Наталья Мазюкова

Мазюкова Наталья Витальевна,

47лет, Чувашия, г. Ядрин

Родилась в 1971 году в Ядрине. Окончила Ульяновский Ордена «Знак Почёта» государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова и Волго-Вятскую академию государственной службы. Трудовую деятельность начала на Ульяновском авиационном заводе. Работала учителем русского языка и литературы. В дальнейшем связала свою жизнь с библиотекой. Большая творческая удача – реализация краеведческого просветительского радиопроекта «Здесь Родины моей начало» (с 2006 года по настоящее время). Подготовлено более 40 передач, прозвучавших в эфире Национального радио Чувашии.

Первые публикации появились в 1996 году в районной газете «Знамя труда». Активно начала писать стихи в 2010 году. Первая публикация стихов была в журнале «Самарские судьбы». Подборки стихов, проза печатались в журналах «Страна Озарение», «Союз писателей» издательства «Союз писателей»

(г. Новокузнецк Кемеровской области).

На сегодняшний день в творческом багаже – 14 книг – поэтические сборники, в том числе и для детей, автобиографическая, историческая и фантастическая проза. Все книги изданы в издательстве «Союз писателей» (г. Новокузнецк Кемеровской области). Первая книга издана в 2013 году. В рамках краеведческого проекта «Путешествие с Ядриком по родному краю» на собственные средства издан сборник «Ядрик рассказывает о Ядрине» (2019).

Финалист II, III Всероссийского литературного конкурса «Герои Великой Победы», победитель всероссийских профессиональных, творческих и литературных конкурсов: «Библиотекарь-2017», «Мой край – моя Россия», «Литературная Россия» (2018), «Весенний калейдоскоп», «В мире культуры», «Была война…», «Моя Россия. Культура и искусство», «Моя Россия. Родина у нас одна», полуфиналист X Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь» (2019).

Кроме литературного творчества, занимаюсь рукоделием. Принимаю активное участие в различных выставках.

Встречи с читателями помогают реализовать творческий потенциал, вдохновляют на создание новых произведений, способствуют воплощению в жизнь социальных идей.

С моим непосредственным участием проходили встречи с будущими мамочками и медперсоналом МУЗ «Ядринская районная больница им. К.В.Волкова».

Я – частый гость музейных мероприятий

Номинация "ПРОЗА"

НАДВОЕ

Увертюра.

- Не рассосётся, - равнодушно бросила врач, лениво отвернув голову к окну и едва взглянув на протянутый листок с результатами УЗИ.

- И что делать? – произнесла ошарашенная равнодушием Тата.

- Сходите к заведующей, - припечатала белая скучная врачиха, всей интонацией голоса давая понять, что разговор окончен.

Потом был длительный курс лечения от мастопатии и удивительно щедрое на тепло лето.

Лето

Лето сплетает венок из ромашек,

В синее небо глядят васильки,

В гуще травы на земле цепь букашек

Лапкой щекочут цветов стебельки.

Птицы выводят задорные трели.

Вторит гуденьем им яростный шмель.

Суслик, встав в столбик, свистит на свирели,

Липнет к оградам задумчивый хмель.

А поутру, тишину нарушая,

Рыбка резвится в зеркальном пруду.

Солнышко, вечный свой круг завершая,

Яблони красит закатом в саду.

Лето пахнёт то душистою кашкой,

То источает с лип пышных медок,

Прыгает с вышки в реку вверх тормашкой,

Крутит педали, трезвонит в гудок.

Дарит детишкам волшебную радость,

Сыплет с небес бисеринки дождя.

Ягод лесных карамельная сладость –

Чудный подарок лесного вождя.

С клумб раздаются аплодисменты –

Яркими искрами брызжут цветы.

Вольного лета смешные моменты

Вписаны в память штрихи красоты.

