Сергей Воронин

Диктатура Шконген

В Москве неподалеку от Площади Последней войны с красивым памятником Конному генералу в центре находится самая обычная школа. Ее номер такой длинный и запутанный, что никто никогда не смог его выговорить правильно и уж тем более запомнить. Поэтому все ее коротко так и называют - школа у Конного генерала. Сокращенно - Шконген. Некоторые из слишком продвинутых умников объясняют это сокращение так: "конген" - это от слова "конгениально! А "шко" - от слова "шкода" или "кодла", то есть - шкодливая кодла. По-интеллигентному - нагловатая, самоуверенная хулиганская компания. Но это не вполне верно. В общем, самим ученикам название их школы всегда очень и очень нравилось! И всё было бы очень даже прекрасно, если бы не одно огромное насчастье, которое преследовало шконгенцев последние двадцать лет. Их школу избрала в качестве своего испытательного полигона Всероссийская Академия педагогических наук. Сущность это страшной беды заключалась в том, что к шконгенцам то и дело приходили всякие научные сотрудники и ставили над живыми людьми всевозможные совершенно антинаучные псевдопедагогические опыты - вместо того чтобы испытать свои теории сначала на собаках, крысах или кроликах...Например, в позапрошлом году шконгенцев из седьмого "Д" мудохали теорией академика Павла Ильича Завирацкого. Этот самый семидесятилетний академик Завирацкий вдруг вспомнил свою сказочно далекую молодость и решил воплотить наяву одну из тогдашних своих теорий. Дело в том, что в годы его собственного ученичества не было ни планшетников, ни даже телевизоров. Учебники тоже были убогие, почти без картинок. И поэтому его школьный учитель физики превращал каждый свой урок в самый настоящий спектакль. Например, чтобы показать, как действует теория разности потенциалов, он ставил у доски двух учеников и заставлял их обниматься и радостно при этом хлопать друг друга по спине. То есть изображать полнейшее счастье!

- Вот, - вещал при этом физик, - два противоположно заряженных потенциала любят друг друга! Стремятся воссоединиться. - Потом он страшно топал на этих двух учеников ногами, вытаращив глаза, кричал им, - вон друг от друга! Прочь!!! - хватал их за шкирки и оттаскивал в разные стороны. - Вот, - объяснял он классу, - я - это некая сила, которая отрывает противоположно заряженные частицы. Но они всё равно продолжают любить друг друга. И поэтому, если я их отпущу, они снова встретятся и сольются воедино. Вот эта их любовь и называется в физике - разность потенциалов. Понятно, дети? -спрашивал он класс со счастливой улыбкой великого режиссера. И все хором отвечали ему:

- Да-а!

И за это вся тогдашняя школа физика очень любила, хотя и считала его большим придурком! И вот теперь свой детский опыт академик Завирацкий решил перенести на нынешних учащихся... Он в сопровождении огромной свиты своих учеников,то есть пожилых бородатых дяденек и толстых тетенек, приходил на уроки в шконген и заставлял мальчишек тоже обниматься и "любить" друг друга, изображая всё те же противоположно заряженные частицы. Потом точно так же кричал им "Прочь!!!" и расталкивал их друг от друга. И сам же при этом весело хохотал - всё в точности как в своем старорежимном коммунистическом детстве!.. И весь класс был вынужден делать вид, что им тоже очень весело и всё понятно. Иначе академик "пятерки" в журнал никому не ставил. Но лучше бы они этого не делали. Потому что академик вдруг резко усложнил задание, и теперь уже не он сам придумывал подобные якобы физические сценки, а заставлял это делать уже самих семидэшников, то есть учеников этого самого подопытного 7-го "Д". Причем не только по физике, но теперь уже и по всем остальным предметам. Вот тут-то семидэшники и схватились за голову! Потому что академик требовал показать, как, скажем, деепричастный оборот ненавидит всех своих соседей по предложению и поэтому отгораживается от них запятыми. Или как частица "не" "разводится" со свом мужем причастием и пишется от него отдельно, если у того появляется новая подруга, то есть зависимое слово!.. И если кто-то не мог этого показать на себе и друзьях, тот выше "трояка" за четверть у сумасшедшего академика не получал. И такой джаз-концерт с тромбоном и тухлыми яйцами тягомотился целый год! За это время и сам академик Завирацкий, и десятки его бородатых учеников и толстых учениц написали множество научных статей и методических пособий. Побывали с докладами об измывательстве над семидэшниками за границей и защитили на этом научные степени. И даже получили большие денежные премии! И все вместе всей своей кодлой съездили на них отдохнуть в Египет! В конце концов, их великий опыт был рекомендован для широкого распространения во всех школах России. Но как только простые учителя в других самых простых школах попробовали действительно применить это сумасшествие на практике, так сразу же всем стало понятно, что вся эта теория Завирацкого - полный бред! И про нее все и навсегда тут же крепко-накрепко забыли. И завещали всем остальным НАСТОЯЩИМ педагогам по этой гнилой "дорожке" ни в коем случае никогда в жизни больше не ходить, чтобы не угодить на смех всем своим ученикам в гиблое болото всеобщего презрения!

