Диана Халикова

 

 

 

 

Халикова Диана Викторовна

 

31 год

Рязанская обл., Михайловский р-н, с. Щетиновка

Номинация "Поэзия"

ВЕСНА

 

Солнышко погладило макушку,

Улыбнулся старый добрый кот.

Час пришёл уйти ветрам и стужам.

Лёгкой поступью весна идёт.

 

Обнимаются берёзоньки-подружки,

Провожают тихий зимний сон.

Детвора корабль пустила в лужу,

Но пошёл ко дну, намокнув, он.

 

Просыпаются весёлые лягушки,

Прилетел наш друг — забавный грач.

Зелень первая раскрасила опушку.

Светит солнце, лучший в мире врач.

 

День весенний, как от счастья ключик,

В воздухе, что ароматен, свеж и чист,

В звонких трелях птиц лесных певучих,

В том, как к солнышку пробился первый лист…

 

 

ВРЕМЯ РАСТИ

 

Время расти из маленьких чёрных платьев.

Время — зима, тишина и тонны работы.

Время нам быстрым бегом за всё заплатит,

Каждой минутой, подобно медовым сотам.

Соты-минуты слагаются в чьи-то будни.

Не берегут, не топят. Вполне нейтрально.

То среди бурь, то по штилю дрейфует судно

Жизни. Исход один, и исход летальный.

Без драматизма. Такая дана установка:

Все мы приходим, чтоб снова уйти, не иначе.

Перемолоть, переплавить, потом остановка.

Просто свети (чтоб погаснуть), чтоб что-то значить.

 

 

***

 

Поцелуи твои — не истина.

Поцелуи твои — воровство.

Ты не ищешь тепла и пристани…

У меня запой текстовой…

И страданий-то нет, отголосками

По сердечной мышце пройдёшь.

Мы так верили в жизнь под соснами…

Оказалось — всё это ложь.

Натыкаешься на признания.

Натыкаешься и бежишь…

Я всего-то на жизнь опоздала — и

Всё исправить хочу. Молчишь…

 

 

Я СОСКУЧИЛАСЬ

 

Я соскучилась, я соскучилась,

Я так долго тобою мучилась,

И так долго тобою бредила,

Одичала я, омедведила…

Вот сижу в берлоге отчаянья,

Не весёлая, не печальная,

Не святая уже, не грешная,

Удаляю тебя неспешно я.

Потихонечку образумится,

Я же сильная, я же умница,

Я ж таблеток и вен не ведаю,

Потоскую, потом пообедаю.

Истоскую тебя, прекрасного,

И гореть буду солнышко ясным я.

Изношу эту обувь постылую

И остыну-остыну-остыну я.

 

 

БЕЛЫЙ КИТ

 

Пересылками, переправами

Моя песня к тебе летит.

Оказались с тобой неправыми.

Задыхается белый кит.

Пересмешками, перетолками

Говорим, а в груди болит.

Мы слоняемся в жизни без толку.

Бьётся в водную гладь белый кит.

Переменами, перезвонами

День сменяется, солнце спит.

На друг друга, как на иконы, мы…

Воскресая, плывёт белый кит.

 

 

ПРОСТИТЕ, ПРОПАЛ АДРЕСАТ...

 

Мы тонем в инструкциях, Бэлла.

Беги от себя, беги…

Мир стал уже чёрно-белым,

Как мамы твоей сапоги.

Мы терпим крушение, Бэлла,

Ругается матом матрос.

Чтит память героев стела,

От нас же – лишь дым папирос.

Ты дышишь с хрипцою, Бэлла.

Бросай этот снежный ад.

Письмо моё вечность летело.

«Простите, пропал адресат».

 

 

ФОТОАЛЬБОМ

 

Если жизнь человека — некий набросок (шаблон),

По которому строится некий судьбы сюжет,

То моя жизнь — измятый фотоальбом,

Где моих фотографий в анфас почему-то нет.

Есть попытки увидеть святое в чём-то простом,

Пара профилей лиц, о которых мы будем молчать.

Дом, в котором... на фото он просто дом,

По которому право имею навечно скучать.

Фото мамы. Всегда отвожу глаза.

Если боль лечит время, то время мимо прошло.

Пара фото, где дождь, поцелуи, наивность, гроза.

Подтверждение: нам было хорошо.

Фотокарточки смяты немного,

Потрёпан вид. Холодает в душе,

Когда смотришь на фото вдаль...

 

— Мой сюжет не дописан, готово ли ваше клише?

— Неудачное вышло, простите, мне очень жаль.

 

 

***

 

О любви не может быть и речи.

Мы стоим, проглатывая боль.

Виноват ли кто? Вопрос извечен.

Стисни зубы, улыбнись, не ной.

Мотиваций рой был послан к черту.

Я вам не спаситель и не свет.

Отговаривать не стану от аборта.

