Поваров Алексей

 

 

 

 

Поваров Алексей Валериевич,

мне 24 года

Работаю в Центре Культурного Развития города Инза

руководителем кружка «Керамика»,

где занимаюсь с ребятами лепкой из глины и учу их работе на гончарном круге. 

г. Инза

Номинация "Проза"

Иной мир. Ренегаты

отрывок из книги 

***

Только я вернулся в сарай, как раздалась очередь из пулемета, разбудив моих друзей.

- Что такое? – вскочил Стукер.

- По-моему, это пулемет Мясника, - сказал Фляга.

Выскочив на улицу, где туман постепенно рассеивался, я увидел Мясника и Дыма.

- Проснулись? – крикнул Мясник.

- Идите сюда, Хвост! – позвал Дым. – Все, кроме девчонки.

- Чего он орет? – спросил Фляга.

- Зовет нас всех, кроме Милен. Она пусть здесь останется.

Одевшись, мы вышли из сарая и подошли к Дыму. Из трехэтажного дома вышли остальные, держа пленников со связанными руками.

- Хорошая сегодня погода, да, наемники? – проговорил Мясник, вдохнув полной грудью. – Для купания самое то.

- Микроб! – заорал Дым. - Тащи оборудование! В подвале оно.

- Вы, как он сказал, - Мясник кивнул на Дыма. - Самые толковые ребята, поэтому вы и спуститесь в руины на дне. Остальных, вроде этого вашего Верзилы, туда лучше не пускать.

- И как это интересно, мы там копаться будем в этой лодке? – спросил Фляга. - И кто этой лодкой управлять будет?

- Управлять будут вот эти, - Дым указал на пленников. - В лодке будем я, Лина, Фляга и Разрыв.

- А мы что? – спросил Стукер.

- А вы на этих, как их? – Дым повернулся к пленным.

- На подводных мотоциклах в гидрокостюмах, - буркнул Даниэль.

- Чего? – не понял Стукер. - На мотоциклах? Под водой?

- Сами увидите, пойдемте к лодке. – сказал Мясник.

 Когда мы поднялись на причал, я увидел, что рядом с подлодкой на волнах покачиваются две штуки, похожие на гидроциклы с заостренным носом и плавно изогнутым ветровым стеклом. Но ведь гидроциклы, насколько мне известно, плавают на воде, а не под водой. Присмотревшись, я заметил, что по бокам находятся короткие «крылья», а руль может не только поворачиваться в стороны, но и двигаться вперед-назад, как у самолета.

- Сядете по двое. Управление как на обычном мотоцикле, - сказал Дым. - Только вот…

- Все ясно, – сказал я. – Марк? Ты понял?

- Да, – кивнул американец.

- А мне вот ничего не ясно… - влез Стукер.

- Да не беспокойся, мы с Марком поведем. Наши заботы, - ответил я.

Вспомнив, что мы не завтракали, Фляга убежал в трехэтажный дом и вернулся спустя десять минут, притащив с собой здоровенное деревянное блюдо, на котором с одной стороны лежали с пару десятков пирожков, а с другой высилась кучка ароматного жареного мяса, нарезанного на мелкие кусочки. Под мышкой толстяк зажал длинную глиняную бутыль, в которой оказался квас.

- Ну, уж что на глаза попалось, - развел руками Фляга. – Не уху же мне там разогревать полчаса?

И хоть рыбные пирожки, как и мясо, были холодными, мы умяли их за пять минут.

- Микроб! Придурок! Где ты там застрял?! – заорал Мясник.

 «Придурок» появился из подвала с распахнутыми дверями. Кряхтя, тащил два ящика с маркировкой Технограда. Верзила забрал у него один ящик и взвалил на плечо. Здоровяк принес его на причал и грохнул нам под ноги.

- Осторожнее, баранья голова! – рявкнул на него Дым.

 Пока Фляга ножом отдирал верхнюю стенку ящика, Микроб дотащил-таки свою ношу до нас.

- О! Автоматы! – обрадовался толстяк, вскрыв контейнер.

 Внутри лежали четыре штуки неизвестного мне оружия, внешне похожего на автоматы с расположенными слева чересчур большими магазинами, которые аккуратно были уложены на дно. Взяв один магазин в руки, я выщелкнул из него необычный патрон – гильза как гильза, а вот вместо пули остро заточенный штырек длиною с палец, на котором имелись крохотные стабилизаторы.

- Подводные автоматические винтовки, - сказал Даниэль. - Последняя разработка, как мотоциклы и аппараты для погружения.

- О! А тут комбинезоны и какие-то приборы, - толстяк успел вскрыть и ящик, притащенный Микробом.

- Одевайтесь, - сказал мне Дым, - Они растягиваются, так что проблем с размером не будет.

- Ага, захотел! – Стукер схватил комбинезон и прижал к груди. – Прямо тут переодеваться?

 Молодой наемник забежал внутрь трехэтажного здания. Забрав из ящика амуницию, мы отправились вслед за ним.

 Чтобы натянуть на себя комбинезон, сделанный вроде как из резинопласта снаружи и нежной теплой ткани внутри, пришлось раздеться до нижнего белья. Комбинезон был заодно с сапогами и раскрашен в цвета Технограда – черный и красный. Когда я переоделся и скрутил волосы в большой пучок, Стукер помог мне повесить за спину что-то вроде плоского рюкзака с трубками и гофрированным шлангом, на конце которого была маска, похожая на гибрид респиратора и очков для горнолыжников. Почему-то я думал, что придется надевать тяжелые баллоны с кислородом, а не легкий рюкзачок, который на самом деле прибор, с помощью химических реакций вырабатывающий пригодный для дыхания воздух. Затем я закрепил сбоку подсумок – набью его магазинами для подводного автомата.