Такой же абракадаброй оказалась и методика профессора Тофика Сулеймановича Вражича. Он вдруг предложил преподавать историю в девятом "А" по двум разным учебникам одновременно! Один такой учебник был написан на американские деньги, другой - на русские. В американском учебнике, например, писалось, что Сталин - это тот же самый Гитлер, но только советский, что весь СССР его люто ненавидел и поэтому войну с фашистами выиграл не Советский Союз, а одни только США. В противоположном, русском, учебнике писалось, что США постоянно предавали Сталина, поэтому никакой веры американской империи никогда не было, нет и не будет во веки веков! Аминь!

На своих уроках этот самый профессор Вражич требовал, чтобы "американоделаные" ученики все 45 минут дискутировали с "русскоделаными". В итоге вполне интеллигентная поначалу дискуссия вскоре превращалась в полный базар, и ученики начинали обзывать друг друга сначала дураками, потом предателями, а в конце урока доходило до таких слов, что вскоре профессору Вражичу запретили продолжать его эксперимент как "психологически недостаточно продуманный и социально весьма опасный!.."

Особенно психовал по поводу опытов Вражича девятиклассник Колька Кульков. В младших классах его самой первой кличкой была Кулёк. Потом - Дартаньян, потому что он по любому поводу кидался на обидчиков с кулаками. Но однажды он попал в милицию за то, что в массовой драке стенка на стенку начал махаться железным дрыном. И после этого за ним уже окончательно закрепилась очень авторитетная кличка Дрынтаньян! Так вот этот самый Колька Дрынтаньян был человеком с самого раннего детства психованным и совершенно неуправляемым! В присутствии академиков и докторов наук он еще мог кое-как сдерживаться, но как только те уходили с уроков, он начинал по малейшему поводу или даже без всякого на то повода срываться. И мог запросто себе позволить прямо во время урока заорать на учителей, или вдруг начинал бить одноклассников. Простые учителя жаловались на Дрынтаньяна в милицию, но та тоже ничего не могла с ним поделать, а только постоянно предлагала лишь одно - отправить Кольку в психбольницу. Тогда учителя стали просить помощи у академиков. Но те в ответ лишь ласково улыбались и обвиняли учителей в полнейшем непрофессионализме.

- Не знай, не знай, - хитро щурился, например, академик Вражич. - У меня этот самый Кульков ведет себя очень даже прилично. Весьма послушный и смекалистый мальчишка! Именно вот из таких и вырастатют потом герои, которые на войне совершают самые отчаянные подвиги! А вы знаете, что герой-молодогвардеец Сережа Тюленев, когда учился в школе, прямо во время урока выбросил из окна своего учителя?! Как?! Не знаете?! Ну тогда грош вам как педагогам цена! И если вы за столько лет, - ухмылялся Вражич, - не смогли найти с Кульковым, с этим будущим героем, общего языка, значит, ваше место не в школе, а на свалке!

Потом вслед за Вражичем свои безумные эксперименты в классе, где учился Дрынтаньян, стал проводить академик Безуменко. Он перепрыгнул вообще всех своих предшественников вместе взятых! Он заставлял детей на уроках по литературе говорить только стихами! Ну, не вполне стихами, а так - примерно, ну КАК БЫ стихами. Но обязательно всегда в рифму. Дескать, это усиливает детский творческий потенциал! Например, нельзя было сказать о Печорине, что порой он сам не понимал, что вытворяет и поэтому в светском обществе был лишний человек. Нет! Такая примитивщина и простота мышления не годилась ни в коем случае! Готовя дома ответ на завтра, нужно было непременно придумать множество рифм типа "дерзкий Печорин - был нежен, но вздорен" или "Печорин был дик, как кавказский абрек, - потому-то и был лишний всем человек!" Ну и так далее.

