Кристина Бенске

Меня зовут Кристина. Моя фамилия Бенске и это не псевдоним.

Я родилась 29 января 1999 года. С 3 лет живу в Ульяновске.

Свою писательскую деятельность я начала ещё в школе, с 7-го класса.

Сперва это были записи снов. Они были такими четкими и яркими, что мне казалось – в них я проживаю вторую жизнь. Когда эти записи нашла моя мама, она порвала их и выбросила. Так сны записывать я перестала.

Потом, спустя некоторое время, я начала писать рассказы и сохранять их на флешке, чтобы никто кроме меня до них не добрался.

Я окончила школу и поступила в педагогический университет на факультет педагогики и психологии.

Сейчас уже на четвертом курсе. В своих рассказах я использую немного и психологию. 

Надеюсь, вам понравится, как я пишу и о чём...

Номинация "Проза"

Легенда о ледяном и огненном драконах

Что же такое чувства?! Иногда мы задумываемся, почему нас одолевают те или иные чувства, почему мечемся или не можем определиться. Нас разрывает, бывает, на части от сомнений. И казалось бы, всему есть свое объяснение, свои причины. И это мое одно из них.

 

Когда-то давным-давно жили на земле два маленьких дракона: огненный и ледяной. Они дружили, играли вместе и каждый обладал своей особой силой. Огненный — заставлял загораться людские сердца, наполняя их верой, надеждой, чувствами, а ледяной — наоборот, остужал, забирая с собой страдание, боль и разочарование.

Пока дракончики были маленькие, их силы не могли навредить людям, и они спокойно жили среди них. Но чем старше они становились, тем труднее им было совладать с собой, их тянуло не делать людям добро, не помогать им, а заставлять страдать и мучиться.

И в один прекрасный день огненный дракон не выдержал и наслал на людей столько эмоций, страстей и чувств, что они просто истерзали бедное человеческое сердце. Черные тучи сгустились над головой дракона, весёлая улыбка, радость навсегда покинули его, а взамен пришли печаль и хмурость.

Долго ледяной дракон горевал по своему брату, просил не делать больше зла, снова стать добрым, хорошим, но тот и не слышал его мольбы. Злость полностью овладела им, затмила разум, сердце, закрыла уши, глаза. И тогда ледяному дракону ничего не оставалось, как заковать своего брата во льдах и спрятать на дне океана, в надежде, что тот никогда не сможет проснуться.

Шли месяцы, годы. Зимы сменялись вёснами. Ледяной дракон каждый день помогал людям, замораживал их сердца, забирал боль, страдания, тоску, отчаяние и дарил улыбку, радость. Ничего больше не напоминало ему о тех тяжёлых, мрачных временах. Но каждому льду суждено когда-нибудь растаять, как и любому злу суждено когда-нибудь проснуться.

Огненный дракон выбрался из своей томимой темницы, став ещё злее. Он не простил предательства брата и решил уничтожить его.

Настал день, и они встретились как два друга и врага в одном лице, лицом к лицу.

— Ну, здравствуй, братец, — сказал огненный дракон рявкающим низким голосом, выдыхая струи огня, — давно не виделись.

— Как ты выбрался? — спросил ледяной дракон, перебирая по очереди свои когтистые лапы и размахивая, словно настороже, длинным с острыми шипами хвостом.

— Мне злость и ярость помогли. Они мои союзники.

— Зачем пришёл ко мне?

— Чтобы долг возвратить и людей снова во власть свою захватить.

— Что ж, возвращай, я готов, а людей трогать я тебе не позволю, ты знаешь!

Они смотрели друг на друга, не упуская из виду.

— Знаю?! Знаю?! — грубым голосом возмущённо закричал огненный дракон так, что все вокруг задрожало. — Да ты предал меня ради них, этих жалких, мелких червей, которые просят сначала настоящие чувства, а когда получают их, то не могут вынести той боли, которую эти чувства с собой приносили. И тут в ход вступаешь ты, мой милый братец, — раздражаясь всё больше, говорил он. — Они начинают умолять тебя избавить их от этого. Ты освобождаешь, и все начинается опять сначала. И так раз за разом, все снова и снова. Неужели скажешь, что я неправ?

