Сергей Мартынов

 

Мартынов Сергей Петрович

58 лет,

Краснодарский край, город Тимашевск, поселок Сахарный

 

Безусловно – творчество, напряженная работа принесли радость, помогали справиться с недугами, особенно в период реабилитации после сложной операции. 

Номинация "Публицистика"

О моей родной стороне

      ...Постепенно наша партийная газета становилась на ноги. Довольно успешно пошли рекламные проекты, кроме того, по-прежнему работали принципы спонсорской помощи. Нам даже удалось выпросить финансовую поддержку у руководства одной из демократических партий в Москве. Прямо на съезде партии редактор обратился с письмом к первому лицу. И поддержка пришла.

 

            Однажды мы сделали серьезный запас материалов для газеты, сдав макеты в типографию, выпустили один номер наперед и поехали с редактором в отпуск. Ко мне на родину, в Бурятию. Здесь надо сделать отступление, рассказать подробнее о своей родной стороне.

 

…       В начале девятнадцатого века первые подводы семейских (староверы, выселенные из центральной России) прибыли в Сибирь, и начали расти длинные улицы, застроенные добротными домами из бревен, добытых здесь же в сибирской тайге.

 

        Аборигены – буряты (кочевники-скотоводы, охотники) с удивлением и любопытством смотрели на эти срубы, подворья, где все было изготовлено заботливыми руками настоящих мастеровых. Сразу стало ясно: деревянный дом с печкой, светлыми горницами гораздо лучше войлочной юрты.

 

            И в этих же селах, где обосновались семейские, начали строить свои подворья и буряты. Конечно, были и до сих пор сохраняются отдельные аймаки бурятов, которые чтят давние традиции, живут, как и предки, в юртах, греются у костра. Но деревень и поселков, а затем и городов, где уживались и уживаются сегодня представители разных цивилизаций разного вероисповедания, все больше и больше.

                       

            Эти люди дополняли друг друга, учились у соседей, глядя на все то, что вначале казалось таким недосягаемым в нехитром быту.

 

.           ...Одна длинная улица почти в десять километров. Ровно половина села Хасурта – «верх», так называли часть деревни, расположенной на возвышенности, заселяют те самые семейские. В их жизненном укладе почти за два века ничего не изменилось. Вторую часть – «низ» занимают выходцы из бурят или невесть откуда взявшиеся переселенцы, потомки татар, молдаван, украинцев, забайкальских казаков. Браки здесь смешанные, поэтому о чистокровной нации говорить сложно.

 

            Деревня находится в предгорье Саян, снежные шапки гор нависают над долиной, где стоят аккуратные деревянные дома. А вокруг – тайга, с непроходимыми чащами елок и елей, великанами кедрами и соснами.

 

            Напротив каждого дома – покосы, разнотравье для заготовки сена, потребность в котором велика: в каждом дворе – крупный рогатый скот. Покосы упираются в маленькую речку Хасуртайку. Весной она разливается, получается что-то вроде оросительной системы. Просто поразительно, как умели наши предки спроектировать свое поселение.

 

            2.

       

       Уклад жизни, волею судьбы соседей в самом деле разный. «Свой путь» исторического развития до сих пор накладывает отпечаток на судьбы хасуртайцев. В километре от единственной улицы села, будто сторожевые башни, возвышаются холмы. На них два кладбища. Здесь хоронят своих те, кто живет «вверху», и те, кто – «внизу» Ха-сурты. Погосты так расположены, что с любой точки деревни их можно увидеть, а с любого из них – все поселение до каждого домика. Когда бывал на кладбищах, создавалось впечатление, что наши мертвые смотрят за тем, как живут их потомки.

 

            Моя мать – Зинаида Тимофеевна – праправнучка бурятки. Отец – Петр Денисович – потомственный семейский. Они первые нарушили «табу» местных кланов на запрет соединять судьбы выходцев из бурят и семейских. В итоге им пришлось уехать из деревни в город – в столицу республики – город Улан-Удэ, где прошло мое детство.

 

            ...В Улан-Уде мы ехали с комфортом, в купейном вагоне до Алтая вдвоем. Заранее закупили продуктов... На Алтае сделали остановку, заехали к брату редактора, погостили, отдохнули, и – на поезд до Улан-Удэ. Вышли на вокзале в новеньких костюмчиках, пытались купить кедровых орехов, разбив крупную купюру. Бабулька, увидев нас, по-своему прокомментировала наше появление:

 

            - Вы, наверное, не нашенские, не местные, одеты красиво, да и деньги у вас крупные.

 

-          «Посмотрите на его лицо, вылитый бурят, а вы говорите, что «не нашенские», - ответил мой коллега.

 

            У меня, в сам деле, на лице буквально отображён портрет типичного метиса, бурятского кочевника.

 

            Когда добирались на трамвае до нужного района города, меня даже приняла за своего старая бурятка, говоря нелицеприятно о семейских:

 

-          Жили буряты хорошо, между собой ладили. И вот приехали семейские. Характер – тяжелый! Поженились с нашими, пошли у них дети. Это полный ужас, что за люди пошли.

 

            «Ужас» - это я. Только внешне больше похож на бурята, хотя и старший сын в семье потомственного старовера. Но бурятская кровь, хотя и далекая, судя по всему, оказалась сильнее.

 

            Заехали ненадолго к отцу, а затем отправились на Байкал, к теткам в поселок Усть-Баргузин.

 

            Поездка по Саянским перевалам да ущельям из столицы Бурятии заняла почти целый день. Я не помнил точного адреса проживания тети Тони, именно к ней мы решили заехать. Прошли несколько километров просекой по краю поселка и леса, подступающего к нему. Но так и не смогли найти нужную улицу. Остановились, почти обессилев, у штабеля досок, здесь везде была новостройка. По доскам бегала маленькая девочка. Спрашиваем:

 

-          Девочка, ты не знаешь, где живут Помигаловы?