Вот от этого Безуменко Дрынтаньян осатанел уже окончательно! И однажды он прямо на уроке сначала закричал академику и его бородатым ученикам: "А-а-а!!! Ненавижу вас всех! Идиоты!" Потом вскочил на парту, сплясал на ней цыганочку вприсядку и затем выпрыгнул из окна второго этажа! При этом он вывихнул ногу и, ковыляя, побежал за семечками на рынок, который размещался на соседней улице. Семечки удивительным образом всегда успокаивали Дрынтаньяна. Он без них просто не мог жить! Но каждое утро при входе в шконген директор с завучами устраивали из своих тел живую стенку и проверяли у хулиганов портфели - вынимали оттуда рогатки, перочинные ножи, трубки-плевалки, дротики из карандашей с иголкой на конце, которой при случае можно было во время игры запросто выколоть кому-нибудь глаз, и прочее грозное оружие, а также ощупывали их карманы и безжалостно выгребали из них семечки. Потому что "грызуны" заплевывали их шелухой все туалеты. А частенько грызли прямо и на уроках! А без семечек Дрынтаньян был - зверь!!! Поэтому уже с утра после очередной конфискации оружия и семечек он был на взводе, как граната! И только ждал момента, чтобы взорваться! Два урока он кое-как еще высиживал. Но на третьем выходил из себя уже окончательно - и убегал из школы! Но у дверей всегда стоял охранник и не выпускал его. Тогда Дрынтаньян настрастился выпрыгивать через окно! Только из-за него одного все оконные рамы шконгена были приколочены друг к другу огромными гвоздями насмерть! Не вытащишь их ничем - ни ногтями, ни зубами! А пассатижи директор отнимал еще при входе. Оставалось только бить стекло! Сначала он пару раз так и сделал. Но директор заставил его родителей за разбитые стекла заплатить. Дома отец Дрынтаньяна за это от всей души щедро выпорол! Вот тогда он и начал прыгать со второго этажа!

Но и всё равно все приходившие академики Дрынтаньяна дружно буквально в один голос хвалили - мол, отчаянный растет парнишка! Настоящий будущий герой! Хоть малость и психованный... И при этом еще и с бандитскими наклонностями... В общем не человек, а просто супер!!!

В конце концов, шконгенцам вся эта псевдонаучная бадяга опротивела просто под завязку, и они написали коллективное письмо самомУ Президенту Путину! В нем они слезно умоляли Путина прекратить над ними издеваться и навсегда запретить ученым из Академии педнаук приходить в их школу!

Президент Путин отреагировал на этот детский зов о помощи удивительно оперативно, и уже через неделю в шконгене появился человек в блестящем черном костюме, в черных лакированных ботинках, в черных носках, в черном галстуке и с черным волосами. За это его тут же так и прозвали - Черный чувак. Сокращенно - Чёч. Этот Чеч целыми днями напролет сидел на уроках у всех учителей, обстоятельно расспрашивал всех, кто желал ему хоть что-нибудь рассказать о своем шконгене, все это заносил в толстенную записную книжку и в конце разговора обязательно спрашивал каждого:

- Что ты можешь предложить для улучшения преподавания в вашей удивительной школе?

Через месяц этих своих опросов и допросов Чёч созвал общее собрание шконгенцев и сообщил им, что большинство учащихся просили его разрешить им провести День Истинного Самоуправления - чтобы в этот день ученики стали самыми настоящими учителями, а учителя - их учениками. И тем самым шконгенцы смогли бы показать взрослым, КАК на самом деле нужно проводить уроки и держать дисциплину! Чтобы шконген действительно превратился в образовательное учреждение, а не оставался показушным дурдомом! Так же Чеч сообщил, что это общее мнение он довел до самогО Президента Путина, и тот в личной с ним беседе вчера наконец-то все-таки разрешил ему в качестве очень важного государственного эксперимента провести такой день в их славном шконгене. На подготовку к Дню Истинного Самоуправления, сокращенно - ДИС, отводился ровно месяц.

- Ну что, ребята, - спросил Чеч общее собрание шконгенцев, - вы согласны с Президентом?

- Согласны!!! - взвыли шконгенцы в едином порыве восторга.