Начало

В делах и заботах наступила осень. Всё чаще Тата нащупывала на груди предательскую шишку. Нет, она перестала беспокоить – не тянула, не ныла, не болела, но оптимизма её «наличие» не вселяло. Вскоре после окончания курса Тата вновь отправилась по знакомому маршруту.

- Что у тебя? – панибратски вопросила заведующая, завидев Тату на пороге своего кабинета. И вновь без осмотра, слушая вполуха, врач произнесла:

- Придёшь через две недели.

Никакого предчувствия беды. Шла совершенно обыденная жизнь… до известного дня.

Деловито и уверенно усевшись перед аппаратом, врач начала наблюдение, бросая медсестре  резкие, отрывистые фразы: «на двенадцати часах», «нечёткие контуры», «размер не определяется».

На прощание было сказано:

- А что в Ч. не  ездила? Вот результаты. Иди, сделай маммографию и к онкологу.

В кабинете маммографии, немало повозившись с маленькой грудью Таты, настойчивая ассистентка произвела все необходимые манипуляции.

Врач, делавший описание, обнадёжил, но …всегда в самые ответственные моменты жизни есть «но».

Потом было три поездки в Ч. Приём онколога-маммолога. Она сразу поставила диагноз «подозрение на ЗНО». Трепанобиопсия.  Уточняющий платный анализ. Тата уже знала, что грудь удалят полностью.

Она была убеждена, что ей поможет вера в Бога, молитвенное заступничество высших сил и большого количества людей. Благодаря этому она сохраняла спокойствие. Она знала ещё одну вещь – страшный диагноз выставлен не только ей, но и её окружению.

***

Между светом и тьмой

Расстояние – жизнь.

Параллельной прямой

В вечность мой вокализ.

Стихотворной строкой

Я прорву небеса.

И с надеждой взгляну

В эти Божьи глаза.

Веры твёрдый оплот.

Чистых помыслов глубь.

И любовь, что даёт

Оправданье на суд.

Из письма подруги из Тулы от 13.11.17

Большое тебе спасибо за список книг. С удовольствием прочитала сборник фантастики 1950-70-х годов, «Совсем другое время» Е.Водолазкина и «Зулейху» Яхиной Г. «Зулейха» очень понравилась, потрясла.

Натуля, твою книгу прочитала на одном дыхании. Особенно по душе пришлись главы о маме.

6-я хирургия

В палате их было четверо. «Ветерану» палаты уже удалили обе груди, а троим, разновозрастным женщинам – по одной. Они не были зациклены на своём страшном диагнозе, который в нашем обществе почему-то принято скрывать. «Это меня не касается и не коснётся» - за этой фразой – сухие цифры медицинской статистики, разновозрастные, разнофигурные, разнокрасивые женщины с разными судьбами. Их объединил лишь один диагноз (к сожалению, распространённый) – рак молочной железы.

В третьей палате шестой хирургии были разные женщины. Бывший главный бухгалтер, бывший санитарный инспектор, бывший специалист по текстильному производству и Тата – тоже бывшая. Женщины, объединенные одним моментом времени.

Венеры без груди

Женщинам, пережившим мастэктомию, посвящается

 

- Я не буду, как эти уродки,

Что лишились прекрасной груди.

Вот шагает в халате «красотка»,

Что за жизнь у неё впереди?!

Кто полюбит теперь молодайку,

Нужен срочно шикарный протез –

Так вещала слепая зазнайка.

Что ответить ей в противовес:

- Жили эти женщины обычно –

Дом. Работа. Дети. Муж. Семья.

И теперь им тоже непривычно

Видеть в зеркале самих себя.

И никто не знает об их боли.

Шов кривой – как пограничный столб.

Без груди Венеры на престоле.

Только так и это не апломб.

Женщины, презревшие несчастье,

Перед вами преклоняюсь я.

И желаю вам немного счастья.

Горести – страницы бытия.

Наша жизнь всегда в руках Господних.

Боль – для очищения души.