 Свою одежду мы отдали Фляге, который отнес ее в сарай, где мы провели пару спокойных часов после штурма поселка.

 Вернувшись на причал, я увидел Джека и Лину. Девушка без малейшего удивления разглядывала подлодку и подводные мотоциклы, будто каждый день на них катается.

- Ну давайте, устраивайтесь поудобнее, - Мясник указал стволом пулемета на подводные мотоциклы. – Насчет аппаратов дыхания не беспокойтесь – они заработают автоматически, как только внутрь попадет вода.

- А это что за мешки? – спросила Нона, имея в виду черные чехлы на дне ящика с комбинезонами.

- Туда можно положить оружие, чтобы не намокло, - сказал Даниэль.

- Ну тогда я так и поступлю, – я взял один чехол и стал упаковывать в него свой крупнокалиберный дробовик.

 Марк сунул в мешок лишь пистолеты. Стукер решил взять свой карабинный пистолет-пулемет, а Нона ограничилась подводным автоматом.

- А! Чуть не забыл! – Дым хлопнул себя по лбу. – Микроб! Тащи шприцы!

- Чего тащи? – не понял Фляга.

 Ему никто не ответил. Мелкий подлиза сбегал в дом и вернулся с небольшим чемоданчиком из резинопласта. Дым отобрал чемоданчик, вскрыл с помощью ножа и показал нам.

 Внутри в ряд лежали несколько стеклянных ампул в металлических каркасах. Вынув одну из ампул, я разглядел, что это шприц, с одной стороны которого имелась тонкая короткая игла, а с другой – кнопка.

- Под водой, особенно на дне, есть давление, – сказал Даниэль. – Это особый препарат. Он будет… Хотя, кому я это рассказываю? Вы и слов-то таких не знаете. В общем, благодаря этой штуке вы будете нормально себя чувствовать на дне озера. И после погружения вы быстро оклемаетесь.

- Слышали? Колитесь давайте, – сказал Дым, поднося чемоданчик к Стукеру.

- Куда колоть? – спросил я.

- Куда хочешь. Но чтобы эффект наступил быстрее – в вену, – пояснил Даниэль.

 Закатав рукав, я сморщился и всадил иглу в вену. Надавил на кнопку, и янтарная жидкость с тихим шипением покинула шприц.

 Дольше всего пришлось уговаривать Нону, которая боялась укола. Марк, забрав шприц, сам вколол ей препарат.

 Захлопнув чемоданчик примерно с десятком оставшихся шприцов, Дым швырнул его на траву у берега.

- Давай, Стук, садись! – сказал я, уже заняв место водителя. – Ничего страшного нет, это как на обычном мотоцикле, только под водой гонять будем.

- Все равно страшновато…

 Навьюченный двумя чехлами, в которых было мое ружье и его автомат, и с болтающейся на ремне подводной винтовкой Стукер чуть не грохнулся в воду, но все-таки уселся.

- Твой автомат мешает, передвинь на грудь, - попросил он.

 Я сдвинул подводное оружие со спины на грудь, пристроив так, чтобы не мешало рулить, но было под рукой. Затем нажал на кнопку с надписью «запуск» и мотоцикл подо мною заурчал, вода вокруг нас вяло забурлила.

- Руки убери! Там по бокам скобы есть, - сказал я, так как наемник от неожиданности схватился за меня.

 Марк с Ноной заняли второй мотоцикл. Дым первым забрался по лесенке в рубку подлодки. Следом, сопровождаемые оружейными стволами, в нутро лодки перебрались Лина, Даниэль и его молчаливая помощница. Затем по лесенке необычно легко влез Фляга, за ним Разрыв.

 Из люка высунулся Дым и подлодка, скрипнув, дернулась и поплыла вперед, рассекая черным округлым носом кристальные воды озера и клубы тумана.

- За нами давайте, - сказал Дым.

 Когда лодка удалилась от нас метров на десять, я плавно повернул рукоятку газа и направил мотоцикл за лодкой, держась чуть правее, чтобы не попасть на «хвост» из пенящейся воды. Точно также, только левее, пристроился мотоцикл Марка и Ноны.

 Из-за окутанной дымкой темно-зеленой массы далекого леса виднелось зарево. Через минуту появилось и само солнце. Первый луч ласково мазнул по лицу теплом и отразился в водах Кристального озера. Клубящийся над водой туман начал исчезать и видимость резко улучшилась. Далеко впереди стала видна торчащая из воды башня со шпилем, конец которого блестел, будто только что отполированный.

 Теперь солнечный свет, проникая под воду, позволял различить на дне совсем уж обветшалые и занесенные песком руины.

- Смотри, там сеть старая, - сказал Стукер. - И какой идиот тут сетями ловить собирался?

 Сквозь прозрачные воды было отлично видно большой дырявый невод, висевший на торчащих из обломков каменных стен штырях. Он был словно живой – трепыхался в разные стороны, поднимая взвесь из песка и ила. Приглядевшись, можно было заметить в нем неосторожных рыб – дохлых, с разбухшими животами и побелевшими глазами, и живых, которые и пытались вырваться из ловушки.

- А это что за… штука? – спросил я.

 В сети кроме рыбы лежало что-то белое, уже неживое. «Что-то» было похоже на человека, только руки и ноги тонкие, да копна волос какого-то зеленоватого цвета. Приглядевшись, можно было заметить, что на некоторых местах тело было покрыто чешуей, а на спине ниже лопаток виднеются шесть странных, слишком ровных ран, из которых торчит что-то красное.