— Прав, но такова их сущность.

— А такова моя! Смирись! Мне куда приятнее наблюдать, как эти людишки мучаются и корчатся от душевных мук, чем очередной раз исполнять их глупые капризы. И я не стану другим!

Он замолчал на несколько секунд, задумался, пытаясь восстановить картину произошедшего и, вспомнив, сказал:

— Помнишь, тогда я предлагал тебе встать на мою сторону, хотел, чтобы мы вновь стали близки, как в детстве, но что ты мне на это ответил?.. Что?

— Что я подумаю, — со вздохом ответил ледяной дракон, чувства стыда охватили его.

Он опустил голову, огненный крутился около него и продолжал гневно говорить.

— Да-а-а, — подтверждая, протянул он, — а что сделал ты… я скажу что, подкрался ночью ко мне, как трус, и пока я спал, заковал во льдах, а потом опустил на дно океана, где я несколько лет был один, плыл по течению, гонимый желанием взглянуть тебе в глаза. Спросить, сожалеешь ли ты?

— Прости меня, но это уже случилось, назад не вернёшь.

— Нет уж, не нужны мне теперь твои извинения, слишком поздно. Я убью тебя!

Он накинулся на него, и только они коснулись друг друга, как превратились в кучу мельчайших частичек, эти частички огненного и ледяного дракона перемешались между собой и разлетелись по всему свету, заселяя каждое человеческое сердце.

Прошло уже много лет, а они до сих пор так и живут в наших сердцах, каждый день борются между собой, заставляя нас путаться, сомневаться, противоречить и не понимать самих себя. Приложите руку к сердцу, разве… вы их… не чувствуете?!

Птичья вишня

Как сладостны бывают воспоминания о детстве, ведь только в воспоминаниях мы можем вновь туда окунуться…

 

Когда я была маленькая, каждый год, летом мама отправляла меня на дачу, к моей бабушке.

Сперва я не очень-то была рада ездить к ней, ведь у нее в доме не было ни одной игрушки, кроме старого серого мишки, который был ну очень некрасивый. Поэтому, когда мне давали его в руки, чтобы поиграться, я брезгливо бросала его на пол. Как же сильно при этом искажалось мое лицо.

А потом как ни в чем не бывало бежала в сад. И именно там я проводила почти все свое время.

(Только повзрослев, я поняла, как же волшебно было это время, и жалко, что не ценила его тогда).

Сад у бабушки был очень маленький. Из кустарников у нее рос только крыжовник. Когда он расцветал, то был такой пушистый, с большими спелыми ягодками, что я все время норовилась сорвать хотя бы одну. А он, видимо, этого не хотел и начинал колоться.

Да-а... Бедный маленький кустик... Не было и дня, чтобы я, топая своей маленькой ножкой, не бранила его за то, что он ягодки не давал.

А из деревьев у бабушки росли только яблоня, груша и черешня. Как же я любила эту черешню.

Бывало, когда я вставала очень рано и моя бабушка не успевала еще проснуться, я выходила на балкон (моя комнатка была на втором этаже вместе с балконом, я очень любила бывать на нем). Помню, как подставляла стульчик, забиралась на него и смотрела вниз, чуть ли не полностью вылезая, и смотрела на свою любимицу. А она, словно зная, что я любуюсь ею, с гордостью и величием раскидывала свои ветви, всем видом показывая, какие у нее спелые птичьи вишни. А их сочный вишневый цвет сладостно переливался под ярким солнцем и издалека уже манил к себе.

— Подожди, черешня... сейчас... я уже бегу...

Comments: 2
  • #2

    КРИСТИНА (Friday, 07 February 2020 15:07)

    Николай, благодарю за замечание. В дальнейшем учту этот момент)

  • #1

    Николай (Sunday, 02 February 2020 13:19)

    В русском литературном языке нет слова «сперва», а есть «сначала», «во-первых», «во-вторых» и т.д. т.п.