Хочешь правды? Её в мире нет!

Лодка, опрокинутая бытом,

Всё равно б дала однажды течь.

Если Богом мы с тобой забыты,

Есть ли смысл кого-нибудь беречь?

Есть ли смысл воскресать и плакать,

Если всё равно опять умрёшь.

В декабре — распутица и слякоть.

В жизни — то же самое... и ложь.

 

 

КАТМАНДУ

 

Я, конечно, перепутала трамваи

И уехала в далёкий Катманду.

Мы с тобой о нём тогда не знали,

А сейчас я по нему иду.

 

Дышит полночь мятой на запястья,

Чертит звёздами моей любви печаль.

Я разобрана сегодня на запчасти —

Можешь сердце выкинуть. Не жаль.

 

Как не жаль прошедшего затмения.

После Катманду мне всё не то...

Забирай свои землетрясения,

А ещё — расчёску и пальто.

 

 

ИСТОРИЯ ЭННИ

 

У маленькой Энни в ладонях лиловое пламя,

У маленькой Энни нет комплексов, только идеи.

Она не в курсАх, что скоро героем станет.

Ты нервно надеешься сделать её своею.

 

У маленькой Энни волосы флуоресцентны,

А сердце похоже на маленький сказочный мир.

Ты копишь на серьги ей, цент собирая за центом,

Не зная, какой в её жизни близится тир.

 

У маленькой Энни лекции, кофе, зачёты.

Она по дороге домой кормит двоих бездомных.

И даже не знает, что нож припасён у кого-то,

И даже не видит сиянием глаз бездонных.

 

Конец у истории будет в автобусе полном,

Где Энни собою закроет тебя от ножа.

Ещё ты не знаешь про это, так спи спокойно.

...

В стекло бьётся муха, о чём-то тебе жужжа.

 

 

ИСТОРИЯ ЭННИ

(альтернатива)

 

У маленькой Энни в ладонях лиловое пламя,

У маленькой Энни нет комплексов, только идеи.

Она не в курсАх, что скоро героем станет.

Ты нервно надеешься сделать её своею.

 

У маленькой Энни волосы флуоресцентны,

А сердце похоже на маленький сказочный мир.

Ты копишь на серьги ей, цент собирая за центом,

Не зная, какой в её жизни близится тир.

 

У маленькой Энни лекции, кофе, зачёты.

Она по дороге домой кормит двоих бездомных.

И даже не знает о том, кто ты и что ты,

Но верит в удачу и магию волн солёных.

 

Конец у истории прост и слегка печален,

Ты это узнаешь из радиопередачи.

Энни ребёнка спасёт от машины из стали,

Энни не знает, что ты о ней где-то заплачешь.

 

Старик, ну какие, к чёрту, ещё манеры —

Срочно хватай цветы и беги в больницу.

Нет ничего важнее любви твоей первой.

Будь рядом с той, кто тебе постоянно снится.

 

 

ЧИЖИК

 

Осень бродила усталая, ярко-рыжая,

День становился короче, а ночь холоднее.

Мальчик босой, нахмуренный (звали Чижик),

Место старался найти, где будет теплее.

 

Мальчик искал еду у дворовых помоек,

Радуясь даже куску прогнившего хлеба.

Телом был слаб, а духом, как камень, стоек,

Только, видать, позабыло о нём небо.

 

Женщина вышла во двор. Голова седая,

Сверху повязан чёрный простой платок.

Спину ссутулила, как дальше жить, не зная:

Умер неделю назад у неё сынок.

 

Вынесла мусор, рассеянно кинув остатки —

Стол поминальный много оставил еды.

Мальчик метнулся и принялся есть украдкой.

Только подумал: «Эх, жалко, что нет воды!»

 

Женщина взор подняла на худого мальчишку.

Встретились две беды по небесному плану.

Год с той поры пролетел с небольшим излишком.

У женщины есть теперь сын, а у Чижика — мама.

 

 

ЧИЖИК

(альтернатива)

 

Осень бродила усталая, ярко-рыжая,

День становился короче, а ночь холоднее.

Пёсик по улице брёл, его звали Чижик,

Место старался найти, где будет теплее.

 

Чижик искал еду у дворовых помоек,

Радуясь даже куску прогнившего хлеба.

Телом был слаб, а духом, как камень, стоек,

Только, видать, позабыло о нём небо.

 

Женщина вышла во двор. Голова седая,

Сверху повязан серый невзрачный платок.

Спину ссутулила, голову вниз опуская:

Месяц назад от неё убежал щенок.

 

Вынесла мусор, рассеянно кинув остатки —

Много пропало за месяц собачьей еды.

Чижик метнулся и принялся есть украдкой.

Только подумал: «Эх, жалко, что нет воды!»

 

Так уж сложились нашей Вселенной законы —

Людям нужна любовь, а животным забота.