- Может, какой малолетка искупаться решил, да в сетях по тупости запутался? – предположил Стукер.

- Может… - согласился я.

 А потом шепотом, почти про себя, добавил:

- Может показалось?

 Становилось все глубже. Подводных руин теперь уже и невидно. Здесь местные уже могут спокойно рыбачить, не боясь оборвать снасти. Эх… надо было спросить у оставшихся в живых селян, каких они тут рыб ловят и какие байки про озерных тварей рассказывают. Нам ведь придется погружаться к ним в гости. То тело в сети все не шло из головы – чешуя эта, да раны, подозрительно похожие на жабры, как у акулы.

- Погружаемся! – крикнул Дым.

 Главарь выплюнул сигарету в воду и скрылся в лодке, задраив люк. Вода вокруг нее взбурлила и черный обтекаемый корпус стал погружаться.

- Маску приготовил? – спросил я напарника.

- Угу.

- Напяливай.

- Бу-бу?

- Понял. Уже надел.

 Я тоже надел маску. Она неприятно прилипла к лицу и будто бы стянула кожу.

 Щелкнув кнопкой с надписью «погр», я резко толкнул руль вперед и прибавил газу.

- Бу-бу?! – донесся голос Стукера из-под маски.

 Водная поверхность ударила в лобовое стекло. Я зажмурился и задержал дыхание.

 Рискнув открыть глаза, я убедился, что мы теперь под водой. Я сделал вдох и почувствовал, что дышу почти чистым кислородом. Выдыхаемый углекислый газ выводился через клапан и, смешиваясь с пузырьками выхлопа мотоцикла, устремлялся наверх.

 Впереди, сквозь толщу воды виднелась подлодка в гроздьях пузырей. Оглянувшись, я увидел мотоцикл Марка и Ноны, тоже погрузившийся под воду. Женщина медленно помахала нам правой рукой, сжимая в левой автомат.

 Подлодка резко увеличила скорость и мы последовали ее примеру.

 

 ***

- Погружаемся! – заорал сверху Дым.

 Наемник спрыгнул с лесенки, захлопнув люк, и уселся в одно из трех кресел перед широким окном из толстого бронированного стекла. Два других кресла занимали Даниэль и его помощница, совсем не похожая на техноградца. Я со связанными руками сидела на ящике с патронами для пулемета, что сейчас снят с турели и лежит под скамьей, на которой дремлют Фляга и Разрыв.

 Вода «затопила» окно и теперь перед нами предстало дно озера, усеянное остатками каменных стен и заросшее длинными водорослями, среди которых сновали рыбы разных размеров и форм. Были и коричневые медузы, и сомы, и какие-то странные животные со щупальцами. По песку ползали крабы и улитки, чьи панцири имели разные формы, размеры и цвета. Лежали двустворчатые моллюски зеленоватого и желтоватого оттенков, из которых добывают неровный и слегка вытянутый жемчуг. Идеально гладкий круглый жемчуг создают только полосатые глубоководные моллюски, достигающие иногда размеров почти в метр. И жемчужина у таких гигантов иногда больше кулака бывает.

 Лодка увеличила скорость и немного повернула туда, где дно резко обрывалось, уходя вниз. На этом обрыве лежал покрытый илом, обросший ракушками и водорослями корабль. Вроде бы раньше это была баржа для перевозки техники. На палубе видны остовы двух машин – грузовик с закрытым кузовом и трактор.

 Когда лодка миновала обрыв, перед нами раскинулось зеленоватое «ничто». Абсолютно не видно дна, рыбы почти нет, вокруг только зеленоватый фон.

- Сейчас на дно опустимся и будем плыть до огромного здания, похожего на… - Даниэль сделал паузу. - Кто из вас в Старой Гавани бывал?

- Я в барах  про нее много слышал, - отозвался Фляга.

- Слышал про их ратушу? Огромное здание с башней, в котором и мэр Шварц живет, и полиция их базируется?

- Да, слышал. Здоровенный домина, от древних оставшийся.

- Вот и здесь на дне такое же здание должно стоять. Это его башня со шпилем из воды торчит, видели наверное? Недалеко от него и расположено то, что нужно нам и этому, - Даниэль ткнул пальцем в Дыма.

- А это кто? – спросил Фляга, ткнув пальцем туда, где находилось невидимое пока дно. – Ты, умник, не знаешь случайно?

- Не нрравятся мне эти палки у них в рруках… - Разрыв лапой передернул затвор странного автомата.

 Привстав с ящика, я доковыляла до окна и поверх голов техноградцев и Дыма посмотрела вниз. Оттуда, из зеленой глубины, к нам плыли четыре человекоподобных существа с чем-то вроде длинных копий в руках.

- Вон еще двое! – сказал Фляга.

- Еще один, - добавил Разрыв.

- Еще, и еще… Да сколько их?! – выкрикнул Дым, прижавшись лбом к стеклу.

 С глубин Кристального поодиночке и небольшими группками к лодке продолжали приближаться неизвестные существа, беря нас в кольцо…

 

 

***

 Лодка миновала обрыв и навеки застывшую на нем баржу. Мотоцикл Марка и Ноны следовал прежним курсом, а вот я повернул руль, чтобы приблизиться к затонувшей посудине и посмотреть просто так, ради интереса.

