Сергей Воронин

Пушинка и паутинка

Жил-был купец. И было у него две дочери. Одна была ласковая и приветливая светловолосая усладушка, и звали ее Серебравушка. А другая была завистливая и недоброглазая черновласица по имени Горчавушка. И была Серебравушка такая красивая и добрая, что от женихов у нее отбоя не было! Все вокруг ее любили, и всем она своей прекрасной улыбкой приносила всегда только радость и счастье! Горчавушка тоже была красивой, но такой самовлюбленной и вредноглазой, что, если она на кого из людей взглянет, то этому человеку становилось так холодно и тоскливо, словно он мухомор съел. И поэтому женихов у нее никогда не было. Да и быть не могло! И вот однажды отправился их отец-славный купец в дальние страны за моря-океаны к индийцам, китайцам и татарам за всяким разным новым товаром. И всегда он плавал недаром, а привозил из каждого такого странствия своим дочерям редкостные и никогда и никем прежде не виданные подарки. Вот и в этот раз призвал отец-купец обеих своих деточек-тоненьких весенних веточек и спрашивает их:

- Ну, доченьки мои любимые, богом и мною хранимые, какие вы мне на этот раз заказы сделаете? В какое опять сказочное приключение меня ради этой пустой вашей девичьей блажи отправите?

Тогда-то и отвечает ему завистливая Горчавушка:

- То ли я где читала, то ли от кого слыхала, то ли наяву мне это явилось, то ли в сказочном сне приснилось – в общем, и сама уже не помню, где и как, но, в общем, будто бы есть такая дикая странная страна по названию Карабурдак. И будто бы там с гор в неведомую даль стекает со всех ног не вода, а бурный поток. И не просто поток, а прозрачный хрусталь. И когда это чудо превращается в водопад, то будто бы разлетаются от этой хрустальной воды невесомые росинки-паутинки. И вот жители этой страны карабурдажцы по занятиям своим не охотники, не рыбаки и не землепашцы, а будто бы они диковинные и страшные жуки-пауки! Будто бы каждый из них паук о десяти рук. Будто бы каждый этот ненашенский арап каждую из десяти своих лап затачивает в тонюсенькую иголочку об изумруд и потом все вместе они из хрустальных этих ниточек сеть-паутину плетут. И вот будто бы эта паутина волшебная – для всех юных девушек спасительная и целебная!

- А что же в этой паутине для девушек такого волшебного и целебного? - дивится столь изящному заказу дочери отец-купец.

И отвечает она:

- А вот будто бы, если на большой дороге раскинуть эту хрустальную сеть, то станут попадаться в нее не всякие там бродячие нищие да калеки и остальные прочие обычные человеки, а только принцы да княжеские сыновья – вот за одного из них и выйду замуж я! И сеть эта самая что ни на есть любовная – скует она богатых женихов страстью ко мне сильнее всяких пут! Из нее-то они уж никогда не вырвутся и никуда от меня не убегут!

- Вот диво так диво! - восхищается купец. - И полезно, и сказочно красиво! Ну что ж, обещаю, что не побоюсь, в какую угодно залезу беду и, если там не сгину и не пропаду, то эту хрустальную сеть для тебя, доченька моя Горчавушка, преобязательно найду! Ну а что привезти тебе, моя Серебравушка? - спрашивает купец свою вторую дочью.

И так речет ему в ответ она:

- Прилетал недавно сюда к нам буран-ураган, и вот он и поведал мне, что будто бы есть такая дивная страна под названием Мечталия. И находится она далеко-далеко! На острове за Индией, за Китаем и еще далее - на такой земле, о которой мы никто пока не знаем. Стоит она в самом центре океана, открытая голубым волнам и теплым ветрам. И прошел такой слух, что вот будто бы именно там произрастает какой-то волшебный железный пух. Так вот настолько мне всё это стало в новинку, что, милый батюшка, привези ты мне, пожалуйста, всего одну такую железную пушинку.

Еще больше подивился купец этакой невиданной девичьей блажи! Глубоко задумался. Почесал в голове даже... Потом упал на стул и тяжко вздохнул... Да делать нечего... Отвечает:

- Ну что ж, раз обещался, знать и быть тому! Пройду сквозь свет и тьму, обплыву все полдневные и полуночные страны, но железную пушинку тебе, так и быть, Серебравушка моя, достану! Да на что она тебе?