Благодарность за счастливое сегодня –

Та молитва чистая в тиши.

Тата понимала – начался новый, абсолютно другой этап жизни, в который нельзя входить с прежним багажом знаний, с прежними эмоциями, с прежними чувствами. Она задавала себе вопрос «Страшусь ли я этого» и смотрела на происходящее с ней со стороны. Душа в этом зловещем разговоре не участвовала. До операции, в перерывах между сеансами КТ на случайно найденном обрывке бумаге она записала:

 

***

Как хочется, чтоб я была не я

И не со мной происходило это.

Услышать б в мае пенье соловья,

А там – уже рукой подать до лета.

Чистилище, изгнание иль ад –

Всё это происходит в моей жизни.

И сгнил без тлена спелый виноград.

Секунды рвутся током укоризны.

А люди совершают мирный труд.

За стенами – поток автомобилей.

Зима. Декабрь. Годовой закут.

А мысли лишь о тех, кто с нами были…

 

 

***

Прочь, мысли грустные, ещё идут часы,

Дыханье ощущает сердце жизни,

Которая ложится на весы, –

Господи решил с рождения до тризны.

Не избежать ни сети, ни ловца.

Так решено. На всё Господня воля.

И это понимаешь до конца.

Деянья наши в скорбном протоколе.

 

В этот момент она словно находилась вне стен онкодиспансера, слышала шум улицы, видела  вечерний город.

Из письма подруги из Тулы от 12.09.17

Чувства мои и мысли до сих пор ещё сумбурные. Очень уж резко всё изменилось. К прежнему возврата нет, а будущее ещё не выстроилось в голове…

Представляешь, Наташа, именно сегодня 19 лет назад не стало папы. Подумать только, как и когда пролетело это время! И какое время! Будто бы целые эпохи прошли… 

В отличие от соседок по палате Тата не ждала с надеждой результата гистологии. «Клетки в двух лимфоузлах обнаружены» - это она услышала после операции. И всё… Реабилитация  проходила своим  чередом: физиолечение и массаж руки. Одна из пациенток взяла на себя роль инструктора по ЛФК и проводила занятия в коридоре. Короткие декабрьские дни сливались в однообразный ком. Год стремительно приближался к концу. Отделение украсили к Новому году - поставили пушистую красавицу, развесили разноцветные гирлянды.

 

***

В стационаре нарядили ёлку,

Поставили врача-снеговика.

Больным ещё лежать здесь очень долго.

А огоньки сверкают свысока.

За окнами – зима. Предновогодье.

Все ожидают сказочных чудес.

А для больных важнее их сегодня –

Слова врача. Надежда на прогресс.

Пусть сбудется заветное желанье.

Коварная болезнь отступит прочь.

Я прошепчу родным своим признанье:

«Подарит счастье Новогодья ночь».

 

Подруга Таты считает, что украшение онкологического отделения сродни издевательству. Но персонал не виноват в том, что у кого-то онкологическое заболевание. И врачи, и медсестры, и санитарки ждут Нового года и чудес, надеются на лучшее.

 Друзья

Большинство источников отмечает, что больному онкологией необходима поддержка близких людей. Такая болезнь – лакмусовая бумажка отношения, которая выявляет в итоге – кто рядом с больным, а кто мимо него.

 

А люди будут жить и мять траву,

Пить чай и любоваться морем,

И гладить взглядом неба синеву,

Не думая о предстоящем горе.

 

По счастью, верные люди у Таты есть. Давняя, проверенная временем подруга, тёзка, сама вкусившая от этого горького плода. Коллега с удивительным и что характерно редким именем – Надежда. Две Татьяны. И Вера, которая регулярно навещала Тату, находя в своём плотном графике время для доброго дела.

Немало способствовал «возрождению» и служитель Алексеевской церкви раб Божий Вячеслав. Прихожане этого храма иже с его настоятелем отцом Николаем.