 Эта ржавая баржа перевозила грузовик и большой трактор, но, как я вижу, не довезла. Двери кузова грузовика раскрыты и внутри виднеются ящики – вернее, железные остовы с остатками гнилых досок. Трактор не имел кабины – виднелось обросшее ракушками сиденье, руль и рычаги, между которыми переплелись водоросли. Рубка баржи заперта, залепленные мутью окна целы. Капитан, или кто он там, пошел ко дну вместе с кораблем.

 В это время я почувствовал себя нехорошо. В голове зашумело, управлять стало тяжелее. И тут же, совсем неожиданно, неприятные ощущения пропали. Только в голове пару раз противно щелкнуло, а в носу появился запах крови. Я почувствовал, как теплая капелька скользнула вниз и остановилась на губах. Понятно – препарат начинает работать.

 Проплывая над обрывом, я обратил внимание на вытянутые тени, поднимающиеся с глубины. Их было четыре. Потом появились еще парочка. Я повернулся, чтобы привлечь внимание Стукера, но напарник сам затормошил меня, указывая вниз, где под обрывом притаились три белых человека с развевающимися в воде темно-зелеными волосами и копьями в руках. Черты их лиц были одинаковы – тонкий нос, узкие глаза и полуоткрытый рот с синеватыми губами. И никаких дыхательных аппаратов. У двоих из одежды только какие-то штаны уже непонятного цвета, а у третьего еще и «бюстгальтер», изготовленный из половинок двустворчатого моллюска – прямо как у русалочки.

 Мифические русалки, про которых я как-то слышал от пьяного рыбака в Камне? Не может быть! Да чтоб я с мотоцикла свалился!

 Существа приблизились. Двое расположились по сторонам с копьями наперевес. Чтобы поддерживать тело в воде, они двигали длинными стройными ногами, пальцы которых были широко разведены, натянув перепонки. Третья русалка плыла над нами, внимательно разглядывая нас темными глазами. Копье в ее руках оказалось просто железным прутом, чуть погнутым, заточенным с одной стороны и украшенным ракушками. Смотря в ее узкие глаза, я взялся за рукоять автомата. Стукер переводил ствол своего оружия с одной русалки на другую.

 Мотоцикл Марка и Ноны также сопровождали эти существа в количестве аж пяти штук. У двоих вместо копий были остро заточенные половинки от раковин, приделанные к рукоятям – что-то вроде топоров. Подлодку вообще не было видно за белыми телами и развевающимися зелеными волосами. Она резко вырвалась из толпы существ и стала спешно уходить на глубину.

 И тогда водяной народ напал.

 Русалка в «лифчике» оскалилась и коршуном спикировала на меня с занесенным копьем. Рванув руль вправо, я разминулся с существом и левой рукой схватил его копье. Добавив газу, резко сократил дистанцию с двумя другими русалками, в которых Стукер успел всадить несколько пуль-игл. Та, у которой я попытался отнять копье, справилась с оцепенением и собралась куснуть меня за плечо. Но не тут-то было – напарник долбанул ее прикладом по зубам.

 Русалка удивленно зыркнула на нас темными глазами и отпустила копье, медленно опускаясь. Из разбитой губы потянулась ниточка крови. Черной.

 Вроде все, но нужно же и остальным помочь. Поудобнее перехватив оставшееся от русалки копье, я как турнирный рыцарь на коне с разгону врезался в существ, окруживших мотоцикл Марка и Ноны. Женщина расстреляла одного в упор и успела ранить еще двоих. На моем копье оказались две русалки, судя по отсутствию ракушечных «бюстгальтеров» - самцы. Хорошо насадились – один грудью, второй животом.

 Я отпустил копье и этот «шампур» с двумя «кусками», размахивающими руками в чернеющей от крови воде, стал беспорядочно вертеться в воде. Кажется, особого урона я им не нанес, но обездвижил на время.

 С двоими оставшимися русалками справились Нона и Стукер. Осталось догнать подлодку, которая быстро удалялась, пытаясь уплыть от преследователей.

 Два мотоцикла бок о бок двигались через зеленоватую воду, набирая скорость. Два стрелка на задних сиденьях изготовились к стрельбе. Два водителя держали руль только одной рукой, зажав в другой рукоять подводного автомата. И все мы одновременно открыли огонь, нагнав лодку и преследующих ее русалок. Вода наполнилась гроздьями мелких пузырьков и на русалок обрушился ураган из остро заточенных пуль-игл.

 Расстреляв магазины, мы прикончили почти всех. Остались только двое легко раненых. Один самец с простреленными руками был одет обычно, а вот вторая была в короткой юбке и «бюстгальтере» из двух красивых раковин зеленоватого цвета. На голове ее было что-то вроде короны из раковин с вуалью – синтетической мелкоячеистой сеткой красного цвета. Наверное, это их королева, или что-то вроде того. Оружие королевы тоже отличалось – металлический штырь с приделанными к нему заточенными половинками раковин, украшенный ракушками поменьше. Никто из них не пытался теперь напасть.

 Пронесшись на мотоцикле мимо королевы, я вырвал из ее руки оружие, а Стукер сорвал с головы корону, открыв опущенные вниз глаза. Головной убор королевы Стукер сразу же примерил на себя. Обернувшись, я показал русалкам королевским оружием туда, откуда они появились, и существа послушно направились в указанном направлении. 

 Конечно, можно было их добить, но лишать королевы этот подводный народ мне не хотелось. Получив от нас хороших пинков, потеряв своих воинов, оружие и корону, хозяйка озера запомнит урок, и надеюсь, заставит своих держаться подальше от людей.

 Во время подводного сражения мы успели опуститься поближе ко дну, которое наконец-то стало видно.