 

-          Я, - говорит, - Помигалова.

 

    3.

 

- Веди тогда к родителям.

 

            У тети Тони и дяди Валеры Помигаловых было много детей, однако нас встретила, оказывается, внучка.

 

            Каково же было удивление родственников, когда они увидели меня с товарищем. Не виделись много лет, а о своем приезде мы не предупреждали.

 

            Ужин был на славу. А назавтра отправились на Байкал.

            На море, так называют озеро старожилы, били волны. Великое озеро редко бывает спокойным. На дворе начало мая, вода ледяная, плавают мелкие льдинки.

 

            Костер, уха из жирного сига, язя и хариуса. Не просто рыба, сказка! Водочка под горячее. Воспоминания о былых годах. Семья по материнской линии большая – десять детей было у бабуши Дарьи и дедушки Тимофея. Это те самые хасуртайцы, которые жили в «низу» села Хасурта. У бабушки в роду были буряты, а дедушка переселенец из Украины.

 

            Я давно уехал от родни. Поэтому буквально ловил каждое слово родственников. Потом искупались в холодном Байкале, вернее, купался по-настоящему я, остальная компания только помочила ноги.

 

            Побывали мы позднее и в Хасурте, надо было поклониться могилам матери и других родственников. Редактор остался доволен поездкой, родственники ему понравились. Кроме того, он успел посмотреть экспонаты, с моим отцом в сопровождении, в этнографическом музее в поселке Верхняя Березовка, что в пригороде Улан-Удэ. Там воссоздан быт бурят и семейских почти двухсотлетней давности. Побывали они и в буддистском монастыре, резиденции российских лам, один из которых около ста лет уже сидит в позе лотоса, под стеклянным саркофагом. И тело его не тленно. Не подвластно времени. Словом, впечатлений было много.

 

            Через неделю на самолете возвращались назад до Ростова-на-Дону, потом – в Краснодар. И снова началась работа по выпуску партийной газеты.  

        Сергей Мартынов.

 

Опубликовано в книге «Сквозь стены»

Краснодар, 2014 г.

Люди, сильные духом, соединили сердца

Василий Алакозов – секретарь тимашевского районного  отделения Всероссийского общества инвалидов. Работает на общественных началах уже без малого двадцать лет. Пользуется заслуженным уважением членов общества не только в районе, но и среди руководителей краевой организации ВОИ.

 

Между тем, у Василия тяжелое заболевание – детский церебральный паралич. Не принято это публично обсуждать, но здесь особый случай. Василий плохо говорит, с большим трудом передвигается. Трехколесный велосипед стал его «настоящим другом», а не просто средством передвижения. Однако все, кто знает Василия, в том числе и мы – активисты ВОИ, не замечаем этого, будто и болезни нет. И победил ее сам Василий. В свое время заочно закончил юридический факультет института им. Россинского в Краснодаре. Увлекся компьютерными технологиями. И сегодня не только члены ВОИ, но и многие жители Тимашевска обращаются к Василию Алакозову за советом и помощью. Он никому не отказывает, помогает советом и делом, в том числе, как продвинутый компьютерщик.

Много читает, в его домашней библиотеке столько книг, что позавидовали бы заядлые букинисты.

С удовольствием участвует во всех мероприятиях, которые проводят и районные, и краевые отделения ВОИ, в том числе в спортивных состязаниях среди людей с ограниченными возможностями здоровья.

А нынешней весной у Василия Алакозова произошло, пожалуй, самое яркое событие в жизни. Он сочетался законным браком со Светланой – инвалидом из Кабардино-Балкарии. Любовный роман молодоженов Алакозовых развивался подобно сюжету голливудского фильма. Познакомились, узнав друг о друге, через Всероссийскую газету инвалидов «Надежда». Созванивались, переписывались. И вот однажды Василий решился на настоящий мужской поступок – решил выкрасть невесту, как бывало это на Кавказе в далекие времена.

А Светлана, его невеста, ничего не имела против. Василий забрал ее и увез в Тимашевск из города Баксан, из дома подруги. И лишь позднее они сообщили родственникам в Кабардино-Балкарию о том, что подали заявление в ЗАГС.

На свадебное торжество, которое проходило в одном из ресторанов Тимашевска, казалось, приехал весь город Нальчик, так много было родственников и друзей Светланы. Кстати сказать, она, так же как и молодой муж, имеет опыт дистанционной работы с редакцией газеты инвалидов «Надежда», несмотря на серьезное заболевание опорно-двигательного аппарата организма.

На свадьбе присутствовали представители муниципального образования Тимашевский район, руководители отделения социальной защиты населения, Совета районной организации ВОИ во главе с председателем Анной Дмитриевной Бурдак. Они много лет работают вместе.

Звучали поздравления, длинные и яркие тосты, были танцы, игры и салют в честь молодоженов Алакозовых. Они обрели свое счастье, эти сильные духом люди.

Спасибо от молодоженов редакции газеты «Надежда».

Совет вам да любовь!

 

МАРТЫНОВ Сергей Петрович, член ВОИ.

Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать участников конкурса, то для этого имеется прекрасная возможность.

Поделитесь своими впечатлениями в соцсетях. Для этого предусмотрены специальные кнопки.

В Комментариях пишите свои соображения по поводу прочитанного, оцените конкурсную работу,

ваше мнение важно для наших авторов. В конце концов, пожелайте авторам удачи. 

А наши конкурсанты могут больше сообщить о себе, вступить в диалог с читателями.

Откроем секрет, члены жюри непременно будут обращать внимание на ваши комментарии.

Comments: 0