Храни, Господи, этих бескорыстных людей, даруй им здравие на многая лета!

 

Мы всё преодолеем в жизни,

И с верой в Господа Христа

Пройдём с рождения до тризны,

Любовию согрев сердца.

Из письма подруги из Тулы от 09.02.19

Книгу твою прочитала. Интересный закольцованный сюжет. А тема для меня вообще новая. Я как-то с этим раньше не сталкивалась, да вообще не задумывалась…

А меня снова потянуло почитать прозу Бунина. И на очереди очередной том М.Метлицкой…

Иногда удаётся прикоснуться к чему-то настоящему на канале «Культура». Очень понравились советские фильмы, которые я раньше не смотрела: «Школьный вальс», «Счастливая, Женька!», «Эта женщина в окне».

ШТРИХИ К ЖИЗНИ

Находясь в онкодиспансере, Тата часто думала: «Как же долго мы здесь лежим. Нас лечат. А для чего?» Чтобы снова вернуться к телевизору, безудержному бегу по кругу жизни, в котором, как и здесь, для большинства нет места для Бога. В  палате их четверо – две безостановочно вяжут, одна сутки напролёт сидит в Инстаграме или руководит по телефону жизнью близких – одиннадцатилетней дочки и семидесятилетней матери. Но именно она отметила, что в жизни современного человека нет места чтению Евангелия. А что Тата? Утром и вечером она искала уединённое место для молитвы. В палате по многим причинам, в т.ч.  и осознаваемой ею духовной незрелости, она не могла сосредоточиться. А раздражаться на товарищей по несчастью ей не хотелось.

Для молитвенного уединения Тата нашла местечко возле паллиативного (!) отделения, по невежеству своему даже не  подозревая, что находилась рядом со смертью, ведь здесь лежат безнадежно больные или, как говорят медики, на дожитии. Некоторые, большей частью мужчины, ходили как тени. Хотя и не забывали о привычке курить. Уединение места было относительным. Особо любопытный медперсонал, видя Тату, восклицал: «Опять сидит!». Другие проявляли заботу – не дует ли из окна, не холодно ли сидеть в коридоре.

Ещё одно наблюдение. Когда Тата пришла в больничный храм – небольшую комнату на первом этаже старого корпуса, но с алтарём, царскими вратами, иконами и подсвечниками, со скамейками для недужных, то её удивило малое количество молящихся и горевших огнём причаститься Святых Христовых тайн. Упаси, господи, осудить кого-то намеренно и даже невольно. А ведь храм этот освящён во имя иконы Божией матери «Всецарица» (Пантанасса). Отец Митрофан предварил службу кратким духовным ликбезом, рассказал и показал, как складывать персты, как накладывать на себя крест, в какой последовательности ставить свечи, как прикладываться к иконам и брать благословение у священнослужителя и, наконец, как подготовиться к причастию.

В перерывах между процедурами Тата вела своеобразный дневник. Вот он – перед вами.

***

Январь. Ранний вечер ведёт меня в казённый дом – раковый корпус.

***

Зимний город зажигает фонари – золотые желтки в синем небе.

***

На снежной тропинке – высохший лист. Последний привет сказочного лета.

***

Новые дома – как башни.  Каждое окно отражает быстротечность человеческой жизни.

***

Параболический сон в тихий час взорвал рингтон мобильного телефона.

***

В больничном храме горят свечи. Пламя каждой – лестница к Богу.

***

На ветке сидит ворона с добычей в клюве. Но это не сыр. И я не Крылов.

***

Деревья в лёгкой дымке. На ветках – паутина инея. Воскресенье. Третий день февраля.

***

Мало звонков. Болезнь оставляет рядом верных.

***

Как Феникс возрожусь. Вернусь к жизни. Продолжу свой путь.

***

Страшный диагноз меняет не суть человека, а отношение к вещам и людям.

***

Зелёные стены, плиточный пол, кровать и тумбочка – жизненное пространство моего сегодня.