 Подлодка закончила погружение, зависнув в метре над дном. Оно здесь было усеяно не остатками древних стен, а целыми зданиями, обросшими разноцветными водорослями, между которыми плавали пучеглазые рыбины и большие, около метра, медузы зеленого цвета. Лучи мощных фонарей подлодки и мотоциклов заставляли прятаться в щели древних стен существ, напоминающих мурен. По дну ползали… трилобиты[1]. Точно такие же, как и на картинках в энциклопедии.

 Особого впечатляли огромные, три метра размером, раки-отшельники с раковинами, в которых поместилось бы три человека. Одному раку не досталось ракушки, но членистоногое не растерялось и приспособило под домик… странную, в форме трапеции, небольшую машину без одного колеса. Одна дверца автомобиля была заклинена, а вторая выломана к чертям и именно через нее рак прятался в свое укрытие.

 Подобные машины вначале были незаметны на дне из-за нанесенного на крышу песка, в котором пустили корни водоросли. Почти вся техника сохранила стекла, покрытые налетом.

 Конечно, я много об этой древней цивилизации слышал. Искатели раскапывают в руинах какие-то вещи, одежду из прочной ткани, неизвестные приборы. Но вот транспортные средства древних никто так и не находил, хотя, скорее всего находили, но не афишировали. Но что машины на дне не людьми сделаны – это точно. Во что ж мы вляпались, а? Куда нас приведет наше подводное путешествие? 

 

***

 Наемники на странных подводных мотоциклах смогли расправиться с этими тварями. У меня до сих пор колено дергается, стоит лишь вспомнить их глаза, заглядывающие внутрь сквозь толстое стекло.

 Чтобы оторваться от них, Даниэль резко увеличил скорость и начал погружение на глубину. Теперь перед нами было дно, на котором руины выглядели более… целыми, что ли? А еще здесь, скрытые под пышными водорослями, были машины. Похожие мы с Гранатой видели в туннеле.

 Вдали смутно виднелось какое-то огромное здание с двускатной крышей и башней.

- Это оно, - сказал Даниэль. – Такое же здание в Старой Гавани выполняет роль ратуши. Мы в Технограде считаем, что у древних оно выполняло ту же функцию. Еще немного и мы увидим лабораторию. Наемник, ты и вправду хочешь, чтобы то, что находится в ней, досталось бандитам? Этим уродам, зверям в человеческой шкуре?

- Мне нужны жетоны. А еще я кое-кому должен, - честно ответил Дым. – И вообще, это не твое дело, Дани.

- Даниэль, – твердым голосом поправил техноградец.

- А ты, девчонка, что знаешь об этом? – Дым повернулся ко мне. – Ты ведь не простая охотница?

- Как раз простая охотница и есть, - ответила я. – И о чем вы здесь вообще говорите? Какая еще ла-ба-ро… как там у вас?

- Лаборатория, - сказал Даниэль.

- Да-да, точно! Лаборатория, - кивнула я.

- Да нет, я имею в виду, что вижу здание лаборатории.

 Мы с Дымом повернулись к окну, в котором появилось здание. Не знаю, сколько этажей в нем было раньше, но сейчас отлично сохранился только первый и остатки второго, из которых торчали какие-то металлические обломки. Над широкими воротами первого этажа шли объемные буквы неизвестного мне слова. Где-то я уже видела что-то подобное.

 Одна створка ворот провалилась внутрь, вторая продолжала стоять.

 

***

Подлодка замедлила ход возле полуразрушенного здания с уцелевшим первым этажом. В обломках второго этажа торчало что-то, напоминающее хвост то ли самолета, то ли вертолета. На первом этаже не имелось окон – только широкие ворота, у которых уцелела только одна створка. Над воротами когда-то была объемная надпись, но большинство букв отвалилось. Думаю, это и есть то, что нам нужно.

 Рядом со зданием раньше располагалась стоянка – были видны машины, занесенные песком по самые окна. Причем среди машин, похожих на трапеции, были автомобили с башенкой на крыше, из которой торчал тонкий ствол. Из склона песчаного холма, выросшего под стеной, торчала квадратная кабина похожей на автобус машины.

 Подлодка помигала фонарями – сначала одним, потом другим. Подведя мотоцикл к широкому окну, я махнул головой: «чего тебе еще надо?».

 Дым ладонями изобразил ворота. Одна ладонь-створка упала, вторая открывалась и закрывалась. Понятно, хочет, чтобы мы сдвинули уцелевшую створку и позволили подлодке проникнуть внутрь. А зачем? Зачем заводить такую здоровую штуковину внутрь? Разумнее было бы нам слезть с мотоциклов и обшарить здание, не затаскивая лодку.

 Повернувшись к Стукеру, я изобразил, как выдираю чеку из невидимой гранаты. Напарник кивнул и снял с пояса запальную фугасную гранату. Эти гранаты производятся уже с запалом в герметичном корпусе из резинопласта, поэтому вода внутрь попасть не может. Надеюсь.

 Я передал секиру королевы русалок Стукеру, а сам слез с мотоцикла с гранатой в руке. Тело потянуло наверх, пришлось работать руками и ногами. Приблизившись к воротам, я воткнул гранату в песок под створкой. С трудом оторвав длинную и узкую водоросль, я одним концом завязал ее за кольцо гранаты. Длины водоросли оказалось достаточно, чтобы укрыться за углом лаборатории. Я дернул водоросль.

 Раздался гулкий «бум», затем пошла волна.

  Взрыв не оторвал створку, но взрывная волна толкнула ее внутрь, полностью открыв проем, из которого вынесло несколько оглушенных рыб.

