Ефремова Дарья

Ефремова Дарья Николаевна 

24 года

Ленинский мемориал

г. Ульяновск

Номинация "Поэзия"

 

МАТ ВМЕСТО ЮМОРА

 

Если по жизни не дружишь со смехом,

если  по юмору уровень – ноль,

Смело учи матершинные фразы,

К черту ваш юмор, мат – вот огонь.

 

Разве пошутишь одним только словом?

Разве заткнешь неудавшийся спор?

Как объяснишь, чтобы шли безвозвратно,

Куда-то подальше, чем за бугор?

 

Как объяснить одной фразой смятенье,

гнев, озаренье и снова раздор?

Как назовешь мужика поточнее,

Если «мужик», ну не капли не он!

 

Если жена разбивает машину,

Если малыш разрисует ковёр,

Если соседи затопят квартиру,

Тут помогает лишь матерный ор.

 

Можешь бросать трехэтажным по кругу,

Пусть позавидует каждый подкаст!

Мат ненадолго облегчит потери,

шутка такого эффекта не даст.

 

 

КРОКОДИЛ

 

Спускаться по лестницам страшно?

Тогда не ходи один,

Пусть вслед за тобою бесстрашный

Проследует крокодил.

Из теплого плюша пошитый,

И зоркие смотрят глаза:

Крадучись по каменным плитам,

Проходит из пыли гроза.

Смотри только прямо, не бойся,

Ведь рядом с тобой крокодил,

Не важно, что зубы из плюша,

В нем больше, чем кажется, сил.

Он станет твоим другом верным

И к миру проводит сквозь тьму,

А ты  позабудешь, наверно,

Сказать хоть «спасибо» ему.

 

 

РЕКА

 

Бурным потоком несется река,

А ты у обрыва стоишь.

Сквозь ветер, туманы и облака

Солнце касается крыш.

 

Вверх запрокинув голову, стой

И представляй свой полет.

Где-то над лесом, верста за верстой,

В небе светило плывет.

 

Следуй за ним, несмотря на закат

И шутки слепого дождя,

Там за стеной из ненужных преград

Кто-то дождется тебя.

 

Где-то, но рядом, смех прозвучит,

Не бойся, следуй за ним.

Это не небо. Небо – молчит,

Врет, что не скажет другим.

 

Не перепутай тихий тот звук

С шумом бегущей реки.

Там, за порогами, будет не друг,

Лишь у воды чужаки.

 

Те, для кого не осталось преград,

Спросят тебя: «Кто ты есть?»

Не торопись отступать назад.

Побереги свою честь.

 

Если осталась внутри искра,

Попробуй ее разжечь.

Не верь, что жизнь всего лишь игра,

Что сможешь чужих отвлечь,

 

Для них все слова – всего лишь слова,

Поэтому ты и молчишь.

Бурным потоком зальёт острова –

И вновь у обрыва стоишь.  

 

 

ПУСТОЙ ДОМ

 

Пустой дом.

И свищет ветер

Сквозь оконные проёмы.

Только белка на рассвете

Прячет желудь в полудрёме.

Холод бродит по проёмам,

Где когда-то жили люди –

Может старые иль дети,

Кто бы ни был – все далёко.

Тихо в доме.

Светит небо

В дыры крыши ежедневно.

Только ночью еле слышно

Плачет дом тот тихо, слепо.

Плачут лестницы и двери,

Что когда-то скрипом жили,

Просто перестал быть Домом

Склеп забытый, незнакомый. 

 

 

ОТ ИМЕНИ МАТЕРИ

 

Гордиться сложно тем, что ты ушел,

Но можно тем, что спину не подставил,

И тем, что память предков не подвел,

И тем, что уважать себя заставил.

Платком покрою волосы седые,

И слезы навсегда в глазах замрут.

Остались там, в Афгане, молодые,

Их матери уже напрасно ждут.

За Родину ушел совсем парнишкой,

В Афгане стал солдатом и бойцом.

Зачем же ты остался там, сынишка?

Зачем оставил дома мать с отцом?

Родные будут помнить те мгновенья,

Когда отдал повестку почтальон,

Когда ждали письма, как воскресенья,

И похоронный колокольный звон.

 

 

О ПАМЯТИ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

 

Нам мертвыми устелен путь к Победе,

Чтоб в Настоящем мы могли дышать.

Нам заповеди предки завещали

«Жить в мире и забыть, как воевать»,

Чтоб помнили об их тяжелой доле,

О том, что вместе мы всегда сильней,

О том, что лучше мир треклятой ссоры,

Чем видеть в людях новых палачей.

Ты знаешь, что нет участи солдата,

Есть смерть и невезенье, есть судьба,

Мы созданы вначале для свободы,

Но на войне решит за нас стрельба.

По городу несется иномарка

Или разбитая и ржавая ока,

На ней наклейка светит пятном рака

«Мы можем повторить» - гласит она.

Неужто хочется в строю под гул атаки,

Чтоб гибли рядом дети и родня?

И в сбитые и грязные бараки,

Где «выжить» лишь вопрос в теченье дня?

Как можно было помнить о Победе,

Но позабыть о горестной цене?

Сегодня современники в ответе,

Чтоб не сгорел наш мир в живом огне.

Чтоб, как и раньше, небо было тихим,

Чтоб помнили о подвигах дедОв,

Дождем чтоб смыло ненависть повсюду

Чтоб были Люди, не было врагов.

 

 

БЛОКАДНАЯ ИСТОРИЯ

 

Под небом жестокой,

холодной до дрожи зимы

У окон столовой

застыл в напряженье малыш,

Укутанный в тряпки,

доверчиво носом к стеклу

Едва не касаясь,

он ждет тут у входа, в углу.

Алёшей назвали,

С рожденья желали любви,

Но только не стало

Её из-за клятой войны.

Пока не забьет метроном,

Он стоит у окна,

Ему даже крошки случайной

Будет сполна.

В ладони он спрячет

Подаренный жизнью кусок,

И в холод квартиры

Идёт, уж не чувствуя ног.

Туда, где нет света,

Буржуйка стоит без огня,

Торопится Лёша,

заветную крошку храня.

Ведь там, на разбитой кровати,

Под пледом лежат

Родители Лёши. И долго,

Так долго молчат.

Он крошки несёт,

как лекарство, сжимая в кулак.

И кто бы сказал, что родители

Вовсе не спят…

 

Основано на рассказе Мельниковой В.Н., пережившей блокаду 

 

Comments: 0