***

Пахнет печным дымом. В городе топят бани.

***

Колючий ветер царапает лицо. Снег ложится толстым ковром. В цветочном бутике – буйство красок, ароматов и жизни.

***

Стройный ряд елей в снежных накидках. Демаркационная линия между больницей и жизнью улицы.

***

Февраль. Метель. Но не горит свеча. И вряд ли кто припомнит Пастернака.

***

Малиновый колокольный звон заглушает уличный шум. Начинается новый день – Ксении Блаженной.

***

Перекрещиваются небесные трассы. Самолёты летят в пункт назначения.

***

А снег идёт, идёт, идёт. Божья длань вращает планету.

***

Полумесяц смотрит на восток. Пятница. Время намаза.

***

Малышня играет со снегом. Стая голубей лакомится крошками. Обычный городской день.

***

По дороге непрерывный поток автомобилей. Иду навстречу жизни.

***

Навстречу выбежала дворняжка. В глазах – надежда. Что даст ей одинокая путница?..

***

По улице идут двое. Рука в руке. Зимний день. Понедельник. 

***

Важная серая ворона ходит по белому снегу в поисках добычи. Я прохожу мимо. Наше время пересеклось в пространстве.

***

Галки сидят на проводах как на нотном стане. Звучит неслышимая симфония жизни.

***

Перед глазами расстилается белое снежное полотно. Пиши что хочешь. Природа даёт добро.

***

Кто-то упорный протоптал тропинку в толще снега. Слава первопроходцам! 

***

В разбелённом сером небе – чёрная графика ветвей. Маленькая незаметная птичка фьюликает. Глашатай весны.

***

Сквозь гвалт городской улицы прорезается молитва на арабском языке. Почти центр  России.

***

Малышка съезжает с парапета на ледянке. В глазах – искры радости. Момент  счастья.

***

Голуби кволкочут о любви. Птицы мира.

***

Рыжая собака перегородила тропинку. Снег запорошил её спину. Одинокая бродяжка.

***

Праздничный субботний день - 23 февраля. Иду навстречу солнцу.

***

Оранжевый закат заглядывает в больничное окно, золотя снег. Предвечерье.

***

Одиночные снежинки точками падают с неба. Притяжение земли.

***

По улице идёт пара. Он – тьма египетская. Отелло и Дездемона.

***

Выполнила последний крестик. Готов портрет дамы старинного века.

***

Онкодиспансер. Утро сдачи крови. Помятые, расплющенные лица, лица, лица. Обречённые.

***

К тошнотворному больничному запаху примешивается тонкий аромат духов. Вкус к жизни.

***

Через три недели пребывания в диспансере стали обращаться друг к другу на «ты». Перешли Рубикон.

***

Солнце поблёскивает сквозь мглу. Птичьи трели соперничают с городским гулом. Дыхание весны.

 

Универсального рецепта всеобщего счастья не существует. Думается, человек жив, пока он ощущает биение жизни, пока он кому-то дорог и необходим, пока ему есть, что сказать миру, пока он понимает, для чего живёт. Эта коротенькая история одной «болезни» ещё не закончена. И жизнь, разделённая надвое, бьётся по задумке Творца, сплетая в узлы мгновения, образуя бесконечность. 

Номинация "ПОЭЗИЯ"

ОСЕНЬ

 

Притихшая осень ходит по улицам,

Срывает с деревьев листы.

И город взгрустнувший печально сутулится,

Теряя восторг красоты.

И всё же к лицу ей лиловый багрянец

И золото сжатых полей.

И грач, чёрно важный, уже иностранец,

Услышал призыв журавлей.

В душе поселилась растрёпа-сумятица.

По стёклам – потоком дожди.

Пути-перепутья – сплошная распутица.

Ушедших надежд миражи.

 

 

ОСЕННЕЕ

 

Осень вплетает золото в кроны,

Робким дыханьем тревожит листы.