-Тогда приступаем! - приказал Чеч. - Я буду обеспечивать секретность всей подготовительной работы ДИСа - чтобы учителя не смогли ничего прознать и заранее дать вам решительный отпор. А всю стратегию и тактику предстоящего сражения будет разрабатывать вот он, - указал Чеч на незнакомца в белом костюме, белом галстуке, белой рубашке, со светло-русыми, почти белыми волосами и в желтых ботинках. За цвет своей одежды этот человек тут же получил прозвище Желто-белый чувак, сокращенно - Жбёч. - Ну тогда за работу! - приказал Чёч.

-У-р-р-р-а-а-а!!! - заорали шконгенцы и от переизбытка адреналина в крови начали массово бросать вверх свои портфели и учебники!

 

 

С этого момента шконген изменился неузнаваемо! Здание наполнили бригады связистов, которые бесконечно сверлили и долбили все стены подряд, какие только встречались им на пути. А бродили они по всему шконгену. Они установили во всех классах и коридорах видеокамеры для постоянного наблюдения за контингентом. В шконген завезли целые грузовики ноутбуков, чтобы в ДИС обеспечить ими каждого шконгенца вместо настоигравших всем тяжелых учебников… Жбеч ежедневно проводил со старшеклассниками тренинги, натаскивая их, как необходимо проводить уроки не по-научному, а по-человечески. Но больше всех в эти напряженные дни выделился неугомонный Дрынтаньян. Он вынудил своих родителей купить ему форму омоновца и теперь ходил по шконгену в пятностом серо-зеленом комбинезоне, тяжелых берцах и даже с кобурой на боку! И хотя в кобуре не было никакого пистолета, Дрынтаньян периодически хватался за нее и орал на школьных хулиганов: "А ну стоять, чучело! Пристрелю, как собаку!" Вскоре все школьные хулиганы поняли, что сопротивляться диктатуре Дрынтаньяна бесполезно, подчинились ему, тоже переоделись в форму омоновцев и таким образом составили отряд шконгенских омоновцев, сокращенно - шкомоновцев. Дисциплина в школе после этого стала идеальной! После уроков Чеч в шконгенском спортзале обучал шкомоновцев приемам самбо и каратэ. Многие шкомоновцы из-за этого даже перестали курить, потому что дыхалка их серьезно подводила. Семечки в шконгене исчезли как страшное воспоминание о диком прошлом! Один из шкомоновцев каждое утро приводил из дома свою овчарку по кличке Буш, и та тщательно обнюхивала каждого входящего шконгенца. Учуяв запах семечек, Буш бросался на этого шконгенца со страшным лаем! И хотя он был в наморднике, это было так страшно, что уже никто не рисковал. Но сам Дрынтаньян грызть семечек стал вдвое больше, чем прежде. "Нервы стали совсем ни к черту! Не учащиеся, а стадо баранов! - объяснял он всем, кто интересовался, почему это так. - Пока их всех превоспитаешь, совсем свихнешься! Только одни семечки и успокаивают. Получше всякого наркотика!" Но грызть семечки он теперь стал не в шконгене, а строго при входе в него, на уличном крылечке, и выплевывал шелуху не на асфальт, а строго культурно - в газетный кулечек. И никто больше не смел этого делать, даже его шкомоновцы. Дисциплина была железной! Чисто диктаторской! Шкогенские учителя на это только завистливо вздыхали и лишь бормотали: "Всегда бы так!.." Неподчинение Дрынтаньяну со стороны шкомоновцев незамедлительно каралось мощным ударом в лобешник на тренировке по карате и самбо!

И вот наконец долгожданный ДИС наступил! С раннего утра по всему периметру шконгена начали нести дежурство несколько десятков милиционеров - так, на всякий пожарный случай... По распоряжению Чеча! При входе в шконген Буш обнюхивал всех подряд, даже учителей с завучами! Случилось так, что в портфеле директора затерялись несколько семечек, которые он когда-то отнял у самогО же Дрынтаньяна. И Буш, брызгая слюнями, залаял всей своей черной пастью и бросился на директора - встал на задние лапы во весь свой громадный рост, а передними уперся в плечи директора и чуть было не повалил его навзничь! Директор от испуга бросил свой порфель на пол и выбежал на улицу! Сначала он в полном замешательстве озирался, раздумывая, что же ему теперь предпринять, потом подбежал к милиционерам и стал умолять их о помощи! Требовал арестовать Буша немедленно! Но те ему вежливо ответили, что сегодня проходит ДИС, и весь шконген находится полностью в руках шконгенцев. И предложили директору не нарушать государственный порядок и немедленно вернуться на работу.

