейла. Ты два часа назад ушла, а твой Фархад даже не позвонил. Тебе не кажется это странным? Может быть, всё это было разыграно, чтоб от тебя освободиться?

- Да нет, тётя Марина, нет, быть такого не может. Он просто по делам уезжал. Наверное, ещё не вернулся. Вот увидите, он приедет.

Лейла задумчиво смотрела в окно и пила чай. По её глазам видно было, что она очень ждала звонка от мужа. Наивная девочка не хотела верить в то, что она больше не нужна. Ведь они с Фархадом поклялись любить друг друга.

Но ни вечером, ни на следующий день звонка не было.

  Прошло три дня. Лейла продолжала своё обучение в парикмахерской тёти Марины. Она была очень способной ученицей. И уже через месяц могла начать работать самостоятельно.

От мужа звонка так и не было.

Лейла собралась сама навестить мужа и узнать, что случилось. Вечером сразу после работы она заехала домой.

Дверь открыл Фархад.

- Здравствуй, любимый, что случилось, почему ты мне не позвонил и на мои звонки не отвечал? - Лейла хотела поцеловать мужа, но он отстранился.

- Сынок, это Фатима пришла? - в дверях появилась свекровь. - А это ты? Что тебе надо? По-моему в прошлый раз мы обо всём поговорили. Фархад, отдай ей оставшиеся вещи, да и мебель свою тоже забирай. Мы заказали новую.

- Фархад, что ты молчишь? Мы ведь любим друг друга или нет? - на глазах у Лейлы застыли слёзы.

- Ответь ей, сынок, не молчи, скажи, что ваша свадьба была ошибкой.

- Лейла, прости, но я, я не люблю тебя, и я уже подал на развод. Прости. - Фархад будто выдавил эти слова из себя.

- Какой же ты всё-таки оказался маменькин сынок и тюфяк. Я так тебя любила, дура. Так мне и надо, размечталась о любви большой. Муж по вечерам в компьютере сидит, а жена по утрам снег чистит да за коровой убирает. Прекрасно. Всё, хватит с меня, и знаешь, Фархад, сейчас мне тебя жалко.

Лейла развернулась и ушла. С одной стороны, ей было легче, так как всё прояснилось. Но с другой, на душе была обида за обман, за растоптанную любовь. Она больше не хотела слышать о муже и, тем более, о его маме.

Вечером она позвонила родителям и всё рассказала. Они были очень расстроены и хотели приехать, чтобы всё как-то уладить. Но Лейла наотрез отказалась и объяснила, что больше она к мужу не вернётся, да и похоже, что замена ей уже нашлась.

С Фархадом их развели быстро, и мать сразу же женила его на Фатиме. Его дальнейшая жизнь Лейлу больше не интересовала.

   Прошло полгода. Лейла стала хорошим специалистом. У неё появились свои клиенты. И получаемая зарплата позволяла ей снимать квартиру.

На личном фронте у Лейлы было тихо. Замуж она больше не торопилась. Ошибиться второй раз она не хотела.

Правда, в последнее время ей оказывал знаки внимания один из постоянных клиентов. Он приходил стричься каждый последний четверг месяца.

- Смотри, Лейла, увезёт тебя твой пунктуальный брюнет, - шутила Марина Викторовна.

- Тётя Марина, скажете тоже. Ну да, он, конечно, приятный мужчина. Такой умный, внимательный, вежливый и, скорее всего, женатый. В общем, мне там точно ничего не светит.

- Ага, значит всё-таки он тебе нравится?

Лейла, смутившись, кивнула головой.

- Хотя обручального кольца я у него не видела, - с надеждой в голосе подумала вслух Лейла.

   Так проходили дни, летели месяцы, приближался новый год. Лейла очень любила этот праздник, но в этот раз праздничного настроения не было совсем. Тридцать первое декабря выпадало на пятницу. Для Лейлы этот день был самым обычным рабочим днём. Торопиться ей было некуда, дома никто не ждал. Ехать к родителям она собиралась на выходных.

К концу рабочего дня в парикмахерскую вошёл постоянный клиент Лейлы. Его приход удивил её. Стричься он приходил в четверг, а сегодня пятница, да и предпраздничный день.

- Здравствуйте, Лейла, я боялся, что уже не застану вас.

Лейла вопросительно посмотрела на него.

- Мы с вами даже толком не знакомы.

- Да, извините меня, Лейла, я знаю, как вас зовут, но сам не представился. Меня зовут Радик, мне двадцать семь лет, и да, я разведён.

- Приятно познакомиться Радик, очень интересно ты представился, как будто ученик в школе.

Лейле всё это показалось настолько забавным, что она рассмеялась.

- Извини, я не над тобой, просто как-то странно жизнь устроена. Чуть больше полугода назад меня, в прямом смысле этого слова, отшил мой тогда ещё муж. А сегодня ты, незнакомый человек, ехал сюда и боялся меня не застать. Странно...

Улыбка Лейлы вдруг сменилась на слёзы, и она убежала в подсобку. Она старалась успокоиться, но казалось, что слёзы текут сами по себе, совсем не подчиняясь ей.

Радик ей понравился сразу в первый день их встречи. Но Лейла даже и думать не могла о том, что он придёт к ней. Но тут её размышления были прерваны.

- Лейла, прости, я совсем не хотел, чтобы ты грустила и плакала. Я хотел пригласить тебя в ресторан встретить вместе новый год. Мне кажется, нам есть о чём поговорить. Ты поедешь со мной? - протянув руку, спросил Радик.

Зашмыгав носом, Лейла повернулась к нему:

- Ты думаешь, с красным носом можно пойти в ресторан?

- Ну, это дело поправимое, мы заедем к тебе домой, а потом встречать новый год.

Лейла, улыбнувшись, протянула руку.

- Подожди минуту, я соберусь.

   Летом следующего года Лейла вышла замуж за Радика. А через год у них родились замечательные девочки-близняшки, Айгуль и Алсу. Радик очень любил своих девчонок и никогда и никому не давал их в обиду.           

В семье Лейлы и Радика всегда царили любовь и взаимопонимание!

Comments: 0