- А и сама, батюшка, не знаю… - отвечает ему девица, - пусть пока полежит у нас в избе, а там, глядишь, на что-нибудь и сгодится...

И вот подняли паруса, взвился корабль, и поплыл купец в чужедальний мир, в самый дивный и доселе никому не ведомый его конец. Так прошло несколько лет. Проплыл купец все моря и океаны и взад и вперед, и вдоль и поперек, и эдак, и так, и наконец и в самом деле попал в дивную страну по названию Карабурдак. И там действительно с превысоких и стройных гор стекает вдаль на ровный цветущий ковер-простор не вода, а жидкий хрусталь! Посмотришь на его блеск – и навек из сердца уходит тоска-печаль. И живут там десятирукие люди-пауки. И у них действительно одни только руки, совсем нет ног, и у каждого на самом конце его руки торчит заточенный в иголочку коготок. И плетут они ими тончайшие хрустальные сети – невесомые, но самые-пресамые крепкие на всем белом свете! Купил купец-отец втридорога одну такую сеть для своей Горчавы, для пустой ее девичьей забавы. Подивился редкостной страной Карабурдачной малость да и поплыл себе дальше по океану, несмотря на старость и усталость. Прошел он все ведомые и неведомые дали, но нигде встреченные им люди железного пуха не видали. И плыл себе купец дальше долго-долгонько, и ветер гнал его корабль легко-легонько. Толкал его с силой-силушкой во все распущенные паруса и привел, наконец, его точнехонько туда, где и в самом деле стоит остров Мечталья – диво и краса! И живут на нем полуголые коричневые люди-островитяне, и повадки у них получеловеческие-полуобезьяньи! И ходят они все всегда полуголые, всему и всегда в этом мире веселые! Питаются одними бананами да кокосами и никогда не ломают себе голову лишними вопросами. И нет у них ни зависти ни к кому, ни богатства, а сплошное равенство и самое верное всеобщее братство! Не жизнь, а иерусалимская красота! Наяву сбывшаяся христианская мечта! И тогда спрашивает купец всех местных людей вокруг:

- Почему ж это у вас каждый каждому вдруг товарищ и друг? - интересуется необычайно, в чем заключается сия допрежде им никогда и нигде не виданная счастливая тайна?

- А всё это потому, - отвечают островитяне ему, что в центре нашего счастливого острова стоит вулкан, который давным-давно потух, а внутри него растет волшебный расчудесный белый пух. И такой он легкий, что чуть подует ветерок, он полетит так, что не догонишь его никогда, хоть беги со всех ног! И если возьмет эту пушинку человек честный и незлобливый, то она так и останется пушинкой белой и красивой. Но если человек задумал кого-нибудь обмануть, ограбить или зарезать, то эта пушинка тут же станет тяжелой, как пуд железа! Враз она этого человека своим весом к земле придавит и черный шрам на груди его оставит! И будет этот шрам жечь его огнем целый год! Вот именно эти пушинки и спасают наш благословенный народ! Каждый из нас носит такую пушинку вплетенной у себя в волосах – себе на честную совесть и одновременно на страх!.. Именно поэтому все мы живем честно и незлобливо.

И опять подивился купец, что существует такое дивное диво! Понял он, какая это полезная, но опасная штука, какое от нее наказание и страшная мука! Поднялся тогда он на самую вершину этого вулкана и сорвал одну такую железную пушинку. Больше взять побоялся, потому что его купеческое ремесло – дело опасное. Очернено оно дьяволом-бесом, связано оно с постоянным обманом и покупателей обвесом, с самым что ни на есть подлым стяжательским интересом. Если носить с собой этих пушинок целую горсть, то они могут своим весом вогнать купца в землю по самую макушку, как гвоздь!.. Так что хватит ему такой обличающей вещицы и одной. И поплыл он обратно к себе домой. Опять всё по морям, по океанам, по разным землям иностранным сквозь шторма и ураганы к доченькам своим желанным.