- Не пойду! Ни за что! - закричал им директор. - Я их боюсь!

- Ничего, ничего, - успокаивали его милиционеры, - раньше они боялись вас, а теперь вы денек побоитесь их. Полезно! - и под белы ручки проводили его обратно в шконген.

Там шкомоновцы раскрыли директорский портфель, перевернули его вверх дном, как это ежедневно директор проделывал с их портфелями, и вытрясли из него на стол всё его огромное содержимое! Градом посыпались книги, папки, какие-то документы, карандаши, ручки и самыми последними выпали наконец-то те самые злополучные пять-шесть семечек! Увидев их, Буш тут же успокоился и, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую, принялся очень внимательно изучать директора, почти по-человечески пристально глядя ему прямо в глаза. Как на допросе! Директору вернули портфель со всем его содержимым, и он, прижавшись спиной к стенке, крадучись протиснулся мимо Буша. А потом уже из самого дальнего конца коридора закричал шкомоновцам и руководившему ими Чечу: "Я буду жаловаться! Это - издевательство над старшими!" Но Дрынтаньян в ответ лишь важно указал ему на огромный красный транспорант, который вывесили еще вчера вечером и на котором было написано: "Демократией в нынешних условиях может быть только абсолютная диктатура!"

Впрочем, жестко относились не только к директору или завучам. Но в первую очередь к самим же шконгенцам! Например, Женька Суслов, по кличке Суслик, был полным оторвышем! Он не признавал над собой абсолютно ничьей власти! Он не подчинялся ни учителям, ни родителям, ни шкомоновцам. Всех в открытую посылал куда подальше! Постоянно устраивал в шконгене драки, отнимал у младшеклассников деньги и вообще был как бы беспредельщиком в законе! Вот и в это утро он явился в шконген вообще без портфеля, не в стандартной шконгенской форме, а в синих трениках и в черной рубашке с красными огромными человеческими черепами на груди и на спине, из глазных впадин которых очень впечатляюще вырывались языки золотого пламени с блестками! Дрынтаньян в окружении шкомоновцев грозно и благородно предупредил Суслика:

- Эй, пацанчик! Это - моя поляна! Я на ней собираю клубничку. И ты на ней моих телок доить не будешь!

- Да пошел ты! - привычно послал их всех Суслик.

И тогда шкомоновцы взяли черные омоновские пластиковые дубинки и грозно потрясли ими прямо перед носом Суслика!

- Хэ! Видал я вас, псы пятнистые! - лишь небрежно усмехнулся на это Суслик. - Вот только троньте - тут же сядете! На парашу захотели? Шакалы!

Он хотел добавить еще что-то, но тут шкомоновцы разом набросились на Суслика, скрутили его заранее приготовленными именно для такого случая веревками, отнесли его в спортзал, бросили на маты и резиновой кединой в присутствии девчонок и вообще всех желающих посмотреть на его полное унижение от всего чистого сердца всыпали ему по его нежной попке десять "банок"! Суслик выл при этом, как полное мурло в микрофон! А потом вдруг заплакал... И затих. Все подумали, что он присмерти. Развязали его, бережно усадили на скамейку. Но "отутюженная" попка Суслика тут же очень больно дала о себе знать, и он опять упал всем пузом на маты, свернулся, как кутенок, клубочком и заплакал навзрыд. Тут всем вдруг стало Суслика очень жалко... Один из второклассников, у которого Суслик не раз отнимал деньги, даже погладил его по голове и ласково протянул ему пирожок с повидлом!.. Шкомоновцы тоже проявили милосердие - совсем по-братски похлопали Суслика по плечу, сказали ему: "Прости, хмырь, но с тобой нельзя по-другому...Ты человеческий язык в крайняк уже различать забыл!" И положили этот самый пирожок ему на колени: "Бедненький! Потом его скушаешь! Он - вкусный!" Директору, который прибежал в спортзал и начал было возмущаться, что так поступать антипедагогично, Чеч напомнил, что сегодня он никакой не директор, а самый что ни на есть простой ученик. И указал ему на один из плакатов, висевших над головой. Там было мудро изложено: "Наказание должно быть полностью адекватно преступлению! Закон не бумажка, а милость не поблажка!"