 Забравшись на мотоцикл, я развернул его к воротам, чтобы лучи фонарей осветили внутреннюю часть здания. Весь первый этаж представлял собой огромный зал, в дальнем конце которого были остатки лестницы, ведущей на второй этаж. Под стенами лежали покрытые илом контейнеры и стояла одна машина с распахнутой дверцей. А посреди зала была огромная дыра с ровными краями, с трех сторон огороженная решеткой.

 Мотоцикл подо мной качнулся. Обернувшись, я увидел как Стукер собирает со дна красивых, с гладкой переливающейся раковиной, двустворчатых моллюсков. Наверняка хочет дочку порадовать. Помимо красивых ракушек, у моллюсков может попасться и жемчужина.

 Подлодка двинулась внутрь здания. Пришлось уйти у нее с дороги, по пути захватив Стукера за шкирку и усадив на место. Собранные трофеи напарник сунул в подсумок с магазинами для подводного автомата.

 Подлодка остановилась над дырой в полу. Задний винт остановился. Вместо него небольшие боковые винты провернулись наверх и завращались, вталкивая лодку в дыру. Когда ее черное тело полностью скрылось, мы с Марком завели мотоциклы внутрь и остановились возле дыры. Это оказалось что-то вроде шахты гигантского грузового лифта, чья платформа сейчас рухнула на дно. Понять, какой глубины шахта, мешала спускающаяся подлодка. Ее огни исчезли, когда она опустилась этажей на десять вниз.

 Марк развернул мотоцикл и вывел его наружу. Взяв небольшой разгон, он на скорости внесся в здание и нырнул в дыру. Нону, которая схватилась за американца обеими руками, чуть не выбросило в сторону. Эти мотоциклы не могут, подобно лодке, вертикально погружаться. Придется последовать примеру Марка.

 Я также, как и американец, вырулил наружу, затем разогнался и влетел в здание. Резко толкнув руль от себя, я заставил мотоцикл нырнуть в шахту.

 Фары выхватили рухнувшую платформу с двумя покореженными машинами на ней, которая быстро приближалась. Я еле успел дернуть руль на себя, проскрежетав мотоциклом по крыше одной машины. А потом мы еще и чуть не врезались в здоровенную тяжелую дверь, перекрывающую туннель с высоким сводом. Перед дверью замерла подлодка, освещая фонарями металл без малейших признаков ржавчины. Рядом покачивался мотоцикл Марка и Ноны, которые смотрели в сторону прямоугольного проема над дверью. Наверное, это что-то вроде вентиляции.

 Подогнав мотоцикл к окну подлодки, я постучал в него кулаком: «что, мол, дальше?».

 Дым ткнул пальцем в меня, Нону, и проем над дверью. Понятно, хочет чтобы мы с ней проникли внутрь. Затем главарь показал на дверь, и изобразил, что поднимает ее. Хочет, чтобы мы нашли способ открыть ее?

 Оставив мотоцикл со Стукером возле рухнувшей платформы, я подплыл к проему и сунул внутрь ствол автомата, к которому заранее прицепил мощный фонарь Фляги. Ну точно вентиляция! Короб шириной полтора на полтора метра уходил вдаль, а затем поворачивал вверх.

 Я поступил не по-джентельменски, первым сунувшись внутрь и оставив даму сзади. Но зато если мы столкнемся здесь с кем-нибудь, то попадет мне, а не Ноне.

 Добравшись до поворота, я посветил вниз, где была решетка. Сквозь прутья свет фонаря выхватил части каких-то механизмов. В глаза бросились шестерни, между зубьями которых застрял какой-то мусор. Какое-то машинное отделение - наверное, отвечающее за подъем ворот.

 Задрав голову, я увидел наверху лопасти вентилятора, застывшего века назад. Упершись руками в стенки короба, я разогнул ноги и попытался высадить решетку. Водная среда плотнее воздушной, поэтому у меня вышло лишь с четвертой попытки.

 Проникнув в машинное отделение, мы с Ноной оказались в комнате с неизвестными механизмами, одна стена которой была из толстого стекла. Перед этой стеной располагался стол с несколькими темными прямоугольниками и рядами кнопок.

 Нона стала рассматривать кнопки на столе, а я приблизился к стеклянной стене и поширкал ее рукой, очищая от налета. За стеклом был отрезок туннеля, закрытый с двух сторон мощными дверьми.

 Нона поманила меня к столу с кнопками. Мусор, скопившийся на поверхности, мешал прочитать надписи, поэтому я ткнул в первую попавшуюся просто так, не на что не надеясь.

 Три темных прямоугольника осветились зеленым светом через слой ила. Мы аж вздрогнули. Прямоугольники оказались экранами, по которым ползли ряды цифр и неизвестных символов. Потом экраны моргнули еще раз и на них появилась надпись: « IDET ZAGRUZKA SISTEM, PODODJDITE».

 Пока шла «загрузка систем», я осмотрел панель с кнопками. Под каждым экраном располагались в виде перекрестия пять кнопок – четыре со стрелками по сторонам и пятая в середине с кружком.

 Загрузка завершилась и на экранах появилось: « SISTEMA – NORMA, MECHANIZM DVEREY – NORMA. OBNARUDJINO ZATOPLENIE SHLU’ZA.

Потом появились два ряда команд, которые можно было выбирать при помощи кнопок со стрелками. Я и выбрал: «OTKRYITIE SHLU’ZA».

 Пространство вокруг задрожало. Дверь, по другую сторону которой была подлодка и мотоциклы, вздрогнув, поползла вверх. Подлодка тут же вплыла внутрь. Как только дверь замерла в крайнем положении, за ней последовали и мотоциклы.