И вот вернулся купец-удалец к себе домой, раздал дочерям своим пригожим заказанные ими подарки и смотрит, что же дальше будет. Как увидела Горчава сеть хрустальную, так и загорелись у нее глаза! Тут же приказала она слугам развесить ее поперек широко тракта, который проходил через их село. А сеть эта и впрямь оказалась волшебной! Висит она себе спокойненько, для всех проезжающих по тракту совершенно невидимая, и никто из бедных и незнатных людей в ней не запутывается. Но ближе к закату попытался проскакать по дороге молодой и очень богатый королевич – вот тут-то сеть его враз и споймала и всего его в себя замотала! Барахтается в ней королевич! Людей на помощь отчаянно зовет! Тут-то и подбежала к нему Горчава вместе со слугами. Распутали они королевича, привели его к купцу в дом, напоила его Горчава одурманивающим вином, настоянном на заман-траве. Зашумело у королевича в голове... Сердце горячее у него для обмана открылося, и тут же в него обман-любовь и поселилася... И в ту же минуту влюбился королевич в Горчаву до смерти! Да так, что стал от своей любви совсем дурак! Готов хоть завтра свадьбу сыграть и объявить Горчаву королевишной! А у Горчавы, конечно же, разгорелась огромная жадность в душе ее черной, насквозь денежной! Уже мнит она себя не купеческой дочкой теперешной - а восседающей на золотом троне! А все князья да бояре склоняются пред ней в земном поклоне! Но тут как бы случайно подает Серебрава королевичу железную пушинку. Принял он ее, ничего не подозревая, и тут же пушинка в руке королевича потяжелела так, словно весила она целый мешок железа! От этакой тяжести королевич аж всем телом на землю повалился... Тут Серебравушка и отговаривает любимую сетрицу:

- Не следует тебе, Горчавушка, выходить замуж за этого королевича.Нечиста душа у него – тайными грехами вся переполнена! Черна она, как чернила - вон как железная пушинка его к земле прибила!..

Тут-то пуще прежнего возненавидела Горчава Серебраву! Закричала на нее громовым криком, зашипела на нее змеиным шипом:

- Завидуешь мне, завистница! Хочешь разлучить меня с моим богатым королевичем, разлучница! А вот ничего-то у тебя не получится!

И этой же ночью отравила Серебравушку... Утром слуги докладывают отцу-купцу:

- Лежит Серебрава у себя на постели – глаз не открывает... И такая она холодная, что, того гляди, вся инеем покроется!..

Вызвал купец всяких лекарей, знахарей, колдунов. Но те осмотрели ее и хором отвечают:

- Мертвую уже ничем не оживить... Не знаем мы таких тайных снадобий, волшебных слов таких, увы, не ведаем...

Тут и зарыдал купец... Да делать нечего... Положили Серебравушку в гроб, принесли на кладбище. Уже готовятся крышку забивать. Тут купец вспомнил о железной пушинке, о том, как Серебравушка его просила непременно найти ее хоть на самом краю света! Значит, дорога она была ее сердцу!.. Тогда и положил купец эту пушинку ей прямо на сердце. Но пушинка не осталась у нее на груди, а тут же весело взлетела в небо!.. Что за чудо! Поймал ее купец и снова положил на тело дочери. А пушиночка снова не лежит, а в небо летит! Тут-то купец и догадался! Объявляет всем громко:

- Чует волшебная пушинка, что сердце у моей Серебравушки горячее. Значит, оно – живое! Хоть и не бьется. Значит, жива и вся моя дочь! Не дам ее хоронить!

Люди такое чудо впервые в жизни видят – не знают, что и делать... Думают, что купец от горя совсем уже ума лишился... Однако по приказу купца принесли Серебравушку в часовню, накрыли ее черным покрывалом и гадают, куда теперь ее имя в поминание записать: о добром ее здравии радостно молиться или о помине отлетевшей ее души горестно рыдать... Тут один из самых древних стариков этого села и говорит:

- Слышал я, когда был совсем еще мальчонкой, что был у нас в глубокой-преглубокой стародавности точно такой же случай. Вот точно так же однажды вечером уснул один добрый человек и всё потом лежит себе тихохонько да смирнёхонько и много-премного лет никак не просыпается. И не живет он, и не умирает, и что с ним делать, тоже никто не знает. И вот однажды в грязную осень в ледяной северный буран прискакал вдруг в село на деревянных своих копытах сам черт! В глазах у него пламя мелькает! И не говорит он, а будто бы лает! И лает он такое: «Душа вашего уснувшего мужика взята мною. И томится она теперь у меня под землею. И тысячи тысяч лет не будет ей мира и покоя! До той поры, пока не обменяете ее на душу самой поганой в вашем селе бабы – злюки и подлюки,сплетницы и мстительной каменюки! Чистая душа вашего уснувшего доброго человека мне совсем без надобности. Она мне в аду только мешает, чужое место занимает, под ногами постоянно путается , в котел с кипящей смолой залезать не желает, а Бог ее во всем защищает! В общем, одна морока с ней, светлой и незамутненной! Надоела она мне хуже злющего хрена! А вот черная душенька вашей поганой бабенки мне ой как сгодилась бы! В моем черном аду ей самое что ни на есть подходящее место! Будет она моим чертям помогать всяких грешников на огромной сковороде жарить да в котлах с кипящей смолой их железным веничком парить! Острыми вилами им в живот тыкать – помогать им вечное горе на том свете мыкать!..» Как услышала одна самая поганая в селе дура-баба, как хорошо ей в аду с бесами будет, так тут же этому черту свою подлую душонку и продала – на душу уснувшего доброго и ни в чем не повинного человека с радостью обменяла и прямо в ад на хребте у этого черта навек ускакала! И не осталось о ней в народе никакой памяти – ни доброй, ни злой, словно и не было бабы никакой! Один лишь я почему-то этот случай запомнил. И тоже всё пытался про него забыть, чтобы спокойнее жить, а глядишь ты – память об этом сейчас вдруг и пригодилась! Так что, купец, и ты тоже попробуй найти этого самого черта. Наверняка душа твоей Серебравушки именно у него хранится, и этот черт проклятый над ней сейчас злорадствует-глумится!..

Послушался купец этого мудрого старичка и собрался в путь-дорогу, в самое логово этого черта козлорогого. А в какую сторону идти, и не знает... Тут опять поднялась пушинка с груди Серебравушки, взлетела над землей да и поманила купца за собой. И вот так шел он за пушинкой через жару и невзгоды, через буйные реки и топкие броды, через горные вершины и неведомые низины. Прошел опять все моря и всю сушу, пытаясь найти своей Серебравушки душу. И вот, пройдя через страшные чудеса и горные холодные небеса, наконец, стал он спускаться в пропасть, которой не было никакого дна, а одна только бесконечная глубина. Вот так и пришел он туда, куда ему было надо – до самого-пресамого черного смертного ада! И впрямь встретил тут черта. Ухмыляется купцу козлорогая чертова морда, говорит ему:

- Все-таки ты меня нашел. Все-таки за душой своей Серебравушки пришел.

- Как не найти! Как не прийти! - отвечает купец. - Я ж все-таки ей родной отец!

- Ну что ж, бери, - ухмыляетс черт-подлец. Она мне здесь только мешает, чужое место занимает. Мне ее совсем не надо - томится она в самом черном углу моего милого ада. Но просто так я тебе ее не верну! Что ты мне взамен дашь?

- А что тебе, косматый и рогатый, надобно?

- А возьму я душу того дрянного и самого поганого у вас человека, который в окружении золота вот на этой петле из-за медного гроша повесится! - и отрывает он от мертвого старого черта хвост, связывает его в петлю и подает его купцу. И еще копытом пододвигает к купцу огромный мешок с золотом и кидает в него маленький медный грошик. - Ну так как, согласен на такой справедливый обмен? - спрашивает купца.

- Ну а чего ж не поменяться. Конечно, согласен, - отвечает тот.

- А если этим человеком окажется твоя вторая дочь Горчава? - спрашивает черт. - Ведь это именно она твою Серебравушку отравила!..

- Да не может такого быть! - возмутился купец. - Клевещешь ты, нерусь подземельная! Одну дочь у меня отнял, так еще и на вторую наговариваешь!