- Ну и что из этого? - не понял бывший директор.

- Суслик деньги у малышей отнимал? - спросил Чеч у директора.

- Ну да, было такое, - согласился тот.

- Он их при этом бил?

- Естественно! - согласился директор.

- Дети при этом плакали?

- Да. Еще как! - уныло сказал директор.

- Ну вот Суслик и получил согласно этому самому плакату. Адекватно совершенным ранее им преступлениям! - отрезал Чеч. - Если он кого-то бил, то теперь побили и его. Дети из-за него плакали - так пусть теперь поплачет и сам Суслик! Всё честно и очень даже справедлоиво!

- Но это же непедагогично! - бесконечно повторял, как молитву, директор.

- А что такое педагогика? - философично спросил его Чеч. - И кто это решает - ЧТО педагогично, а что нет?! Они, что ли? Эти клоуны?! - и он кивнул в сторону портретов академиков Завирацкого, Вражича и многих других, которые директор когда-то приказал развесить по всему шконгену. - Так что, уважаемый бывший директор, педагогики не существует вовсе! - подвел итог Чеч. - А есть только ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ взрослых людей! И этот здравый смысл упрямо говорит мне: если ребенок перестал понимать слова, значит, ему надо всыпать по жопе! Именно так поступали все наши предки. И ничего! Россия только крепла из века в век! А вы со своей западной псевдодемократией Россию только губите!!!

С тех пор Суслик очень сильно присмирел, вроде даже как совсем исправился. А потом, чтобы не портить общую картину успеваемости в шконгене, перестал в него ходить вообще и вскоре сел на два года за воровство конфет в магазине.

Не менее сурово шкомоновцы поступали и с прославленными шконгенскими модницами! Одиннадцатиклассница Кларина Красулькина уже победила на одном из районных конкурсов красоты и поэтому мнила себя шконгенской супермоделью! Всех некрасивых одноклассниц она откровенно презирала и школьную форму целиком и полностью игнорировала! На все замечания учителей и самогО директора реагировала всегда коротко и эффектно - восклицанием "фи!" И никто ничего не мог с ней поделать. Но только не сегодня! Вот именно сегодня-то всё вышло совсем-совсем по-другому!.. На предложение вернуться домой и переодеться в шконгенскую форму Красулькина лишь ярко сверкнула красиво оголенными под короткой юбочкой бедрами, состроила шкомоновцам препротивную физю и привычно брезгливо всем ответила: "Фи!" Именно в этот момент ее и сфотографировали! И уже через две минуты на стене коридора висело большое фото Красулькиной и над ним - огромными буквами призыв: "Всем, всем, всем!!! Каждый желающий! Напиши о Красулькиной всё, что ты о ней думаешь! Только - прилично!" Под фото висел большой лист, на котором шконгеновцы понаписали: "Попугайка-зазнайка", "Крашеная обезьяна из ресторана", "Модница-негодница", "Моделька супер - дебильная в дупель!", "Голые ляжки - не надо промакашки. Мимо идет - мальчишки липнут, как на мед". Причем тут были промакашки - не понимал никто. Но все признали, что рифма вполне литературно уместная и даже в чем-то редкая и поэтому надпись оставили. И это были самые приятные прозвища. Более откровенные, но справедливые надписи охраняющие фото шкомоновцы тут же заклеивали белыми бумажными полосками. Увидев подобное к себе отношение, Красулькина поначалу сделала вид, что ей всё равно, что, наоборот, ей даже очень и очень приятно это всеобщее к ней внимание! Пусть даже и такое! Потому что ее красоте завидуют все девчонки шконгена и поэтому в отместку создают ей сейчас резко отрицательный пиар. А оно даже и лучше! Потому что, когда ругают, это всем гораздо интереснее, чем когда нахваливают! Но в конце третьего урока, после того как написали "Красулькина - мочалка! Никому ее не жалко", все-таки сорвалась, закатила бешеную истерику, прорвалась сквозь строй милиционеров и убежала домой - плакать!

- Вы за это будете отвечать! - стучал у себя в кабинете кулаками по столу директор на Жбёча. - Всем вам - тюрьма! Это - беззаконие! Глумленние над детьми! Это - почти педофилия!.. Только - наоборот!..- как именно наоборот директор никому так никогда потом и не объяснил...