 Затем я выбрал: «OSUSHIT’ SHLU’Z»

 Дверь упала на место. Затем под сводом туннеля появилась рябь – вода стала убывать. В нашей комнатке закрылось отверстие вентиляции, через которое мы попали сюда. Я почувствовал, как вода внизу стала двигаться. Нас с Ноной завертело в волнах и припечатало к решетке в полу.

 Я почувствовал, когда вся вода ушла из комнаты, по резко потяжелевшим конечностям. Руки и ноги не слушались, с трудом мне удалось стянуть маски с себя и Ноны. Женщине досталось еще больше, чем мне. Если у меня только снова защелкало в голове, да выступила еще одна капля крови из носа, то у Ноны кровь полилась двумя струйками.

 Кое-как мне удалось встать на четвереньки и подползти к пульту управления.

[1] Трилобиты – вымершие животные, обитавшие на дне морей еще до динозавров.

 

 Следующая команда была: «OTKRYIT’ PROHOD V SHHLU’Z».

 Со щелчком сегмент стеклянной стены въехал в пол, открыв проход в шлюз.

- Хвост! Нона! – вбежал пораженный Фляга. - Ну вы даете! Что это было?

- Потом, толстяк, потом, - вяло протянул я.

- И, что интересно, до сих пор ж работает! Столько лет под водой, а работает! Умели ж эти древние строить…

- Может, лучше вытащишь ее отсюда? – с трудом удерживая руку, я показал на Нону. – Я-то сейчас отойду, а вот ей совсем худо пришлось, еле дышит.

 Фляга подхватил женщину на руки и потащил в шлюз. Придерживаясь за пульт с экранами, я встал и, пошатываясь, пошел за ним.

 Подлодка и мотоциклы лежали, слегка накренившись, на влажном каменном полу. Со свода туннеля капала вода. Стукер с Марком лежали, привыкая к изменившемуся давлению (у обоих ноздри были заткнуты тампонами, скрученными из бинта). Рядом с ними стоял с техноградским автоматом Разрыв. Лина сидела на корточках возле подлодки, ко всему безучастная. А Дым с техноградцами стояли там, где была вторая дверь шлюза, вглядываясь в полутемный туннель, кое-где освещенный тусклыми белыми лампами. В стенной нише была площадка, на которой стояли две машины, похожие на грузовики с квадратными кабинами и открытыми платформами вместо кузова. 

 

***

  Хвост и Нона как-то смогли открыть вход в лабораторию. Хотя  почему это должно было быть так трудно? В Цитадели же разобрались, значит и здесь трудностей не будет.

 Дым, зараза бандитская, развязал руки только Даниэлю и его помощнице. Они, видите ли, разбираются в технике.

 Сейчас оружейники изучали один из древних грузовиков, стоящих в начале туннеля. Снова туннель!.. Ну здесь-то, надеюсь, никто не водится?

 Раздалось негромкое шипение, и один из грузовиков на площадке дал задний ход, врезавшись в запертую наглухо дверь в стене за ним. Эта дверь не имела ручек или замочной скважины – только узкую щель в стене рядом. А еще на двери были цифры: 000675.

 У нас, диверсантов Цитадели, хорошая зрительная память, и эти цифры мне что-то напоминают. Что-то похожее я недавно видела.

- Ну как вы, принцесса? – рядом возник улыбающийся Хвост.

- Нормально. Только руки затекли, – я улыбнулась в ответ. – Может, развяжешь?

- Видишь ли, красотка, тот урод с сигаретами…

- Ваш главарь.

- Ага. Вот я и говорю, урод. Короче, ты будешь свободна, потерпи чуть-чуть, и сможешь даже лично его пристрелить. Я тебе даже автомат свой отдам. Только потерпи, ладно?

- А ну, наемники, живо в машину! – крикнул Дым из кабины древнего грузовика, который вырулил из ниши и медленно покатил в туннель.

 Хвост подхватил меня на руки и побежал за грузовиком. Осторожно посадил на платформу, затем залез сам и протянул руку Стукеру, который так и не снял странный головной убор из раковин, который был на одной из тех тварей, что атаковали подлодку. Затем на машину втянули толстого Флягу и Марка с Ноной. Пес запрыгнул сам.

- Стук, дробовик мой верни,- попросил Хвост.

 Блондин протянул один из чехлов, висевших у него за спиной. Хвост повесил подводный автомат на плечо, и достал из чехла патронташ с толстыми патронами. Застегнув его на талии, рыжий наемник достал и крупнокалиберный двуствольный дробовик. Переломил стволы, вынул один патрон, хмыкнул, вставил обратно.

- И еще мой трофей, - добавил он. - Вон тот.

 Трофеем Хвост назвал оружие, которое было у той твари, на которой был головной убор, и которое сейчас торчало за поясом Стукера – металлический прут с приделанными к нему заточенными раковинами.

- Держи, командир, - тихо сказал блондин, отдав оружие.

 При слове «командир» в глазах у Хвоста что-то промелькнуло.

 Машина, увеличив скорость, уносила нас все дальше. Где-то там, впереди, находится искусственно созданное растение, похожее на то, которое дало жизнь мне. Дало жизнь многим, которые оберегают и защищают Цитадель. Но то, что мы найдем, может дать жизнь армии подонков, что опустошит все земли от дремучих лесов на юге до холодных краев Изгоев на севере.

 

***

 Около получаса мы уже гнали по этому туннелю. Он повернул направо только один раз, а дальше шел прямо. Вдали виднелась такая же дверь, как и в шлюзе, только наполовину поднятая. Вернее, наполовину опущенная – ее удерживал какой-то прямоугольный предмет, застрявший под ней.