Красным пожаром взметнутся стозвоны,

Чёрным угольем – в нутро пустоты.

Купол небесный спускается ниже,

По-над землёю – туманов клубы.

Воздух хрустальный тих и недвижим.

Рябь на речушках встаёт на дыбы.

Осень приносит капельку грусти,

Струйки дождя ворожат по стеклу.

В плен забрала и уже не отпустит

Осень-попутчица, нитка в иглу.

16/07/18

 

 

***

Вдоль переплетения времён

Чётко обозначены границы.

Колыханье шёлковых знамён,

Здания, деяния и лица.

Сколько пережить им довелось

Яростным свидетелям былого.

Выводил их каверзный «авось»,

И всё в жизни начиналось снова.

Август 2018

 

 

СКАЖУ О КОМСОМОЛЕ СЛОВО

100-летию комсомола посвящается

 

Над молодой Страной Советов

Занималась алая заря.

И один из ленинских декретов

Возвестил победу Октября.

 

Будоражащее душу время –

Антанты воинственный укол.

В восемнадцатом родилось племя,

Получившее названье «комсомол».

 

И они пошли в штыки, под пули,

И кайлом долбили вечный лёд.

Рельсы вдоль Сибири протянули.

Воды рек направили вразлёт.

 

И в боях с фашистами мужала

«Молодая гвардия» ребят.

Воевали так – земля дрожала.

Не характеры – стальной булат.

 

Вот они – герои поколений –

С песнями построившие БАМ,

В жизни и в труде – преодоленье:

«На целинных землях быть садам!»

 

Убежденья пронесли – как факел.

В волосах мерцает седина.

И всегда готовые к атаке,

Если вдруг затеется война.

 

Пролетело ярое столетье,

Но не сдал позиций комсомол.

Опыт их наследовали дети –

И урок тот даром не прошёл.

 

И на всех дорогах-перепутьях

Свято верили в благую жизнь.

Было всё, теперь не обессудьте,

Что остался в прошлом коммунизм.

 

Ни к чему пустые сожаленья.

Чашу жизни пронесли сполна.

Комсомол – страница поколений.

Делом их гордится вся страна.

16/10/18

 

 

В ДОМАШНИХ САЛОНАХ ЯДРИНА

 

Непредсказуемый двадцатый век.

Один из городов – уютный Ядрин.

Пока в империи бесценен человек,

То будущего даль глазам отрадна.

 

Традиции семьи, заботы и покой.

Для общества – труды, душа – для Бога.

Мещане свято чтили «Домострой» –

Достаточного в жизни было много.

 

Холодным зимним вечером семья

Сходилась в тёплой маленькой гостиной.

И звуком чистым, к свету воспаря,

Звучал чарующий романс старинный.

 

Высокий голос бередил сердца –

Младой певец актёрствовал вживую.

Тревожил сердце строгого отца

И утирала мать слезу скупую.

 

Те вечера запомнил старый дом.

Мордвинова узнала вся Россия.

Но ностальгия о давно былом –

Как грусти облачко на небе синем.

14/5/19

 

 

РАЗГОВОР С ПУШКИНЫМ

 

Извольте чаю, Александр Сергеич,

Поговорим о странностях судьбы.

Надежду два столетия лелеем,

Что возродится СЛОВО из борьбы.

 

По-прежнему Вы – наше всё, поверьте,

Ваш слог обожествляет светлый ум.

И даже в виртуальной круговерти

Вы остаётесь – наш властитель дум.

 

Мой скудный стих померкнет перед Вашим –

Я состязаться даже не берусь.

Не Натали, из Ядрина Наташа –

В поэзии черпающая грусть.

 

Ваш чай остыл, наш разговор окончен.

Век золотой воскреснет со страниц.

«Онегина» читать я буду ночью

И мысленно паду пред Вами ниц.

28/5/19

 

Comments: 0