- Наоборот, - спокойно отвечал ему Жбеч. - Ношение школьной формы - это ваш местный закон. - И указал на плакат. Там было написано "Нет ни демократии, ни диктатуры. Есть - закон! Педагогика - это не закон, а здравый смысл в квадрате!" Тогда бывший директор упорно сначала зачесал свой совершенно лысый затылок, начал что-то про себя тихо бормотать, отчаянно шевеля при этом губами и размахивая сам пред собой руками, а потом окончательно вдруг замолчал и сделал вид, что уже ничто в шконгене его больше не колышет и не трепещет!.. И уже вовсе не выходил из своего кабинета до самого окончания этого, по его мнению, тупого, совершенно безмозглого, опасного, антидетского, хоть самим Путиным и одобренным, эксперимента!..

 

Всех шконгеновцев строго-настрого предупредили, что на время уроков мобильники они должны отключить! На всех этажах висели плакаты "Мобила - для дебила! Мобилкать только на перемене! Наказание - кэшем!" И действительно, если кто-то якобы забывал отключить свой мобильник и этот проклятый гаджет начинал назойливо пиликать во время урока, шкомоновцы тут же силой отнимали его у владельца, выходили в коридор и сами звонили по нему столько, пока на его счету не заканчивались все деньги! Стоит ли говорить, что многие пострадавшие и потерявшие все деньги принялись по мобилам друзей звонить своим родителям и жаловаться на грабеж с электронным взломом! Некоторые родители тут же приехали в шконген и попытались защитить свои чада. Но их оперативно перехватывали гуляющие по двору менты и составляли протокол о плохом воспитании ими своих детей. Таким родителям теперь предстояло долгое и нудное следствие, затем суд и, если их признают действительно виновными, то им грозил огромный штраф! И ведь всё строго по закону!!!

 

Все уроки в этот день вместо учителей проводили только старшеклассники, которых обучил этому Жбёч. При этом вдруг выяснилось, что учебники и даже тетради вовсе ни к чему - их полностью заменяют ноутбуки. Учителя на уроках по своему предмету сидели не за учительским столом, а вместе с учениками, на "камчатке", и должны были вместе со всеми на равных условиях отвечать на все заданные им вопросы. При этом больше всех опозорился учитель истории. Он не смог вспомнить половины дат, которые изучали полгода назад. "Я не виноват! - начал было оправдываться историк. - Тогда мы изучали импортную историю, а сейчас - русскую и советскую. Вот у меня в голове всё и перепуталось!.. Ведь нынешняя история - это такой абсурд и сплошной бардак, что... просто слов нету!.. И вообще я уже старенький...Отпустите меня, дети!Пожалуйста..." Но шконгеновцы в ответ только ехидно улыбались, а некоторые отличники так прямо ему и заявили, что на урок к историку никогда больше не пойдут, а будут изучать историю по интернету - там гораздо интереснее и красочнее! И сдадут ее в конце года экстерном. Историк этому совсем не сопротивлялся и только много раз всем повторял: "Боже мой, какие умные растут в России дети! Какие находчивые! Хотят сдавать экзамены экстерном - ну прямо как Ленин! Молодцы! Почаще бы устраивали этот самый ДИС! Долой демократию! Да здравствует железная дисциплина беззакония!.." В общем, все вскоре поняли, что историк совсем спятил и с миром отпустили его домой - отдыхать.

Но больше всех досталось, конечно же, ненавистному всем академику Завирацкому! Его хитростью заманили в шконген якобы с просьбой прочитать лекцию о поэме "Евгений Онегин", но намеренно не предупредили, что это будет проходить именно в ДИС. И вот академик Завирацкий в окружении четырнадцати докторов и кандидатов педагогических наук явился на урок, принял у доски торжественную стойку и, беспрерывно мэкая и бэкая, начал вещать:

- Э-э!.. М-б-э-э-э...видите ли, дорогие детишки, письмо Татьяны Онегину содержит внутри своей структуры...м-бэ-э... дуалистическую диффузно-психологическую нагрузку. Этакую несочетаемую сочетаемость толерантности с абстрактно трактуемым...м-б-э-э... нонконформизмом!...