- Ну-ну... - только и ухмыльнулся черт в ответ, - а вот сам увидишь... - и так раскатисто расхохотался, что аж огненные брызги у него из пасти посыпались! Затем топнул копытом оглушительно, свистнул сквозь черные зубы свои омерзительно! И вмиг поднялся страшный вихрь-ураган! Подхватил он купца, и в тот же миг очутился купец опять у себя дома. Возвратился сам и рядом хлопнулся мешок с золотом к его ногам!

Тут же слух о его страшном приключении и чудесном домой возвращении облетел всё село! Собрались послушать рассказ купца о его встрече с самим чертом и стар, и мал. Всех купец у себя во дворе собрал - все сидят, слушают, раскрыв рты, не шелохнутся! А купец указывает всем гостям на мешок с золотом и на петлю из чертового хвоста и предлагает всему честному миру:

- Берите, кто черта не боится, этот мешок золота вместе с хвостом – мне не жалко!

Все смотрят на эту мерзость - всем хочется враз разбогатеть, однако же к проклятому золоту, лапами самого черта дареного, и на шаг приблизиться боятся!.. Так и остался этот мешок с дармовым золотом никем не тронутым... Каждому тяжкая его жизнь во сто раз легкой смерти дороже! Каждому его жизнь его матерью в муках подарена, и обменять ее на чертову смерть – позор и матери предательство! Так никто на чертовом хвосте от жадности и не повесился... Разошлись гости. Купец с дороги крепко заснул. А прелюбезная доченька его Горчавушка тут как туточки! Только и дожидалась сей блаженной минуточки! Тут же радостно во всю мочь и прорычала звериным рыком! Тут же изошлась блаженным бабьим криком! И в тот же миг к мешку с золотом, как дикий зверь - прыг! Золото – это не шутки. Его никому нельзя отдавать! Его нужно тщательно пересчитать и потом бессонно день и ночь всю жизнь охранять! Вот и стала Горчава это золото пересчитывать – каждую монетку счастливо рассматривать да любовно перецеловывать! А монеточки все новые! И навевают они мысли бедовые... И все они такие блестящие! И навлекают они беды смердящие... Вот так считает Горчавушка золото всю ночь, а ему и конца-края нет! Огромный чертов мешок стоит себе на полу полным-полнехонек, словно из него ни единой монеточки еще и не взяли! Несусветное богатство! И тут среди звончатых червонцев попался Горчаве малюсенький незаметный позеленевший от древности совершенно пустой медный грошик. И вдруг он сам по себе в ладони у Горчавы скок да скок и упал – да не обратно в мешок, а на пол. Да и закатился там куда-то в уголок-закуток... Другой сказал бы: «Ну и тьфу на него, неказистого, ценою в один плевок!» Да не такова была Горчава! Не даром ходила про нее самая дурная слава! Бросилась она искать этот грошик! Всю горницу обнюхивает похлеще собак и кошек! По полу ползает, пыль собирает, грошик к себе, как живого, подзывает. От жадности чуть не плачет-рыдает! А грошика так всё нет и нет... Словно его сам черт проглотил!.. Так полночи она бестолку проползала... Всю душу себе как иголками истыкала! Как представит себе, что найдет этот грош девка-поломойка, так и делается ей злобно и горько! И тут от жадности и безотрадности такая на Горчаву злоба-тоска напала, что ей жизнь тут же не в радость стала! Ведь целый грош потеряла! Как без него теперь жить?!! Тут увидела она петлю из чертова хвоста, привязала его к потолочному крюку да на нем и повесилась!..

А черт рядом в темном углу сидел, на этот спектакль со смехом глядел. Всё видел, над Горчавой радостно похохатывал, новую грязную душу для своего ада зарабатывал! И как только она повесилась, в ту же секунду черт отпустил из ада душу Серебравушки - взамен ее взял к себе поганую душу Горчавушки. Тут в часовенке и ожила Серебравушка! Откинула она от себя черное покрывалушко, которое столько лет над ней лежало, ее от добрых людей скрывало. Вышла она из тесной часовни на просторный свет белый и оказалась вдруг такой прекрасной и радостной, что людям от этого будто на небе второе солнце взошло!

Тут и конец нашему сказанию. Кто слушал внимательно – тому до свидания. А кто не внял моей речи – тот даром потерял этот вечер...

Comments: 0