У Чижика есть теперь, кого ждать у дома.

Женщине есть, к кому торопиться с работы.

 

Номинация "Проза"

ЧП, расчленёнка и Ядвига

          На дворе 90-е. Мы живём в Мурманске на окраине города, недалеко конечная остановка троллейбуса, на котором я без спроса и совершенно бесплатно катаюсь. Дошкольное детство.

В нашем дворе есть своя легенда, притча во языцех, старая сумасшедшая женщина, которую все зовут ЧП. Она живёт на 9-м этаже и частенько выглядывает из окошка, кричит на прохожих, иногда даже что-то выливает на норковые шапки спешащих мимо людей.

          Ходили слухи, что она прошла войну, что тронулась умом от горя, что одинока и несчастна... Я помню это только урывками.

          Как и мужчину, с которым однажды поздоровалась мама, выходя из троллейбуса. Она была очень озадачена. Потом я узнала, что он недавно вышел из тюрьмы. Сидел за то, что убил жену. Запустил в неё хрустальной вазой и попал прямо в висок. А потом...

          Потом он спрятал дочек в шкаф, а её расчленил и по частям вывез в сопки.

          Это была ещё одна легенда нашего двора. Страшная и правдивая, как многое в 90-е.

          Там же жил дедушка Вася, который любил меня, как родную внучку, и баловал лимонадом из автомата. Помните такие?

          Дедушке Васе все завидовали — зять был коммерсантом. Однажды, когда сотрудники его фирмы пришли на работу, они увидели на пороге голову своего начальника. Без тела. С того дня деду уже никто не завидовал...

          А потом мы переехали. Двор тоже был большим, а посередине особняком стоял дом с кооперативными квартирами — тогда это звучало неприлично.В нем жила Ядвига, она торговала самогоном.

Жили там и другие люди, но легендой двора была только она. Я её побаивалась и с тех пор терпеть не могу это имя. Этот страх был из-за того, что я видела множество людей, заискивающих перед ней, с трясущимися руками и жалким видом...

          Наши дворы в 90-е повидали немало, но и слышали не меньше. Может, помните гитару и песню: «Я ухожу, — сказал девчонке он сквозь грусть... — Я ухожу, но обязательно вернусь...» Парнишка не вернулся, как не вернутся те годы, которые есть за что вспоминать и любить.

В 7 лет я точно знала, что нужно женщине для счастья

          В 95-м году мне было 7 лет. Просмотр телевизора — неотъемлемая часть жизни. Вместе с диснеевскими мультиками по субботам, «Звёздным часом» и передачей «Джунгли зовут» по будням в наши головы проникала реклама.

          Я точно знала, что́ моей маме нужно, чтобы быть счастливой и улыбаться, как те красивые женщины с рекламы: тампоны.

          В те годы я ещё не была в курсе женской физиологии, имела лишь общее представление. У мамы не было ни такого счастливого вида, как у красоток с рекламы, ни самих тампонов. И мне казалось, что будь они у неё, она бы улыбалась всё время, радовалась бы жизни.

           Близился мамин день рождения, 30 марта. Денег на подарок у меня не было, но я очень дружила с продавщицей из киоска. Она иногда угощала меня мороженым и как-то дала маме в долг пару пачек «Примы». Это вызывало доверие.

          — Тётя Валя, я к вам по важному делу.

          — Слушаю тебя, Диночка.

          — У мамы завтра день рождения. Дайте мне, пожалуйста, пачку тампонов в долг, а я за неделю насдаю бутылки и всё вам верну.

          Говорю, а у самой всё трясётся внутри от неловкости и страха. Но ведь мама станет счастливой от такого подарка, я должна её порадовать.

          Валентина не может сдержаться минуты три от смеха, слово вымолвить не в силах. Потом отходит от прилавка, что-то перебирает и протягивает мне:

          — Диночка, это твоей маме больше понравится. А бутылки сдавать не надо, лучше приходи в субботу помочь мне навести порядок в киоске.

          В её руках открытка и книга Сидни Шелдона в мягкой обложке. Спорить я не могу, но в голове смесь благодарности с обидой — вроде взрослая, а не понимает, что именно пачка тампонов делает женщин счастливыми, а не книги, которых и так полно дома...

Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать участников конкурса, то для этого имеется прекрасная возможность.

Поделитесь своими впечатлениями в соцсетях. Для этого предусмотрены специальные кнопки.

Кроме того, на каждой странице есть форма: «Комментарии»

Пишите свои соображения по поводу прочитанного, оцените конкурсную работу, ваше мнение важно для наших авторов. В конце концов, пожелайте авторам удачи. 

А наши конкурсанты могут больше сообщить о себе, вступить в диалог с читателями.

Откроем секрет, члены жюри непременно будут обращать внимание на ваши комментарии.

Comments: 0