Ну, тут, конечно, класс возмущенно взвыл! Да так, что это услышал Буш на входе и грозно на весь шконген залаял! А десятиклассник, который вел урок вместо литераторши, тут же оборвал доклад Завирацкого и предложил ему показать сценку - как это та самая несочетаемая сочетаемость толерантности реагирует на абстрактно трактуемый чисто субъективный нонконформизм! Завирацкий от такого наглого предложения поначалу дико остолбенел и даже попытался отшутиться - дескать ему уже не 16 лет и поэтому строить из себя актера ему совсем уже не в масть! Но шконгеновцы все дружно ему пригрозили, что не выпустят его из класса до тех пор, пока он этого самого всего, что он им тут только что наплел, зримо сам же и не покажет! Всё точно так, как он совсем недавно требовал этого от несчастных шконгеновцев! В ответ Завирацкий вместе со всей своей свитой попытался вырваться из шконгена силой! Но на входе их всех остановил Буш со шкомоновцами. А на крыльце их поджидали еще и менты! Тогда Завирацкий начал вопить, что это - что ни на есть самое-пресамое бесцеремонное и неинтеллигентное насилие над ценнейшими продуктами науки, то есть над ним самим и его великовозрастными учениками! На что Жбёч пригрозил ему, что продержит его в шконгене ровно до 24-х ноль-ноль, то есть до того самого момента, пока не закончится нынешний ДИС!

- Что за большевистское хамство и наглость?! - заорал на него Завирацкий. - Какое вы имеете на это право?! Я вам не тьфу, чтобы, понимаешь, плюнуть и растереть! А я очень даже преочень! Я - птица самого пресамого высокого полета! Выше всякого, понимаешь, орла. Я - как орбита спустника! Я - академик! Я буду жаловаться! Самому, понимаешь, Путину!

- Вот мандат! Подписанный как раз самим Путиным! - ответил Жбеч и поднес документ прямо к носу Завирацкого. - Там прямо написано, что в день ДИСа никакие ваши академические регалии шконгенцами не признаются!

И лишь тогда Завирацкий обреченно поник... Но опять же совсем ненадолго! Сначала он попросился сходить в туалет. Его, конечно же, отпустили, не подозревая в этой просьбе никакого с его стороны подвоха. Но в туалете Завирацкий попробовал тут же выпрыгнуть в окно - как в свое время после его уроков пытался делать Дрынтаньян. Но окно было насмерть забито огромными гвоздями! Тюрьма да и только!.. И вот тут Завирацкий наконец-то понял, что попался всерьез и надолго! И сник уже преокончательно... Но потом он начал таинственно шептаться со своей свитой. Потом они опять попросились в туалет - причем всей свитой почему-то одновременно... И пошли почему-то в тот самый, что на втором этаже... Там они все-таки открыли окно и все-таки выпрыгнули из него все по очереди - сначала кандидаты педагогических наук. Они сплели внизу свои руки и начали ловить ими прыгающих вниз уже докторов наук. Потом они все собрались в одну большую кучу и принялись ловить прыгающего уже самогО их руководителя и отца родного - 70-летнего Завирацкого! И поймали его очень удачно! Хотя один из докторов наук все-таки сломал себе при этом указательный палец. И целый месяц потом на лекциях у себя в университете указывал студентам не указательным, а каким-нибудь другим пальцем... Но самое главное, что великий академик Завирацкий удачно сбежал из шконгена и остался при сём при том совершенно живым! Но тут их всех задержали милиционеры и препроводили в отделение для составления протокола о нарушении общественного порядка в особо циничной форме путем побега из школы через окно туалета на втором этаже в присутствии в качестве невольных свидетелей сотен детей!..

Всё это тщательно и во всех подробностях снималось на видео людьми Чёча и Жбёча. Потом фильм о ДИСе в шконгене был показан самому Президенту Путину. И он, видя эту комедию, сначала громко хохотал! А потом, когда кино закончилось, вдруг резко помрачнел и сказал:

- Да-а...велика Россия!..Но дури в ней еще больше!.. И особенно у академиков педагогических наук!.. Кто бы мог подумать...

А Дрынтаньян после всего этого действительно исправился. И заявил всем, что, когда закончит шконген, обязательно станет только омоновцем! И никем другим! И стал еще более серьезно заниматься каратэ и самбо. И даже окончательно бросил курить! Но вот только отвыкнуть от семечек так и не смог. И даже начал грызть их еще больше. Потому что нервы у него от такой жизни и отсутствия порядка в обществе стали совсем уже ни к черту!..

Comments: 0