 Когда подъехали ближе, выяснилось что дверь придерживает помятый древний фургон. Дальше, за заклиненной дверью, была темнота.

- Стой! – донесся из кабины голос Дыма.

 С шорохом грузовик остановился рядом с фургоном.

- Слезайте, - сказал главарь, выпрыгивая из кабины.

 Я спрыгнул с платформы и снял Лину, поставив ее рядом.

- Держись меня, - шепнул я ей на ухо.

 Фляга, выставив вперед ствол короткого помпового дробовика, двинулся к удерживающему дверь фургону. Дверцы кабины закрыты, стекла мутные – ничего не видно.

- Помогите, - позвал толстяк, схватившийся за ручку дверцы.

 К нему подошел Марк и просто провернул рукоять. С шипением дверца медленно распахнулась, выпустив наружу странный запах.

- Оу, мертвец! – сказал Марк, зажавший пальцами нос.

 В кабине сидели два мумифицированных тела. Один уронил голову на овальный руль, и длинные серые волосы закрыли его лицо. Другой откинулся на сиденье, запустив руки с тонкими запястьями в причудливую прическу из опять же серых волос, из которых торчали усохшие уши, немного напоминающие кошачьи. Тонкое лицо прекрасно сохранилось. Рот с черными губами искривился, как будто мертвец перед смертью испытывал невыносимые страдания. Глазные яблоки усохли и лежали на дне больших глазниц, окруженных длинными ресницами. Никаких ран не видно. Судя по тому, что покойник держался за голову, смерть его связана с этим.

- Это древние, - шепнула Лина. – Я видела много таких, держащихся за голову. Что-то убило их всех.

- Ты же простая деревенская девочка, а? – усмехнулся я.

- Я солгала.

- И кто же ты?

- Когда отпустишь – скажу, - ответила Лина, подняв связанные руки.

- Подожди немного.

 Мое внимание привлекла черная кобура на бедре у мумифицированного водителя, из которой торчала ребристая рукоять. Я уже хотел присвоить ее себе, но Дым проорал:

- Хорош там мародерствовать! Фонари в руки и вперед!

 Фонарь Фляги оставался на моем автомате, но у толстяка был еще один. Остальные разобрали фонари, которые прихватили из подлодки.

 Повесив фонари на оружие, мы врубили их и вошли в помещение за дверью. Когда я бросил взгляд на фургон, показалось, что кобура водителя опустела – кто-то увел у покойника пистолет.

 Лучи фонарей осветили круглый зал размером с футбольное поле. Свет терялся среди странных наростов, покрывавших куполообразный потолок. Эти наросты покрывали и лампы, именно поэтому в помещении было темно.

- Хвост, попробуй сбить эту гадость, - попросил Дым.

- Ага, – сказал я.

 И выпалил в купол дробью из обоих стволов. Наросты полопались, обрызгав нас слизью. Свет древних ламп наконец пробился в зал. Мне показалось, что там, в вышине, мельтешат какие-то мелкие тени.

 Оказалось, что в середине помещения имеется закрытая решетчатым полукругом круглая площадка, на которой стояло нечто вроде здоровенной металлической кадки, наполненной землей. Рядом стояли столы, заваленные какими-то приборами. Дорога, по которой мы добрались сюда, выходила из туннеля, огибала скопления блестящих металлических контейнеров, возвышающихся по всему залу, и упиралась в другую уже знакомую тяжелую металлическую дверь, которая была наглухо запечатана. Перед ней застыла похожая на трапецию машина, в корму которой врезался еще один фургон.

- Ну, Даниэль, и где оно? – спросил Дым.

- В контейнерах наверное. Тебе надо – ты и ищи.

- А ну пошел! – главарь схватил техноградца за шиворот и толкнул к столам возле решетчатого полукруга. – Найди мне его – и вы свободны.

 Даниэль порылся в каких-то книгах, сделанных не из бумаги, а вроде как из тонкого пластика.

 Взяв с собой одну, техноградец двинулся к ящикам, глядя на намалеванные по бокам цифры.

- Ты в курсе, что это? – спросил он.

- Вроде как на семена похоже, - ответил Дым. – Уродливые такие, скрюченные. Должны храниться в специальных коробках, которые их сохраняют.

- Да. Это искусственно созданное существо – наполовину животное, наполовину растение. Когда на нем появляется цветок, нужно «опылить» его генетическим материалом и через некоторое время появляется плод – человек или животное. В этой лаборатории его создали – вот в этой самой клетке. Потом были созданы другие лаборатории, в которых это дело имело уже массовый характер. Мы узнали, что они существует, но где находятся – нет. Поэтому и хотели попасть сюда. Мы собирались забрать их, ведь они могут попасть не в те руки. Как сейчас.

 Я заметил, как при упоминании других лабораторий Лина улыбнулась краешком губ.

- Я мало что понял в этой научной фигне, - раздраженно фыркнул Дым. – Мне нужны только эти семена. Точнее Мяснику нужны.

- Они здесь. Ты точно хочешь этого? Не боишься за людей?

- Мне все равно. Я возвращаю долг. А если я дал слово – я его держу.

 Даниэль что-то нажал и стенка контейнера отъехала вверх. Шипя, наружу вырвался белесый дымок. Внутри стояли плоские белые кейсы с ручками.

 Сверху раздалось верещание, эхом заметавшееся под куполом.

- Воздух! – заорал Стукер, открывая огонь из пистолета-пулемета.

Comments: 0